Хоть какая, но занятость

Хоть какая, но занятость | Программа: ОТРажение | ОТР

Прошлый год многих лишил работы. Как помочь людям? Что предлагает государство?

2021-03-04T21:11:00+03:00
Хоть какая, но занятость
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Регионы. Что нового? Владивосток, Екатеринбург, Липецк
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Гости
Владимир Морыженков
профессор бизнес-школы МИСиС
Андрей Пискунов
управляющий директор рейтингового агентства «Национальные Кредитные Рейтинги»

Иван Князев: В эфире ОТРажение, и мы продолжаем. Сейчас речь вот о чем: в Минтруде придумали, куда деть армию безработных, которую наша страна получила за время пандемии. Там собираются приплачивать работодателям, чтобы их, то есть безработных, взяли на вакансию. Такие безработные с приданым получаются. Нет, ну то, что за некоторых точно нужно платить, чтобы его куда-то взяли, это без сомнения, но чтобы так масштабно.

Тамара Шорникова: Конкретнее. Российские работодатели смогут получить субсидию в размере МРОТ, даже трех МРОТ за трудоустройство потерявших работу в период эпидемии коронавируса. Это будет федеральная программа. И, по расчетам ведомства, такие меры позволят трудоустроить не менее двухсот тысяч официальных безработных. Распределять средства будет Фонд социального страхования.

Иван Князев: Ну а все из-за того, что более половины безработных так и не смогли трудоустроиться в 2020 году, и вот Центры занятости переориентировались на раздачу денег вместо помощи с работой.

Тамара Шорникова: Зарегистрированных безработных сейчас два миллиона восемьсот тысяч человек, а было четыре миллиона с лишним. Большинство из тех, кто встал на биржу труда и обратился за пособиями, это люди в возрасте от тридцати до сорока девяти лет - их около 60%. Четверть официальных безработных старше 50 лет, остальные - молодежь. Важная деталь - доля безработных без профессионального образования составила 60%.

Иван Князев: Но вот хотим мы прямо сейчас понять, как сработает такая мера в борьбе с безработицей, согласятся ли на нее работодатели, и как еще государство может помочь людям, оставшимся без заработка, будем выяснять. Что у вас с работой, уважаемые телезрители, расскажите. В регионе легко ли трудоустроиться, куда берут, куда не берут, почему отказывают. Звоните нам в прямой эфир, а мы поговорим с экспертами. Сейчас с нами на связи...

Тамара Шорникова: Владимир Морыженков, профессор бизнес-школы МИСиС. Здравствуйте, Владимир Алексеевич.

Владимир Морыженков: Здравствуйте, уважаемые коллеги.

Иван Князев: Владимир Алексеевич, как вы оцениваете вот эту инициативу? Несколько, конечно, странно, что получается Центры занятости расписались в чем - в том, что они не могут просто так, бесплатно грубо говоря, трудоустроить людей, найти им работу и теперь будут, готовы доплачивать работодателям. Или это параллельно будет делаться?

Владимир Морыженков: Представьте себе ситуацию, когда вы имеете такое количество людей без профессионального образования. Представляете, 60% зарегистрировавшихся не имеют профессионального образования. Сегодня на работе без профессионального образования работодателю... Как он может использовать этих людей? Мир меняется стремительно, и использовать этих людей чрезвычайно проблематично.

Теперь я бы хотел обратить внимание на то, что если взять предлагаемую меру, что мы вам доплатим, то есть очень хорошее понятие - маркетинговое исследование, то есть оценочное. Нужно было бы взять каких-то работодателей и спросить: «Если мы вам доплатим, возьмете не имеющих профессиональных знаний людей к себе на работу?» И какая сумма будет доплаты?

Я сделал такие маленькие исследования, у меня большая школа учеников, и опросил потенциальных работодателей. Во-первых, я ни одного не нашел в частном бизнесе, а в государственном бизнесе один топ-менеджер сказал: «Если заставят, будем брать». Я говорю: «А насколько вам эти деньги будут полезны?» Он говорит: «Ну, сумма в один МРОТ за каждого человека... Даже не представляем, что это значит в масштабах нашего предприятия, то есть сколько нас заставят взять, мы возьмем даже и без МРОТ. По-другому здесь не работает».

Иван Князев: А разве там про заставить-то речь идет? По-моему, пока еще не заставляют.

Тамара Шорникова: Стимулируют наоборот.

Владимир Морыженков: Да, но обратите внимание, что рынок-то решает сейчас вопрос по высвобождению ненужных людей своим естественным рыночным образом. Вы думаете, хороший работодатель избавится от хорошего специалиста? Да он дома голодать будет, лишь бы не потерять, чтобы этот человек не ушел, чтобы когда появится хоть какой-то признак тренда роста, он сможет с этим человеком сделать в разы больше. А когда пандемия, то множество работодателей воспользовалось этой ситуацией сбросить балласт, понимаете. Этот балласт оказался на рынке, его надо спасать, чтобы этот балласт... Может быть, среди них огромное количество приличных порядочных людей. Им нужно дать профессиональные навыки.

Вот представьте себе, вы можете так по быстренькому организоваться, чтобы дать профессиональные навыки человеку, что его после этого... Я не знаю, он пройдет какие-то курсы, там Excel таблицу ему покажут как заполнять или еще что-то, кому он все равно будет нужен? Потому что образование - это системный навык, и на это уходят годы. И тогда важный сигнал, чтобы родители, которые держат своих детей в университетах ради достижения диплома, как бы дети потоками не переходили в разряд безработных. Вы видите, как молодеет уже рынок безработицы - 30 лет.

И если мы с вами обращали внимание, что раньше 30-летние - это была Испания наполовину безработная, там не могут найти работу. Или наши южные республики, наполовину не могут найти работу. То сегодня это пришло к нам, и выпускники университетов с профессиональным образованием, но которые не могут сдать тесты при устройство на работу по профессиональным навыкам, они тоже попадают вот в эти очереди. Как их приспособить, если они за 30 лет ничего не смогли добиться?

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок. Виктория, Тверская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, Виктория.

Зритель: У нас такая ситуация. Я проживаю: Тверская область, Торжокский район, село Пятница-Плот. Мне 42 года, я стояла на бирже три месяца. Пособие было по безработице у меня полторы тысячи рублей. Ну, кроме дворника и продавца в магазин мне ничего не предложили. Город маленький, вакансий нет. Мое село от города находится в пятнадцати километрах, автобус ходить два раза в неделю. То есть мне даже и подыскивать работу в городе, значит я должна ездить на своей машине. Бензин примерно у меня пять тысяч рублей, я посчитала, будет выходить туда-обратно. Зарплату предлагают тысяч пятнадцать.

Иван Князев: Виктория, а еще раз, кто вы по специальности?

Зритель: По специальности я училась вообще-то на продавца-кассира.

Иван Князев: И неужели вот в вашем населенном пункте или в ближайшем просто нет, ну вообще нет ни магазинов, ничего?

Зритель: У меня самый ближайший населенный пункт - это город Торжок, то есть это пятнадцать километров от меня. Это самый ближайший.

Иван Князев: Смотрите, Виктория, я вот сейчас просто хочу... Вместе с вами давайте посмотрим вакансии «продавец Торжок». Я сейчас вбиваю в поисковую систему и сейчас посмотрим, есть ли там или нет.

Зритель: Очень большие зарплаты да, обещают большие, а по факту выходит совсем другое.

Иван Князев: Так-так-так, вот смотрите: продавец в магазин автозапчастей, наверное, это вам не подойдет. Да, продавец еще раз город Торжок.

Тамара Шорникова: Продавец-кассир, да?

Иван Князев: Да, продавец-кассир, компания «КС Интернешнл», в магазин «Fix Price», подойдет вам, Виктория? Требуется продавец-кассир, должностные обязанности...

Тамара Шорникова: Зарплата-то есть?

Иван Князев: Зарплату вот сейчас пытаюсь найти.

Тамара Шорникова: По договоренности?

Иван Князев: По договоренности. Я не знаю, честно говоря, какая там может быть договоренность. А сколько обычно вот по таким зарплатам платят? По таким специальностям.

Зритель: Обещают они двадцать, но по факту выходит, потому что продавцы меняются там все. Все меняются, люди, наверное, не от хорошей жизни безработными становятся.

Иван Князев: Да, Виктория, смотрите, я прошу прощения, Тамар, такой еще вопрос: а вы только через центр занятости пытались искать работу?

Зритель: Да, в основном, да. Тут была возможность, попросилась вот, чтобы в сельских поселениях в клубах взяли на работу, но тут пандемия нагрянула, все закрылось.

Иван Князев: Ну а сами? Я имею в виду другие какие-то порталы, их же много сейчас. Просто вот...

Зритель: Вы знаете, в основном, то, что достойно, предлагают другие города, то есть это надо бросить свой дом и уехать. А по Конституции я же имею право на работу, правильно? Я не обязана бросать свое жилье, место жительства, где я живу.

Иван Князев: Ну, не знаю, оставьте свой телефон. Вот смотрите, 21 500 в месяц продавец-кассир Торжок, пожалуйста, мы вам скинем. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. То, что пишут нам телезрители прямо сейчас. Москва, такой вопрос со скепсисом: «Работодатель трудоустроит безработного, получит субсидию от государства, а потом уволит, ссылаясь на его низкую квалификацию, никто же ему, мол, не запретит. Субсидию вернет государству или зачислит себе в доход?»

Есть еще много сообщений, вот сейчас уплыло, но было там у человека несколько высших образований, полгода стоит уже на бирже труда, работу подыскать ему не могут, он сам за свои деньги сейчас переучивается. Возможно, за такого сотрудника действительно доплатить. Странно, почему его до сих пор не отрывают с руками с его квалификацией и т.д.

Много вопросов, собственно, вот сейчас к формулировкам: «Какую помощь, как, с какими параметрами предлагают?» Вот то, что я пока увидела, - это тем, кто потерял работу до 1 января 2021 года, соответственно, но мы, вроде как, еще не победили коронавирус, предприятия продолжают там сокращать штаты, испытывать трудности. Как вам кажется, разумно ли вот такой период? Это первое. А второе: даже в пандемию наверняка сокращали штаты не из-за пандемии. Вот такие безработные смогут на помощь рассчитывать? Ну просто, предприятие так и так закрылось бы или уволило.

Владимир Морыженков: Я полагаю, что государство поступает сейчас квазиразумно, как бы разумно, исходя из проблем со своим дефицитом бюджета. Они не знают, смогут ли они занять деньги для реализации национальных программ на рынке, они не знают своего будущего, потому что санкционный режим предусматривает огромное количество неопределенности в нашем развитии. Это развитие, конечно, сдерживается. Если нет развития, то нет и источника создания рабочих мест.

Вот женщина только что в Торжке говорила, что ей бы найти работу, а никакой предпринимательской инициативы нигде нет. Спасением по созданию рабочих мест является поддержка малого и среднего бизнеса. Эта поддержка всегда несет под собой обязательно, что есть возможность найти инвесторов. А где ты найдешь инвесторов, когда каждый сегодня пытается свой рубль переложить не в банк даже на депозит, а просто элементарно переложить его в доллары и держать его под подушкой, потому что нет возможности... Любое рабочее место обязательно стоит денег, чтобы его создать, и поэтому вклад Правительства сегодня в виде одного МРОТа для создания нового рабочего места, конечно, совершенно неадекватно. Очень маленькая стоимость, а рабочее место, я считал по статистике... Стоит вообще создание рабочего места десятки тысяч долларов, чтобы создать рабочее место. В пересчете на рубли.

Если возвращаться к вашему вопросу, то реальность такова, что государство, наверное, будет вынуждено предпринять... Сейчас попробует эту программу, если деньги моментально кончатся, они вынуждены будут искать какие-то резервы для там... Деньги кончатся, а проблема не будет решена, они могут заморозить решение этой проблемы.

Но беда-то в том, что, посмотрите, у нас размер пособия по безработице один МРОТ - это двенадцать тысяч с небольшим, 12 378 рублей, а женщина только что сказала, что у нее пособие-то полторы тысячи рублей. И мы открываем их нормативные документы, они говорят: от двенадцати до полутора. И мы не знаем структуру, сколько там полутора, может, эти полторы тысячи получает 90%. Но люди, если они могут попасть под двенадцать, они все будут пытаться перейти на эти двенадцать тысяч, потому что на двенадцать тысяч в очень консервативном режиме и не в Москве или Московской области можно просуществовать. Тогда мы все опять переходим на свои шесть соток, и поэтому массовые публикации, что мы возвращаемся в Советский Союз на содержание - это одна тема.

Я бы еще хотел обратить ваше внимание на такую ситуацию, что если нет программы развития, если тебя не включают в какой-то драйв будущего... Раньше-то хоть, что наши дети будут жить при коммунизме или еще какие-то были там новеллы несбыточные, но людям пропаганда это вбивала. Сегодня пропаганда вбивает просто обратное, мы ограничились законодательством в твоем поведении, ты можешь даже высказаться, и никакую мечту тебе не передают. В этой связи у людей нет надежды и нет формата своего будущего, и тогда оно превращается в детей, то есть поведение того, что есть у нас великий кормчий, и он обязан кормить, и я тогда буду за него голосовать.

И тогда вот такая патерналистская модель, она может охватить все общество, потому что если нет развития, а попытка проявления инициатив может жестко наказываться силовыми ведомствами, то все будут поступать либо в силовое ведомство, вы видите, какие бешеные конкурсы, во все эти заведения сегодня не попадешь никак. И будет игнорироваться любая инициатива, которую мог бы человек каким-то образом развить, и какое-то свое дело, потому что моментально...

Если рабочие места нельзя создать вот таким образом в той маленькой деревне под Торжком, где можно было бы какой-то кооператив по какому-то выращиванию, чего-то предоставлению, проезжая часть, дорога, ларек, киоск, человек сам придумает. Человек 100% придумает себе рабочее место. Если не поддерживать перестало быть модным или превратилось в инструмент наживы локальных чиновников, то все, вы имеете тогда, мы все станем детьми великого человека в России, они обязаны нас кормить. И вот кормление будет от двенадцати до полутора тысяч. Это только начало.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, Владимир Алексеевич. Владимир Морыженков, профессор бизнес-школы МИСиС был с нами на связи.

Послушаем наших телезрителей. Надежда сейчас из Брянской области дозвонилась. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, Надежда.

Зритель: Во-первых, спасибо за принятый звонок. Я ваш постоянный зритель. Рада, что приняли, опять услышите мое мнение по этому вопросу. Сижу и возмущаюсь, уже не в первый раз. Во-первых, меня очень удивило решение Правительства доплачивать работодателям за то, что они возьмут безработного. Второе. Мое личное мнение. Я сталкивалась с Центрами занятости по поводу своей работы. Вы знаете, я давно пришла к мнению: закрыть к чертовой матери эту службу. Она порождает паразитов, плодит паразитов, потому что при желании человека работать, он найдет работу. Работы полно. Вот плачут: «Мало платят, мало платят». Я вот слушаю и возмущаюсь. Да вы сходите каждый день пять дней в неделю, поработайте 320 дней за минимальную зарплату, узнаете, что такое заработать минимальную зарплату, а потом будете решать, какую-то работу другую искать, на более высокооплачиваемую. Работы полно.

Тамара Шорникова: Надежда, ваше мнение понятно. А почему паразитов-то? То есть это служба, которая помогает людям, оказавшимся без работы, найти ее. Они хотят получить новую работу.

Зритель: Они... Если человек... Поверьте, я работаю с людьми и обслуживаю людей, я работаю с людьми уже тридцать лет. Я сталкиваюсь со всеми структурами: Пенсионный фонд, Центр занятости. Я знаю, о чем я говорю. Самые настоящие паразиты. Те, кто стоит на бирже, - это те, кто не хочет работать. Я вот еще раз повторю: закрыть эту службу. При желании человек, если хочет работать, он найдет работу сам.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, Надежда, за ваше мнение. Ну вот, мы тоже хотим спросить, точнее, уже спросили наши корреспонденты наших телезрителей, должно ли государство помогать безработным. С таким вопросом вышли к жителям Екатеринбурга, Владивостока и Омска. Давайте послушаем.

ОПРОС

Иван Князев: Сейчас еще с одним экспертом проанализируем ответы наших телезрителей. Андрей Пискунов у нас на связи, управляющий директор рейтингового агентства «Национальные Кредитные Рейтинги». Здравствуйте, Андрей Дмитриевич.

Андрей Пискунов: Добрый вечер.

Иван Князев: Андрей Дмитриевич, смотрите, какой момент. Вот из того, что говорили наши телезрители: либо переобучение/переподготовка, либо прямые просто выплаты денег людям. Что из этого эффективно и что еще может предложить государство и должно предложить, по вашему мнению?

Андрей Пискунов: Во-первых, давайте не будем забывать, что текущая безработица - это во многом результат 2020 года, который прошел под эгидой карантинных мер, закрытия административного многих предприятий, поэтому еще пока ничего не закончилось, экономика еще пока не вышла на прежние обороты. И несмотря на то, что темпы вакцинации растут, несмотря на то, что у нас снижается количество заболевших, но на прежний уровень экономической активности мы выйдем не раньше первой половины 2021 года.

С точки зрения того, что можно и нужно делать, во-первых, надо всячески приветствовать любые устремления государства помочь безработным: это и прямые выплаты, и переподготовка. Но здесь все-таки, в первую очередь, нужно постараться как можно быстрее запустить экономику в нормальном режиме, и тогда многие предприятия просто не потребуют этих дополнительных выплат за найм работников, они будут нанимать их естественным образом, потому что возникнет спрос и возникнет нормальная экономическая жизнь.

Тамара Шорникова: Смотрите, Андрей Дмитриевич, а как бы это государству сделать, как бы поспособствовать восстановлению экономики, потому что сейчас говорится о том, что должен вырасти внутренний спрос, мы должны больше покупать, а у нас доходы падают. Соответственно, мы экономике пока мало чем можем помочь. Что государство может сделать?

Иван Князев: Без работ и зарплат как все это запустить-то?

Андрей Пискунов: У государства в данном вопросе достаточно ограниченный инструментарий, просто потому что нужно дождаться, пока естественным путем не схлынет эта волна эпидемии под влиянием вакцинации, под влиянием санитарных мер. Ну и я согласен с предыдущим экспертом в том, что нужно больше тратить из госбюджета на различные стимулирующие программы, когда спрос создается не только гражданами, не только бизнесом, но еще и со стороны федеральной власти, региональных властей. Здесь очень эффективным таким инструментом стали бы масштабные инфраструктурные проекты, которые имеют достаточно большой мультипликативный эффект, когда задействуются смежные отрасли с большим количеством занятых и с большим оборотом.

Иван Князев: А например, какие вот это масштабные проекты, какие они могут быть?

Андрей Пискунов: Это может быть и дорожное строительство, и строительство коммунальной инфраструктуры - все, что связано с инженерными сетями, то есть то, где задействуется большое количество потоков, большое количество смежных предприятий, поставляющих большую номенклатуру товаров и услуг.

Иван Князев: Это я правильно понимаю, это то ли в 1930-е годы в Штатах в период депрессии, когда с безработными надо было что-то делать, их отправляли строить дороги, это об этом речь идет?

Андрей Пискунов: Ну, это рецепт достаточно универсальный, на самом деле, и его применяли в самых разных...

Иван Князев: Андрей Дмитриевич, просим прощения, вы камеру можете повернуть, вы у нас боком как-то встали...

Андрей Пискунов: Прошу прощения.

Тамара Шорникова: Пока вы настраиваете камеру, давайте послушаем вместе звонок от телезрителя. Андрей из Свердловской области. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню со Свердловской области. И Андрею Дмитриевичу хотел бы сказать, что нужно развивать все-таки, наверное, не коммуналку, не строительство каких-то там коммуникаций.

Тамара Шорникова: Так, а что?

Зритель: Нужно, прежде всего, организовывать собственное производство в стране вообще всего: от трубы, рельс до машин и всего остального. Для того, чтобы у нас были наши...

Тамара Шорникова: Наши люди выпускали наши товары...

Иван Князев: Наши заводы, наши предприятия, да? Примерно речь об этом идет. Видимо, это небыстро сделать можно. Так, вы еще с нами?

Тамара Шорникова: Нет, видимо. Да, спасибо. Андрей Дмитриевич, с чего начать? Какие товары мы можем выпускать, какие заводы строить можно было бы?

Андрей Пискунов: Надо помнить еще о том, что многие из этих заводов, выпускающих и рельсы, и трубы, и шагающие экскаваторы - это, все-таки, частные предприятия, и у государства здесь небольшой инструментарий их поддержать и как-то простимулировать. Но можно вспомнить по авиастроение, судостроение, какие-то крупные объекты, которые бы оказывали большое влияние на большое количество смежных секторов. Но это все опять-таки объекты инфрастуктуры и коммуникаций.

Иван Князев: Андрей Дмитриевич, смотрите, вот согласно задумке Минтруда двести тысяч человек таким образом можно будет в ближайшее время трудоустроить. Не слишком ли это оптимистично, с одной стороны. А с другой стороны, я, честно говоря, даже не знаю, работодатели-то, вот мы с предыдущим экспертом попытались понять, они согласятся на это или нет? Вот как вы думаете? Ну зачем мне такой работник, который год не мог себе найти работу, тут он пришел, даже если мне за него заплатили, ну зачем он мне нужен.

Андрей Пискунов: Ну это верно, потому что платить за найм, а что потом с ним делать. Чем он будет заниматься у меня на производстве и как я буду платить ему зарплату после того, как будут истрачены те деньги, которые я за него получил. И потом, мне же предлагают не его зарплату, мне предлагают некий МРОТ, который может и не покрыть его трудоустройство. А получив нового работника, мне надо платить единый социальный налог, мне надо платить налог на доходы... Он платит НДФЛ. То есть здесь затраты на работника, они несопоставимо выше тех денег, которые предлагает государство.

Иван Князев: Но это с одной стороны. А с другой стороны, все-таки работник-то, может же он какую-то пользу приносить... Ну, я не знаю. Если он там плохой менеджер, ну пускай бумажки от принтера носит из одного конца офиса в другой, хотя бы хоть как-то. Я уже утрирую, конечно.

Андрей Пискунов: Эта искусственная занятость, она на самом деле не очень хорошая идея, потому что ну будет он носить бумажки от принтера, будем мы придумывать ему работу, а он будет создавать какой-то продукт, он будет создавать прибыль для этого предприятия, которое сможет на эти деньги жить, существовать и развиваться?

Иван Князев: Как минимум, он получит заработную плату и пойдет ее потратит в магазине, а это ли не тот вот толчок для экономики, о котором мы говорим.

Андрей Пискунов: Этот толчок опять производится за счет вынимания денег из кармана бизнеса, где их итак не очень много. А потом, насколько я понимаю, предлагают трудоустраивать не слесарей, сталеваров, электронщиков или пилотов авиа...

Иван Князев: Самолетов, да, в авиацию.

Андрей Пискунов: Речь идет о достаточно низкоквалифицированной рабочей силе, от которой отдача очень небольшая.

Тамара Шорникова: Москва, предлагает телезритель: «Повысить безработным пособие, а не городить огород». Мол, сами найдут работу, главное дать им хороший период, в котором они могут чувствовать себя уверенно, хотя бы просто продержать их уровень жизни, поддержать их в это время. Как вы к этому относитесь?

Андрей Пискунов: У московского бюджета достаточно средств, чтобы оплатить такую программу...

Тамара Шорникова: Это у московского, но у нас же безработные по всей стране.

Андрей Пискунов: Возникает вопрос, как долго продлится этот период, когда нужно будет обеспечивать комфортный уровень жизни безаработным.

Иван Князев: А то же привыкнут.

Андрей Пискунов: Второе. А где стимул трудоустроиться, если он по-прежнему имеет комфортный уровень жизни, пусть и на пособие? Мотивация искать работу у него снижается.

Тамара Шорникова: Комфортный - это, наверное, сейчас было сгоряча сказано, все-таки на поддержание штанов больше, но если, в общем, сами не помогают найти работу Центры занятости, в их огород камень, да, так хотя бы просто платите, человек там будет сам бегать, хотя бы будет покупать еду и какие-то товары первой необходимости.

Давайте послушаем еще один телефонный звонок. Екатерина из Смоленской области. Здравствуйте, Екатерина.

Зритель: Здравствуйте, уважаемая передача. Спасибо за принятый звонок, спасибо, что вы у нас есть. Мне очень приятно участвовать в прямом эфире. Я профессиональный HR, который в период пандемии стал безработным. И знаете, каким удивлением стало обращение в Центр занятости. Мне, как профессиональному HR казалось, что это один из источников, в котором я могу получать какую-то помощь. Центрам занятости нужно помочь самим - расформироваться. Центры занятости - это абсолютно номенклатурная структура, которая не имеет никакой причастности к безработным.

Помимо всего прочего, у Центра занятости еще получается задерживать выплаты безработным. Мне пришлось с этим столкнуться. У меня достаточно высокий уровень среднего заработка, и я должна была получать максимальные выплаты, которые за два месяца моей безработицы, это пришлось как раз на зимние декабрь-январь, достаточно сложные для подбора работы месяцы, я не получила в полном объеме ни одного пособия. Так что, ребятки, Центры занятости - это прослойка номенклатурная.

Иван Князев: Екатерина, так а что же вы не рассказали им, как работать надо, коли вы сами специалист в подборе кадров?

Тамара Шорникова: Может быть, подтянули отдельно взятое отделение бы?

Иван Князев: Конечно, сказали, объяснили бы: вот здесь надо туда позвонить, здесь сюда, здесь такую работу предложить, здесь такую.

Зритель: Вы знаете, это скорее даже не моя задача, просто удивительно...

Тамара Шорникова: Понятно, оценили как специалист специалиста. Екатерина, скажите...

Зритель: Государственные служащие не обучены консалтинговой услуге, они не знают совершенно рынка труда и совершенно не могут помочь профессионалам. И не надо говорить с иронией о том, что в Центрах занятости состоят неблагополучные люди, непрофессионалы. Профессионалы, которым Центры занятости помочь не могут ничем.

Тамара Шорникова: А что сделать, чтобы... Возможно расформировать - это слишком радикально, возможно, что-то можно поправить в их работе? Вот вы такую консультацию могли бы дать сейчас в прямом эфире.

Зритель: Поправить в работе - как минимум, научить Центры занятости обучать людей. У них полностью отсутствует обучение...

Иван Князев: Это очень важный момент.

Зритель: Нет никаких программ обучения, всех усредняют до продавцов, всех усредняют до грузчиков и т.д. Строить БАМы мы, конечно, умеем, но не всегда стоить предлагать профессионалам своего дела, потому что чаще всего это люди возрастные, которые стоят в Центрах занятости. Не стоит предлагать и размениваться их опытом, предлагая их в рабочий персонал.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Екатерина. Андрей Дмитриевич, смотрите, вот отталкиваясь от звонка нашей телезрительницы, и вот еще телезритель в чате прямого эфира прорывается и просит зачитать ее предложение: «Деньги надо все-таки не через биржу труда, не через Центры занятости, не так их аккумулировать, а раздавать различным колледжам, техучилищам, и там уже переобучать, там уже готовить специалистов». Как вы считаете?

Андрей Пискунов: Как альтернатива той системе, которая действует в данный момент, да, наверное, это имело бы смысл. Вопрос в том, а кого мы будем учить. Здесь вот правильно заметила звонившая, что нет координации с рынком труда. Если Центр занятости не может предложить вакансии, то откуда он знает, что же нужно работодателю? Где тот вот центр знаний о потребностях работодателей, о том, какие специалисты востребованы? Наверное, прежде, чем кому-то раздавать деньги, следует проинвестировать вот именно в это направление, понять, какие профессии нужны, где те компетенции и где те институты, колледжи и университеты, которые могут их предложить безработным для переобучения.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Андрей Пискунов, управляющий директор рейтингового агентства «Национальные Кредитные Рейтинги».

Иван Князев: Уважаемые друзья, буквально через несколько минут немножко мы прервемся, а потом будем говорить еще об одной серьезной, наболевшей теме - это тарифы на вывоз мусора, где и на сколько они повысились, где самые высокие.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)