Гульназ Галиева: Сегодня регионы борются за инвесторов и ресурсы. Поэтому им и нужно себя пиарить

Гульназ Галиева: Сегодня регионы борются за инвесторов и ресурсы. Поэтому им и нужно себя пиарить
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Гульназ Галиева
директор по региональным рейтингам «Эксперт РА»

Петр Кузнецов: Мы продолжаем наш эфир. Как вы думаете, на что регион может потратить разово вот так 30 миллионов рублей?

Ольга Арсланова: Да на что угодно.

Петр Кузнецов: Благоустройство дворов? Поддержка начинающих предпринимателей? Обновление автопарка «скорой помощи»? Нет! 30 миллионов рублей регион может потратить на пиар.

Ольга Арсланова: Это как раз собираются сделать власти Кемеровской области. Местное правительство объявило сразу несколько конкурсов на освещение собственной деятельности. Вот смотрите. 8,5 миллиона потратят на материалы на телевидении. Там посчитали…

Петр Кузнецов: Как раз можем уже посчитать. У нас документики из открытого доступа есть.

Ольга Арсланова: 50 тысяч рублей в минуту примерно это будет стоить на телевидении. 4 миллиона потратят на радио. Почти 10 миллионов – на публикации в интернете. Документы об этом, действительно, уже есть, они доступны.

Петр Кузнецов: А можно посмотреть?

Ольга Арсланова: Можно посмотреть, да. Покажите.

Петр Кузнецов: Они у нас есть. Это коллеги из o-gorod.net, «Открытый Город». Собственно, в открытом доступе оказались вот эти документы. Обратите внимание.

Ольга Арсланова: Зачем это все?

Петр Кузнецов: Это только в виде подачи заявок.

Ольга Арсланова: На что?

Петр Кузнецов: Начальная цена – 8 миллионов 400 тысяч рублей. Оказание услуг по освещению социально-экономических преобразований на телевидении. Дальше – 4 миллиона рублей, то же самое, в радиоэфире; 9 миллионов 900 тысяч рублей – в сети «Интернет».

Тут дальше идет описание. Видите – целый разбор. Техническое задание, что нужно сделать. Коллеги даже подчеркнули, чтобы нам не искать по документу: «с общим обхватом аудитории более 3 миллионов человек». Что важно? В Кузбассе меньше народу живет. То есть, видимо, как-то на внешний рынок они пытаются…

Общее количество эфирного времени – 168 минут. Мы уже посчитали, в принципе. 50 тысяч минута стоит, да? Вот умножьте – и получите. В общем-то, вот эти все технические задания.

Ольга Арсланова: Итак, давайте еще раз. Зачем? Зачем это? Все это нужно, чтобы формировать положительный имидж региона, как отмечается в документе, и привлекать инвесторов – то есть зарабатывать в итоге и, возможно, все эти потраченные деньги вернуть.

Петр Кузнецов: Ну что же, давайте на этом примере поймем, нужно ли нашим регионам себя рекламировать, для чего, что это приносит и сколько денег на это нужно тратить. Может быть, как-то можно и без денег обойтись или не такими большими суммами? А может, это маленькая сумма. Давайте все узнаем.

Гульназ Галиева, директор как раз по региональным рейтингам «Эксперт РА», у нас в студии. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Гульназ Галиева: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Смотрите. Многие наши зрители возмутились, и вообще многие журналисты назвали эту сумму чрезмерной. Не очень понятно, какого эффекта собираются добиться. И вообще как его потом измерить? То есть деньги потратят, а результат такой эфемерный. Вот это возмущение оправдано? Или это нормальная практика, все регионы так делают, просто редко об этом кто-то говорит всерьез?

Гульназ Галиева: Ну, конечно же, то, что население увидело эту информацию и возмутилось – тут, конечно, понятно, потому что они заботятся о своих каких-то социальных благах. И они предпочтут, чтобы эти деньги были направлены на увеличение каких-то пособий, пенсий…

Ольга Арсланова: Чтобы реальная жизнь стала лучше, а не имидж.

Гульназ Галиева: Да. Чтобы они могли это ощутить и потрогать, что называется.

Что касается расходов, которые идут на поддержание имиджа региона, на пиар региона, на продвижение его, то, конечно, их нельзя ощутить прямо сейчас, и эффект у них достаточно отложенный. Поэтому, конечно же, у многих действительно возникает вопрос: «А для чего это? А зачем это?»

Но в условиях текущих реалий все регионы между собой практически борются за то, чтобы привлечь дополнительных инвесторов к себе, дополнительные ресурсы. И конечно же, этого нельзя сделать, если регион не будет о себе говорить и не будет себя пиарить. То есть это достаточно большая медиаработа в том числе. Здесь регион выстраивает стратегию, как это будет делаться, привлекает каких-то знаменитых жителей, показывает свои преимущества, чем он интересен, привлекателен для инвесторов, для туристического потока.

Вы здесь как раз говорили, что 3 миллиона – это больше, чем население Кузбасса. Это естественно, потому что пиар направлен не на внутренних жителей региона…

Петр Кузнецов: А на кого? Пока это выглядит так: на местном телеке будут выступать местные чиновники для местных жителей. И что?

Ольга Арсланова: Жители посмотрят и скажут: «Да они нас обманывают!»

Петр Кузнецов: Друг о друге они и так все знают.

Ольга Арсланова: А деньги потратили.

Петр Кузнецов: То есть, видимо, это выход… Ну, мы назвали «внешний рынок». Имеется в виду, конечно, не Европа, а более крупные города, столица.

Гульназ Галиева: Ну конечно. У нас в России достаточно сложно развит внутренний туризм в том числе, поэтому, к сожалению, жителям нашей страны нужно рассказывать о том, какие у нас прекрасные регионы и сколько всего интересного, красивого есть не только за границей, но и внутри нашей страны. Естественно, для этого нужно об этом говорить. Понятное дело, что… Тут, конечно, я не знаю деталей. Как они будут: только внутри своего города рассказывать или нет?

Петр Кузнецов: «Приезжайте разгружать уголь в Кемеровскую область!»

Гульназ Галиева: В таком случае, конечно, выхлопа никакого от этого не будет. Если же это будет транслироваться на какие-то интернет-ресурсы, на какие-то федеральные каналы, через какие-то другие ресурсы, когда население страны узнает о том, как интересно приехать в Кемеровскую область и что там можно увидеть, посмотреть, отдохнуть, и какие преимущества у инвесторов вкладывать в развитие региона, что в дальнейшем позволит обеспечить дополнительными рабочими местами, удержать молодежь… Потому что убыль населения в той же Кемеровской области за последние четыре года – более 15 тысяч человек.

Петр Кузнецов: А они, кстати, по итогам прошлого года «рекордсмены», они вошли в тройку по убыли населения среди регионов Российской Федерации.

Гульназ Галиева: Да. И сам губернатор это отмечает. Много именно молодежи уезжает, потому что им интересны высокие заработки, интересная работа, чтобы было предложение на рынке труда. Если этого нет, то, конечно же, регион совершенно разными способами может это использовать.

Ольга Арсланова: Все-таки, когда вы говорите об инвестиционной привлекательности, в первую очередь, я так понимаю, речь идет о туризме?

Гульназ Галиева: Нет, не только.

Ольга Арсланова: Привлечение внутренних туристов, конечно. Или что-то другое?

Гульназ Галиева: Что касается туризма – да, внутренний туризм в том числе. Внешнему туристу достаточно сложно будет доехать до глубинки…

Ольга Арсланова: На это даже не рассчитывать?

Гульназ Галиева: Да, на это мы даже не рассчитываем. Проще, конечно же, привлекать туристов, когда происходит крупное масштабное спортивное событие – например, Сочи, Универсиада. Естественно, об этом знает весь мир, вся Россия. Инфраструктура создается, имидж повышается, все едут.

Другое дело, когда это регион, у которого нет таких событий и он вынужден другими инструментами наращивать свою привлекательность. А инвестиционная привлекательность не только в туристическом потоке отражается, но в том числе и в привлечении инвесторов, чтобы инвесторы захотели вкладывать в промышленность региона, чтобы они видели, что там надежная администрация, что инвестиционный климат комфортный, что туда можно принести деньги, а их не обманут. Насколько там условия созданы. Есть ли там какие-то льготы для того, чтобы открывать какой-то бизнес. Вот с такой точки инвестиционная привлекательность очень важна, конечно.

Петр Кузнецов: Кемеровская область у нас на связи, Лариса, жительница. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Лариса, у вас, наверное, обсуждается, да?

Зритель: Конечно. Мы вот сидим и не понимаем. Ну как так? У нас вообще в некоторых городах такое захолустье! Лучше бы эти деньги потратили… Вот у нас на улице, допустим, даже нет воды холодной, ни разу нам не провели. Кругом XXI век, а горожанам даже на ум не придет… Мы идем в пургу, в морозы, идем к этому колодцу, воду набираем, чтобы помыться. До сих пор воду нам никак не проведут. То есть денег нет. Всегда отвечают, мы сколько обращаемся, и нам говорят: «Денег нет. Денег нет». Вот так мы мучаемся. Две улицы – Шахтерская и Пархоменко. Мучаемся столько лет! Уже люди постарели…

Ольга Арсланова: Вот часть имиджа.

Зритель: Ну как без воды? Как говорится, «и ни туды, и ни сюды». Правильно? Город процветает у нас, у нас очень хороший…

Петр Кузнецов: Лариса, подождите, чтобы мы это оформили уже в виде рекламы. Реклама бесплатная, это не стоит денег. Допустим, что бы вы заложили в эту рекламу? Как бы вы свой регион прорекламировали? Есть ли что-то привлекательное?

Зритель: У нас очень красивая природа. У нас как Швейцария. У нас горы. Ну красота неописуемая! Я когда первый раз… Я в Кемерове раньше жила. Когда первый раз сюда приехала, я просто обомлела от этой красоты! У нас туризм можно здесь построить. У нас очень красивая природа! Мне кажется, даже лучше, чем в Швейцарии. И воздух! Кушать охота этот воздух. У нас никаких ни заводов, ни фабрик, ничего абсолютно нет. Вот туризм бы, да. У нас Шерегеш рекламируют, но мы не хуже нисколько. Тут можно обустроить – и народ поедет. У нас очень красиво здесь. Построить коттеджи на эти деньги всякие.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Лариса, вы выступали, вот эта реклама заняла полминуты сейчас в эфире.

Ольга Арсланова: Бесплатно, заметьте.

Петр Кузнецов: Бесплатно. А можно в администрацию обратиться и сказать: «Минута эфирного времени – 50 тысяч. 25 тысяч дайте мне за рекламу моего региона на всю страну». Спасибо.

Ольга Арсланова: Нам пишут зрители: «Лучшая реклама и улучшение имиджа – это повышение уровня жизни людей в регионе, а не пускание пыли в глаза». Да? Или не совсем, не всегда эти вещи связаны?

Гульназ Галиева: Конечно же, не всегда. Естественно, в приоритете у государства социальные расходы бюджета, улучшение жизни населения, борьба с бедностью, улучшение демографической ситуации. Но для того, чтобы повысить имидж региона, этих показателей не всегда бывает достаточно. То есть должна быть какая-то изюминка, особенность, которая будет привлекать и инвесторов, и туристов в этот регион.

Например, конкретно с Кемеровской областью – там именно какие-то интересные природно-климатические условия, которые могут быть для туристов. С точки зрения инвесторов, для вложения денег уголь, то есть промышленность там хорошо развита. Есть площадка, где можно развернуться, открыть какие-то новые проекты, вкладывать в существующие – и таким образом, как я уже говорила, поддерживать социальную составляющую региона.

Петр Кузнецов: Уедем из Кузбасса, потому что есть еще примеры. Давайте вспомним рекламу других регионов.

Ольга Арсланова: Изюминки.

Петр Кузнецов: Изюминки, да. Чем привлекали, сколько средств и сил на это было потрачено?

Во-первых, один из самых раскрученных брендов России – это туристическая Чечня. За последние пять лет поток туристов в эту республику увеличился на 250%. Путешественникам предлагают проехать на поезде China Express, например, по той части Шелкового пути, которая проходила по Кавказу, или посетить международные кулинарные фестивали. Обязательные пункты посещения – высокогорное озеро Кезенойам и столица республики Грозный. По данным Российского союза туриндустрии, это один из самых безопасных городов страны.

Ольга Арсланова: Далее – Краснодар. Он стал известен на весь мир после того, как местные чиновники пригласили на бизнес-форум Илона Маска. Они арендовали билборд напротив офиса компании бизнесмена в Калифорнии, на нем была известная интернет-пользователям фраза, причем на русском языке: «Kak tebe takoe, Elon Musk?» Кроме того, в Сети разместили видеоролик: участники бизнес-форума приглашали бизнесмена в гости. Все мероприятие вместе со съемками клипа и арендой рекламного щита в Калифорнии обошлось в несколько тысяч долларов. Но Маск на форум не приехал. Правда, пообщался с участниками по видеосвязи.

Петр Кузнецов: И мы до сих пор об этом помним. И он запомнил наверняка город такой.

А вот про Вятку, вернее, про вятский квас заговорили после того, как местный журналист попытался угостить им Владимира Путина прямо во время его пресс-конференции. Вот этот момент. Охрана не позволила, но вятский квас стал хитом в социальных сетях. Ну а сам бренд и вместе с ним Кировская область, разумеется, прогремели на весь мир даже.

Ольга Арсланова: Все-таки даже самый замечательный пиар не заменит реальных дел и реальных каких-то успехов в регионе. У нас есть примеры успешных регионов, которые действительно и свою инвестиционную привлекательность смогли поднять, а вслед за этим, естественно, и уровень жизни тоже поднимается в этом регионе?

Гульназ Галиева: Конечно, есть такие примеры у нас в стране. Опять же это не происходит на пустом месте. У города или у региона должно какая-то база должна быть. Это должно быть какое-то культурное наследие или это должны быть какие-то памятники истории, памятники природы, опираясь на которые, дальше регион будет выстраивать свою политику по привлечению инвесторов, туристов, просто удерживанию населения и поддержанию уровня жизни.

Опять же, если это, например, сырьевой регион какой-то или же в котором хорошо развита обрабатывающая промышленность, то там действительно проще привлечь опять же инвесторов, чтобы они и вкладывали деньги, и поддерживали производство, и создавали рабочие места. Соответственно, это будет бюджет региона пополняться, и социальная поддержка населения также будет укрепляться.

Ну, как я уже говорила ранее, это могут быть Сочи, Казань, на основе которых проводились спортивные мероприятия. Это города федерального значения – тот же Санкт-Петербург, где много культурных объектов, которые тоже привлекают. Казалось бы, Санкт-Петербург у всех на слуху, и там много всего, что можно посмотреть, но при этом город все равно ведет достаточно большую работу по улучшению своей инвестиционной привлекательности и привлечению дополнительных денег и инвесторов.

Петр Кузнецов: Как раз Петербург у нас на связи. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Эмилия, здравствуйте. Вы в эфире.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Эмилия.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела поговорить про вклад в имидж городов. Я считаю, что это очень важно. Все жалуются, что надо больше выделять на ЖКХ или пенсии увеличивать. Сейчас я вам расскажу, какая у меня ситуация.

Я сама родилась в Республике Башкортостан, а сейчас с семьей живу в Санкт-Петербурге. И постоянно слышу вопрос: «Это в России вообще? Где находится Уфа? Какая у вас валюта?» – и прочее-прочее. Если бы мой город как-то занимался раскруткой себя, то, может быть, даже в больших городах знали об этом городе. Хотя это миллионник. Я вообще не понимаю, как… Наверное, о провинциальных городах вообще ничего не знают.

Петр Кузнецов: Это правда.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: А внутренний туризм подтягивает потом внешний? Это же поэтапно нужно начинать.

Гульназ Галиева: Конечно.

Петр Кузнецов: Во-первых, своих из других городов подтянуть, а потом уже и иностранцы приедут.

Ольга Арсланова: Чтобы хотя бы москвичи и жители Петербурга не спрашивали, какая валюта в Уфе. Хотя бы для этого.

Петр Кузнецов: Я к тому, что интересы внутреннего туриста совпадают в принципе с интересами внешнего туриста? То, что заинтересует человека из соседнего города, скорее всего, заинтересует и иностранца? Нет? Или другие запросы?

Гульназ Галиева: Здесь много разных аспектов, на которые нужно обратить внимание. Это и стоимость путешествий, скажем так, по России, потому что цены достаточно высоки. И для многих внутренних туристов проще уехать куда-то за границу. Это будет им, к сожалению, дешевле, чем поехать, не знаю, на Байкал, например, или на Камчатку.

Ольга Арсланова: Ну да, тут географически…

Гульназ Галиева: Да, тут географические аспекты играют роль. С точки зрения внешнего туриста – у них тоже есть какие-то свои барьеры. Достаточно сложно получить визу в Россию, например. То есть это достаточно большая и муторная работа, и не все хотят это делать. Некоторые боятся ехать ввиду разных событий. Но при этом для них то, что на слуху, регионы – они туда все равно едут. Возможно, конечно, сейчас внешний поток туристов не такой высокий, как хотелось бы, но тем не менее он присутствует и достаточно небольшими темпами, но тем не менее нарастает.

Ольга Арсланова: Вот вы говорите о том, что некоторые регионы довольно успешны в продвижении себя и в улучшении своего инвестиционного климата, привлечения туристов и так далее. Насколько они в этом самостоятельные? Или все-таки по-прежнему нужна какая-то помощь и внимание федерального центра для того, чтобы на регион внимание обратили?

Гульназ Галиева: У нас в целом устройство государства такое, что влияние федерального центра достаточно сильное – и на бюджетную систему, на формирование доходной и расходной части, и, конечно же, не обходится без инвестиционной части. В целом объем инвестиций, который привлекается в регион, его можно разделить как за счет бюджетных источников, и за счет внебюджетных источников. То есть внебюджетные – это как раз таки внешние инвесторы, а бюджетные – это федеральный центр.

То есть федеральный центр помогает, но, как правило, помощь идет именно в строительстве, в реконструкции, в возобновлении каких-то социальных объектов. Это могут быть дома культуры, школы, памятники архитектуры. Естественно, помощь федералов важна, а особенно в тех регионах, которые небогатые, у которых нет сырьевого источника или же невысоко развита какая-то промышленность. Им, конечно, сложнее привлекать внешних инвесторов, поэтому помощь федерального центра, безусловно, присутствует, и она важна.

Петр Кузнецов: В этом плане чиновники на местах, то есть чиновники в регионах – они понимают суть маркетинга? То есть нужно ли нам подтягивать культуру предпринимательства?

Гульназ Галиева: Ну конечно, культуру предпринимательства нужно подтягивать везде – и в богатых регионах, и в менее богатых регионах. Над этим работают. Есть и корпорации, и СРО-организации, которые ведут совместную деятельность и с местными организациями, и с федеральным центром, для того чтобы просвещать, помогать как-то финансово, где-то субсидиями, льготным финансированием, для того чтобы работали, был выхлоп и эффект от их работы.

Петр Кузнецов: Еще один привлекательный регион. Ну, мы уж себя это точно знаем, я надеюсь, многие, что Карелия привлекательна.

Ольга Арсланова: Российский регион.

Петр Кузнецов: Кстати, да. Может быть, кто-то думает, что это где-то там. Карелия на связи. Александр, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Не так много времени, поэтому давайте покороче.

Зритель: Я прочитал заставку: «Сколько стоит имидж регионов?» Вы знаете, имидж регионов – я считаю, что это имидж власти регионов. По-моему, не нужен имидж населению.

То есть я хочу сказать вот о чем. У нас был конкурс ледовых скульптур, пригласили людей из России, из-за границы. Скульптуры простояли три дня. Было много работ. Был огромный салют после этого. Я почему возмутился? Салют намного дольше длился и был привлекательнее, чем на Новый год нам власть подарила. Ну ладно. Скульптуры простояли три дня…

Ольга Арсланова: То есть много делается напоказ?

Петр Кузнецов: В общем, смысл понятен. Очень интересный момент, что улучшение имиджа региона и благосостояния граждан или улучшение имиджа самих граждан – они идут параллельно. То есть работа ведется, а на самом деле народ этого не чувствует.

Ольга Арсланова: А иногда приходится от благосостояния еще и занимать для этого имиджа.

Петр Кузнецов: Деньги вкладываются на улучшение имиджа, но это мимо народа проходит.

Гульназ Галиева: Ну, к сожалению, такие случаи тоже бывают, да.

Ольга Арсланова: А еще очень важный момент – то, что власть региональная часто хочет произвести впечатление на власть федеральную и сохранить свои места.

Гульназ Галиева: Ну, наверное, такие моменты тоже бывают, потому что власти региональные, они же отчитываются о том, какую работу они провели, как они в том числе использовали деньги, которые идут из федерального центра. Поэтому тут даже не то чтобы…

Ольга Арсланова: Не без этого.

Гульназ Галиева: Да. Но это само собой разумеющееся. Когда ты получаешь деньги, ты подотчетен и должен отчитаться за то, как ты их использовал. Поэтому так и должно быть.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Директор по региональным рейтингам «Эксперт РА» Гульназ Галиева была у нас в гостях. Мы говорили об имидже российских регионов.

Петр Кузнецов: Это дневное «Отражение». А вот о чем коллеги вечером говорят.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски