Губернаторы в сетях

Губернаторы в сетях | Программы | ОТР

Как взимодейтсвуют чиновники с населением - в интернете и лично

2020-08-12T22:01:00+03:00
Губернаторы в сетях
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Максим Бердников
политтехнолог, автор и ведущий тренингов по политической риторике и ораторскому мастерству (г. Екатеринбург)
Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»

Ольга Арсланова: Мы продолжаем, и, кстати, об интернет-технологиях, об онлайн-работе отчасти тоже речь пойдет прямо сейчас.

Правительство Санкт-Петербурга заставит чиновников сидеть в соцсетях: они должны будут завести аккаунты к началу октября, причем в разных социальных сетях, «ВКонтакте», Instagram, Facebook, «Одноклассники», Twitter и YouTube, должны будут вести главы городских комитетов. Но вообще чиновников власти на разных уровнях собираются учить вести соцсети, в частности, семинары для госслужащих в регионах будут проводиться на базе президентских полпредств. Считается сейчас, да, вот на самом высоком федеральном уровне, что чиновники должны осваивать эту платформу и общаться с населением вот в таком виде.

Петр Кузнецов: Ну да, это уже происходит без указа сверху, главы регионов и министры осваивают социальные сети, каждый как может становится ближе к народу. Давайте несколько примеров, прямо сейчас посмотрим на уже существующие яркие, красивые аккаунты чиновников.

Ольга Арсланова: Наших российских современных чиновников.

Петр Кузнецов: Вот, например, давайте начнем с Курганской области. У главы Вадима Шумкова есть свой секрет успеха в Instagram. Первое – это нелюбовь к строгим костюмам, это сразу же заметно по первому кадру. Это Вадим Шумков, вот он.

Ольга Арсланова: А строгого костюма вы не увидите.

Петр Кузнецов: На фотоотчетах с рабочих встреч он чаще всего в простых джинсах и футболках. Импонирует подписчикам отсутствие канцелярщины в его постах, то есть это сопутствующее. А еще у губернатора есть вот такая вот милая собачка хаски по кличке Хатико, фото всегда активно лайкают и комментируют.

Ольга Арсланова: Не можем мы обойти вниманием, конечно же, и официального представителя российского МИД Марию Захарову. У нее почти 0,5 миллиона читателей в Facebook, и это неудивительно, ее едкие комментарии к международным новостям вызывают много споров, часто их расхватывают наши коллеги-журналисты на цитаты. А еще Мария всегда отвечает на комментарии, даже на негативные, и не стесняется выкладывать селфи, которые тоже по-разному очень комментируют ее подписчики.

Петр Кузнецов: Ух ты...

Активно пользуется соцсетями и губернатор Приморского края Олег Кожемяко, рассказывает, как принимал участие в Дне физкультурника, например, вот с видео, или как покупал овощи у пенсионерки в селе неподалеку от Находки. А не так давно глава Приморья объявил в Instagram, что отдаст в добрые руки шестерых щенков акита-ину, родившихся у его собаки. Начали с одной лайки или там хаски, а вот теперь уже, видите, шестеро.

Ольга Арсланова: Ну видишь, прекрасно понимают уже чиновники, что пользуется наибольшим спросом в социальных сетях. Есть же исследования, которые показывают, что как раз фотографии и видео с питомцами...

Петр Кузнецов: Хорошие пиарщики.

Ольга Арсланова: ...это очень популярная штука.

Петр Кузнецов: Сразу вспоминается сериал «Домашний арест», как ему помогали снимать видеоблог, губернатору, если не ошибаюсь.

Ольга Арсланова: Да-да-да.

Петр Кузнецов: Утром в газете, вечером в куплете – такого точно не скажешь о работе мэра Якутска Сарданы Авксентьевой. И местные СМИ, и горожане теперь узнают новости одновременно: о важных решениях для жизни города мэр рассказывает лично на своей странице в модном Instagram, а еще оперативно реагирует на жалобы населения. Вот пример – расторгнутый договор с подрядчиком, который положил асфальт прямо в снег.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: У Сарданы Владимировны более 170 тысяч подписчиков, причем со всей страны, и они уже успели ей присудить титул суперженщины, зовут навести порядок в своих регионах.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о том, каким должен быть современный чиновник, как он должен общаться с населением, зачем ему социальные сети, какой образ он должен выстраивать. Какой образ современного чиновника импонирует лично вам? Позвоните в прямой эфир, будем ждать, пишите SMS.

Петр Кузнецов: У нас сейчас на линии, на связи, на нашем экране Максим Бердников, политтехнолог, автор и ведущий тренингов по политической риторике и ораторскому мастерству.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Максим.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Максим Бердников: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Знаете, я вот смотрела сейчас на все это, и такое ощущение, что современный политик, вообще чиновник должен быть поп-звездой какой-то. Такое ощущение, что его работа уходит уже на второй план, а важно то, как он себя презентует в социальных сетях. Не будет ли вот такого перекоса?

Максим Бердников: Ну, вы знаете, вы отчасти, даже не отчасти, во многом правы. И вот если мы посмотрим на вообще эти тенденции, как они зарождались, вот еще лет 5–7 назад сложно было себе представить, что чиновники, госслужащие будут общаться с обществом, с народом через социальные сети. Ну, где-то, наверное, в январе, по-моему, 2017 года в Соединенных Штатах сменился президент, и это человек, который серьезные геополитические заявления публиковал на страницах своего Twitter. Я помню четко, как в 2017 году общественность посмеивалась над Трампом, но я думаю, те люди, которые смеялись над ним тогда, сегодня, наверное, ну если не локти кусают, то по крайней мере уже серьезнее относятся к этим инициативам.

Ольга Арсланова: Максим, а это он вообще эту моду породил на ведение такое неформальное в социальных сетях?

Максим Бердников: Я думаю да, потому что на тот момент человек без политического бэкграунда, без какого-то политического опыта, только лишь на социальных сетях, только лишь на работе в интернете, имея только бизнес-компетенции, а бизнес-компетенции – это какие? Приобретаемые навыки. Зарабатывать деньги можно научить кого угодно, тут каких-то врожденных талантов для этого не нужно, и этот человек сможет стать президентом сверхдержавы. Я думаю, опыт Трампа исследовали очень многие политики во многих странах, и вот то, с чего вы начали этот блок сегодня, рассказывая об инициативах Думы...

Петр Кузнецов: Петербургских пока еще, да.

Ольга Арсланова: Ну и будут в разных других регионах тоже это внедрять.

Максим Бердников: ...в начале 2019 года, то есть практически 2 года уже они ведутся. И я знаю, что в разных комитетах по информационной политике такие инициативы озвучиваются и на уровне Государственной Думы, и на уровне субъектов. Очень активно современные политики внедряются в эти социальные медиа, в вот в эту вот субкультуру.

Петр Кузнецов: Да. Смотрите, вот возвращаясь к Трампу, то, что Трамп делает это лично, практически никаких сомнений нет, а вот в том, что это лично делают наши чиновники, пока еще есть. Есть ощущение, что это даже не отдельный помощник, а целая команда, которая помогает, ну потому что у губернатора нет столько времени, чтобы отвечать на каждую жалобу, еще и сделать это так, чтобы каждый человек был удовлетворен ответом. Если это будут делать помощники, спецпомощники, мы об этом вряд ли когда-то узнаем, сколько в этой команде народу и вообще кто помогает, в чем тогда будет практический смысл? Все равно это связь через помощника, это некая такая псевдооткрытость власти получается.

Максим Бердников: Ну, на самом деле если вы думаете, что какие-то особые риски возникают сейчас в связи с этим форматом работы на удаленке, то вы ошибаетесь. Испокон веков любые обращения граждан обрабатываются помощниками, то есть депутаты принимают решения, но сами по себе тексты, сами по себе ответы пишут всегда помощники. Я не думаю, что что-то принципиально меняется с введением вот этих вот новых...

Ольга Арсланова: Помощники в курсе, как правило. Ну вот смотрите, ставропольские чиновники (это я к тому, что уже по разным регионам распространяется эта практика) должны теперь отчитываться в соцсетях о выполненных поручениях граждан. Ну, тут все понятно, раньше были официальные средства массовой информации, официальные сайты, отчеты, здесь просто все переносится в новый вид.

Но когда мы говорим о ведении личных страниц, здесь, скорее всего, речь идет о создании уже личного бренда того или иного политика. Насколько сейчас в России для чиновника и политика личный бренд важен, учитывая, что, знаете, есть такое мнение, что институт репутации вообще у нас в принципе нет, а личный бренд всегда связан с какими-то репутационными вещами?

Максим Бердников: У нас есть даже целые культуральные такие установки, пословицы и поговорки: по одежке встречают...

Ольга Арсланова: Ага.

Максим Бердников: Депутатов эта поговорка тоже касается, естественно.

И вот, вы знаете, я заметил одну такую особенность. Если официальное обращение через официальную приемную либо там по каким-то запросам к депутату – это все-таки такой, понимаете, более процедурный процесс, сухие, формальные фразы, как правило, лишенные какой-то эмоциональности, то общение через социальные сети помимо того, что это происходит очень быстро, практически мгновенная реакция на любой запрос в социальных сетях, социальные сети не подпадают под действие, по-моему, 56-го ФЗ о реакции как раз на запросы граждан.

Соответственно, депутат здесь может себе позволить более такой эмоциональный, более открытый, более свободный ответ. И практика показывает, что такое общение более эффективно, потому что есть возможность обратной связи, появляется возможность диалога, каких-то уточнений, депутат может глубже вникнуть в проблему человека, который обращается к нему.

Вообще мой опыт работы помощником депутата говорит о том, что люди с совершенно разными проблемами обращаются к депутату, вплоть до того, что у него коза заболела и надо что-то сделать, помогите. И вот будучи человеком, отвечающим на такие обращения, иногда думаешь: боже мой, ну как можно рационально ответить на такую просьбу? Но ведь надо понимать, что человек, который дошел до того, что прямо обращается уже к депутату как к последнему человеку, способному решить его проблему, для него эта проблема не какая-то поверхностная, такая малозначимая вещь, а это то, что он действительно переживает прямо всем сердцем.

И социальные сети как раз позволяют депутату в своих ответах, неважно, кто эти ответы пишет, помощник, спичрайтер, какой-то журналист, может быть, позволяют человеку, обращающемуся к депутату, получить вот эту вот толику внимания и какого-то соучастия, сопереживания. Иногда и этого достаточно, для того чтобы человек успокоился и лучше себя чувствовать стал.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем нашего зрителя из Владимира, это Дмитрий, он в эфире. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Максим, вы очень глубоко ошибаетесь в том, что участие в социальных сетях может чему-нибудь помочь. На нашем примере, например, можно сказать следующее. Около 10 лет, 10–15 лет мы обращаемся на уровень губернатора, на уровень президента с просьбой решить те вопросы, которые мы обозначаем: бардак на улицах, грязь, невывоз мусора, нарушение норм застройки и так далее, и так далее.

Значит, можно сидеть сколько угодно в социальных сетях, показывать себя с собачками, с кошечками, покупать у бабушек огурцы, но то, что бардак на улице, то, что у нас дорогу сегодня положили, а завтра ее перекладывают, этот губернатор не решит. И то, что вы утверждаете то, что вот прямой контакт, – да любой прямой контакт пересылается, друг на друга они пересылают, и вопрос этот не решается.

Петр Кузнецов: Очень важный момент, не зря мы с вами земляки, я вот тоже об этом сейчас думаю. Дмитрий, скажите, а что, Сипягин не стал как-то «поинстаграмнее», в отличие от Орловой, предыдущего губернатора? Там у него такая команда помоложе вроде рядом.

Зритель: Вы знаете, мне вот этот Instagram вообще не нужен, я привык общаться с людьми напрямую. Прихожу к его замам, говорю про вот эти вот проблемы, один зам, второй зам, третий зам. И так же мы 10 лет писали Орловой: решите эти проблемы, решите эти проблемы, сделайте порядок на дорогах. Вместо того чтобы сделать дороги хорошо, их перекладывают каждый год, и, как говорится, у нас асфальт...

Петр Кузнецов: У нас в Москве тоже.

Зритель: ...уходит со снегом, понимаете?

Петр Кузнецов: И не только дороги, да. Спасибо вам огромное, Дмитрий из Владимира.

Максим, а правда, вот мы посмотрели в нашей подборке мимимишных собачек, проход по рынку, кудри госпожи Захаровой – все это здорово, но умеет ли наша власть действительно работать с негативом?

Максим Бердников: Ну, мы сейчас говорим про социальные сети?

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Конечно.

Максим Бердников: Вот для... Есть несколько типов политиков.

Петр Кузнецов: Просто соцсети – это синоним негатива, в соцсетях негатива больше всего.

Максим Бердников: Ну во-первых, это обусловлено тем, что оппоненты, вернее оппонент тебя может прочитать и не может увидеть, то есть не может где-то в какой-то момент, может быть, прихватить за шкирочку, поэтому соцсети предполагают некоторую свободу действий. То есть те вещи, которые я бы, допустим, не сказал глаза в глаза, в соцсетях можно позволить себе некоторые вольности.

Петр Кузнецов: Ага.

Максим Бердников: Но я бы хотел несколько реплик сказать по поводу вот предыдущего обращения звонившего. Даже в вашей подборке фотографий было несколько примеров, вот в Туве то ли мэр, то ли..., женщина такая бурятской внешности...

Ольга Арсланова: Ага, да-да.

Максим Бердников: Мгновенная реакция как раз на такие заявления по поводу каких-то незаконченных дорожных работ и мусора на улицах городов, это первое. Во-вторых... Мысль ушла, ну ладно.

Ольга Арсланова: Максим, не стесняйтесь, можно все говорить в нашем эфире.

Петр Кузнецов: Мы думали, у нас картинка зависла.

Максим Бердников: Значит... соцсетям, есть депутаты, которые всегда в дорогих костюмчиках, подчеркивают свой статус, светские рауты, какие-то статусные мероприятия, а есть депутаты, которые через постановочные фото, не без этого, показывают, насколько они такие народные, насколько они близки к народу, насколько они прямо такие, как все мы. А есть депутаты, которые не особо заморачиваются по поводу своего имиджа.

Есть один депутат в Законодательном собрании Свердловской области, я был поражен его Instagram: лицо, искусанное пчелами, с опухшими руками, человек просто... за пчелами, за ульями во дворе своего дома. Ну, человек любит мед, и это часть его жизни, такие фото не могут быть постановочными, и мы неслучайно... Вот за такую народность люди действительно голосуют, за такую народность люди действительно любят своего депутата, который помимо того, что защищает их интересы, еще и не стесняется где-то быть немножко смешным, где-то нелепым.

Петр Кузнецов: Сейчас чиновники в разных городах послушали и своим помощникам: «Неси пчел».

Ольга Арсланова: Вы понимаете, проблема-то в том, что многим не поможет. Все равно то, о чем мы сейчас с вами говорим, – это картинка. Можно вести прекрасные социальные сети, быть очень популярным там чиновником, но при этом делать свою работу плохо. Вопрос в том, как объединить вот эти вещи, не всегда это получается.

Максим Бердников: Ну, дело в том, что, когда мы говорим про работу депутатов, а это все-таки представительные органы власти, у них сам по себе инструментарий решения этих проблем очень ограниченный. Когда мы говорим про исполнительные органы власти, про людей, которые в рамках должностных их компетенций и полномочий обязаны эти вопросы решать, то этим людям, ну скажем так, не совсем до социальных сетей, они действительно могут только тезисно отчитаться о проделанной работе. Работа, конечно же, ведется.

Тот человек, который говорит о том, что они заваливают администрацию губернатора запросами и ничего не делается, и говорит, что и в социальных сетях не будет у них ничего решаться, во многом не прав. Потому что социальные сети вообще не предполагают переадресации на кого-то вопроса, то есть если тебе, народному избраннику, задает гражданин вопрос, ты на него либо отвечаешь, либо не отвечаешь, переадресовать уже не можешь. В традиционном маршруте через официальные обращения в принципе другой системы и не существует, там так алгоритм настроен. То есть если этот вопрос вне рамок моей компетенции, я его переадресовываю дальше по тем службам, которые этим занимаются.

Ольга Арсланова: Понятно.

Максим Бердников: Поэтому я этому гражданину, который вам звонил, рекомендую попробовать другой маршрут.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо за совет. Максим Бердников, политтехнолог.

Поприветствуем Владимира из Смоленска. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Да-да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Как с общением в Смоленске с населением?

Зритель: Да-да, это из Смоленска звоночек. Моя фамилия Исаев.

Значит, ситуация такая. В мае месяце у нас по Смоленску прошел ураган, и на нашем доме, где я проживаю, Карбышева, 13, просто-напросто снесло полкрыши. Ну, мы там, значит, выходили на нашу управляющую компанию, по-всякому там пытались с ними порешать эти вопросы, нам посоветовали, чтобы мы обратились к губернатору.

Петр Кузнецов: Сразу же.

Зритель: Я обратился... Ну, в смысле не я, а жильцы нашего дома...

Петр Кузнецов: Инициативная группа.

Зритель: Инициативная группа обратилась, это самое, к губернатору. Но получилось как...

Петр Кузнецов: Так. А как вы обратились, по стариночке, письмо?

Зритель: Я хотел вам сказать об этом, вы меня послушайте сначала.

Петр Кузнецов: Пожалуйста.

Ольга Арсланова: Да, побыстрее только.

Зритель: Значит, мы составили письмо, подписались все жители дома, и как бы на меня возложили такую ответственность, я поехал в администрацию области, где передо мной оказались (да, вот так вот) 5 ящиков. Первый ящик для писем для губернатора. Я в этой ящик опустил, скажем так, это письмо, сфотографировал все эти телефоны, которые там на приемке, и уехал домой.

Ольга Арсланова: Да, если можно, побыстрее, у нас мало времени.

Зритель: Я приехал домой, и на следующий день, когда мы начали выяснять, где это письмо, письмо никто не нашел.

Ольга Арсланова: Понятно, понятна ваша история, спасибо большое. Это об обратной связи, которой в вашем случае не случилось.

С нами на связи политолог, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. Константин Эдуардович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Константин Калачев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Ну смотрите, взят курс на открытость чиновников в социальных сетях, госслужащих собираются учить на базе президентских полпредств, в некоторых регионах делают обязательным ведение соцсетей. Как вам кажется, зачем это нужно сейчас?

Константин Калачев: Ну, начнем с того, что система мониторинга, инцидент-менеджмент работает уже давно и позволяет отслеживать информационные поводы в социальных сетях по интересующим власть поводам, смотреть реакцию разных сообществ, реакцию населения на действия властей, так что мониторинг ведется давно, это первое.

Второе, когда вы говорили про Трампа. Еще при Суркове было рекомендовано губернаторам присутствовать в соцсетях, это первое. Второе: еще при Володине, я имею в виду, когда они работали в Администрации президента, когда было принято решение, что нужно сокращать расходы на средства массовой информации в регионах, опять-таки рекомендовали присутствовать в соцсетях в качестве альтернативы. И знаете, некоторые губернаторы, кстати, сами ведут свои соцсети, и мэры, и депутаты, поверьте мне, предполагая, кстати, что таким образом они экономят бюджетные деньги, потому что не нужно заниматься изданием бумажных газет, можно общаться с людьми, используя современный инструментарий.

Что же касается обратной связи, она все-таки работает, и, понимаете, если у нас выборы носят ритуальный характер, все равно как-то надо снимать обратную связь и купировать риски, угрозы, возникающие перед властью. И как раз мониторинг социальных сетей и отклики на многочисленные запросы и позволяет купировать эти риски.

А по поводу губернаторов, которые сами ведут социальные сети, иногда они из-за этого попадают впросак, как это было с главой Карелии, который вступил в дискуссию с какой-то женщиной, мамой, и как-то что-то ей неприятное сказал, был скандал федерального уровня.

Петр Кузнецов: Телезритель из Москвы нам пишет: «Чиновник должен ходить по улице, а не сидеть в соцсетях». И многие еще об этом пишут, что на самом деле они прячутся в соцсетях, просто это лишний повод вообще с глазу на глаз с аудиторией не разговаривать. Так что же нужно местному жителю?

Константин Калачев: Послушайте, можно ходить по улице со смартфоном. Начнем с того, что человек, который это пишет, видимо, сидит за компьютером, а есть люди, которые ходят по улице со смартфоном, и чиновник со смартфоном может тут же, как, скажем, сейчас врио губернатора Хабаровского края Дегтярев, вести прямую трансляцию своего общения, и одно другому совершенно не мешает.

По улицам ходить, безусловно, нужно, и соцсети, присутствие в них необходимо, но не как ярмарка тщеславия, не для того, чтобы собачек показывать... Да, кстати, вот, например, бывший глава Якутии показывал свою собачку в соцсетях, и это людям очень не нравилось, а есть губернаторы, для которых соцсеть реально рабочий инструмент. И повторюсь, не надо думать, Максим был неправ, не все делают помощники, иногда... Сейчас запрос на новую искренность, иногда лучше делать самому.

Ольга Арсланова: На что еще сейчас запрос, если мы говорим о современных чиновниках?

Константин Калачев: О современных чиновниках? На лояльность в первую очередь, на лояльность вышестоящему начальству и политическому.

Ольга Арсланова: Понятно. Это, знаете ли, вечное.

Константин Калачев: Да. А если расширить, то, конечно, они не должны попадать в скандальные ситуации, они не должны создавать проблем, потому что один чиновник может дискредитировать все сообщество чиновников, отсюда такая бурная реакция на какие-то неудачные высказывания тех или иных региональных чиновников. Потому что тогда, когда социальное самочувствие идет вниз, раздражение людей растет и рейтинги власти падают, каждое слово дорогого стоит, поэтому их тут же одергивают.

Ольга Арсланова: Ага.

Константин Калачев: И поэтому их учат, поэтому их сейчас учат. Потому что на самом деле один дурак скажет, а по нему будут судить о всем корпусе мэров, губернаторов, депутатов и так далее.

Ольга Арсланова: Ну вот нам пишут: «Губернаторы в сетях должны показывать, что сделано для людей, но, видно, ни одному нечего показать, одни нерешенные проблемы, дороги, жилье аварийное, сено неубранное и так далее».

Константин Калачев: Вот человек это пишет – он всех мониторит, мне просто интересно? Это человек, который всех-всех губернаторов мониторит?

Ольга Арсланова: Ну не знаю... Нет, я к тому, что, понимаете, собачки и селфи – это все очень здорово, если ты просто блогер или поп-звезда, но, если ты чиновник, очень важно здесь вот этой подмены не допустить, личный бренд, свой имидж и твоя реальная работа, результат работы, который, наверное, в соцсетях должен быть заметен в первую очередь.

Константин Калачев: Да, об этом, например, в соцсетях у губернатора Московской области Воробьева, об этом у Хабирова, главы Башкортостана, об этом у многих, как раз именно о работе. Есть, конечно, те, кому хочется чем-то похвастаться... Так вот есть серьезная проблема, как раз связанная с тем, что иногда новая искренность оборачивается демонстрацией дурости, – ну что ж делать.

Ольга Арсланова: Это тот случай, когда лучше быть скрытным, чем искренним, вероятно.

Константин Калачев: Да. И кстати, один знакомый мне губернатор уже бывший отказывался присутствовать в соцсетях, объясняя это тем, что помощникам он это доверить не может, а сам заниматься этим не хочет. В конце концов он растерял популярность и его заменили.

Ольга Арсланова: А может ли в современном мире чиновник продвигаться по карьерной лестнице, вообще выжить в этой профессии, если он не ведет социальных сетей?

Константин Калачев: Смотря чем он занимается. Ну смотрите, например Захарова, она же тоже чиновник, да?

Ольга Арсланова: Да.

Константин Калачев: Мне она категорически не нравится, но она успешна, она эффективна, начальству нравится, самое главное. Начальству понравиться можно, особенно если ты занимаешься опросами, пропагандой и пиаром достижений начальства. Но вот что касается чиновников среднего звена и звена низшего, то им как раз лучше не светиться. Знаете, в соцсетях потом много чего находят, и бедные чиновники начинают рвать на себе волосы, ай-яй-яй, я там 5 или 10 лет назад сфотографировалась в купальнике на море, а вот теперь мне этим тычут.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Ага. Вот у Фургала соцсетей тогда не было, а все равно нашли, видите... А с соцсетями уж конечно.

Константин Калачев: Да уж, да уж.

Ольга Арсланова: И все-таки вопрос вам тоже хочу задать. Институт репутации и институт имиджа, чести чиновника в России формируется постепенно?

Константин Калачев: Слушайте, я считаю, что в России институт репутации практически не работает, главное нравиться вышестоящему начальству, а у начальства могут быть свои критерии. Например, Сипягин, вот говоря про Сипягина, вот у него некой субъектности нет, поэтому он сидит, а Фургала уже нет. То есть на самом деле ведь Сипягину тоже сначала предлагали написать заявление об уходе по собственному желанию и всячески его гнобили, а потом посмотрели: господи, какой удобный человек! Поэтому к нему претензий нет. А если у человека есть стержень, то к нему могут быть претензии.

И вот проблема на самом деле репутации в том, что, занимаясь репутацией, главное не выглядеть лучше, чем вышестоящее начальство. Неслучайно, например, что Фургалу предъявляли претензию, полпред предъявлял по поводу того, что рейтинг выше, чем рейтинг президента.

Ольга Арсланова: Ну понятно. Спасибо, да, за комментарий. Константин Калачев был с нами на связи, политолог, руководитель «Политической экспертной группы». Мы говорили об имидже российских чиновников и о том, что сейчас их в некоторых регионах обязывают вести социальные сети. Давайте следить за их страничками, может быть интересно.

Петр Кузнецов: Да, за нашими тоже следите, кстати, подписывайтесь.

Никуда не уходите, прямо сейчас будут наши своеобразные информационные итоги этого дня в рамках программы «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как взимодейтсвуют чиновники с населением - в интернете и лично