Григорий Назаров: Дистанционное обучение - вызов каждому учителю

Григорий Назаров: Дистанционное обучение - вызов каждому учителю | Программы | ОТР

Как эффективно организовать обучение и подготовиться к экзаменам онлайн?

2020-03-24T20:29:00+03:00
Григорий Назаров: Дистанционное обучение - вызов каждому учителю
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Григорий Назаров
учитель истории и обществознания гимназии № 9 (г. Химки)

Александр Денисов: «Удаление – мать учения». Российская школа сдает свой стресс-тест в условиях эпидемии – в сжатые сроки переходит на онлайн-уроки. Где-то хоть перешли? Вот интересно. Где при всем желании это невозможно? А также продлится ли учебный год за счет летних каникул? Обо всем этом сегодня поговорим и расскажем.

Ольга Арсланова: Естественно. Это глобальная тенденция. Уже известно, что сегодня 850 миллионов школьников по всему миру – то есть примерно каждый второй – вынуждены из-за коронавируса перейти на онлайн-обучение. Вероятно, это наша новая реальность. Но мы к ней привыкаем постепенно, и в России все проходит не без сложностей. Очень много вопросов у родителей! Чатик мой школьный с утра разрывается, потому что родители не понимают, как это работает. То «висит» портал, то задания не прикрепляются, контакта с учителем нет. И это в Москве.

Александр Денисов: Оля, ты меня вчера выдала, а я тебя сегодня выдам.

Ольга Арсланова: Давай.

Александр Денисов: Сколько часов ты мучила? Прежде чем дети переходят, сначала родители переходят на онлайн-обучение.

Ольга Арсланова: Разумеется.

Александр Денисов: Сколько ты потратила часов?

Ольга Арсланова: В первый день, когда мы только осваивали эту систему, мы потратили на уроки пять с половиной часов. Ребенок учится во втором классе. То есть это уровень совершенно несопоставимый, например, с нагрузкой средней школы и старшей школы. То есть родителям, очевидно, надо дистанционно обучаться вместе со школьниками. Поэтому давайте для родителей многие вещи проясним прямо сейчас.

Александр Денисов: Да. Эту тему обсудим вместе с вами, подключайтесь к разговору. А в студии у нас – Григорий Назаров, учитель истории, призер всероссийского конкурса «Учитель года – 2018».

Ольга Арсланова: Григорий Андреевич, здравствуйте.

Григорий Назаров: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Пять с половиной часов. Слава богу, у меня это время было, был выходной. У меня был выходной в будний день (так бывает на телевидении), и мы его просто потратили на это обучение. Большинство родителей, кто не на удаленке, сейчас работают. И, честно, это похоже на панику – то, что сейчас происходит в группах для родителей, в школьных чатиках. Пока что нет единой системы. Это нормально? Это какой-то этап привыкания? Все пройдет? Или у нас действительно ничего не готово?

Григорий Назаров: Ну, во-первых, я не хочу таким опальным телепроповедником выступать. Действительно, очень сложный сейчас период. И в этом смысле такая шутка есть: какая-то методичка по использованию какой-нибудь метлы на случай чего-то там, вот этот этап наступил, и вот не зря. У нас не было методичек, условно говоря. То есть нас это явилось абсолютной неожиданностью, абсолютно для всех – и для учителей, естественно, и для руководителей всех рангов. В этом смысле, во-первых… Это первый момент.

Второй момент. Я думаю, надо терпения, конечно, набраться, но, конкретно, это недопустимо, что вы как родитель пять часов выполняете домашние задания в начальной школе. Вообще, вне зависимости от того, сколько лет вашему ребенку, пять часов на домашние задания – это недопустимо.

Ольга Арсланова: Но тут не только домашние задания.

Григорий Назаров: Естественно.

Ольга Арсланова: Освоить систему. Подождать, пока она загрузится. Выгрузить задания, распечатать на принтере. Потом сделанное домашнее задание сфотографировать, разместить в систему, подождать, пока все это прикрепится. Вот это то, с чем сталкивается родитель, который еще более или менее ориентируется в интернете, в этой платформе. А многие не ориентируются. И они просто не могут…

Григорий Назаров: Да. И вы абсолютно верно сказали, что это в Москве. Представляете, это только в Москве. А что происходит в других городах и весях? На самом деле подумать даже страшно.

Александр Денисов: Григорий, а в других местах даже не рыпались ни родители, ни учителя, я вам скажу.

Григорий Назаров: Ну, по-разному, ситуация разная, страна большая. Вы знаете, во-первых, первое, что я бы сказал? Это некие такие рекомендации от профессионального сообщества.

Первый момент. Два дня назад вышли рекомендации от Минпроса, регулятора нашего, Министерства просвещения. И там прописано хотя бы нагрузка детей. То есть на нее можно ссылаться и родителям, в первую очередь.

Второй момент. Вот сегодня был марафон, педагогический марафон, называется «Мобильная школа». Он прошел в Высшей школе экономики. На YouTube есть ссылка, можно «забить» и посмотреть. Он, по-моему, до сих пор в прямом эфире идет. И там для управленцев, для учителей и для родителей пошагово расписывается, что делать с конкретными примерами. Я очень советую всем посмотреть. Это действительно полезно.

И третий момент – чтобы почитать. И для родителей это, наверное, в первую очередь. Наталья Александровна Киселева, заместитель министра образования Московской области, она тоже написала статью, называется «Семь шагов к мобильной школе», вот буквально в пятницу. И там тоже прописано, что делать всем участникам. Это как ориентироваться, это теория.

Ольга Арсланова: Отлично! Григорий, важный вопрос: что такое дистанционное образование? Получается, что родителю дается материал – даже не в электронном виде, не в виде каких-то файлов, а просто текстом. И он должен ребенку это рассказать. То есть он должен плюнуть на свою работу и работать педагогом.

Григорий Назаров: Нет-нет-нет! Конечно нет. В этом смысле… Это просто неправильное понимание. Условно говоря, если вы хотите такой наглядный пример, то дистанционное обучение (если от закона отталкиваться, то там е сказать некие противоречия) – это абсолютно необязательная встреча меня с детьми при помощи каких-то мобильных средств обучения. Но при этом (это другая крайность, и это недопустимо) это не значит, что учитель должен переваливать обучение на родителей. Он (и вообще вся школа) должен выстроить взаимодействие с семьей таким образом, чтобы родителям было понятно, что делать, как делать и когда делать, чтобы это было понятно ребенку. Соответственно, отправляя на различные интернет-ресурсы, которых миллионы сейчас, плюс используя возможности, например, связи по Skype с детьми, если возможно, если у семьи это есть (это понятная оговорка), проводить это обучение. Все остальное, все детали должна решать конкретная образовательная организация – то есть школа.

Ольга Арсланова: А учителя знают об этом?

Александр Денисов: Григорий, вот интересная фраза, мне понравилась. Оля, прости. Вы говорите, что не надо переваливать. Так уже давно перевалили-то. Я вам расскажу, что на учителей никто и не рассчитывает. Все родители, если они хотят, чтобы дети были воспитанные и получили хорошее образование, они сами занимаются. Спрос на репетиторов резко вырос! Вот сразу же, как только ушли на эти каникулы, сразу начали обзванивать.

Ольга Арсланова: За эти два дня…

Александр Денисов: Колоссальное число! Даже расценки поднялись, потому что репетиторы работают с двойной нагрузкой, они вынуждены…

Григорий Назаров: Конечно.

Александр Денисов: Да-да-да. Понимаете? На школу никто уже не надеется.

Григорий Назаров: Вы знаете, не идти вперед – значит, идти назад. И в этом смысле, конечно, это вызов огромный сейчас для школы, для каждого учителя.

Александр Денисов: Но вы со мной согласны, да?

Григорий Назаров: Я не скажу, что все учителя. Они разные в разных субъектах. Но то, что это вызов, и то, что школа может не справиться… Точнее, я бы так сказал: не каждый учитель может с этим справиться. Это может быть так.

Ольга Арсланова: Ну послушайте. С другой стороны, может быть, мы недооцениваем детей и реальность? А может быть, это такая современная форма обучения? Может быть, это нормально, что ребенок больше на YouTube может узнать, чем сидя в классе? То есть учитель просто его ориентирует сегодня. Дальше он сам идет на ресурсы, в 7–8 лет он прекрасно это технически осваивает и живет в этом самообучении. Может быть, все, старая школа больше не нужна?

Григорий Назаров: Нет.

Александр Денисов: Григорий, знаете, если Оля права, то это все, это последний гвоздь в крышку российского образования. То есть все, можно уже закрывать, вешать замок и идти домой, если это действительно так. Понимаете?

Григорий Назаров: Вопрос мотивации – это первый вопрос. Потому что ребенок может смотреть все, что ему хочется и интересно. А насколько это ему помогает в таком общекультурном смысле – это иногда под вопросом. Вы поймите правильно, я не противник современных технологий. Я могу вообще отдельную лекцию и семинар провести прямо здесь и сейчас (но это время).

Но есть в этом смысле тоже опасности, и безопасность в том числе. Безусловно, это вызов. И учитель должен уметь перестраиваться прямо здесь и сейчас. Это завтра вдруг наступило. Вот нас пугали им – и оно вдруг наступило.

Александр Денисов: Григорий, вы знаете, я как полный «чайник» в этом деле, я для своего сына ничего не налаживаю…

Ольга Арсланова: Все впереди.

Александр Денисов: Я вообще не Копенгаген. Уверен, как и многие наши зрители. Вы мне объясните, как эта схема срабатывает? Кто здесь ключевой игрок?

Григорий Назаров: Учитель.

Александр Денисов: Учитель, который будет морочиться с ноутбуком и что-то делать? Или системный администратор?

Григорий Назаров: Учитель, учитель. Все-таки каждый учитель должен проходить программу. Извините, каждая школа получает финансирование под реализацию образовательной программы. Не будет проходить…

Александр Денисов: Отлично! Коротко. Он приходит на работу в 8 часов, открывает ноутбук. И что он дальше делает?

Григорий Назаров: Нет, совершенно не так. Во-первых, он может не приходить на работу. Он может остаться дома, если его отпустили.

Александр Денисов: Хорошо, дома.

Григорий Назаров: Ему необязательно проводить урок зрительного контакта. То, что у нас есть офлайн-расписание, то есть шесть уроков в школе, – это не значит, что то же самое будет проходить…

Ольга Арсланова: И все-таки пояснение. Практически в каждой московской школе сейчас есть маленькие группы по 12 человек.

Григорий Назаров: Да. Ну, группы дежурного дня, я так понимаю.

Ольга Арсланова: Да, дежурного дня. Учитель приходит и все равно с этими детьми чем-то занимается. То есть вынужден делать двойную работу.

Григорий Назаров: Ну, это для начальной школы, это для начальной школы. И в этом смысле все психологи сейчас пишут о том, что учителя начальной школы хотя бы раз в день на 20–30 минут должны связываться с детьми. Все-таки роль классного руководителя большая. Не в том смысле, что он будет прописи с ними в это время писать, а в том смысле, что он с ними поговорит, похвалит каждого, спросит, как у каждого дела. Это такой важный психологический аспект.

Если к средней школе мы переходим, то, вы понимаете, я могу дать задание дистанционно на неделю своим детям (я – учитель истории) совершенно спокойно. Причем есть сейчас такие технологии совместного межпредметного обучения: история, литература, обществознание. Я детям в 9 утра понедельника скидываю задания через различные приложения, хоть соцсеть «ВКонтакте».

Александр Денисов: Это сейчас вы делаете?

Григорий Назаров: Прямо сейчас. Хоть соцсеть «ВКонтакте». И четко прописывается в вордовском файле, что они должны делать. Дальше – разные сайты, платформы в качестве рекомендаций, которыми они могут воспользоваться. Учебники у них на руках. Взаимодействовать друг с другом они могут, не встречаясь, как вы догадываетесь. И я им даю четкий дедлайн – например, пятница, 2 часа дня, пожалуйста.

Александр Денисов: И как они отчитываются, что они сделали?

Григорий Назаров: Они присылают мне…

Александр Денисов: По электронной почте?

Григорий Назаров: …во «ВКонтакте». Плюс есть электронные журналы во всех регионах, где они могут загружать задания. Они немножечко виснут. Ну, я так понимаю, что…

Александр Денисов: И так все учителя российские сейчас должны делать?

Григорий Назаров: Не должны, но у них есть такая возможность и право.

Ольга Арсланова: Вопросы от родителей вообще из разных регионов. Прямо сейчас давайте послушаем Тамбовскую область, Василий на связи. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Меня интересует вопрос, как перейти на это интерактивное обучение, которое сейчас вводится в школе в связи с этой необходимостью. Как реально людям, которые не связаны с компьютерной техникой, это сделать? Дети разного возраста и в разных классах учатся.

Александр Денисов: Василий, а у вас в каком классе учится ребенок?

Зритель: В седьмом классе и в пятом, двое в пятом.

Александр Денисов: А в школе вы пытались выяснить, как перейти? Или не пытались?

Зритель: Ну, нам сказали, что пока этот вопрос прорабатывается. Обратиться к ним, если какие-то вопросы непонятные, то есть к преподавателям. А так зайти на сайт dnevnik.ru и там все смотреть. Если что-то непонятно, то связываться с учителями.

Григорий Назаров: Понятно. Спасибо большое. Отличный вопрос!

Первое. Сейчас действительно многие школы на каникулах, поэтому обучение сейчас не происходит. В частности, в нашей школе мы сейчас дорабатываем этот вопрос. То есть будет приказ директора о том, каким образом дистанционное обучение и с использованием каких платформ будет проводиться. Дальше мы связываемся с родителями через классных руководителей. И вся эта информация доводится.

В тех случаях, если у ребенка нет, например, доступа к интернету и даже телефона (это бывает, это редкие случаи, но они бывают), классный руководитель должен с этой семьей связываться и решать индивидуально с этой семьей, каким образом будет выстроено дистанционное обучение.

Александр Денисов: Слушайте, а как он может это решить-то?

Григорий Назаров: В смысле? По телефону. Он может созвониться с родителями.

Александр Денисов: Нет, а как он решит? Нет ноутбука – все, привет! И что дальше? Он принесет?

Григорий Назаров: Нет, ну смотрите. Тогда, например, вот этот классный руководитель или учитель может связываться по телефону с этим ребенком, например, раз в два дня. Объяснить ему, допустим, определенный материал и задать ему определенное задание – то, которое у него не будет возможности списать. Это тоже очень важный момент. И потом, когда ребенок выйдет с дистанционного обучения, его проверить. Или даже сейчас, в процессе. В принципе, родитель может пройти, если нет строгого приказа сейчас, на территорию школы и передать задания ребенка.

Ольга Арсланова: Какими будут требования, когда карантин закончится? А мы надеемся, что он все-таки закончится до конца учебного года. Дети придут – и выяснится, что далеко не все освоили материал так хорошо, как могли бы. И в этом проблема. Почему нельзя было бы просто сделать, например, каникулы на этот период, сдвинуть каникулы?

Григорий Назаров: А потом летом… Понятно.

Ольга Арсланова: При том, что сегодня в Минтруде официально сказали, что родителям детей на дистанционном обучении не дадут больничный лист. То есть контролировать даже среднюю школу, старшеклассников родители не могут. Они могут ничего не делать.

Григорий Назаров: Мне кажется, ошибка ваша в том, что вы используете слово «контролировать». Не в том смысле… Понятно, родители в том числе и для этого существуют. Но учителя должны таким образом мотивировать детей… И это вопрос не сегодняшнего дня, а в целом, вообще. Вот как конкретный учитель работает в конкретном классе в течение хотя бы трех лет?

Если ребенок, группа детей, весь класс откликаются на просьбы учителя, готовы к изменениям, если дети научены работать и коммуницировать в интернет-пространстве, то для них дистанционное обучение – это отличная возможность быстро выполнить задания, интересные проекты и… Ну, я не знаю, погулять или не погулять. Во всяком случае – почитать, посмотреть то, что им лично интересно. В этом смысле родитель на самом деле и не нужен. Вы нам не нужны.

Ольга Арсланова: Ну, было бы очень хорошо.

Григорий Назаров: Это если учитель может выстроить коммуникацию. Еще раз, это вызов для учителя сейчас, для каждого. Можно продолжать отбивать белье камнем (извините за метафору грубую), а можно попытаться изменить сейчас. Вот и все.

Ольга Арсланова: Дмитрий из Саратова, давайте его вопрос послушаем. Добрый вечер, Дмитрий.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Зритель: У меня такой вопрос, вот смотрите. У меня сейчас ребенок готовится к выпускному, он учится у меня в девятом классе. Алло.

Григорий Назаров: Мы вас слышим.

Зритель: Слышите меня, да?

Ольга Арсланова: Да.

Зритель: Вот смотрите. Сейчас перевели на дистанционное обучение в связи с карантином. Алло.

Ольга Арсланова: Дмитрий, говорите.

Зритель: Я просто хочу спросить. Вот смотрите. Я понимаю, что подготовка, нужно нанимать педагога, чтобы хорошо сдали экзамены. Родители волнуются, чтобы нормально сдали экзамены и поступили в нормальный вуз.

Ольга Арсланова: Вот! Сейчас, соответственно, девятиклашкам и одиннадцатиклашкам сложнее всех.

Григорий Назаров: Сегодня, например, моя коллега провела вебинар для одиннадцатиклассников, подготовка к обществознанию (ну, ЕГЭ). Просто не очный, а заочный, дистанционный формат. Отлично прошел этот семинар на платформе (не хочу пиарить, но придется) Zoom. Вообще блестяще прошло! 50 минут занятие. Великолепно! Вопросов нет.

Более того, ребенок в девятом или одиннадцатом классе может воспользоваться миллионом сервисов, которые сейчас есть в интернете, везде, различные платформы. Не буду перечислять. Ну, допустим, хотя бы «Решу ЕГЭ/ОГЭ», самые известные, где он может пройти тестирование, быстренько посмотреть свои дефициты – и ему тут же дают ссылочки, что почитать, что подучить. Вопрос же не «где?», а вопрос «зачем?». То есть – мотивация.

Александр Денисов: Григорий, вы знаете, может быть, чтобы не пугались родители, решить проблему просто – за счет летних каникул продлить учебный год? И все доучатся спокойно, и подготовятся. Отложить экзамены, вступительную кампанию, выпускные.

Григорий Назаров: Я вас очень хорошо понимаю. И я так понимаю, что сейчас эта возможность рассматривается. Но это чисто управленческая задача и сложность, потому что финансирование выделено уже на учебный год. И перераспределять его сейчас… Например, заключительный этап олимпиад, например, сейчас проходит… должен был проходить, но его перенесли на месяц. А теперь представьте, что финансирование было заряжено уже, оплачено. И это надо каким-то образом в условиях того, что… Вы видите, какая сейчас экономическая ситуация в стране. Надо брать откуда-то дополнительные деньги.

Александр Денисов: Слушайте, ну зарплату вам все равно будут платить и в июне, когда вы будете экзамены проводить, и…

Григорий Назаров: Это понятно. Здесь вопрос… Вот девятый и одиннадцатый классы. Значит, вступительные надо переносить. Значит, 1 сентября надо переносить. Вы понимаете, да?

Александр Денисов: А зачем переносить?

Григорий Назаров: А когда тогда?

Александр Денисов: Каникулы два месяца будут тогда.

Ольга Арсланова: Все равно студенты тоже не учатся.

Александр Денисов: Да.

Ольга Арсланова: Они также не придут.

Григорий Назаров: Плюс, когда будут защищаться студенты… Здесь действительно очень много сложностей. Как вам сказать? Нет никаких гарантий, что через две недели, дай бог, все выйдут. А учиться дистанционно, учиться и учить дистанционно надо уже сейчас. Мы от этого не сбежим.

Ольга Арсланова: Тоже верно.

Давайте послушаем, как в различных городах это сейчас происходит. Учитель английского языка гимназии № 39 города Уфы с нами на связи, Эмма Сафиуллина. Эмма Эдуардовна, здравствуйте.

Эмма Сафиуллина: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Как Уфа перешла на дистанционное обучение? Конкретно в вашей школе что?

Эмма Сафиуллина: Спасибо еще раз за звонок. Хотела бы в очередной раз передать привет Григорию. Гриша, здравствуй!

Григорий Назаров: Привет, привет!

Эмма Сафиуллина: Мы с тобой регулярно традиционно встречаемся в эфире. Я хотела бы сказать, что Республика Башкортостан достаточно мягко входит в данную ситуацию сегодняшнего дня, поскольку у нас в феврале было две недели карантина, и мы уже имели возможность апробировать. Но тем не менее хотелось бы сказать, что все, что сейчас Гриша уже озвучил, все у нас тоже уже есть.

Мы на прошлой неделе, наша гимназия в частности, уже собрали информацию о наличии компьютеров, ноутбуков, планшетов, телефонов, о возможности детей выходить с нами онлайн. Дальше, например, наша кафедра вчера имела возможность провести методобъединение, где мы обсудили, обменялись мнениями, обменялись ресурсами. И сегодня у нас прошла, скажем так, большая работа…

Александр Денисов: Эмма, извините, прерву вас. Вы мне скажите, эффект от этой учебы какой-то есть? Понятно, все попытались перейти. Только от этого есть на данный момент? Или еще пока бабка надвое сказала?

Зритель: Я хотела бы сказать, что, знаете, в нашем случае эффект есть. Вчера я уже апробировала с 28 своими учениками…

Александр Денисов: То есть вам уже прислали готовые ответы, домашние задания сделанные? Вам прислали, да?

Эмма Сафиуллина: Нет-нет-нет. Вы дослушайте, пожалуйста. Мы, «иностранцы», не можем довольствоваться всего лишь письменным домашним заданием, присланным на электронную почту. Мне нужно слышать. Мне нужно видеть ребенка. Сейчас масса возможностей для этого. Вот мы сегодня с кафедрой апробировали, вчера это делали с детьми. Я вижу детей. И я буду это использовать…

Александр Денисов: А как вы их видите? Вы с каждым по Skype соединяетесь? Как вы проверяете? Извините, просто…

Ольга Арсланова: Конференция.

Григорий Назаров: Да, конференция.

Эмма Сафиуллина: У меня на экране появляется ровно столько учеников, сколько мне нужно в данный момент видеть. И эти опции, которые есть у этой платформы, позволяют мне индивидуально обратиться к ученику. И я вижу, что ученик не списывает, ученик не пользуется никакими источниками, а только моей речью, моими глазами и своим умом, своей речью.

Ольга Арсланова: Вот так и классы скоро будут не нужны: видеоконференция, учитель дома, дети дома.

Эмма Сафиуллина: В любом случае мы должны понимать, что мы никакой истерии сейчас не испытываем. Мы пытаемся, пытаемся (и я надеюсь, у нас это получится) максимально использовать и время, и ресурсы, и человеческие возможности, и временные ресурсы, чтобы удержать статус образования на высочайшем уровне.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Учитель английского языка из Уфы.

Вопрос экономического расслоения. Получается, что дети, а особенно если несколько детей в семье, у которых есть компьютер, ноутбук, принтер, хороший интернет, родители с неполной занятостью, не убивающиеся на работе, то есть более богатые дети – они получат все, что могут, что выжмут из этого образования. А дети из поселков, родители которых нам пишут на SMS-портал, где интернет работает с перебоями и один ноутбук на поселок, не получат ничего от этого образования и в итоге уйдут вниз.

Григорий Назаров: Опять это задача учителя многострадального. Первое – нельзя подчеркивать никакую имущественную разницу. Это вы сами прекрасно понимаете. Второй аспект, второй момент – надо так скорректировать задания, чтобы, вне зависимости от обладания или необладания какими-то средствами связи, у конкретного ребенка была возможность выполнить задание и, самое главное, поучаствовать в групповом задании, например, в проекте. Нет, проблем. Зачем тебе для этого телефон? Он тебе для этого не нужен. И это очень важно. Просто этому надо учить не тогда, когда, извините, чума гуляет, а с первого класса. Вот и все. Но это я немножечко так…

Александр Денисов: Потому что, все просто, Григорий.

Ольга Арсланова: Да. Прекрасно!

Александр Денисов: Вы рассказали – мы все поняли. Вы мне объясните, а все учителя умеют видеоконференцию сделать, как Эмма нам рассказала? Вот всех она видит. Это доступно всем?

Григорий Назаров: К директорам обращусь. Достаточно одного-двух педагогов-инноваторов в своей школе. Организовать парочку семинаров. Я вас уверяю, что вчера было два учителя, которые умели, завтра будет пять, а послезавтра будет десять.

Александр Денисов: Слушайте, я представляю учителей в своем родном поселке. Там в основном все пенсионного возраста, глубоко пенсионного.

Ольга Арсланова: Как они матерятся, несчастные.

Александр Денисов: Да они не матерятся. Просто как они с этим справляются? Мне это сложно представить?

Григорий Назаров: Не надо концентрироваться исключительно на сетевом общении.

Ольга Арсланова: А как, если в школу прийти нельзя ногами?

Григорий Назаров: Ну я же сказал. Можно позвонить. Можно по камере. Можно по соцсетям.

Пример. Я во «ВКонтакте» зарегистрирован. Понятно, что, может быть, для пожилого поколения это странно. Хотя уверяю, что миллион других примеров, когда пожилые так работают. Так вот, у меня семиклассники в течение двух месяцев выполняют исследование, и они присылают мне эти исследования во «ВКонтакте». Понимаете? То есть им было дано задание на два месяца вперед. И они его выполняют. Мне их вообще не надо видеть. Кстати, аргумент, что человек болел, для меня не аргумент, потому что он, находясь на больничном, мог совершенно спокойно работать. И здесь нет вопросов.

Александр Денисов: Вы ученика имеете в виду?

Григорий Назаров: Да, ученика. Поэтому различные каналы. Опять же это мотивация педагога и мотивация ученики, их взаимодействие. Но надо сказать, что огромная роль сейчас будет отведена директора как организатору этого дистанционного обучения. И в этом смысле его шаги должны быть продуманы. Опять же ваши вопросы абсолютно правильные: «А что, если здесь нет? А что, если здесь нет?» Директор должен на эти вопросы изначально иметь ответы. То есть он знает, что у этого контингента обучающихся нет средств связи, а у этих есть. Значит, мы проектируем на ближайшие две недели вот такие-то и такие-то формы и с ними взаимодействуем.

Александр Денисов: Григорий, знаете, мне просто жутко! Я представляю учителей. Хочу просто добавить: и все это за одну зарплату, не самую высокую по региону.

Григорий Назаров: Наши любимые дети.

Александр Денисов: Прекрасно!

Ольга Арсланова: У нас Москва на связи, Ольгу послушаем. Считается, что в Москве сейчас пока что все наиболее штатно, более или менее ровно работает. С перебоями, конечно, но все-таки. Давайте Ольгу послушаем.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Да, слушаем.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Я работаю учителем в Москве, преподаю английский язык, у меня вторые классы. В общем-то, у нас коллектив достаточно возрастной, но мы, пока сейчас каникулы и дети не учатся, интенсивно осваиваем все эти онлайн-технологии, в частности Zoom. Но я, например, не могу представить себе, как второклашка сам откроет электронную почту по ссылке, присоединиться к видеоконференции и так далее, и так далее. Это первый момент.

Второе. Вот к вопросу о директоре, что он должен. Администрация нам так и сказала: «Вы сами должны придумать, как вы будете работать с детьми». Ну хорошо, я придумаю так, а Мария Ивановна придумает эдак. В итоге получится – кто в лес, кто по дрова. И в итоге мы получим еще больше жалоб родителей: «Почему вот этот класс уже в волейбол играет, а мы все еще отжимаемся?» Вот в чем еще проблема.

Ольга Арсланова: Ольга, а родители с вами связываются? Какое у них сейчас настроение?

Зритель: Пока сейчас каникулы у них. Они все, наверное, на дачах сидят. Нет, они пока не связывались. А со следующей недели наверняка пойдет шквал вопросов.

Александр Денисов: Ольга, вы знаете, еще совсем короткий вопрос. Врачам сейчас доплачивают за работу тяжелую в таких условиях.

Ольга Арсланова: За вредность.

Александр Денисов: Да. У учителей вообще жизнь непростая. Может быть, тоже надо доплачивать? Как вы считаете? Выкручиваться-то…

Зритель: Вы понимаете, позиционируют, что в Москве у учителя зарплата чуть ли не 100 тысяч…

Александр Денисов: Я про всю Россию говорю, не про Москву.

Зритель: Нет, в регионах, наверное, конечно, придется, потому что на них очень большая нагрузка ляжет.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Давайте теперь родителей из Москвы послушаем сразу, чтобы у нас две стороны были. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. Алло-алло.

Ольга Арсланова: Да-да, слушаем.

Зритель: У меня такой вопрос. В принципе, все было красиво по телевизору. У нас началось это с понедельника, онлайн-учеба вот эта. Но не только у меня (у меня внук в третьем классе), а многие родители звонят по поводу того, что связь плохая. Видимо, что-то отключается, что-то включается. Нормально, как это все красиво нарисовано по телевидению, все это не происходит. Происходит просто нервотрепка. И родителям, вместо того чтобы заниматься своими делами… Дети сидят и только смотрят, как родители пытаются наладить связь.

Александр Денисов: Сергей, я слышал, что эти серверы виснут постоянно.

Ольга Арсланова: Виснет каждый день.

Александр Денисов: Нагрузка резко возросла – и не работает.

Зритель: Не только у нас. Я думал, что в нашем районе. У меня друзья, допустим, в Одинцовском районе, еще в каком-то районе. Ну, по Москве очень много виснет, именно сервер виснет. Было «подождите», «подождите», а потом – тишина, никакого ответа. Нужно ответить на какие-то вопросы учительницы, а тут прерывается все. Допустим, сегодня с утра вообще не было онлайн-урока в полдевятого. Ну, он появился и пропал.

Ольга Арсланова: Ну, естественно.

Александр Денисов: Спасибо, Сергей.

Ольга Арсланова: Спасибо, Сергей. Потому что родители перед работой в одно и то же время заходят в этот электронный журнал, электронный дневник – и все рушится. Но, с другой стороны, а кто обещал родителям российским, что будет легко? Вот такая ситуация – пандемия.

Григорий Назаров: Я вообще вопроса не понял.

Ольга Арсланова: Ну, это не вопрос, а это жалоба.

Григорий Назаров: Я понимаю.

Ольга Арсланова: То есть: «Мы вынуждены тратить на это время. Мы вынуждены вместе с детьми проводить это время и учиться с ними. Какой кошмар! Почему мы должны это делать?» И это часто те же самые люди, которые жалуются на то, что надо утром ребенка сводить в школу, а потом забирать из школы.

Григорий Назаров: Сейчас закончится пандемия, дети вернутся в школу, и родители будут жаловаться на что-то еще. Я с огромным уважением отношусь к родителям, но нужен какой-то конструктив.

Если что-то непонятно (отвечаю на первое замечание, что учителям сложно), значит, надо собрать совет учителей английского языка, договориться и пытаться внедрять. Если родителю что-то непонятно, то есть родительский чат, связываемся с классным руководителем и уточняем вопросы. Это нормальная история.

Я, например, сейчас слежу, что происходит в британских школах. Ситуация далеко не лучше, чем у нас.

Александр Денисов: Григорий, вы вообще редкий учитель… Обычно люди, которые садятся на этот стул, совершенно по-другому говорят про образование. Приятно встретить позитивно настроенного человека.

Григорий Назаров: Наше образование – хорошее образование.

Ольга Арсланова: И все-таки уровень подготовки каким будет после окончания карантина? Как вы прогнозируете?

Григорий Назаров: Вы знаете, я думаю, что…

Ольга Арсланова: Насколько упадет кривая?

Григорий Назаров: Если мы говорим про ОГЭ и ЕГЭ, например, про экзамены выпускные, то говорить сложно. Я думаю, это будет хорошей проверкой. Потому что у детей, у выпускников сейчас появилась, между прочим, замечательная возможность больше времени готовиться к аттестации. Это, с одной стороны, выравнивает. С другой стороны, немножечко их может разделить. Посмотрим.

Для учителя это тоже вызов именно в плане качества, то есть в плане результативности. Конечно, он должен подобрать те технологии дистанционного плана и характера, которые: а) понятны; b) удобны; и с) результативны.

Александр Денисов: Спасибо большое, Григорий.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Про онлайн-образование, про его проблемы говорили с Григорием Назаровым, учителем истории, «Учителем года – 2018». Спасибо, Григорий.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как эффективно организовать обучение и подготовиться к экзаменам онлайн?