Хотим копить - не знаем как

Хотим копить - не знаем как | Программы | ОТР

Обсуждаем с экспертами стратегии сбережения средств

2020-09-29T22:57:00+03:00
Хотим копить - не знаем как
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Сергей Кикевич
финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений»
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Оксана Галькевич: Пандемия меняет все, в том числе отношение россиян к сбережениям. Негосударственный пенсионный фонд Сбербанка и портал «Работа.ру» вместе не так давно провели исследование и вот к какому выводу пришли. Оказывается, сегодня почти 40% людей в нашей стране хотели бы делать долгосрочные накопления на пенсию, на покупку недвижимости, на образование своих детей, например, ну просто на черный день.

Константин Чуриков: Но хотели бы делать не означает, что они это делают. В реальности большинство все-таки ничего не откладывают. Людей таких дисциплинированных, которые после каждой зарплаты откладывают какую-то копеечку, их на самом деле только 25%. Чуть меньше тех, кто делает это время от времени. Вот коронакризис заставил многих пересмотреть стратегии сбережения денежек, 36% россиян сократили суммы, которые кладут на депозит или под матрас, уж как кому привычнее, сберегать больше стали только 7% россиян.

Оксана Галькевич: «Хотим копить, да как начать?» – это наша тема, весь следующий час мы будем об этом говорить. А может быть, вы на самом деле гуру сбережений, друзья? Тогда делитесь своим опытом с остальными зрителями, выходите на связь, это будет интересно. Принимаются самые разные вопросы, самые разные комментарии. Чтобы попасть к нам в прямой эфир, вам нужно просто позвонить или прислать SMS-сообщение, номера для связи указаны у вас на экранах, как всегда это для вас бесплатно. Ну а мы представим сейчас наших гостей в студии.

Константин Чуриков: У нас в студии Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений», и Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Добрый вечер, уважаемые гости.

Сергей Кикевич: Здравствуйте.

Алексей Коренев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Уважаемые гости, вы знаете, вопросы сбережения сейчас перед нашими соотечественниками стоят очень серьезно, вот если люди об этом думают. Потому что в последние годы использовали консервативную, так сказать, стратегию: если есть какие-то деньги, если есть какая-то возможность, то это депозит. Сейчас многие задумались, что делать со своими сбережениями в связи с тем, что после Нового года нам обещают какие-то дополнительные налоги.

Алексей Коренев: Да и депозит доходы не приносит практически.

Оксана Галькевич: А еще и депозит доходы не приносит.

Алексей Коренев: Конечно, у нас уровень инфляции, если говорить не о росстатовской инфляции, которая 3,6%, а об инфляции наблюдаемой, ее еще называют личной инфляцией, то есть та инфляция, которую россияне ощущают на своих кошельках, она примерно в 2–2,5 раза выше. Потому что Росстат считает по ограниченному количеству позиций, там порядка 520, реальный же россиянин тратит деньги и на гаражный сервис, и на покупку продуктов на рынке, и на репетитора для ребенка, и на косметолога… Все это Росстат, естественно, увидеть не может, поэтому фактически траты россиянина больше и инфляция заметно выше, чем процентные ставки по депозитам.

Оксана Галькевич: Подождите, то есть с банками иметь дело бессмысленно в силу самых разных причин? А с кем тогда иметь дело и как, собственно, сберегать? Хотя бы сберегать. Или копить все-таки?

Алексей Коренев: Ну, во-первых, все-таки не бессмысленно. Если мы посмотрим структуру вкладов Сбербанка, крупнейшего нашего банка, огромная доля вкладов – это вклады пожилых людей, которые вообще лежат у многих просто на сберкнижке и просто до востребования, то есть под 2%, грубо говоря. Люди привыкли, они копят; понятно, что они теряют за счет инфляции, но они привыкли и по-другому не представляют себе, они привыкли с советских времен. Плюс есть отдельная категория действительно богатых людей, не все могут позволить себе хранить несколько квартир, набитых наличными деньгами, мы знаем истории...

Оксана Галькевич: Это отдельные «герои», не наши, я бы сказала, даже «герои». Не герои, друзья.

Алексей Коренев: А вот тут у человека есть и вложения в акции, и вложения в облигации, и какие-то суммы он держит еще и на депозите, большие суммы.

Константин Чуриков: Давайте о каких-то более таких сложных стратегиях, которые касаются как раз людей из списка Forbes, поговорим как-нибудь в другой раз, а вот сегодня и сейчас о каких-то простых схемах накопления. Я вот видел сам, по интернету гуляют такие простые советы, значит, 365-дневная система накопления: сегодня рубль, завтра два, к концу года 60 с лишним тысяч получается. Вот что-то такое простое можете посоветовать людям?

Сергей Кикевич: Да, в общем-то, тут изобретать-то... Это как колесо, уже все давно известно, изобретено до нас. Во-первых, если говорить о депозитах тех же самых, то их все равно никто никогда не отменит. Накопительных инструментов, вот которые действительно подходят для создания первичных накоплений, той же самой подушки безопасности, мало, и банк всегда останется, наверное, первым из мест, куда человек понесет свои впервые появившиеся сбережения, ничего тут страшного нет.

Алексей Коренев: Еще матрас.

Оксана Галькевич: Матрас... Кто эффективнее, вопрос только.

Сергей Кикевич: Дело-то ведь даже не в том, что выше они инфляции или ниже инфляции, задача вот этого депозита в том, чтобы человек получил доход, сравнимый с инфляцией, и он так и остается сейчас.

Дальше. Известно, что важно, не сколько вы откладываете номинально, а в проценте от своего дохода. Вот первые шаги, наверное, не даст мне соврать Алексей, все с этим в основном соглашаются, что надо просто вести свой бюджет, это первый шаг, семейный бюджет – это азы. Второй шаг – это прийти к профициту, это значит, что мы получаем больше, чем тратим, без бюджета это очень сложно сделать. Если вы знаете, сколько и куда уходит...

Константин Чуриков: Получаем больше, чем тратим? Я даже подумал, это сколько же мы...

Сергей Кикевич: Ну, у нас в России, к сожалению, давно уже принято жить от получки до получки...

Константин Чуриков: Да, поэтому я и удивился.

Сергей Кикевич: Да, вот в этом смысле, а задача первая бюджетирования – это понять, куда уходят деньги. К сожалению, даже многие из тех, кто думают, что знают, куда они уходят, глубоко в этом ошибаются.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, ну давайте начнем вести бюджет семейный, не наш с вами, а какой-нибудь семьи, например, которая нам сейчас пишет на SMS-портал, 10 500.

Сергей Кикевич: Ага.

Оксана Галькевич: Давайте вот начнем вести семейный бюджет, посчитаем, сколько мы можем откладывать в процентах от дохода, чтобы, я не знаю...

Константин Чуриков: ...с учетом обязательных трат.

Оксана Галькевич: Да, чтобы на все хватало, обязательные траты.

Сергей Кикевич: Ну смотрите...

Оксана Галькевич: Я готова даже вам ручку с листочком дать, нужно?

Сергей Кикевич: Смотрите, 10 500, если говорить о минимальной рекомендации, это 5%.

Оксана Галькевич: Так, давайте.

Сергей Кикевич: Ну, 10% от 10 тысяч – это сколько у нас будет?

Оксана Галькевич: Подпишите, у нас «паук» летает, он сейчас покажет.

Константин Чуриков: Соответственно, 10% от 10 тысяч – это 1 тысяча рублей.

Сергей Кикевич: Значит, берем 10% от 10 500, у нас это 1 050 рублей. Вот 5%, соответственно, примерно 500 рублей. Скажите мне, кто себе не может позволить 500 рублей в месяц отложить даже с такой зарплаты? Нет, естественно, найдется категория людей, которые платят кредиты...

Константин Чуриков: Я сейчас просто назову телефон в студию 8-800-222-00-14, чтобы ответить на этот вопрос.

Сергей Кикевич: Про это я вообще не веду речь, естественно, сначала надо разделиться с пассивами, закрыть кредиты, потому что это главная дыра всегда в семейном бюджете. Как только эти дыры закрыты, когда утекает из семьи меньше, чем притекает, то вот такие возможности появляются, 500 рублей в домохозяйстве с доходом в 10 500 рублей все-таки можно где-то изыскать.

Оксана Галькевич: А как, знаете, отложить так, чтобы руки не чесались, простите, снять эти 500 рублей и потратить? Вот нам человек пишет: «Я копил 3 дня, потом все равно все потратил».

Сергей Кикевич: А чем плох депозит? Открываете депозит на год, на два...

Оксана Галькевич: Такой неснимаемый?

Сергей Кикевич: На неснимаемый, потому что там штрафуют, вы потеряете накопленный процент, один из вариантов.

Алексей Коренев: Если можно, я добавлю тоже.

Оксана Галькевич: Давайте.

Алексей Коренев: Значит, во-первых, действительно, основной бедой, которая мешает россиянам копить, – это их высокая закредитованность. По состоянию на начало этого года, 52% россиян более половины своего дохода отдавали на погашение кредита, более половины, 52% россиян, то есть мы сидим по уши в кредитах. Мы за 2000-е и 2010-е гг. очень привыкли потреблять, причем хорошо потреблять, ездить на красивых машинах, отдыхать хотя бы в Турции и так далее, и все это в кредиты, и все казалось, что... Как известно, берешь ты чужие, отдаешь свои. Так вот, конечно, правильно сказано, что пока не рассчитаетесь с кредитами, ничего не получится.

Чем хорош семейный бюджет? Он позволяет не только увидеть, куда уходят деньги, а это очень важно, без этого вы не увидите, он позволяет планировать свои траты. Потому что подавляющее большинство россиян планировать свои траты вообще не умеют. Отпуск более-менее умеют планировать, вот отпуск и расходы на подарки к Новому году, все остальное для большинства россиян оказывается неожиданностью. Бац! – а у меня завтра нужно платить страховку за машину или ТО по машине, еще что-то, проценты по кредиту. Вот бюджет позволяет заранее отложить нужную сумму денег к этой дате.

Сергей Кикевич: Поездка в отпуск, да.

Константин Чуриков: Алексей Львович, но мы в этом смысле, не знаю, хорошо это или плохо, не немцы, понимаете? Скрупулезный немец заранее знает, он сейчас там, не знаю, что-то копит, чтобы, может быть, детям...

Оксана Галькевич: Немцы у нас тоже есть, Костя.

Константин Чуриков: ...или там внукам, или внукам внуков что-то там, так сказать, досталось.

Сергей Кикевич: Костя, я вот, если не возражаешь, прерву.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Кикевич: Вот оказывается, что мы немцы, только в некоторых вопросах. Вы посмотрите, как скрупулезно люди планируют бюджет свадьбы, например, как высчитывают, сколько блюдо стоит, какие подарки невесте. Это пример того, что люди у нас умеют бюджет считать.

Оксана Галькевич: То есть хотите сказать, что это вопрос приоритетов, да, где-то вот тут, в голове, должен?

Сергей Кикевич: Вопрос приоритетов. Посмотрите, как люди планируют свои поездки в отпуск, как они рассчитывают, сколько стоит отель, сколько стоит проживание, сколько стоят, я не знаю, развлечения. Какие там таблицы Excel громадные, вы знаете! Они поконкурируют еще с личным финансовым планом, который, естественно, намного важнее. Но беда в том, что мы привыкли планировать вот эти мелочи, но мы не привыкли планировать свою жизнь, вот в чем беда.

Оксана Галькевич: Вы знаете, наверное, поездки за границу, все-таки я посчитала, у нас была цифра, звучала в эфире, 18 миллионов человек у нас в прошлом году отдохнули за границей, это всего 12% населения, в этом году это меньше. Сергей Александрович, ручку можно попросить обратно?

Константин Чуриков: И листочек, да, Оксана хочет...

Сергей Кикевич: Пожалуйста-пожалуйста.

Алексей Коренев: Вы знаете, я еще добавлю, что не только мы не хуже немцев, немцы не лучше нас. Когда проводилось исследование в самый разгар пандемии, сколько среднее домохозяйство у нас, в Европе, в США и так далее может протянуть при полной потере доходов, оказалось, что примерно одинаково, примерно 2 месяца, 63 дня, по-моему, по Европе средняя цифра была. Понятное дело, что у кого щи густые, у кого..., потому что россиянин, конечно, экономя, будет вынужден перейти с мяса на макароны, немец пересядет с Mercedes на...

Константин Чуриков: ...Volkswagen, да.

Алексей Коренев: Да, и уволит вторую домохозяйку. Но тем не менее в среднем примерно 2 месяца что у нас, что у них, потому что за достаточно благополучные предыдущие годы и мы, и они успели избаловаться. Мы привыкли потреблять, и мы не привыкли иметь подушку безопасности достаточную.

Константин Чуриков: Мне кажется, может быть, это субъективно, но немцев как-то там балуют больше, нет, чем нас?

Алексей Коренев: Их сильно сейчас побаловали в пандемию, они, по-моему, беспрецедентно большие выплаты, там порядка 35–37% от ВВП...

Оксана Галькевич: Ну и вообще...

Алексей Коренев: Но надо иметь в виду, что это, в общем-то, во-первых, аукнется, во-вторых, это... Они там у себя евро печатают, а мы у себя евро не печатаем, вот в чем проблема.

Оксана Галькевич: Да, но у них доля балованного населения, так скажем, мне кажется, тоже больше, чем у нас.

Алексей Коренев: Побольше, чем у нас.

Оксана Галькевич: А у нас доля небалованного велика...

Алексей Коренев: Очень велика.

Оксана Галькевич: ...20 миллионов людей...

Алексей Коренев: ...в бедности живут, да.

Оксана Галькевич: Да, бедных, это по официальным данным.

Алексей Коренев: И 26% не имеют теплого туалета, это в XXI веке.

Константин Чуриков: Это печально.

Оксана Галькевич: Ой...

Так, Татьяна из Белгородской области. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Конечно, копить – это очень хорошо, но когда у тебя пенсия 12 тысяч и ты отработал 40 лет при этом, получаешь 12 тысяч, на тебе «коммуналка», 61 год, это, естественно, лекарства, которое... О каком отдыхе может идти речь, о каких накоплениях? За 61 год своей жизни я один-единственный раз была на море.

Оксана Галькевич: Татьяна, скажите, а вот 500 рублей отложить с вашей пенсии не можете? Мы вот тут рассчитали бюджет в 10 500, по 500 рублей предлагает нам эксперт. Хотя бы 500 рублей в месяц можете позволить куда-нибудь в стороночку?

Зритель: Как же я их отложу? В этом месяце, может, и отложу, на следующий – у меня лекарство заканчивается.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: У Ильфа и Петрова, Оксана, была такая фраза: «Шутить изволите, да?»

Оксана Галькевич: Нет, ну почему, время от времени хотя бы.

Константин Чуриков: Татьяна, расскажите, просто, я думаю, всем интересно узнать, где нужно работать 40 лет, чтобы потом получать пенсию 12 тысяч.

Алексей Коренев: В России.

Константин Чуриков: На каком производстве.

Зритель: Надо просто-напросто быть учителем.

Константин Чуриков: Что-что, еще раз?

Зритель: Учителем.

Константин Чуриков: Учителем. Нет, где в России я понял, я имел в виду, в какой сфере. Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, Алексей Львович, а вот стратегия… Смотрите, наша зрительница сказала, в этом месяце, может быть, и сможет, а в следующем необходимые какие-то расходы...

Алексей Коренев: Ну, вот это то самое бюджетирование. Если знать, что заканчиваются лекарства, значит, нужно отложить на них.

Оксана Галькевич: Ну вот у нас просто люди часто говорят так: ну если я не могу каждый месяц откладывать те же 500 рублей, мне все, бросить все, поставить крест на этой теме сбережений-накоплений, или все-таки время от времени, как получается, копеечку.... ?

Алексей Коренев: Ну, если можно, я бы делал так: в какой-то месяц, значит, 700, в какой-то месяц 200, 500 необязательно просто каждый месяц, 500 сейчас среднюю цифру вывели. Ну да, в какой-то месяц нужны лекарства, в какой-то месяц вообще не получится отложить, в следующий месяц получится 700–800. Чтобы не получилось вот такой ситуации, что «ах, мне завтра лекарства, а у меня на них не отложены деньги», вот и нужен бюджет. Хотя бы в тетрадочке, я не говорю про Excel, он не всем доступен, или сложные какие-то математические программы, хотя сейчас в мобильных телефонах есть готовые бюджеты...

Оксана Галькевич: Вот, кстати, приложения банковские.

Константин Чуриков: Ну, для этого еще нужны мобильные телефоны.

Давайте, просто очень много зрителей, желающих высказаться. Дмитрий из Самарской области. Здравствуйте, Дмитрий, мы слушаем вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Дмитрий.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Алло?

Оксана Галькевич: Алло.

Зритель: Я просто хочу сказать то, что сейчас нереально накопить сбережения. Когда вот зарплата, допустим, 12 тысяч, вот у меня и у жены, а у нас трое детей, и мы проживаем в общежитии в одной комнате. И у нас где-то за общежитие выходит, ну мы плотим коммунальные, где-то 4,5 тысячи.

Оксана Галькевич: В общежитии?

Зритель: Это еще мало. Еще плюс питание у нас выходит, и как вот реально вообще накопить?

Константин Чуриков: Дмитрий, в каком конкретно городе Самарской области вы живете и кем вы и ваша супруга работаете?

Зритель: Сызрань. Наша средняя зарплата где-то 15 тысяч выходит, средняя.

Константин Чуриков: А в какой сфере трудитесь?

Зритель: Госуслуги.

Оксана Галькевич: Госуслуги.

Алексей Коренев: Понятно.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: Да, хорошо, Дмитрий, вернее плохо, но хочется понять...

Оксана Галькевич: Спасибо за звонок.

Константин Чуриков: Алексей Львович, вот эта вот проблема, о которой даже президент на той неделе говорил, выступая перед Федеральным Собранием, правда, говорил о случаях, когда люди получают меньше официального прожиточного минимума и меньше МРОТ, но то, о чем нам рассказывает наш зритель Дмитрий, это, в общем, прямо...

Алексей Коренев: Это катастрофа.

Константин Чуриков: Это нижний предел, это семья многодетная.

Алексей Коренев: И это он еще сказал, что, судя по всему, у него кредитов нет, а ведь у многих еще кредиты, причем зачастую кредиты берут для того, чтобы погасить предыдущий, то есть человек хронически сидит в долговой яме.

Константин Чуриков: И еще что важное было сказано, что сфера госуслуг, то есть это государство.

Алексей Коренев: Да.

Константин Чуриков: Это государство знает, что оно платит вот по такому прямо нижнему-нижнему пределу человеку.

Алексей Коренев: Значит, это та часть чиновников, которые государству не очень нужны. Вот если бы он, грубо говоря, сидел где-то близко к нефтяной трубе, наверное, получал бы больше, а тут, скорее всего, эти самые госуслуги… Как вот предыдущая женщина звонила, она преподаватель, у нас все прекрасно знают, что образование в загоне, что платят там, только в Москве еще более-менее приличные зарплаты, а в регионах преподаватели получают совсем мало.

Константин Чуриков: Вы понимаете, просто одно дело, когда там какой-то мифический бизнес, этот злой дядя, понимаете, ушлый, чтобы, так сказать, набить карманы, он эксплуатирует работника, а другое дело, когда, понимаете, люди из государства сами же своих и подсекают. Вот как это?

Алексей Коренев: Ну а что у нас государство? Тот же Карабас-Барабас по сути, ну.

Оксана Галькевич: Скажите, а как нам с этим Карабасом, мы же живем с этим Карабасом-Барабасом. Вот нам некоторые пишут, немцев вспомнили, но там более-менее как-то и с экономикой все стабильнее и понятнее, в общем, как вы сами сказали, их побаловали в момент кризиса, оказали поддержку. А у нас у многих людей ощущение, что, собственно, слишком волатильна наша экономическая жизнь, у нас за 30 лет очень много было перемен, не один кризис мы пережили. Ну и плюс не считают люди достаточной ту поддержку, которую они получили в момент этого кризиса. Как здесь-то быть? Мы на кого можем рассчитывать? Как нам себя подстраховать и где нам самим себе соломки подстелить? Только на себя мы можем рассчитывать?

Сергей Кикевич: Ну, вот это очень правильное замечание, что рассчитывать действительно надо прежде всего на себя. Мы сейчас вот слышали действительно очень сложные ситуации. Мне кажется, в таких сложных ситуациях речь уже должна идти не столько о накоплениях, а о том, как государство планирует свою политику по защите подобных слоев населения, которые попали в сложную ситуацию.

Но ведь есть и другие люди. Есть молодежь, которая учится и переходит на работу, есть тот самый пресловутый средний класс – вы что думаете, там проблемы другие? Там проблемы ровно те же самые, что зарплата повыше, может быть, сильно даже повыше, а проблемы те же: все равно никто не планирует, все равно есть кредиты, все равно люди ездят в отпуск, да, в отпуск ездят в кредит тот же самый, никто не создает пенсионных накоплений самостоятельно... Ну что значит «никто»? Создают, но не так регулярно и не так много, как хотелось бы. Нужен рецепт для них тоже.

Оксана Галькевич: Люди пишут: «Смотрите, какие цены, зачем вообще что-то копить, нужно жить здесь и сейчас».

Алексей Коренев: А если вдруг вот так вот опять бац! – и опять пандемия, и опять нас на несколько месяцев в неоплачиваемый отпуск, ну и как тут жить? Накопления нужны. Как раз первая волна пандемии и показала, что накопления нужны именно как спасательный круг, как подушка безопасности.

А вот что касается семьи, которая сейчас перед этим звонила, я бы порекомендовал всерьез поинтересоваться, какие еще, возможно, у них полагаются льготы, выплаты, субсидии, потому что пришлось как-то разбираться, и я был поражен, что у нас значительная часть россиян, причем нуждающихся категорий, то есть многодетные, малоимущие и так далее, инвалиды, они просто не знают, что им полагаются те или иные льготы. Вот детально разобраться через МФЦ или как-то, потому что, если покопаться, наверняка где-то что-то полагается помимо их зарплаты, наверняка. Трое детей и живут в общежитии – наверняка что-то можно найти.

Оксана Галькевич: Хотелось бы, конечно, хотелось бы, чтобы в Самарской области были такие возможности, вы же знаете, они от региона к региону тоже отличаются.

Константин Чуриков: Уважаемые гости, а как вы думаете, просто вот ваше, может быть, частное мнение, каждого из вас, а вот в государстве у нас есть Резервный фонд, вот эта вот государственная подушка, и наши подушки безопасности – это прямо вот разные подушки?

Оксана Галькевич: Это разные подушки?

Константин Чуриков: Мы не можем рассчитывать на ту подушку, когда, например, опять пандемия?

Оксана Галькевич: К тому же это мы же помогли накопить.

Алексей Коренев: Это не просто мы, это наши деньги там лежат.

Оксана Галькевич: Так.

Алексей Коренев: У государства своих денег нет, надо всегда это иметь в виду. Все, что есть у государства, – это собранные у нас налоги, отчисления, ну и так далее, то есть акцизы и так далее. То есть у государства собственных денег нет, все деньги, которые есть у государства, – это наши деньги, которые переданы государству в распоряжение.

Оксана Галькевич: В доверительное управление.

Алексей Коренев: В доверительное управление, доверяю. И управляются ими очень здорово, 600 миллиардов золотовалютные резервы... Ну, допустим, золотовалютные тратить не надо спешить, но у нас есть Фонд национального благосостояния, который изначально создавался, для того чтобы расходовать его в случае форс-мажорных обстоятельств, то есть в случае беды. Вот беда пришла, Фонд национального благосостояния за это время вырос.

То есть из него берут деньги, но как берут? Вот тут детям выплачивали по 3 тысячи, 85 миллиардов на это дело потратили. Ребят, 85 миллиардов, Фонд национального благосостояния 13,5 триллионов, из них ликвидная часть 7–8 триллионов, да там... Если оттуда, собственно, всерьез брать деньги, можно было бы помочь и вот этой семье, живущей в этом самом общежитии, и вот этой пенсионерке, которая не дотягивает из-за того, что у нее на лекарства не хватает. Но у нас фонд не расходуют.

Более того, у нас вообще очень странная ситуация с Фондом национального благосостояния: когда он создавался, было поставлено одно из условий, как бы правил создания фонда, что, когда он достигает 7% от ВВП, его перестают уже просто тупо накапливать, а начинают расходовать на те самые социальные нужды.

Оксана Галькевич: Так.

Алексей Коренев: Он сейчас 11,7% от ВВП.

Оксана Галькевич: То есть надо расходовать и расходовать.

Алексей Коренев: Не 7%, а 11,7%, почти вдвое больше.

Оксана Галькевич: Так чего же мы ждем? Может, у нас там протечки какие-то?

Алексей Коренев: Вот хотелось бы спросить. Видимо, мы ждем какой-то очень большой волны коронавируса или еще чего-то, когда придется тратить его прямо ужасающими темпами. Но мне не верится, что...

Оксана Галькевич: Мы всегда, по-моему, чего-то такого ждем.

Алексей Коренев: Да.

Константин Чуриков: Разозлились наши зрители, секундочку, буквально несколько сообщений. Пишут тут: «Умники, научите, как накопить с зарплаты 18 тысяч». Мы понимаем, что у вас еще есть обязательные расходы, поэтому так сразу, с кондачка, наверное, никто и не возьмется, и никто никого, кстати, и не учит.

Сергей Александрович, может быть, честнее признаться, что не каждый человек в принципе, скажем так, обстоятельства жизни позволяют накопить?

Сергей Кикевич: Абсолютно.

Константин Чуриков: Потому что для одного это вопрос как бы не пить, а для другого это вопрос не есть, а вот как не есть.

Сергей Кикевич: Да.

Константин Чуриков: Для кого неприменимы вот эти интересные методы, о которых вы говорили?

Оксана Галькевич: Пятьсот рублей.

Сергей Кикевич: Ну, объективно, если вы возьмете цифры своего бюджета, о которых мы говорили, и посмотрите, что вы уже все, что могли, урезали, как говорится, уже затянули пояс так, что дырок не хватает, а все равно не сходятся плюс с минусом, значит, надо подумать о чем-то другом: поискать другую работу, если вы молодой, подумать о дополнительном образовании, я не знаю, что-то такое. Объективно, естественно, такие ситуации в жизни есть и у всех встречаются, и у меня тоже были когда-то, когда я не накапливал. Сейчас, честно говоря, я вот несколько месяцев тратил из подушки безопасности, естественно, я ничего туда не вкладывал, бывают такие в жизни периоды.

Но мы-то говорим о другом, что мы все переходим через периоды благополучия, у нас вот относительно неплохо 5 лет прошло последних, люди ездили в отпуска в дорогие...

Константин Чуриков: А какие последние? А, то есть это было неплохо?

Сергей Кикевич: ...и все равно ничего не откладывали.

Оксана Галькевич: После 2014 года.

Константин Чуриков: Теперь уже мы поняли, что это было неплохо.

Алексей Коренев: С 2008-го и до 2013-го было неплохо.

Сергей Кикевич: Привык-то как? Повышается доход, повышается расход; еще повышается доход, еще повышается расход, вот что получается.

Оксана Галькевич: То есть дисциплина, дисциплина, дисциплина?

Алексей Коренев: И я абсолютно согласен, мне тоже приходилось, у меня были периоды, когда мне приходилось жить за счет созданного резервного фонда. Я, конечно, понимаю, что у меня зарплата не 10 500, но тем не менее я терпеливо откладывал, понимая, что может случиться, и сейчас может случиться, и я могу потерять работу в эту волну пандемии, и мне придется жить за счет этой подушки.

Оксана Галькевич: Справедливости ради надо сказать, что...

Константин Чуриков: ...все под богом ходим, скажи, Оксана.

Оксана Галькевич: ...наши люди выживают за счет кто-то огорода, кто-то, простите, за счет помощи родственников, так или иначе какая-то взаимопомощь есть.

Марина из Кирова, мы вас слушаем. Здравствуйте, Марина.

Зритель: Здравствуйте.

Очень хороший, конечно, вопрос «Хотим накопить, не знаем, как». И очень хотелось бы, конечно, иметь подушку безопасности. Как ее сделать? У меня была пенсия 12 тысяч, теперь мне ее добавили, 13, я ветеран труда. За квартиру плачу 6 тысяч, 1 тысяча минимум уходит на лекарства...

Оксана Галькевич: Марина, а у вас какая-то большая квартира или там много людей прописано? Шесть тысяч – это такая большая квитанция, сумма.

Алексей Коренев: Это зимой, наверное.

Зритель: Да, у меня прописаны трое человек, сын, внук, сноха и я, двухкомнатная квартира, 6 тысяч мы платим за квартиру.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: То есть у меня, значит, из 13 6 на квартиру, 1 тысяча у меня на лекарства, и остается практически на питание 200 рублей в день. Очень бы хотелось создать себе подушку безопасности.

Константин Чуриков: Родные, которые с вами живут, вам как-то помогают?

Оксана Галькевич: Они вам помогают?

Зритель: Конечно, они помогают по мере возможности. Но ведь дело-то не в том, чтобы они мне помогали, а в том, чтобы я сама себя могла обеспечить и создать себе подушку безопасности за счет себя. Я ветеран труда, за ветеранство мне платят 453 рубля в месяц.

Константин Чуриков: Марина...

Оксана Галькевич: Да нет, Марина, здесь просто речь о том, что, если у вас там прописаны родственники, стало быть, соответственно, на них тоже начисляются квартплаты, хотя бы с этим вопросом, но они должны принять участие в семейных тратах.

Зритель: Да, примут, они помогают. Но в любом случае я-то остаюсь с чем?

Константин Чуриков: Марина, расскажите нам, если можно, по чему вы соскучились? В чем вы себе просто уже хронически отказываете все эти долгие годы?

Зритель: В отдыхе.

Константин Чуриков: В отдыхе.

Зритель: Поездки куда-то на море, да. Я не могу себе обеспечить поездку на море, в санаторий. Мне 453 рубля платят за ветеранство.

Константин Чуриков: То есть вопрос исключительно в этом, только в отдыхе? В вашей нынешней жизни вас более-менее все устраивает?

Зритель: Нет. Я, допустим, экономлю, я покупаю с пенсии, когда я получаю пенсию, я покупаю, творог могу себе позволить, мяско какое-то, да. А так я экономлю на питании, пытаюсь ходить пешком, не всегда ездить. Я не могу, допустим, себе позволить, хотела бы я заниматься каким-то творчеством, но это все платно, это дополнительно надо какие-то расходы.

Константин Чуриков: Для пенсионеров платно творчество в Кирове?

Оксана Галькевич: Ну конечно.

Зритель: Конечно.

Оксана Галькевич: Например, если ты шьешь, это значит, что ткань, расходные материалы, вязание – это вязать спицами...

Константин Чуриков: Слушайте, а мы... (Подожди, Оксана.) Мы же даже в эфире, наши корреспонденты рассказывают, что там, в другом городе, значит, эти академии серебряного возраста, там вот эти вот долголетия разные...

Оксана Галькевич: Ну, это ходить с палками.

Константин Чуриков: В Кирове такого нет даже близко, да?

Зритель: Ну, у нас есть такой центр, но там, допустим, покупаешь карту, 500 рублей она стоит, приходишь, какие-то дополнительные есть уроки, опять же за них платишь.

Константин Чуриков: Ну понятно, все равно все в деньги упирается.

Зритель: Если бы я захотела чем-то заняться, каким-то творчеством, опять платить нужно.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Ленинградская область пишет: «А я вот все внучке отдаю», – мне кажется, хорошая стратегия, как минимум стратегия, которая какую-то эмоциональную подпитку людям дает.

А вот смотрите, еще вопрос. «Да не откладывать надо, а вкладывать», – правильная логика у зрителя?

Алексей Коренев: Ну, если есть деньги, уже капитал достаточный для того, чтобы куда-то вкладывать его...

Оксана Галькевич: А это какой «достаточный, чтобы вкладывать»?

Алексей Коренев: Вы знаете, надо иметь в виду, что если у вас на счету или в кармане, грубо говоря, 1 тысяча рублей, речь о покупке акций, облигаций или о серьезном депозите не идет. Если у вас на счету 100 тысяч или хотя бы десятки тысяч, да, вы можете уже действительно вкладывать. Вы можете и открыть депозит в банке, вы можете и открыть брокерский счет и купить ценные бумаги или паи инвестиционного фонда, если вы не разбираетесь в ценных бумагах, или использовать комбинированные стратегии, которые позволяют зарабатывать, не будучи специалистом в финансовых и фондовых рынках, то есть есть варианты инвестирования. Но это...

Оксана Галькевич: Подождите, а облигации, что, от тысячи рублей не найти ничего такого?

Сергей Кикевич: Дело не в этом. Вот если позволите, дополню слова Алексея. Дело в том, что, согласно всем рекомендациям, сначала надо создать подушку безопасности, а потом уже заниматься инвестициями, которые тоже важны для решения важных финансовых задач, но сначала подушка безопасности.

Теперь о ее рекомендованных размерах. Обычно рекомендуют 5–6 месячных расходов. Допустим, если семья тратит 50 тысяч рублей в месяц, то, соответственно, подушка безопасности должна быть, допустим, 300 тысяч рублей. Вот если 300 тысяч рублей у вас, не номинально, а в 5–6 раз больше, чем вы тратите в месяц, то тогда, пожалуйста, занимайтесь инвестициями, вкладывайте.

Оксана Галькевич: Так это же страшно, потерять такие деньжищи-то, слушайте.

Сергей Кикевич: Почему страшно? Это будет лежать в Сбербанке, в депозите, где угодно. Вот эта подушка безопасности – это не то, что вы инвестируете, это то, что у вас лежит под рукой.

Оксана Галькевич: А-а-а, да-да-да.

Сергей Кикевич: Это не для того, чтобы зарабатывать.

Константин Чуриков: Я просто представил, что нас слушает, смотрит какая-нибудь неспящая Чита про эти 300 тысяч, которые так, в свободном, как говорится, обращении, я вот представил, что там сейчас телевизору в этот момент сказали.

Давайте сейчас обратимся к небольшому видеоопросу, который провели наши коллеги...

Оксана Галькевич: А вдруг, Костя, в Чите тоже есть люди, которые ищут возможности, а не причины?

Константин Чуриков: Да, ну сейчас мы убедимся в том, на что копят граждане в разных городах. Спросили у жителей Екатеринбурга, Липецка, Рязани и Самары.

ОПРОС

Оксана Галькевич: Вот так вот.

Константин Чуриков: У меня как раз из этого родился вопрос. Несколько минут назад, помните, вот вы, кажется, сказали, Алексей Львович, что, ой, на самом деле 5 лет назад все было неплохо, хотя 5 лет назад мы встречались в этой студии и говорили, что ой, как все плохо, как все было здорово в тучных нулевых. Зачем откладывать, если каждый следующий день чернее предыдущего? Вот с точки зрения такой внутренней мотивации.

Алексей Коренев: Ну, чтобы он чернее черного не стал, в радиотехнике есть такое понятие «сигнал чернее черного», вот каждый следующий чернее предыдущего. Но если вдруг у вас случилась беда или как сейчас беда случилась со всей страной, а накоплений нет, и я понимаю, что действительно при наших зарплатах у большинства россиян накоплений нет, то они оказались в ужасающей ситуации. Если вы посмотрите сейчас, количество банкротств насколько возросло и количество просроченных задолженностей по кредитам, то есть огромное количество россиян не то что отложить не могут, они элементарно попали в ситуацию, когда они попадают под процедуру банкротства, у них продается имущество, с молотка уходит и так далее, вот где серьезная беда. Накопить – это уже когда хотя бы действительно сколько-то остается.

Константин Чуриков: Помните, буквально там где-то год назад, может быть два, когда еще Орешкин был министром экономического развития, он, кажется, говорил, что как раз вот эти накопленные кредиты, эти большие долги невозвратные перед банками в будущем могут угрожать вообще всей нашей там финансовой стабильности. Вот не прилетит ли этот черный лебедь, не приплывет ли к нашим банкам, где еще у кого-то что-то есть?

Сергей Кикевич: Вот, вы знаете, мы начали, собственно, с вами говорить о накоплениях. Накопления априори не должны быть слишком большие. Вот я говорил, такой порог 5–6 месячных расходов, и они действительно, если они хранятся в банках, с ними может произойти то же самое, что происходило в начале 1990-х гг., в 2000-х гг., инфляционный шок, пик, и то, что раньше стоила машина, теперь стоит табуретка. Поэтому, собственно, рекомендуют инвестировать, чтобы защитить, во-первых, свои сбережения уже полностью от инфляции, чтобы они не только лежали где-то, но и приносили доход.

Оксана Галькевич: Сергей Александрович, ну вам хорошо говорить, вы финансовый советник, у вас, наверное, специальное образование, я не говорю об опыте, вы, наверное, тоже когда-то начинали с нуля, понятно...

Сергей Кикевич: Я математик.

Оксана Галькевич: Но тем не менее мы все-таки берем в расчет среднего россиянина, который не имеет такого опыта работы с финансовыми инструментами. Он вообще теряется, ему страшно от слов «акция», «облигация», понимаете?

Сергей Кикевич: А не нужно опыта никакого здесь иметь.

Оксана Галькевич: А потом его никто не предупреждает, что у него вот так вот туда-сюда, туда-сюда скачет.

Алексей Коренев: Вы знаете, сколько у нас за этот год количество брокерских счетов? Оно больше, по-моему, чем за все предыдущие годы.

Сергей Кикевич: Два миллиона.

Алексей Коренев: Да.

Сергей Кикевич: Два миллиона индивидуальных инвестиционных счетов.

Алексей Коренев: Да один год только люди... Правда, я боюсь, что большинство из них плохо себе представляют, что они делают...

Оксана Галькевич: Вот, так и я о том же.

Константин Чуриков: Так-так.

Алексей Коренев: Но они смело туда... У нас, к сожалению, в стране отсутствует институт финансовых консультантов, хотя в развитых странах это такая же вещь, как семейный доктор или личный lawyer, адвокат. Потому что, если человеку не подсказать, не научить, он, конечно, наступит на грабли.

Оксана Галькевич: Да у нас полно этих консультантов, которые из всех щелей кричат: «Давай-давай, неси ко мне свои деньги!»

Алексей Коренев: Это не консультанты, это зазывалы.

Сергей Кикевич: Это должна быть регулируемая область, которая сейчас в России только создается.

Алексей Коренев: Да.

Сергей Кикевич: Я просто сам к ней отношусь, поэтому могу два слова сказать об этом.

Константин Чуриков: Давайте.

Оксана Галькевич: Как честных от нечестных отличить, расскажите.

Сергей Кикевич: Во-первых, недавно инвестиционные советники попали под регулирование. Теперь если вам кто-то дает совет именно по инвестиции, то вы можете зайти на сайт Центрального банка и посмотреть, есть ли он в реестре, уже шаг в эту сторону сделан.

Алексей Коренев: Аттестат, если не ошибаюсь, необходим.

Сергей Кикевич: Да. Появилось СРО, например, независимых финансовых советников, к которым я отношусь...

Константин Чуриков: Саморегулирующиеся организации.

Сергей Кикевич: Да, которые подотчетны тоже Центральному банку, идет диалог с ним, и все-таки уже финансовые советники работают в рамках каких-то понятных норм. Поэтому тоже вариант посмотреть, является ли ваш советник членом вот этого СРО.

Константин Чуриков: А можно вопрос? Все-таки не все понимают, честно говоря, и я не до конца разобрался, брокерские счета – это что? Значит, я помещаю деньги на счет и доверяю некоему, так сказать, дяде Васе распоряжаться этими деньгами?

Сергей Кикевич: Необязательно.

Алексей Коренев: Это уже виды управления.

Оксана Галькевич: Кстати, дяде Леше или дяде Сергею можно.

Константин Чуриков: Да.

Алексей Коренев: Так, ну первое что? Я бы продолжил мысль. В Соединенных Штатах, которые имеют гораздо больший опыт жизни в экономических условиях, я не помню точную цифру, то ли 93%, то ли 97% домохозяйств имеют вложения в акции в том или ином виде, это к вопросу о финансовых консультациях. Вложения в акции – это те самые инвестиции, которые в случае чего потом можно будет расходовать.

Брокерский счет – это счет, открытый у брокера либо у банка, имеющего брокерское подразделение, который позволяет вам покупать и продавать ценные бумаги, правда не все, сейчас достаточно жесткое регулирование в соответствии с требованием квалифицированного и неквалифицированного инвестора. А вот то, что вы говорите, когда с помощью советника и так далее, вы отдали деньги и кто-то управляет, – это уже немножко другое направление, это доверительное управление, вы платите комиссию, а человек вашими деньгами управляет. Вот только здесь такой момент, что он может доуправляться до нуля, а потом разведет руками и скажет...

Сергей Кикевич: Конечно.

Оксана Галькевич: «Ой, не получилось».

Алексей Коренев: …«Извините, я бегаю быстрее».

Константин Чуриков: Леня Голубков супруге хотя бы обещал сапоги, понимаете.

Алексей Коренев: Сапоги, да.

Константин Чуриков: Вот здесь-то сколько наварить-то можно?

Алексей Коренев: Значит, поэтому уже говорилось много, не раз: открывая брокерский счет, во-первых, открывайте его все-таки в серьезной компании, это нужно потратить время и изучить, что за компания, чтобы у нее была история, желательно многолетняя, чтобы она была лицензирована Банком России, чтобы это был нормальный, хороший офис с профессиональными специалистами. Во-вторых, вам там подскажут, какой инструмент выбрать, чтобы не прогореть, потому что если действовать абсолютно самостоятельно, без специального образования и без соответствующего опыта, конечно, наломаете дров, потому что... Почему-то людям кажется, что вот Boeing управлять сложно, операцию на сердце делать сложно, а вот торговать на бирже легко, – да нет.

Оксана Галькевич: Простите, Boeing чтобы управлять или операции на сердце, надо не один год учиться и не один экзамен сдать.

Алексей Коренев: Здесь так же.

Оксана Галькевич: Может быть, физикам тоже сдавать какие-то экзамены…

Алексей Коренев: Здесь так же. Для того чтобы работать на финансовых рынках, будучи квалифицированным инвестором, вы должны, во-первых, иметь аттестат ФСФР, вы должны иметь определенную сумму денег, вы должны совершить определенное количество сделок, плюс сейчас требования будут, что брокер будет принимать у вас экзамен на знание финансовых инструментов, хотя бы базовые знания...

Оксана Галькевич: М-м-м, ага.

Алексей Коренев: До сих пор, пока все это было действительно достаточно дико, и народ действительно нес деньги наугад, покупал по принципу «ух ты, оно сильнее всего выросло» или «сильнее всего упало, наверное, вырастет».

Константин Чуриков: «Куплю-ка я себе немножко «Газпрома», да?

Оксана Галькевич: «Прикольная такая компания, интересная такая».

Алексей Коренев: Да.

Сергей Кикевич: Костя, Оксана, а все-таки почему мы говорим только о брокерских счетах? Ведь наши зрители подумают, что если инвестиция, то обязательно фондовая биржа.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Так. А что еще?

Сергей Кикевич: Вообще-то говоря, это ведь не так. Есть институт паевых инвестиционных фондов...

Алексей Коренев: Конечно.

Сергей Кикевич: ...который давно уже работает в России. Если кто-то боится работать с терминалом... Кстати, брокерский счет – это необязательно на компьютере, вы можете позвонить брокеру и сказать: «Купи мне это». Кстати, маленькая ремарка, я просто не отношусь к брокерам никак, поэтому в последнюю очередь слушайте рекомендации того, что говорит брокер.

Оксана Галькевич: Подождите, а брокер может... Знаете, иногда женщина приходит к косметологу и говорит: «Хочу губы», а косметолог грамотный должен сказать: «Вы знаете, вам эти губы не надо». Вам брокер скажет?

Сергей Кикевич: Вот смотрите, брокер – это просто тот, кто вам помогает купить и продать, это просто рынок, как вы пришли на рынок...

Алексей Коренев: Посредник.

Сергей Кикевич: Это некий посредник, не надо слушать его инвестиционных рекомендаций, для этого есть совершенно другие инструменты, возможности, научиться самому, кстати, не так уж сложно, не надо быть профессионалом для этого.

Константин Чуриков: Видите ли, уважаемые гости, просто с 1990-х гг. как-то вот доверие к этой системе сильно подорвано.

Оксана Галькевич: Подгорело у нас кое-где.

Константин Чуриков: Мы все ходили, куда-то вкладывали наши ваучеры, кто-то нес свои деньги...

Сергей Кикевич: Да почему подорвано?

Константин Чуриков: ...название этих компаний до сих пор на слуху...

Сергей Кикевич: Вы посмотрите статистику, сколько принес просто индекс Московской биржи, а есть индексные фонды, которые следуют вот этому простейшему инструменту. Там если посмотреть статистику за последний 2020 год, там порядка 18% годовых его доходность, порядка 18% годовых, понимаете? Вот и все, вот вам и решение. Я не говорю, что именно это надо покупать, я просто пример привожу.

Константин Чуриков: Но это возможность.

Сергей Кикевич: Да, это возможность.

Алексей Коренев: А пример замечательный. Паевые инвестиционные фонды – это действие фонд коллективного инвестирования, где от вас не требуется специальных знаний. Вы покупаете пай, и этот пай при грамотном управлении растет в цене, потом вы можете его продать дороже, чем его купили, все. И если управляющая компания паевого фонда действительно работала профессионально, вы получите заметный доход. Поэтому необязательно бежать на биржу и торговать самостоятельно.

Оксана Галькевич: Но с дохода надо платить налоги, я правильно понимаю?

Алексей Коренев: Налоги...

Сергей Кикевич: Для тех, кто занимается инвестициями, если вы держите ценную бумагу 3 года, вы не платите НДФЛ.

Оксана Галькевич: А, вот так.

Сергей Кикевич: Вот так вот просто. Есть еще индивидуальные инвестиционные счета, и там тоже все хорошо.

Оксана Галькевич: Ну хорошо.

Давайте звонки принимать, у нас уже прямо очередь, все хотят копить, да не знают как. Татьяна из Московской области, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Тут вот вопрос в чем? Вот, например, копить, на что копить, да?

Константин Чуриков: Нет, в чем тоже вопрос, кстати, в рублях ли, дело вкуса.

Зритель: Кто-то на что-то копит, да? У меня, например... Вот как бы все ругают банки, что закредитованы и все остальное. Но, допустим, если ты знаешь, какая у тебя стабильная зарплата или у мужа... Я, допустим, советую, что хочется тебе что-то купить, возьми кредит в банке, в каком-то хорошем банке, в котором ты, допустим, уже брал.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: И купи.

Зритель: И ты что делаешь? Ты покупаешь эту вещь и в рассрочку, значит, платишь этот процент банку, понимаете? Мы уходим от инфляции. Если ты положишь эти деньги куда-то себе в ящичек, то через год или через два, допустим, или через три эта вещь может быть значительно дороже, понимаете? Почему все боятся этих кредитов? Не надо их бояться.

Константин Чуриков: Так, Татьяна, вы не боитесь кредитов. Расскажите, на что вы брали кредиты, как вы рассчитывались? Даже интересно.

Зритель: Ну, я вам скажу, я в кредит практически купила вообще все, и построилась, и шубы там были, ну абсолютно все.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: И меня кредит, допустим... Я могу назвать банк, в котором я работаю?

Константин Чуриков: Ну, если это имеет значение... Лучше не надо, но да... Лучше не надо.

Зритель: Ну хорошо. Мне вот, например, свой банк нравится, у меня там какой-то, они мне сейчас, там автоматика выдает мне совершенно какой-то минимальный процент, меня он устраивает. Допустим, если у меня какая-то покупка, я, значит, покупаю и плачу эти деньги...

Константин Чуриков: Ну понятно. Татьяна, а если прервется, не дай бог, вы говорите, стабильный доход у вас, у супруга, дай бог, но если что-то случится с этим доходом, то как вы с банком-то будете рассчитываться?

Зритель: Ну понимаете как, вы же вдвоем работаете. Ну не надо брать под завязку, понимаете?

Оксана Галькевич: Все-таки оценивать свои финансовые силы?

Зритель: Если у вас 40 тысяч общий приход в семье, зачем вы будете на 39 кредит брать, понимаете?

Алексей Коренев: Вот азы...

Оксана Галькевич: Золотые слова.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое, Татьяна.

Алексей Коренев: Азы семейного бюджетирования.

Константин Чуриков: Семь лет работаю на ОТР, первый раз слышу спасибо банкам, первый раз.

Алексей Коренев: Ну, на самом деле то, что мы сейчас услышали, – это как раз то самое базовое семейное бюджетирование, потому что я услышал, что люди подсчитывают свои доходы, подсчитывают свои расходы по кредиту, понимают, когда им какие выплаты по кредиту нужны, что они на них собираются купить. То есть вот вам, пожалуйста, можно же, оказывается, хотя бы в тетрадке, но бюджет вести нужно.

Оксана Галькевич: Обязательно надо считать, конечно.

Сергей Кикевич: Вообще есть такое определение плохого кредита и хорошего кредита, слышали, нет?

Оксана Галькевич: Плохой – это, наверное, когда на еду?

Сергей Кикевич: Нет, плохой – это тот кредит, который сужает возможности человека, а хороший, соответственно, который расширяет эти возможности. И с некоторой другой точки зрения, подытожу то, что сказал Алексей, любой кредит может быть хорошим, если он у вас запланированный, если он просчитан. Даже телевизор, в конце концов, купили, но вы знаете, как вы будете рассчитываться по этому кредиту.

Оксана Галькевич: Вы знаете, уважаемые гости, вот вы сказали, Алексей Львович, о том, что с зарплатами у нас все не так гладко. Так получается тогда, что ситуация с накоплениями, точнее с их отсутствием, у достаточно значительной части нашего населения объективная, а не субъективная? То есть люди, может быть, была бы зарплата побольше, они бы что-нибудь откладывали? А объективно они делать этого не могут.

Алексей Коренев: Не могут, и абсолютно соглашусь, что, действительно, не столько не откладывают потому, что не хотят или не умеют, сколько просто не хватает на жизнь. У нас, если мы отвлечемся от очень любимой государством средней заработной платы в стране, которая примерно 47,5 тысяч, а посмотрим на зарплату медианную, а еще лучше на модальную, модальная – это самая часто встречающаяся зарплата...

Оксана Галькевич: Она у нас какая сейчас?

Алексей Коренев: Она 23,5 тысячи. Вот если у вас 23,5 тысячи, это самая распространенная зарплата в стране, большинство людей получают эту цифру, медианная 34 400, что ли, около того. Вот что можно отложить на 23,5 тысячи? Ну максимум 500 рублей те самые, ну не 500, 1 000 иногда, да и то не каждый месяц, потому что если мы ведем бюджет, мы понимаем, что в этот месяц нам нужно заплатить за то, за то, в отпуск поехать и так далее. С другой стороны, если бюджет не вести, все эти траты окажутся неприятным сюрпризом.

Константин Чуриков: Еще по поводу доходности, прежде чем мы примем звонки. Сергей Александрович, я вот сейчас прикидывал, открыл даже специальный сайт, который фиксирует средние курсы валют, сейчас его покажут, за разные месяцы. Давайте ужаснемся, сейчас вот у нас доллар 89, а в январе 2020 года, в самом начале был 68,7.

Оксана Галькевич: Доллар 79, евро 89, Костя, инфаркт миокарда, вот такой рубец уже у всей аудитории.

Константин Чуриков: Да-да-да. Так вот, я просто подумал, что если бы в начале года кто-то купил просто тупо 1 тысячу долларов, заплатив за это условно 68 тысяч, а в конце этого года, вот сейчас, например, продал бы и получил 80 тысяч, понимаете? Вот эта прибыль составляет 12 тысяч.

Сергей Кикевич: Таких историй огромное количество. Найдите курс золота, например, 2 года назад, посмотрите, сколько он вырос. Понимаете, задним умом все умные.

Оксана Галькевич: И укуси себя за что-нибудь, да.

Сергей Кикевич: Единственное, что я мог бы посоветовать, – это никогда не играть на курсе валюты, вот это самое...

Константин Чуриков: А почему? Вот в данном случае у человека чутье, чуйка.

Сергей Кикевич: А я вам скажу очень просто. Смотрите, вы вспомните 2016 год, когда у нас уже все вот эти курсы были, и 78, по-моему, 81 рубль даже был за доллар, и огромное количество людей купило в 2016 году те же самые доллары. Понимаешь, сколько выступало аналитиков, говорило, что курс вот уже через 2 месяца будет за 100, – где они сейчас, все эти аналитики? Что они сейчас опять говорят?

Оксана Галькевич: А вот, кстати, где они?

Константин Чуриков: На островах, наверное.

Оксана Галькевич: Найти бы их...

Сергей Кикевич: Да. Понимаете, на чернухе очень просто набить себе вот такой имидж.

Алексей Коренев: Я бы, может быть, даже добавил так. Значит, абсолютно согласен с тем, что курсы валют прогнозируются крайне сложно, и был период, кстати говоря, когда несколько лет действительно рубль укреплялся по отношению к доллару и евро, и те, кто успели накупить, пострадали. Поэтому пытаться спекулировать на валютах, если вы не профессионал и не специалист, – это почти наверняка поймать убыток хороший. Вопрос, стоит ли откладывать валюту, – да, если вы копите на очень длительный срок, например, вы копите себе действительно на пенсию.

Причем заметьте, у нас ведь нет этой культуры отложения денег на пенсию. Вот на Западе как только студент вышел за пределы университета и начал получать первую зарплату, он сразу определяется с тем, какую форму пенсионных отчислений от выбирает, и он в течение всей своей жизни откладывает, и он точно знает, сколько денег у него есть на пенсионном фонде.

Оксана Галькевич: Алексей Львович, культура, у них в валюте в другой культура просто выражена.

Алексей Коренев: Ну это понятно, они еще ее печатают. Но если вы откладываете себе на пенсию, на старость и начали, допустим, это делать в 30 лет, я вас уверяю, к тому моменту, когда вы выйдете на пенсию, тем более к тому моменту еще раз поднимут пенсионный возраст...

Оксана Галькевич: Та-а-а-а-а-к...

Алексей Коренев: ...этот доллар будет стоить уже в несколько раз больше, чем когда вы начали его покупать. Поэтому не спекулируем, а именно инвестируем на будущее.

Константин Чуриков: Если есть что.

Оксана Галькевич: Так, у нас мало времени остается. Зинаида из Свердловской области. Здравствуйте, Зинаида, если можно, коротко очень.

Зритель: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу пожелать всем женщинам почаще заходить на кухню, знать очень много самых разнообразных блюд из всяких овощей и фруктов. Ну и шейте, вяжите!

Оксана Галькевич: Вот. Зинаида, я уже к вам прислушалась.

Зритель: Это очень хорошо экономит.

Сергей Кикевич: Это называется инвестицией в личный капитал.

Оксана Галькевич: Спасибо, Зинаида.

Константин Чуриков: Спасибо.

Сергей Кикевич: И кстати, шутка шуткой, а это очень неплохой может быть...

Оксана Галькевич: А знаете, сколько пряжа сейчас стоит, Сергей Александрович?

Константин Чуриков: Я думал, какой-то рецепт нам сейчас даст Зинаида. Зинаида, если вы с нами, какой-то рецепт, пока буквально минута у нас есть, недорого чтобы?

Зритель: Из той же тыквы, выращиваю тыквы, кабачки, делаю блины, всякие...

Алексей Коренев: …оладьи.

Зритель: Что хотите, открывайте в интернете, всегда очень много удобных...

Константин Чуриков: Ну хорошо, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Алексей Коренев: У нас слюни потекли аж.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, скажите, а может быть, вы поделитесь тем, если у вас есть какие-то стратегии, какие у вас стратегии? Вы копите на какие-то большие сбережения, на какие-то долгосрочные проекты, на пенсию?

Константин Чуриков: Двадцать секунд на каждого.

Сергей Кикевич: Да, я коплю, как и у всех, стоит на горизонте пенсия. У меня есть инвестиционный портфель, который состоит из индексных фондов. Один я уже назвал, это индексы Московской биржи, также есть индексы облигационные, есть драгоценные металлы, кстати, через ОМС, это еще один способ инвестировать...

Оксана Галькевич: И это прямо на пенсию, лет 20–25, сколько вам до пенсии, простите?

Сергей Кикевич: Ну да, примерно так.

Оксана Галькевич: На пенсию.

Константин Чуриков: Алексей Львович?

Алексей Коренев: У меня, скажем так, мультивалютная корзина, я тоже откладываю деньги на пенсию, но в виде валют, которые частично доллар, частично евро, частично рубль. Ну, рубль, это, скажем так, ликвидная часть...

Константин Чуриков: Очень частичная.

Алексей Коренев: Ну почему, это ликвидная часть, при необходимости я ее трачу. Что касается вложений в акции и прочее, я сейчас этим уже не занимаюсь.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Ну что ж, все, кто хотел накопить, теперь, может быть, знают, как.

У нас в студии были Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений», и Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Алексей Коренев: Спасибо вам.

Оксана Галькевич: Друзья, делитесь фрагментом нашего эфира в социальных сетях со своими друзьями, здесь много полезных советов было.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Анатолий Рылов
Здравствуйте! Вчера не смог дозвониться на эфир Вашей программы. Мы давно придумали способ (концепцию) как накопить гражданам до выхода на пенсию. Этот способ сопряжен с масштабным, экологическим, инновационным для России проектом. Гарантией сбережений и накоплений выступает производимый данным проектом ликвидный товар, имеющий большую потребность на рынках России и Европы. Если это интересно, готов обсудить суть проекта. Спасибо.