Григорий Назаров: Школа – это же не платная контора, где готовят к ЕГЭ. Здесь рассказывают о жизни и учат жить. Поэтому воспитание – неотъемлемый процесс обучения

Гости
Григорий Назаров
призёр Всероссийского конкурса «Учитель года России - 2018», учитель школы №29 г. Химки

Иван Князев: Ну а сейчас узнаем, что думают по этому поводу эксперты. У нас на связи со студией Григорий Назаров, призер Всероссийского конкурса «Учитель Года России» 2018, директор школы №28 города Химки. Здравствуйте, Григорий Андреевич!

Григорий Назаров: Доброе утро!

Иван Князев: Школа может сегодня выполнять воспитательную функцию? Вас, как молодого учителя и молодого директора, хотим спросить.

Григорий Назаров: Безусловно. Школа, безусловно, воспитывает. Считаем, ребенок с 8:30 до 15 часов. Это, конечно, вопрос обучения, процесса обучения, но мы же не платная контора, извините за грубость, которая готовит к ЕГЭ, мы рассказываем о жизни и учим жить. Поэтому воспитание – это неотъемлемый процесс обучения. Все вместе – получается образование.

Тамара Шорникова: А на это хватает времени? Потому что часто, когда говорим с вашими коллегами, жалуются, что очень много бумажной работы, соответственно, какие-то там отчеты и т. д. Это нужно заполнить, а при этом нужно материал дать и т. д.

Григорий Назаров: Ну дать могут хотеть, а никто не возьмется, поэтому это вопрос технологий, знаете. Бумаги есть на любой работе – это тоже нормально, а воспитание может идти во время уроков, потому что любой предмет учебный, любая наука, она имеет воспитательный потенциал.

И это все исключительно зависит от того, как учитель подготовился, спланировал и реализовал – это правда. Потому что урок истории можно дать: 45 минут мы учим даты, записываем имена и пишем тест, и здесь нет никакого воспитания. А можно рассказать о том, как действовали люди, о чем они мечтали, чего они боялись, и трансформировать это на себя, и вот вам воспитание.

Иван Князев: И тоже самое с уроками литературы можно проделывать. Я вот еще о методах и разных приемах воспитания хотел поговорить. Из своего опыта: в родительском чате моей дочери начали обсуждать, правильно ли делать, например, публичный разбор поведения того или иного ученика вместе с другими учениками. Насколько это верно? Один из приемов?

Григорий Назаров: Вообще нет, вообще категорически запрещено, потому что все воспитательные технологии, все наши замечательные педагоги-гуманисты писали и доказывали конкретными примерами, что, когда ты ребенка публично унижаешь, это степень унижения определенная.

Иван Князев: Там спрашивали мнение других детей, что они думают.

Григорий Назаров: Понятно. Это очень плохо. Я вам отвечу как человек и, наверное, как какой-никакой профессионал. Ты можешь этого ребеночка оставить после урока, с ним спокойно поговорить, узнать, а что послужило причиной такого его вызывающего поведения. Если необходимо, поговорить аккуратно с родителями. То есть ситуаций много, но вот эта публичность, она недопустима, и мы видим, что дети жалуются на буллинг, то есть на травлю, а травля во всех школах мира начинается с кого? С учителя.

Иван Князев: Я помню, когда я был учеником, моя классная руководительница приходила ко мне домой. Она знала все семьи всех своих детей. Когда я плохо себя вел, у меня какие-то там проблемы, а они у меня были, она приходила ко мне домой. Это тоже был процесс такого педагогического воспитания. Вот в современных школах есть такие возможности или нет?

Григорий Назаров: Конечно, современная школа более законодательно ограниченная, и семья, любой родитель может сказать «вы не имеете права» и будет, зачастую, прав. Но это законодательная сторона. Человеческая, моральная сторона: безусловно, если у меня ребенок, с ним что-то случилось, его, почему-то, нет, конечно, мы пойдем сходим, узнаем, позвоним и найдем его. И по-моему, это естественно.

Иван Князев: А как родители-то реагируют современные?

Григорий Назаров: Родители, конечно, реагируют по-разному. И родителей, в первую очередь, интересует то, как развивается их ребенок, чтобы ребенку было комфортно, безопасно, вкусно и интересно. Поэтому, конечно, все родители тоже крайне разные. И в том числе воспитательная задача школы – найти понимание с каждым родителем. Это первое. А второе: родителей тоже надо обучать, потому что нас не учили в школе быть родителями.

Тамара Шорникова: Вот, и об этом хотелось спросить, как раз об ограничениях, не о законодательных. Сейчас мы все такие разные, и какая-то есть, мне кажется, тревожность, страх у учителей позволить себе лишнее, проявить какую-то позицию в том или ином вопросе, потому что тут же в чат придут родители и скажут: «Подождите, а почему вы так вот об этом рассказываете нашему ребенку? Мы ему в семье рассказываем другое», или «мы эту тему вообще обходим стороной», или «мы не говорим это в таких формулировках» и т. д. Нет ли здесь у большинства учителей соблазна идти по учебнику так, чтобы не задеть ничьих чувств?

Григорий Назаров: Вот то, о чем вы сказали, – это потрясающая тема для разговора на родительском собрании, и тогда оно будет живо по-настоящему, а не сколько пятерышников, четверышников и т. д. А с другой стороны, это замечательный повод встретиться классному руководителю и конкретному родителю. По опыту я могу вам сказать, что 5-7 родителей, скорее, в каждом классе могут себя вот таким образом повести, просить сформулировать запрос и очертить границу. В остальном, в общем, родители удовлетворены уже тем, что дети в школе, с ними все в порядке, они в безопасности, они получают знания. А такие родители-лидеры – это находка для школы.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое! Григорий Назаров был с нами на связи, призер Всероссийского конкурса «Учитель Года России» 2018, молодой директор школы №28 из города Химки.