Хамить не надо! Примут ли закон о наказании чиновников за хамство?

Хамить не надо! Примут ли закон о наказании чиновников за хамство?
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Любовь Адамская
доцент кафедры «Государственное и муниципальное управление» Финансового университета при Правительстве РФ
Сергей Беспалов
ведущий научный сотрудник Центра публичной политики и государственного управления Института общественных наук РАНХиГС
Александр Старовойтов
депутат Государственной думы РФ

Иван Князев: Нам пятница тринадцатое не страшно! Дело в том, что в Госдуме предлагают наказывать чиновников-хамов – тех, которые позволили себе грубые и оскорбительные высказывания в адрес своего народа, которому они вроде как призваны служить.

Тамара Шорникова: Мы напомним вот о чем. В марте президент Владимир Путин подписал закон о запрете оскорблений институтов власти – статья 319 Уголовного кодекса РФ. А вот зеркальной меры пока нет. Нужно исправить, считают депутаты.

Иван Князев: Ну да. Вот что все-таки предлагают депутаты? Если докажут, что чиновник угрожал гражданину или применял к нему насилие – сажать в тюрьму на срок до пяти лет. Если оскорбил, например, то наказывать рублем – штраф от 500 тысяч до 3 миллионов рублей. Ну конечно же, размер зависит от того, что сказал чиновник, когда сказал, может быть, гадость какую-то или написал где-нибудь – от этого будут отталкиваться.

Тамара Шорникова: Автор инициативы – депутат Госдумы Александр Старовойтов – в эти минуты участвует в пленарном заседании на Охотном Ряду. Мы связались с ним перед эфиром. Вот как он прокомментировал свой законопроект.

Александр Старовойтов: «Данный законопроект был внесен в Государственную Думу еще в конце апреля 2019 года, однако он был возвращен нам, потому что не было отзыва, официального отзыва Правительства Российской Федерации и Верховного Суда. За этот период, за летний период мы направили данный законопроект в Верховный Суд, в Правительство. И наконец мы получили отзыв. Отзыв, к сожалению, негативный. И я считаю, что те аргументы, которые были использованы и со стороны Правительства, и со стороны Верховного Суда, они не выдерживают, на мой субъективный взгляд, никакой критики.

В конце концов, давайте не забывать о том, что у нас существует 319-я статья Уголовного кодекса за оскорбление представителей власти. И если таковая статья существует, то должна, совершенно очевидно, существовать совершенно зеркальная норма по отношению к представителям власти, которые позволяют себе оскорблять простых людей.

Если данный законопроект все же не будет принят, то в таком случае будет сделан второй шаг – мы будем добиваться того, чтобы 319-я статья в разряде уголовного наказания именно была отменена, чтобы наказание для «простых смертных», как говорится, было тоже в рамках Кодекса об административных правонарушениях».

Тамара Шорникова: Ну, громкие высказывания чиновников у всех на слуху. В последнее время достаточно часто звучали такие странные фразы: и макарошки те же, и «правительство и государство не просило вас рожать»…

Иван Князев: Ой, да что только ни звучало там!

Тамара Шорникова: Как называли жителей Тулуна, даже повторять не будем. Если у вас есть своя история какая-то, в вашем городе или в вашем регионе вы столкнулись с хамством, неадекватным поведением муниципального служащего, чиновника любого ранга – позвоните и расскажите. И в принципе как относитесь к такой мере? Как считаете, если ужесточат наказание, будут ли, что называется, фильтровать?

Иван Князев: Культурнее чиновники станут или нет?

Продолжим эту тему вместе с нашим экспертом – это Сергей Беспалов, ведущий научный сотрудник РАНХиГС. Он сейчас выходит с нами на прямую связь. Сергей Валерьевич, здравствуйте. Вы нас слышите?

Сергей Беспалов: Да. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Сначала хочется спросить не о последствиях, а о причинах. Как вы считаете, почему в последнее время действительно столь часто мы сталкиваемся с действительно неадекватным поведением, с неадекватной реакцией чиновников в определенных ситуациях, слышим очень жесткие высказывания? Что это? Следствие чего это?

Сергей Беспалов: Во-первых, тут нужно поблагодарить средства массовой информации за то, что они стали привлекать активное внимание к этой проблеме, потому что на самом деле высказываний таких наверняка и раньше было более чем достаточно, просто это не получало должного освещения в прессе. Это с одной стороны.

Ну а с другой стороны, есть, конечно, проблема кадров на государственной службе. Сколько мы ни говорим и ни пытаемся внедрять всякие новые кадровые технологии для государственного аппарата, тем не менее сплошь и рядом мы видим, что даже на достаточно значимые должности попадают ну совершенно неподготовленные и безответственные люди. И такого рода высказывания – это просто демонстрация их общего уровня.

Тамара Шорникова: А неподготовленных и неответственных, безответственных людей штраф остановит? Или это все-таки культура, которую нужно воспитывать чем-то другим и дольше?

Иван Князев: С детства как минимум.

Сергей Беспалов: С одной стороны, страх, конечно, остановит кого-то в каких-то случаях. Потому что я хочу сказать, что даже сейчас для должностных лиц по Административному кодексу за оскорбление наказание в 10 раз более жесткое, чем для обычного гражданина: за публичное оскорбление для обычного физического лица штраф от 3 до 5 тысяч рублей, а для должного лица – от 30 до 50 тысяч. То есть нельзя сказать, что вообще законодательство никак не регулирует эту проблему как бы более тяжких последствий, потому что оскорбление именно должностным лицом совершено.

Кроме того, ведь никто не говорит о том, что страх должен быть единственной мерой ответственности. Никто не мешает применять дополнительные меры – прежде всего увольнение таких совершенно неадекватных чиновников.

Иван Князев: Кстати, об этом уже пишут наши телезрители. И звонят нам уже, и пишут. Ханты-Мансийский автономный округ пишет: «Чиновников надо как раз таки не только наказывать рублем, но еще и увольнять. Вот это было бы очень неплохо».

Я знаю, что нам сейчас дозвонилась Любовь из Санкт-Петербурга, давайте послушаем ее, ее мнение. Любовь, вы нас слышите?

Зритель: Да, я слышу.

Иван Князев: Что вы думаете по этому поводу? Нужно наказывать чиновников за хамство?

Зритель: Да, я думаю, нужно наказывать, потому что к ним люди обращаются с какими-то проблемами и ищут справедливости, разрешения вопросов каких-то сложных, а в ответ иногда получают грубость, неуважительное к себе отношение, унижение.

Иван Князев: А вы с таким сталкивались?

Зритель: Я сталкивалась в советские времена, в 80-е годы. Да, сталкивалась.

Тамара Шорникова: Неприятно, но давно. А в современной уже России?

Зритель: Нет. Ну, в современной России сталкивалась с гонениями на работе, с притеснениями на работе я сталкивалась. Вы знаете, по возрасту меня дискриминируют.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо вам за ваше мнение.

Иван Князев: Понятно, хорошо. Спасибо, Любовь, спасибо.

Тамара Шорникова: Если говорить… Сергей Валерьевич, слышите нас?

Сергей Беспалов: Да, конечно.

Тамара Шорникова: Если говорить о мерах, которые действительно сейчас были бы действенными, на ваш взгляд, это штрафы, увольнения? Есть еще какие-то меры, которые, возможно, оказали бы нужный эффект?

Иван Князев: Повлияли бы на чиновников.

Сергей Беспалов: Да в принципе, ничего больше и не нужно. Штраф, предупреждение о неполном служебном соответствии, скажем так, как мера, предшествующая увольнению, если будет совершено последующее подобное нарушение, и само увольнение – этого вполне достаточно.

Что самое главное, самое дорогое есть у чиновника? Это должность его – то, что дает ему и доход, и статус, и возможности, и перспективы карьерные, и так далее. За что чиновник прежде всего держится? За должность свою. Поэтому угроза увольнения, а тем более само увольнение – это вполне достаточная мера.

Тамара Шорникова: Я тут скорее о мерах профилактических. Возможно, нужно как-то ужесточить фильтр для того, чтобы заградить определенного рода людям путь туда, где они не могут себя адекватно представлять?

Сергей Беспалов: Ну, тут вы совершенно правы. Я собственно с этого и начал. Проблема не в том даже, что отдельные чиновники позволяют себе такие оскорбительные высказывания, а в том, что люди, которые способны на это оказывать на государственной службе… Ну, как правило, мы все-таки говорим о муниципальных и региональных властях, но это тоже важно. Значит, те кадровые технологии, которые сейчас активно используются на федеральной государственной службе, нужно и в субъектах федерации, и в муниципалитетах применять.

Ну и просто должна быть, кроме всего прочего, ответственность и руководителей за то, что они принимают на работу неадекватных людей, которые проявляют себя не лучшим образом, в том числе оскорбляя граждан, ответственность и тех, кто давал им рекомендацию при назначении на государственную службу, кто принимал на работу.

Иван Князев: Тоже можно с них спросить, да.

Сергей Беспалов: Для их карьеры это должно иметь последствия.

Тамара Шорникова: Вот это важно. Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Сергей Беспалов, научный сотрудник РАНХиГС, был с нами на связи.

Иван Князев: Еще немножко…

Тамара Шорникова: А мы готовы подключить еще одного эксперта. Через SMS, да?

Иван Князев: Да, через SMS. Калужская область: «Чиновники не только хамят, но и вредят. Я натерпелся унижения, пока получал паспорт». Ивановская область пишет: «Да, нужно наказывать. Поэтому я и стараюсь с ними как можно меньше встречаться». Липецкая область: «Постоянно оскорбляли…» Не буду слова приводить, какие здесь написаны. «Сейчас на пенсии. Рада, что не слышу этого». Видимо, человек перестал общаться с чиновниками.

Тамара Шорникова: Любовь Владимировна Адамская, доцент кафедры «Государственное и муниципальное управление» Финансового университета при Правительстве России, с нами на связи. Любовь Владимировна, слышите нас?

Любовь Адамская: Да, да, очень хорошо слышу.

Иван Князев: Любовь Владимировна, хотелось бы узнать… В этой инициативе прописано наказание – тюремный срок за угрозы и так далее. А что, были уже такие случаи?

Любовь Адамская: Да нет…

Иван Князев: Прямо угрозы физического насилия и тому подобное.

Любовь Адамская: Нет, я думаю, что законодатели просто специально это все усиливают для внимания как СМИ, так и своих избирателей, не более того. Это такое идеологическое парение над голосами, которые пойдут потом в плюс законодателю, не более того. Таких криминальных случаев, во всяком случае на моей жизни, а я живу уже полвека, у меня не было. Поэтому моя оценка: он просто сгущает краски, не более того.

Но факты, конечно… Вам уже звонят телезрители и говорят, что натерпелись, когда получают паспорт, допустим, оформляют визу. И вот чиновники такого уровня в обслуживании, да, бывает, действительно хамят, грубят. Но для этого необходимо действительно им в их трудовой книжке отмечать такие неблагоприятные в службе моменты. Но для этого нужно как-то подвязать книгу отзывов, которая находится в том или ином окне обслуживания населения.

Иван Князев: Ну да. Бывает же в частных компаниях, например, дресс-код, да? Почему бы не ввести такой дресс-код на этикет чиновников? Пусть они улыбаются. Ведь когда мы приходим в какое-нибудь частное заведение, там нам все улыбаются. А когда мы приходим в паспортный стол, в МФЦ (хотя в МФЦ мне тоже улыбаются), встречаем ну совершенно другую реакцию.

Любовь Адамская: Ой, я с вами согласна на все сто процентов! По одной просто причине – практика такая уже есть. Мы помним, когда Валентина Ивановна Матвиенко вошла в Совет Федерации, стала председателем, то ввела песочного цвета униформу для сотрудников аппарата. Сейчас, конечно, это опять как-то все исчезло, но идея и посыл у нее были верные.

Из истории, в принципе, мы тоже знаем, что чиновники любого уровня имели из сукна пиджак с лычками на погонах, что-то такое, какие-то отличительные знаки. Действительно, форма была всегда и всюду.

И я об этом даже студентам, которых готовлю по направлению «Государственное и муниципальное управление», всегда говорю: «Мечта, сегодняшняя реальная мечта, чтобы у вас обязательно была униформа, чтобы можно было отличить чиновника, который не боялся бы населения и своей униформы, а общался бы, понимая свою ответственность».

Но, к сожалению, когда мы приходим или в какие-либо частные структуры… Кстати, частные структуры больше всего одевают. А вот государственные и муниципальные – нет. То ли из-за отсутствия финансирования, то ли, может быть, из-за каких-то идеологических соображений, а может быть, даже, я подозреваю, что просто как-то стесняются, знаете, своего рабочего места, выходя на улицу, например, когда идут домой или идут куда-либо: «Как же так? Я буду идти в этой униформе?» Вот это моя личная точка зрения.

Тамара Шорникова: Я думаю скорее, что вряд ли стесняются. Боятся чаще всего.

Иван Князев: Да-да-да. И вообще, конечно, здесь речь, наверное, все-таки про униформу больше не внешнюю, а внутреннюю хотелось бы…

Тамара Шорникова: Мне, честно говоря, все равно, во что одет чиновник. Главное, чтобы не было формального подхода к решению моей проблемы.

Иван Князев: Это точно.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Как вас зовут? Откуда вы?

Зритель: Из Ставропольского края. Георгий.

Иван Князев: День добрый.

Зритель: Добрый день. Значит, я считаю, что хамство чиновников берется оттуда, что у нас, скажем, президент и председатель Правительства часто делят наших людей, своих подданных на успешных и неуспешных, на даровитых и бездарных, оказывают всяческую поддержку даровитым или успешным. А председатель Правительства – я несколько раз сам слышал по телевизору, как он простой народ лузерами называет. Так вот, не это ли причина хамства чиновников?

Иван Князев: Понятно, хорошо, спасибо. Еще несколько SMS. Кемеровская область пишет: «А это не хамство, что нас не видят и не слышат, дают формальные отписки». То есть это фактически уже такое обычное дело. Владимирская область: «Тех, кому не хамили чиновники, нужно записать в Красную книгу». Однако Ленинградская область пишет: «Надо отнестись к этому с пониманием». Видимо, понимают, что не все на этих должностях адекватные.

Тамара Шорникова: Нет, не согласна категорически!

Иван Князев: Я тоже.

Тамара Шорникова: Неуважительное поведение нельзя понимать, а его нужно всячески пресекать.

Любовь Владимировна, с вами еще поговорим о фильтре. Как вы считаете, что нужно и на каком уровне ужесточить, чтобы во власть приходили все-таки люди, понимающие, зачем они туда пришли и как вести себя должны, находясь в такой или иной должности?

Иван Князев: К сожалению, связь с нами пропала.

Тамара Шорникова: Да, нам подсказывают, что мы потеряли связь.

Иван Князев: Еще немножко SMS.

Тамара Шорникова: Давай.

Иван Князев: Челябинская область: «Всем доброго дня! Хамили, выгоняли из администрации, когда я была ребенком-сиротой. Жилье не удалось получить, уже восемь лет ни инвалидности. С работы выжили, хамили. Сейчас мне сорок, инвалидность не продлили. И хамят до сих пор». Ну это просто ужасно! Причем таких SMS все больше и больше.

Тамара Шорникова: Я думаю, что мы будем следить, как будут развиваться события. Мы выясним…

Анатолий, дозвонился к нам Анатолий, важно его послушать. Нам подсказывают режиссеры. Давайте дадим возможность.

Иван Князев: Здравствуйте, Анатолий.

Тамара Шорникова: Времени мало, но успеем. Анатолий?

Зритель: Добрый день всем. Мне хочется сказать следующее. Вот лично я сам и многие в стране… Тем более это было оскорбление на всю страну по центральному каналу. Есть Московская адвокатура, там адвокат Кащенко. Вы, наверное, знаете и слышали. Показывали, как в Иркутске люди остались без квартиры, как они жили, не курили, не пили, образованные были. Лишились квартиры. Репортеры показывают, как лишились квартиры. Кащенко на это знаете что сказала? «Это что? Это пьяницы, это быдло». Я даже зуб даю. Вот слушайте, как она сделала…

Иван Князев: Ну, я думаю, мы не будем продолжать сейчас это слушать.

Тамара Шорникова: Да, мы не будем продолжать, чтобы не произносили в эфире все те слова, которые действительно уже были напечатаны.

Иван Князев: У нас приличный эфир, в отличие…

Тамара Шорникова: По этому случаю сейчас проводится проверка. О результатах этой проверки обязательно расскажем в своем эфире. А сейчас переходим к следующей теме. Отбивка.

Иван Князев: Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Сергей Степанов
наши чиновники выходцы 90 годов, малиновые пиджаки.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски