Хорошие дороги - только до Урала?

Хорошие дороги - только до Урала? | Программы | ОТР

Когда приведут в порядок трассы и изучать свою страну нам станет проще?

2020-10-16T18:26:00+03:00
Хорошие дороги - только до Урала?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Кирилл Янков
заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН
Алексей Кыласов
руководитель центра традиционных игр и спорта Института наследия

Оксана Галькевич: Ну а теперь о том, что для многих этот год, каким бы сложным он ни казался, стал в некотором смысле годом великих географических открытий, ну, по крайней мере в рамках собственной страны. При закрытых внешних границах мы внезапно начали активнее путешествовать по России. И о сколько нам открытий чудных приготовили эти поездки! Нет, ну согласитесь, правда, красот у нас много. Достопримечательностей исторических, природных – не счесть! Но не всегда эти достопримечательности легкодостижимы, увы.

Иван Князев: Речь, в частности, о дорогах. Местами их просто нет. Местами они давно уже были в негодности. И в рамках национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги» в стране взялись ремонтировать более 400 участков трасс и магистралей, которые ведут к ярким туристическим объектам. Пока, правда, они же еще не везде отремонтированы.

Оксана Галькевич: Не везде. Вот покажем вам историю из Челябинской области. Там находится всем известный национальный парк «Зюраткуль». В год его посещают более 90 тысяч туристов со всей нашей страны. Приезжали бы и больше, считают местные жители, если бы не разбитая дорога. От въезда на территорию парка до главной достопримечательности – горы Зюраткуль – почти 20 километров. Ведет туда грунтовая дорога, по которой лучше ехать на внедорожнике. Можно пройти и пешком, но потом не хватит сил подняться по деревянным тропинкам на высоту больше километра и увидеть само высокогорное озеро Урала. Общественный транспорт, ну понятно, туда не ходит.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Администрация парка периодически проводит там такую работу. Там проходит грейдер, ровняет дорожное полотно. И администрация обещает когда-нибудь заасфальтировать все-таки эту трассу, этот путь. Но, видимо, это произойдет не скоро. При этом сами сотрудники ездят по территории на «уазиках» и квадроциклах.

Иван Князев: Это такая, мне кажется, повсеместная беда у нас по стране. Действительно замечательные места. Посмотришь это видео – очень хочется там побывать. Но как добраться? Даже если ты долетишь до города, то потом дальше-то доедешь ли?

Оксана Галькевич: Ну, не такая уж и повсеместная. Я как человек, который все-таки пол Байкала в этом году объехал, хочу сказать, что местами весьма приличные дороги. Ну давайте…

Иван Князев: Вот ты и расскажешь вместе с экспертами нашими.

Оксана Галькевич: Давайте поговорим о том, что проблема есть, и ее надо решать. И как ее решать? И как она решается?

У нас на связи Кирилл Янков, член Общественного совета при Минтрансе России. Кирилл Вадимович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Кирилл Вадимович.

Кирилл Янков: Добрый день.

Оксана Галькевич: Кирилл Вадимович, у нас тут пишут… Мы только заявили тему – и пришли сразу несколько сообщений. Люди пишут: «Мы давно говорим и поднимаем вопрос о том, что у нас хорошие дороги делают только до Урала. Вопрос: почему?»

Вот люди почему-то у нас считают, что основные усилия сосредоточены в центральной, в европейской части страны. Так ли это? Расскажите. Вы знаете все в цифрах и в фактах.

Кирилл Янков: Ну, дороги новые, в общем, у нас делаются по всей стране.

Я сначала хочу прокомментировать немного сюжет. Скорее всего, дорога на территории национального парка «Зюраткуль» вообще находится на балансе самого национального парка. Это бывшая лесная дорога. Национальные парки у нас образованы из бывших когда-то лесхозов. Скорее всего, она на балансе национального парка. Национальный парк – в федеральной собственности. Значит, эта дорога должна финансироваться через Минприроды, потому что в ведении Минприроды находятся все национальные парки.

А проект «Безопасные и качественные дороги» – он таких случаев не предусматривает. Он предусматривает на региональные дороги выделение средств, на приведение их в нормативное состояние. На дороги в городских агломерациях он предусматривает выделение средств. И даже на дороги Министерства обороны там немножко выделено. А на такие дороги…

Иван Князев: Ой, как это все грустно звучит! Это получается, что туда дорогу так и не дотянут, не доделают нормально?

Кирилл Янков: Ну, может быть, наш сюжет увидят в Минприроды и поймут, что надо немножко выделить деньги национальному парку на доведение этой дороги также до нормативного состояния.

Оксана Галькевич: Кирилл Вадимович, а у меня вот такой вопрос. А почему, если там частично деньги на дороги Министерства обороны выделяются, то, допустим, они так же частично не выделяются на какие-то национальные парки или еще что-то? Проблема в том, что, получается, эти программы раскоординированы в силу того, что это разные зоны ответственности? Как их «подружить»?

Кирилл Янков: Да, вот так получается. Когда делали национальный проект «Безопасные и качественные дороги», видимо, Минобороны подсуетилось и включилось туда, а в Минприроды, видимо, забыли о том, что в заповедниках и национальных парках тоже есть дороги, и по ним даже ездят туристы, и вовремя они не включились. Так бывает.

Оксана Галькевич: А у нас полстраны – это национальные парки, заповедники, заказники, особо охраняемые территории и так далее, и так далее, и так далее.

Иван Князев: Мне интересно, а в связи с этим бюджеты тогда какие у Минприроды? Они вообще предусматривают такое понятие, как делать нормальные дороги к каким-нибудь достопримечательностям?

Кирилл Янков: Ну, у Минприроды нет на это специального бюджета. Там есть содержание национальных парков и заповедников. И в рамках содержания национальных парков там можно потратить деньги на ремонт той дорожной сети, которая находится на территории национального парка. Но для этого по этой статье этому национальному парку нужно, соответственно, на очередной год выделить дополнительные деньги. Такая процедура есть.

Но вы знаете, что у нас далеко не всегда делается так, как нужно. А иногда делается тяп-ляп. И вот здесь тот самый случай, когда об этом не подумали.

Оксана Галькевич: Но все-таки, если вернуться к цифрам и фактам, действительно ли правы те наши зрители, которые живут за Уралом и считают, что их Минтранс обделяет своими усилиями по восстановлению дорожного полотна, трасс, по налаживанию нормальной инфраструктуры?

Кирилл Янков: Хочу сказать, что это не так, что дороги за Уралом делаются.

Дорога, связывающая Москву и Владивосток, она имеет разные номера, она меняет названия, но тем не менее уже сейчас от Москвы до Читы практически везде появился асфальт. Дорога Чита – Хабаровск, которая была построена десять лет назад, тоже постепенно вся «одевается» в асфальт. Дорога на Якутск (Большой Невер – Якутск), это федеральная автодорога «Лена» – там тоже появляется все больше и больше асфальтированных участков. Там уже нет тех участков, где можно утонуть в грязи. А 20 лет назад там были просто грунтовые участки, и автомобили в грязи тонули.

На многие федеральные трассы деньги выделяются. В агломерациях тоже не так плохи дела. В Новосибирске сейчас начинает строиться четвертый мост через Обь. А с учетом моста по объездной дороге – уже пятый мост. Сейчас выделены деньги на проектирование нового моста через Енисей в Красноярском крае. То есть деньги идут значительные.

Ну и наконец, может быть, проект века будет осуществлен – все-таки мост через Лену будет построен в Якутске. Это проект по стоимости сопоставимый с Крымским мостом. Он даже еще дороже, потому что на вечной мерзлоте. Уже в 2014 году подбирались к тому, что его начнут строить, но Крымский мост оказался приоритетнее. Сейчас снова идут подготовительные процедуры, чтобы по концессионному соглашению был построен мост через Лену.

То есть в восточной части страны много делается. Но, конечно, это не значит, что там нет плохих дорог.

Иван Князев: Я прошу прощения, Кирилл Вадимович, а давайте мы наших телезрителей попросим рассказать. Уральцы, сибиряки, Дальний Восток – ну, кто еще не спит сейчас на Дальнем Востоке, – расскажите, какие у вас дороги, в каком они состоянии, к каким, может быть, туристическим объектам ведут, какими вы ездили и что видели.

Оксана Галькевич: Да давайте расскажите просто, друзья, если вдруг есть какие-то маршруты, по которым вы хотели бы проехать, но вас останавливает именно некачественно дорожное покрытие. Расскажите, что это за направления, что это за маршруты.

Иван Князев: Прощу прощения. В частности из Камчатского края нам пишут: «Вообще неплохо было бы «Лыжню здоровья» асфальтировать до самого Авачинского вулкана». Я так понимаю, «Лыжня здоровья» – это какая-то трасса. Просто я не очень хорошо знаю.

Оксана Галькевич: Забайкалье: «Есть природный парк «Алханай». Дорога до парка отличная. Тропинку сделали деревянную, удобно ходить. Приезжал Далай-лама и сказал, что некоторые места должны быть тернистыми». Это уже, видимо, в качестве мудрости поделился наш зритель.

Тверская область пишет: «Кто-то попытался когда-нибудь покататься по Тисульскому району?» Видимо, там плохо, судя по интонации этого сообщения.

Иркутская область (там, кстати, Прибайкальский национальный парк достаточно существенную часть занимает, с левой стороны от Байкала) пишет: «Только сделай дороги – так гости всю местность загадят».

То есть, понимаете, Кирилл Вадимович, есть люди, которые не очень-то и хотят, чтобы активно прокладывали дороги.

Иван Князев: Есть опасения. Из Ленинградской области…

Оксана Галькевич: Тверская область жалуется, что в Торопце у них очень плохо все. Кстати, вы как член Общественного совета при Минтрансе России, может быть, обратите внимание, запомните этот адрес. «Тверская область. Дорога с юга и с севера к городу Торопцу – всегда как после обстрела. А Торопец – это исторический центр». Ну, просто возьмите себе на заметку.

Иван Князев: На федеральную трассу Санкт-Петербург – Архангельск тоже жалуются: «Не проехать из-за бездорожья».

Кирилл Янков: С юга к Торопцу дорога подходит нормальная. От трассы М-9 до Торопца дорога нормальная. А вот к северу дорога, которая соединяет Тверскую и Новгородскую, она ведет из Торопца в город Холм Новгородской области, и она действительно плохая.

Это наша беда: дороги на стыке субъектов федерации, если они не федеральные дороги, а если это дороги субъектов или местные, как правило, они плохие. Потому что каждый субъект федерации прежде всего делает дорогу от райцентра до областного центра, а делать дорогу к границе другого субъекта федерации субъекты федерации не спешат. Это наша беда. На стыке субъектов федерации дороги часто плохие. Знаю эту дорогу. Прав телезритель.

Оксана Галькевич: Очень странно, что между субъектами федерации такая ситуация. Они же между собой торгуют, какой-то товарооборот. В конце концов, люди ездят.

Кирилл Янков: Понимаете, основные дороги между Тверской и Новгородской областью – это федеральные трассы М-10 и М-11. Они в отличном состоянии. Губернаторы друг к другу могут проехать с ветерком. А это окраины двух областей. И Торопец Тверской области, и город Холм Новгородской области – это окраины.

Оксана Галькевич: Ну да, направление другое.

Кирилл Янков: Нужно, чтобы области нормально соединялись.

Иван Князев: Там асфальт заканчивается.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Кирилл Янков, член Общественного совета при Минтрансе России, был с нами на связи.

Оксана Галькевич: Давайте посмотрим небольшой сюжет сейчас из Владивостока. Там около полусотни разных достопримечательностей, но опять же из-за того, что не всегда хорошие дороги к ним ведут, до некоторых добраться весьма и весьма сложно. Наш корреспондент попытался проехать на машине к туристическим объектам. Вот что получилось у него.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Вот так вот. На самом деле и за Уралом, и на Дальнем Востоке, и в центральной части – везде очень много у нас интересного. То есть проблем с досугом, с тем, чтобы себя занять и куда-то съездить либо на выходные, либо на более долгий период, абсолютно нет.

У нас звонок есть сейчас, а дальше подключим еще одного собеседника. Ольга из Бурятии. Ольга, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: А я была у вас в Бурятии этим летом. Здравствуйте.

Зритель: Очень приятно слышать. Да, в этом году у нас было очень много туристов из России, именно из России, иностранцев не было. Я просто в этой сфере работаю.

Я хотела поделиться дорогой Владивосток – Улан-Удэ. Мы два года назад купили автомобиль во Владивостоке и приехали с супругом. Дорога замечательная, я вам скажу. Мы такого асфальта в Улан-Удэ точно не видели. Прекрасно все было.

Единственный минус, вы знаете, – дорога вокруг Байкала, то, что сделали в Бурятии. Асфальт положили. Это все прекрасно, туристов много. Но большой минус: очень много мусора стало из-за того, что туристов много. Поэтому как плюсы, так и минусы есть, когда мы делаем хорошие дороги к туристическим местам.

Оксана Галькевич: Но это же вопрос все-таки работы с этими проблемами. Правда? Согласитесь? Мы сейчас с вами о дорогах говорим. Дороги есть – и прекрасно. А трасса «Байкал», кстати, очень хорошая. Я ездила в этом году. И там дальше, в принципе, по дорогам ездила. Замечательно все.

Иван Князев: Обустраивать все надо. Мусорные контейнеры ставить просто, и все.

Оксана Галькевич: А с мусором надо просто работать, да. Ну, это уже, конечно, другая проблема. Но вы правы абсолютно.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое за ваш звонок.

Челябинская область, телезритель пишет: «Дорога Челябинск – Магнитогорск отремонтирована кусками: кусок хороший, кусок плохой. И так вся дорога. Это очень странно». «Дорогу Нарьян-Мар – Усинск строят больше 20 лет, – это из Архангельской области SMS. – Асфальт не обещают, будет гравийка. Если вообще будет». Ну, хотя бы гравийка, если она будет качественной. Гравийка тоже бывает разная.

Оксана Галькевич: Какие места у нас несправедливо, так скажем, обделены вниманием туристов за счет того, что инфраструктура недотягивает? Давайте попробуем об этом поговорить с нашим следующим собеседником.

У нас на связи Алексей Кыласов, руководитель Центра экономики культуры Российского НИИ культурного и природного наследия имени Лихачева. Здравствуйте, Алексей Валерьевич.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Валерьевич.

Алексей Кыласов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вот расскажите нам, какие места у нас несправедливо, так скажем, сейчас обделены вниманием туристов, россиян, куда можно было бы легко и здорово организовать и направить туристические потоки, но только надо с инфраструктурой поработать?

Алексей Кыласов: В прошлом году у нас была конференция. В общем, мы проехались, достаточно много проехались по Алтаю. И это, конечно, место притягательное для туристов. И есть там чего посмотреть.

Но вы знаете, возникает… Вот сейчас сказали про мусор. Есть ведь еще и другая проблема. Хорошо отремонтировали Чуйский тракт. И там есть такое урочище Калбак-Таш. И я был неприятно удивлен, когда на трех-пятитысячелетних петроглифах поверх увидел граффити вандалов.

Сегодня так просто эту проблему не решить. И здесь не только нужно подходить как-то взвешенно к открытию этих исторических памятников. Собственно говоря, ведь речь идет не только об их открытии, речь еще должна и вестись одновременно об их защите, о комплексной защите. С одной стороны, это банальные вандалы. А с другой стороны, это и вызовы, когда пытаются рядом построить какие-то объекты, и они могут просто портить эту культурную и историческую…

Иван Князев: Алексей Валерьевич, с этим никто не спорит. Мне кажется, это просто какая-то другая часть этой проблемы. Нельзя же законсервировать все исторические места в нашей стране и вообще никогда никого к ним не пускать. Ну что же теперь не смотреть на них?

Единственное, знаете, что мне интересно? А есть ли у нас какой-то общий комплексный план, какая-то схема? Вот сколько у нас таких объектов? Что для них нужно сделать? Какие дороги подвести к ним? Может, действительно не нужно подводить? Вот такое понимание есть у нас?

Алексей Кыласов: Оно, в общем, нарабатывается. Этот год, как ни странно, дал толчок к переоценке той базы, которая сложилась сегодня. Многие объекты наследия, которые были выявлены и которые, собственно говоря, были известны ученым, совершенно внезапно вызвали интерес. И сегодня эта карта притяжения для туристов существенно расширяется.

Но я бы хотел знаете что сказать? Ведь необходимо прокладывать дороги. Иногда гораздо больший экономический эффект и культурный достигается тем, что какие-то путешествия намеренно делаются эксклюзивными. Вот у нас не так много таких точек, но…

Вот есть плато Мань-Пупу-нёр на стыке Коми, Свердловской области, Пермского края. Туда можно добраться только либо на вертолете… А это, в общем, создает определенный эксклюзив. И не так много людей, которые могут просто или сделать селфи, или с гордостью там…

Оксана Галькевич: Потому что финансово не потянут.

Алексей Кыласов: Ну конечно. Это эксклюзив. И таких мест в мире, кстати, достаточно много. Мне по роду моей работы довелось побывать в нескольких десятках таких эксклюзивных мест. Знаете, это не так плохо, что туда сложно добраться. То есть это еще одна сторона проблемы, когда нужно обустраивать не доступные, а эксклюзивны туры.

Иван Князев: Понимаете, такие эксклюзивные туры – ну, правильно Оксана сказала, – они же не всем будут по карману. Знаете, я просто думал, что вы скажете, что не вертолетом долететь, а, может быть, на лошадях доскакать или туристическую тропу, туристический маршрут организовать с проводниками. Вот в этом плане. Вертолетом – большого ума не надо.

Алексей Кыласов: Туда можно добраться туристическим путем.

Иван Князев: Такие маршруты будут развивать у нас?

Алексей Кыласов: Конечно. Вот на Мань-Пупу-нёр есть альтернативный маршрут – туристическая тропа. Но он достаточно протяженный во времени. И тоже просто на это нужно решиться.

С другой стороны, есть на Кавказе достаточно много… Вот сейчас люди для себя открывают Дагестан. Среди моих знакомых просто чудным образом оказалось, что в Дагестан съездило этим летом тоже, в общем, немало людей. И были приятно удивлены разнообразием ландшафтов и обилием каких-то исторических памятников, культурных мест, да и собственно ландшафтами окружающими. И это тоже в основном туристические тропы – что, в общем, определяется горами, где это находится. И это тоже достаточно интересно.

Оборудование горных троп, с одной стороны, менее затратно, но, с другой стороны, дает, наверное, больше впечатлений. Хотя пропускная способность, конечно, на несколько порядков ниже, чем у автомобильных трасс.

Оксана Галькевич: А меня все это лето на самом деле удивляет, как искренне люди удивляются тому, сколько интересного у нас в стране. Я так смотрю по сторонам, читаю какие-то описания, рассказы – и люди прямо в таком удивлении! Это действительно лето географических открытий.

Давайте Москву выслушаем, Антонина у нас на связи. Здравствуйте, Антонина.

Зритель: Добрый день.

Иван Князев: Рассказывайте. Где были? Что видели? По каким дорогам ездили?

Оксана Галькевич: Или куда не смогли попасть.

Зритель: Вы знаете, я каждое лето езжу в Мордовию, Ковылкинский район, село Гумны. Меня удивляют там дороги. Село большое, более 300 домов. Дорога доходит до начала села, до остановки. Два с половиной километра – длина. Там ни «скорая помощь» не может въехать, ни «пожарная помощь». Медицинских услуг в селе нет, ничего нет. И пенсионерам приходится ездить на такси.

Оксана Галькевич: Слушайте, я смотрю – там рядок городок какой-то даже. Нет? Городок? Не Городок? Краснослободск находится.

Зритель: Нет, это далеко, это другое направление. У нас Гумны – это направление краснолободское и Ковылкинский район.

Иван Князев: А село-то интересное, красивое? Что-то там интересное есть? Или это просто потому, что у вас там родственники, вы ездите туда?

Зритель: Нет, я там родилась. Каждое лето там отдыхает моя мама, и мы ее навещаем.

Иван Князев: Ну понятно.

Оксана Галькевич: Слушайте, хороших дорог людям хочется не только потому, что там кирха какая-то стоит, уважаемый!

Иван Князев: Я согласен. Просто мне нужно было уточнить.

Давайте Хакасию послушаем, Сергей дозвонился.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте, дорогие ведущие. Меня зовут Сергей Шевченко, я из Хакасии, из города Саяногорска.

Меня очень сильно интересует дорога Абакан – Междуреченск – Новокузнецк. Дело в том, что Лебедь в свое время, сейчас Коновалов просто выбивают деньги на все эти дела, но дороги так и нет. Есть дорога только до Вершины Теи и Балыксы. А дальше 40 километров до Трехречья – практически по горной тайге, по речкам приходится ехать на вездеходах. Это было бы очень интересно для туристов. Объединили бы курорты наши и Кемеровской области. Телецкое озеро там рядом. И самое главное – это прямая дорога на Новосибирск. Понимаете? Для Хакасии это было бы очень хорошо.

Иван Князев: Я просто не могу прокомментировать, не знаю.

Оксана Галькевич: Вот мне нравится, когда сибиряки, знаете, звонят и говорят: «А у нас Телецкое озеро недалеко». Я сейчас тут ползаю по карте и смотрю, насколько же недалеко Телецкое озеро от вас. И понимаю, что не очень-то оно близко. Ну, все равно прекрасно. Мне нравится ваш оптимистичный задор.

Сергей, скажите, а вы заметили, что у вас в этом году больше стало туристов? Уже ушел звонок. Нет? Сергей, вы с нами еще?

Зритель: Очень много денег выделяется. Я очень этим горжусь. Хотя задавал вопрос напрямую губернатору по поводу этой дороги в сторону Междуреченска. Ну, там очень большие затраты, понимаете, особенно со стороны Кемеровской области. Там надо мост строить через Томь, много маленьких мостов через речки горные. Но природа…

Иван Князев: Природа замечательная в Хакасии, конечно.

Оксана Галькевич: Ой, природа… Природу мы знаем.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ростуризм в этом году столько о вас рассказывал!

Алексей Валерьевич, скажите, вот эти небольшие усилия… то есть усилия, которые сейчас Минтранс прикладывает к восстановлению дорожного покрытия, они достаточны или недостаточны? Или надо бы форсировать? Как вы считаете?

Иван Князев: Коротко, если можно.

Алексей Кыласов: Коротко? Я на самом деле не так компетентен в области дорожного строительства, потому что, собственно говоря… Я могу сказать, что сегодня охват дорогами… Я специально готовился к эфиру и посмотрел, каков процент исторических памятников и культурного наследия охвачен доступностью.

Иван Князев: Коротко!

Алексей Кыласов: Вы знаете, этот процент – меньше 10%.

Иван Князев: Понятно. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Алексей Кыласов, руководитель Центра экономики культуры Российского НИИ культурного и природного наследия имени Лихачева.

Это были темы дневного блока программы «Отражение». А вот о чем речь пойдет вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Владимир
Концепция осталась со Второй мировой. Чтоб враг не прошёл.