• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Татьяна Москалькова: Грубое отношение к инвалиду и отказ в его правах – это наиболее циничное унижение чести и достоинства человека. И оно должно быть наказано

Татьяна Москалькова: Грубое отношение к инвалиду и отказ в его правах – это наиболее циничное унижение чести и достоинства человека. И оно должно быть наказано

Гости
Татьяна Москалькова
Уполномоченный по правам человека в РФ

Оксана Галькевич: Ну а наш прямой эфир тем временем продолжается. Сейчас, уважаемые друзья, наша регулярная рубрика, она называется "Права человека", которую мы готовим совместно с аппаратом Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Сейчас будем говорить о соблюдении прав людей социально уязвимых категорий – о пожилых, о наших детях, но в первую очередь о людях с ограниченными возможностями. И я приветствую в студии программы "Отражение" Татьяну Николаевну Москалькову, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации – здравствуйте, Татьяна Николаевна.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Татьяна Москалькова: Добрый вечер.

Юрий Коваленко: Ну вот да, давайте сразу обратимся к нашим телезрителям с просьбой активно звонить и писать нам в прямой эфир – это ваш шанс найти ответы на ваши вопросы. Уважаемые телезрители, если вы столкнулись или регулярно сталкиваетесь с нарушениями ваших прав (в первую очередь обращаемся именно к тем, кто относится к перечисленным социальным категориям), позвоните нам или пришлите SMS-сообщение на наш портал. Мы работаем в прямом эфире, это все абсолютно бесплатно, номер телефона 8-800-222-00-14 для звонков и 3443 – номер SMS-портала, в начале ставьте буквы "ОТР".

Татьяна Москалькова: И я хотела бы добавить, что также вопросы можно послать и к нам на сайт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. У нас есть и телефон постоянно действующий для вопросов и ответов, консультаций, и мы принимаем по электронной почте жалобы, заявления, обращения – пожалуйста, ombudsman.ru, или просто можно по-русски набрать "Уполномоченный по правам человека, официальный сайт" и обратиться туда.

Оксана Галькевич: Там есть форма обратной связи, да?

Татьяна Москалькова: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: Татьяна Николаевна, вот у нас уже, мне сообщают, есть первый звонок, но прежде я все-таки хочу задать вам вопрос. Вот обращения в аппарат Уполномоченного по правам человека Российской Федерации именно от людей социально незащищенных категорий – давайте прежде всего от людей с ограниченными физическими возможностями. Насколько это большая часть обращений? Как много их?

Татьяна Москалькова: Да, это достаточно большая часть. В этом году мы получили почти 400 обращений от инвалидов; я только эту группу выделяю, не беру пенсионеров, людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, оставшихся без крова – только от лиц с инвалидностью. Все в мире относительно, поэтому из общего числа поступивших к нам обращений это достаточно много, а если считать, что у нас 12 миллионов инвалидов, то не такая уж и большая цифра. Это значит, что система восстановления прав срабатывает. Есть Министерство здравоохранения, Министерство труда и социального развития, и за последние годы общими усилиями, в том числе и благодаря моим предшественникам, Уполномоченным по правам человека, большие изменения произошли в законодательстве: появились квоты по трудоустройству, в 2013 году появилась административная ответственность за незаконный отказ в трудоустройстве. Все мы видим парковки для инвалидов – все равно приходят жалобы, что не везде они работают, но тем не менее мы видим расчерченные места и ответственность за то, что физическое лицо эту парковку не обеспечило или юридическое лицо (юридическое лицо несет ответственность от 50 до 100 тысяч рублей).

Но все равно, наверное, это не главное, а главное то, что меняется наше сознание, отношение к людям с инвалидностью. Вы знаете, у меня у мамы в 70 лет ампутировали ногу, и вот для всей семьи изменился образ жизни: оказалось, что коридоры маленькие, что в лифт не войти, что с лестницы невозможно спуститься. И сегодня мы видим, что появляются пандусы, переоборудуются лестницы, даже на последних выборах я обошла очень много участков – появляются специальные кабинки, где есть для инвалидов с ограниченным зрением специально оборудованные и кабинки, и шрифты – не везде, конечно, но это большое движение вперед. Конечно, этого мало, и конечно, сегодня самая главная претензия, с которой люди обращаются ко мне как к Уполномоченному, связана с установлением самой инвалидности. Если сравнить мировые цифры (вы только что говорили про цифры), у нас 8% инвалидов I-III групп, а всего в мире 24% инвалидов с разными группами, и мы, в общем, далеко не на первом месте, слава богу. Но тем не менее эти люди выпадали из активной жизни, и сегодня с новыми программами, с присоединением к Конвенции по инвалидам развернулось не просто законодательное поле для этих людей, но отношение к ним совершенно другое.

Я вела последний прием граждан, когда ко мне пришел на коляске мужчина активный, подтянутый, спортивный, который участвовал в Параолимпийских играх, и они с женой хотели усыновить ребенка (у них нет детей). А у нас очень жесткое ограничение, что инвалиды не имеют права усыновлять детей. Вот он просил меня посмотреть, как можно изменить законодательство. То есть сегодня изменился мир вообще и в том числе по отношению к инвалидам.

Оксана Галькевич: То есть выявляются такие точки, естественная потребность людей, в семье должен быть ребенок, мы хотим ребенка, помогите нам?

Татьяна Москалькова: Конечно.

Оксана Галькевич: А законодательство не позволяет.

Татьяна Москалькова: А законодательство полностью отсекает эту категорию людей.

Оксана Галькевич: Человеческая трагедия, на самом деле.

Татьяна Москалькова: Да, конечно. И я вот стараюсь сейчас работать над этой проблемой.

Но больше всего людей обращается с вопросом об установлении группы инвалидности. Вот человек считает себя инвалидом, он приходит в экспертное учреждение, медико-социальное экспертное учреждение, а ему отказывают или дают не ту группу, которую, как он считает, он должен получить. А с этим связан целый комплекс социальных прав и гарантий. И, к сожалению, у нас нет зависимого экспертного учреждения, где можно было бы перепроверить результаты этой экспертизы.

Оксана Галькевич: Наверное, института, да? Потому что учреждение – это вот то, что находится в каком-то городе, а страна-то большая, это должен быть некий институт оказания, возможно, экспертной помощи на местах людям в самых разных уголках страны. Этой возможности до сих пор нет?

Татьяна Москалькова: Форма разная, причем закон давно заложил возможность образования, создания независимого экспертного учреждения, вообще независимой экспертизы для установления инвалидности. И это сегодня проблема, потому что люди не знают, как оспорить решение органа.

Юрий Коваленко: Буквально полторы недели назад мы обсуждали эту тему с представителем антикоррупционного комитета. К нам в студию позвонила зрительница – она сказала, что с нее требуют деньги за установление инвалидности. Был случай о том, что человеку с явными признаками проблем со здоровьем, инвалидности приходится чуть ли не ежегодно доказывать, что он инвалид, несмотря на то что конечность не отрастает.

Татьяна Москалькова: Совершенно верно.

Юрий Коваленко: Вот каким образом этот пробел можно закрыть, потому что этой проблеме уже не один год точно.

Татьяна Москалькова: Сегодня при президенте создана специальная комиссия, которая рассматривает весь этот комплекс, и появилась концепция, дорожная карта Минтруда, каждый может зайти на сайт Минтруда (rostrud.ru) и посмотреть эту дорожную карту. Что сегодня государство готово сделать, для того чтобы эту ситуацию исправить, включая и образование независимой социально-медицинской экспертизы, и подготовку экспертов – их же тоже надо готовить и переподготавливать – и образование общественных экспертов в этой области. В общем, это целая большая программа, которую, конечно, Уполномоченный по правам человека поддерживает, я вхожу в состав этой комиссии и активно отстаиваю права и интересы наших граждан с ограниченными возможностями.

Оксана Галькевич: Татьяна Николаевна, давайте послушаем нашу телезрительницу из Белгородской области – тут звоночек, который буквально в первые минуты мы получили. Это Ольга – здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Татьяна Николаевна, вот у нас была такая ситуация. Мы повезли ребенка на аттракционы в Воронеж в Сити-парк "Град". Раньше папа там катался с ним на аттракционе "Паровозик": садились в вагончик папа и сын и катались несколько кругов. У нас мальчик инвалид-колясочник. В этот раз их не пустили.

Оксана Галькевич: А как отказали, как аргументировали, почему?

Зритель: Даже толком и не аргументировали. Оператор сказал: "Если администратор разрешит, я вас пущу", администратор-девушка пришла и сказала, что не может разрешить кататься, хотя раньше мы катались без проблем.

Татьяна Москалькова: Ну что я могу прокомментировать? Когда мы сталкиваемся с бездушием, откровенным хамством… Человек и так пострадал, каждый шаг в этой жизни – это определенный комплекс и страдание, и вот таким образом добавлять… Только что мы были свидетелями сюжета в Санкт-Петербурге, когда мальчика-колясочника не пустили в кино. Аргумент был такой, что они шумно себя вели, вот эти ребята, в числе которых был колясочник, и его выдворили из кинотеатра. И второй случай, когда не пустили в кафе, потому что "не формат". Вот, к сожалению, у нас ответственности никакой нет за эти случаи воспрепятствования вообще жизнедеятельности человека с ограниченными возможностями.

Оксана Галькевич: Вот, кстати, Татьяна Николаевна, Минтруд подготовил законопроект (я так понимаю, раз подготовлен, то будет рассмотрен Государственной Думой) – как вы считаете, законопроект о том, что за такие ситуации, как вы говорите, откровенного хамства, такого поведения, когда людям отказывают в помощи (старикам, детям, людям с ограниченными возможностями)… Самые разные случаи происходили за последнее время, люди должны понести какое-то наказание хотя бы в виде штрафа. Как вы считаете, нам нужен такой закон, будет он работать?

Татьяна Москалькова: Я поддерживаю наказание за грубое, пренебрежительное отношение к человеку с ограниченными возможностями. Этот законопроект предусматривает конкретные ситуации в торговле, когда в отношении таких людей должна быть информация, доступная для них, с ограниченным зрением, и в других отраслях. Конечно, все не охватишь, потому что это должно воспитываться, но такие ситуации, когда в бытовых учреждениях, в торгово-бытовых учреждениях человека ограничивают пользоваться услугами и достижениями, может быть, культуры и техники, то это не должно проходить безнаказанно.

Юрий Коваленко: Но это, наверное, касается еще и родственников людей, которые находятся в сложной ситуации. Потому что, скажем так, увеличили штраф за непропущенного пешехода на "зебре", и его стали больше пропускать. Очень часто в средствах массовой информации мелькает новость о том, что какие-то родственники или дети человека с ограниченными возможностями, над ними банально издеваются. Наверное, для того чтобы все-таки наказать таких людей, чтобы они не остались не у дел – это правильно или все-таки не так?

Татьяна Москалькова: Да, это конечно правильно. Если мы наказываем за унижение чести и достоинства, то это одно из наиболее циничных унижений чести и достоинства человека.

Оксана Галькевич: Татьяна Николаевна, у нас сегодня, ваша приемная, можно сказать, работает в таком новом формате, телевизионном формате. У нас еще один звонок – на этот раз Лариса из Курганской области, давайте ее тоже послушаем. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Да, вы в эфире, говорите.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Мне 65 лет, я очень болею. Можно я перечислю мою историю болезни?

Оксана Галькевич: Слушаем вас, говорите.

Зритель: У меня лейкоэнцефалопатия, я слепну, глохну, у меня базедова болезнь, больное сердце, панкреатит, холецистит, гастрит, паренхима печени, у меня удалена матка 12 лет назад, у меня ревматоидный полиартрит, у меня варикоз… Мне не делают операцию, говорят, что боятся браться за меня. Я не могу добиться инвалидности хотя бы. Я все деньги трачу на лекарства, мне даже родные… В Кургане мне говорят, должен лечащий врач… группу, а мне лечащий врач говорит: "Привези мне от невролога записку, тебе положено".

Оксана Галькевич: Еще и трудно попасть на прием к специалисту.

Юрий Коваленко: Мы можем коллег попросить, чтобы они сохранили данные, чтобы вас связать напрямую, чтобы как-то разобраться в этой ситуации.

Оксана Галькевич: Давайте мы запишем телефон.

Татьяна Москалькова: Меня сейчас ведь слышат?

Оксана Галькевич: Да, Лариса слышит вас (не знаю отчества, к сожалению).

Татьяна Москалькова: Лариса, вы можете обратиться ко мне как к Уполномоченному по правам человека либо письмом, либо по электронной почте. Оно будет зарегистрировано, рассмотрено, и я вам постараюсь помочь.

Оксана Галькевич: Татьяна Николаевна, а мы сейчас можем взять телефон у Ларисы и передать вашим помощникам? – может быть, они свяжутся с ней по этому номеру, как-то пообщаются, помогут оформить это заявление?

Татьяна Москалькова: Должен, конечно, обязательно нужно передать помощникам.

Оксана Галькевич: Администраторов наших на эфире просим как раз это сделать – запишите, пожалуйста, координаты нашей телезрительницы.

Вы знаете, мы хотим сейчас вам показать несколько сюжетов, которые наши корреспонденты снимали в других городах, за пределами Москвы, конечно же, о том, как обстоят дела с нарушениями прав, с защитой прав людей социально уязвимых категорий. Давайте посмотрим, а потом вы их прокомментируете.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Вот две истории: первая из Сочи – это про работу с ребятами…

Татьяна Москалькова: Особенно обидно, что это Сочи, что это как раз то место, которое было предназначено для прогрессивного взгляда на здоровье, оздоровление. Наоборот, надо было поддержать эту школу, создать ей все условия. Сегодня достаточно высокие гранты даются тем социально ориентированным общественным организациям, которые помогают именно людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. В данном случае я уже услышала, что обращение к прокурору имеется, и я со своей стороны тоже выясню у прокурора Краснодарского края, что сделано в этом плане, к какому они пришли решению; если моя помощь нужна будет по обустройству этой школы на другой территории, как раз они подыскали другое место – я тоже буду готова помочь, потому что те кадры, которые мы увидели… И детей поставили на лыжи…

Оксана Галькевич: 70 ребят, там было сказано, за короткий период – грандиозно.

Татьяна Москалькова: Это же насколько воодушевляет и дает людям надежду на то, что их дети ведут активный образ жизни – это же и для детей, и для родителей огромное счастье. Нужно поддерживать этих людей.

Ну а с поводырями… Ко мне тоже приходят такие обращения, когда… Сегодня законодательство достаточно четко регулирует эти вопросы, но отсутствие необходимой пропаганды, что ли, и вооружение этими знаниями транспортных организаций приводит к тому, что людей отторгают, и все время приходится доказывать…

Оксана Галькевич: Через скандал причем, Татьяна Николаевна, понимаете? Пока они вызовут администратора, пока они вызовут кого-то… То есть, по сути дела, до нагнетания ситуации. Но ведь речь идет, получается, о профессионализме этих самых транспортных организаций, о сотрудниках, которые там трудятся на этих местах.

Татьяна Москалькова: Вы знаете, есть трудовые контракты, они достаточно формализованы, и мне кажется, что для работников транспортных организаций должен быть четкий пункт в этом контракте по обеспечению прав и интересов инвалидов, в том числе беспрепятственный пропуск людей с собаками-поводырями.

Оксана Галькевич: Татьяна Николаевна, спасибо вам большое! К сожалению, время прямого эфира у нас истекло. У нас есть еще один звонок, мы попросим просто нашу телезрительницу наших администраторов сейчас не отпускать, мы примем его уже за кадром, пообщаемся, потому что наверняка там тоже какая-то проблема и может понадобиться ваша помощь.

Уважаемые друзья, это была рубрика "Права человека", которую мы готовим совместно с аппаратом Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. В студии программы "Отражение" была Татьяна Николаевна Москалькова, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации. Я напомню, что если вам нужна помощь, если вам нужно оформить обращение к Татьяне Николаевне в аппарат Уполномоченного по правам человека, вы можете это сделать в том числе на официальном сайте аппарата Уполномоченного по правам человека в Интернете. Спасибо.

Татьяна Москалькова: Всего доброго, будьте все здоровы.

Оксана Галькевич: Спасибо, Татьяна Николаевна.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты