Губернатор арестован

Гости
Константин Трапаидзе
адвокат, доцент МГИМО
Илдус Ярулин
доктор политических наук, профессор Тихоокеанского госуниверситета (г. Хабаровск)

Иван Князев: Сотрудники ФСБ сегодня задержали главу Хабаровского края прямо на выходе из дома. Сергея Фургала подозревают в организации убийств и в покушении на убийство нескольких предпринимателей в середине 2000-х. В это время он сам был предпринимателем. А губернатором Хабаровского края он стал в 2018 году, выдвинули его от ЛДПР.

Тамара Шорникова: Ранее по уголовным делам Фургала были арестованы четыре участника организованной преступной группы. Агентства сообщают, что среди них – экс-депутат Хабаровской краевой думы.

Подробности этого дела сейчас попросим прокомментировать наших экспертов. С нами на связь первым выходит Илдус Ярулин, доктор политических наук. Здравствуйте. Алло.

Иван Князев: Здравствуйте, Илдус. Слышите нас? Хабаровск на связи, Илдус Ярулин, доктор политических наук. Сейчас выясняем, слышит ли нас наш эксперт. Восстанавливаем связь.

Тамара Шорникова: А пока восстанавливаем связь, так сказать, немного информации о Сергее Фургале.

В сентябре 2018-го Фургал со второй попытки выиграл выборы губернатора Хабаровского края. Это представитель партии ЛДПР. Он обогнал действующего главу региона – кандидата от «Единой России» Вячеслава Шпорта.

Иван Князев: 69% голосов он набрал тогда, даже чуть больше.

Тамара Шорникова: Ну, чем он известен? Немного таких ярких поступков на посту губернатора. Фургал сразу урезал зарплату себе и своим подчиненным. Число заместителей губернатора сократилось с 19 до 9 человек.

Иван Князев: Нам подсказывают, что Илдус Ярулин с нами все-таки выходит на связь, доктор политических наук из Хабаровска. Илдус, еще раз здравствуйте.

Илдус Ярулин: Здравствуйте.

Иван Князев: Расскажите, пожалуйста. У вас сейчас, я думаю, день сегодня достаточно такой возбужденный получился. Какие общественные настроения сейчас в крае?

Илдус Ярулин: Да. Уже сколько? Уже 10 часов только и обсуждаем…

Иван Князев: Кипит общественность, да?

Илдус Ярулин: …это событие, которое, в общем-то, с одной стороны, было ожидаемым, вроде бы как. Долго ждали, что губернатор от ЛДПР… Даже думали: до конца срока он доработает или нет, или раньше снимут? Но что именно в такой форме и в такой манере это будет сделано – это, конечно, шок для всех.

Иван Князев: А что значит «в такой форме»? Что вы имеете в виду?

Илдус Ярулин: Ну, достаточно жестко скрутить. Человек не оказывал сопротивления. Все-таки действительно лицо с определенным уровнем. Его можно было просто провести, не заламывая руки, посадить в машину. Ну не знаю, как-то это… Ну, это шокировало очень многих. Мы же привыкли, что все-таки высшие должностные лица, к ним как-то и отношение другое.

Тамара Шорникова: Илдус, про отношение и про фактуру буквально кратко. Господину Фургалу вменяется убийство двух или более лиц, убийство лица или его близких в связи с осуществление им служебной деятельности, убийство из корыстных побуждений по найму и так далее, и так далее. Понятно, естественно, что все решит следствие, но достаточно серьезные основания для того, чтобы серьезно относиться к подозреваемому.

Илдус Ярулин: Да. Но это не повод, скорее всего… Вернее, не причина, а это повод. Это то, что тянется уже больше года, когда был задержан Мистрюков, и начали давать показания. Тут же началась битва за завод «Амурсталь», и стали всплывать многие такие негативные факты. Мы еще не знаем, в общем-то, тех показаний, которые дают задержанные участники по этому делу. Мне просто интересно сейчас, какую формулировку примет судья Басманного суда, поскольку самолет вот-вот должен сейчас сесть в Москве. Повезут Сергея Ивановича в суд, и там будет предъявлено уже официальное обвинение. Пока он задержан и еще остается губернатором, пока не подписан указ президента и не назначен врио. То есть мы не знаем всех этих деталей.

С одной стороны, вроде бы и ожидаемо, и неожиданно. Это те «лихие» девяностые, которые тянутся до сих пор. Все это есть. И я бы не стал говорить, как многие комментаторы тут у нас начали говорить, что это наказание за низкие результаты по голосованию на референдуме. Абсолютно нет. Здесь надо отдать должное губернатору – он выложился полностью. И те результаты, которые были, не самые лучшие, не самые хорошие, но это заслуга губернатора. За этим есть что-то другое. Мы многих вещей просто сейчас не знаем.

Иван Князев: Ну, возможно, мы узнаем впоследствии это. Илдус, скажите, пожалуйста, если вдруг сейчас он утратит доверие (а сделать это может только президент), то что дальше ожидает край? Как будут развиваться события?

Илдус Ярулин: Здесь единственное что? Ну, надо отдать должное, что при Сергее Ивановиче Фургале, да, был принят рад популистских мер, которые вы называли: сокращение чиновничьего аппарата, зарплат, продажа яхты и всякое такое. Но самое главное что надо отметить? Что край не опустился ниже, не стал хуже, чем был при прежнем губернаторе, но и серьезных и радикальных изменений тоже не произошло. Чуть уменьшился государственный долг, но, с другой стороны, произошло сокращение посевных площадей. И уже картофель достаточно дорогой, и не известны виды на урожай. То есть стало ни хуже, ни лучше.

Но он вел себя (губернатор имеется в виду) не как бонза, а он умел с людьми общаться. Это, в общем-то, к нему и привлекло. Он свой, местный. И вроде бы как он стал народным губернатором. Ну, как старая фраза: «Сукин сын, но наш».

Иван Князев: Хорошо вы резюмировали!

Илдус Ярулин: Помните, так говорили о знаменитом президенте.

Иван Князев: Спасибо.

Илдус Ярулин: Поэтому здесь для людей это шок.

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо. Ильдус Ярулин, доктор политических наук.

Сейчас узнаем мнение юриста, адвоката. Константин Трапаидзе, адвокат, доцент МГИМО. Здравствуйте.

Константин Трапаидзе: Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте, Константин Заурович. Так, мы вас сейчас должны увидеть. Константин Заурович, скажите, пожалуйста… Вот сейчас доставляют Фургала в Москву. Ваши прогнозы – что дальше будет? Арест на два месяца?

Константин Трапаидзе: Да, безусловно, похоже на то. Иначе не доставляли бы сюда, иначе ограничились бы допросом на месте. Поэтому намерения у следствия, у оперативной группы самые серьезные.

Иван Князев: Как вы вообще оцениваете вот такие дела?

Тамара Шорникова: Учитывая, что по вменяемым эпизодам вышел срок давности. Это тут важно тоже.

Константин Трапаидзе: Ну смотрите, чтобы вы понимали. По убийствам нет срока давности, это особо тяжкое преступление. Ну, может быть, чтобы было понятно…

Иван Князев: Пытаемся сейчас восстановить связь.

Константин Трапаидзе: Извините. По таким делам нет срока давности. И даже в 90-е среди преступников-профессионалов ходила такая поговорка, сленг такой был: «За убийство ищут вечно».

Я слышал предыдущего докладчика. Если бы речь шла о каких-то экономических или политических способах борьбы, то маловероятно, что использовали бы такое тяжкое обвинение. Хотя я не склонен комментировать и давать какую-то оценку, я просто общий тренд говорю. Не будучи посвященным, сложно говорить о том, что будет. Ну, мы в самое ближайшее время узнаем. И наверняка там есть и показания, и какие-то оперативные данные. Во всяком случае, должны быть. Суд и прокуратура дадут им соответствующую оценку.

Скорее всего, как правило, в таких ситуациях что-то подтверждается. Но всегда бывают исключения, поэтому человек имеет право на защиту. И пока он не осужден судом, он невиновен. Тем не менее де-факто сейчас в крае в ближайшее время, наверное, с учетом этих обстоятельств будет назначен исполняющий обязанности губернатора, потому что слишком крепко все закручено.

Тамара Шорникова: Если говорить о сотрудничестве со следствием, то какие тут могут быть перспективы?

Константин Трапаидзе: Если мы возьмем в сухом остатке, как я видел из средств массовой информации, то обвинение в двух убийствах, заказные убийства, как говорится. Если будет доказано, что…

Иван Князев: Опять мы потеряли связь с нашим экспертом.

Константин Трапаидзе: Извините.

Иван Князев: Константин Заурович, если сейчас у нас связь будет нормальной, один вопрос. Что ему грозит? Сколько ему грозит? И я так понимаю, что все-таки доказательная база собиралась уже достаточно давно, и там все серьезно. Как оцениваете?

Константин Трапаидзе: С учетом того, что это губернатор, что это политик высшего ранга, я думаю, маловероятно, что без серьезных оснований, без согласования с высшими структурами в правоохранительных органах такое решение могли принять. Тем не менее обвинение в двух убийствах – это может быть вплоть до пожизненного, срок наказания. Поэтому оценки давать, конечно, преждевременно. Тем более с учетом нескольких эпизодов может получиться так, что что-то не найдется, подтверждение – и совсем другая оценка будет. Сложно. Тем более очень много времени прошло, поэтому все это должно оцениваться в комплексе. Конечно, непростая задача стоит перед как обвинением и следствием, так и перед защитой губернатора.

Иван Князев: Я так думаю, что адвокату, наверное, сейчас сложно позавидовать, сложная будет у него работа.

Константин Трапаидзе: Ну, во-первых, ее будет много, она будет небыстрой. И там будет зависеть, конечно, от того, как быстро будут предъявлять, скажем так, с каким напором будут предъявлять обвинения. Какое обвинение уже сформировано на сегодняшний день? Какие данные есть? Это все надо оценивать, вплоть до мелочей. Поэтому довольно большой объем работы предстоит. Тем более вы понимаете, что резонанс серьезный. И давление общественное будет как на судей, так и на сотрудников правоохранительных органов, в том числе и на защиту.

Иван Князев: Ну, мы будем следить за развитием этой истории.

Спасибо вам большое. Константин Трапаидзе был с нами на связи, адвокат, доцент МГИМО.

Тамара Шорникова: И следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Подробности резонансного дела Сергея Фургала