Художник Константин Мирошник учит рисовать забавную мышь

Художник Константин Мирошник учит рисовать забавную мышь
Какой будет торгово-развлекательная индустрия после пандемии?
Татьяна Овчаренко: Придомовые территории, которые в силу закона принадлежат нашим гражданам, в абсолютном большинстве городов украдены
Михаил Таратута: Ситуация для всех претендентов на власть в США скользкая. Никто не понимает, что надо делать
Кредитная амнистия вместо кредитных каникул
Коронавирусные указы проверят
Что нового в регионах? Волгоград, Севастополь и Магадан
Где найти работу в карантин. Жители разных городов рассказали, как удаётся зарабатывать после увольнения
Экономика: план восстановления. Рост безработицы и падение рождаемости. Вакцину испытают на военных. Проблемы органов опеки. Горячее лето
Восстановимся по плану?
Алексей Малашенко: Сегодня G7 – это непонятно что, символ. И России с её амбициями зачем туда возвращаться?
Гости

Ольга Арсланова: Если вы не умеете рисовать, может быть, вы так и не научитесь, но время по крайней мере убьете сейчас во время самоизоляции. Давайте поговорим о том, как научиться рисовать и развлечься при помощи рисования с детьми. Об этом в рубрике «Один дома».

Петр Кузнецов: Зовите детей к экрану. Пусть дети нам звонят. А мы представим буквально через секунду Константина Мирошника, художника, который будет учить. Что интересно, можно ли хотя бы какому-то элементу, который входит в азы рисования, научить за эти неполные полчаса? Здравствуйте, Константин. Спасибо, что вы не один.

Константин Мирошник: Рад вас видеть. Начинаем опять урок рисования. На той неделе выслали много ежиков. Молодцы все ребята. И бабушки, и дедушки – все рисовали. Было нашествие ежей. Это были замечательные работы. Мы сидим дома. Мы боремся с вирусом. И сегодня мы будем рисовать мышь.

- Знаете, почему? Потому что мы сидим дома, как мыши.

Константин Мирошник: Очень интересно. Бурозубка живет в Архангельской области. И она маленькая, с ноготочек.

Ольга Арсланова: Она чем-то похожа на цыпленка. У нее такие тонкие длинные ноги.

Константин Мирошник: На цыпленочка похожа, да. Мы сейчас ближе покажем ее, чтобы людям показать.

Ольга Арсланова: Она очень классная.

Петр Кузнецов: Константин, это то, что у нас должно получиться, правда?

Ольга Арсланова: Слушайте, а у меня один вопрос. А почему у нее две ноги?

Константин Мирошник: А у нее еще две, но они не видны.

Ольга Арсланова: А!

Константин Мирошник: Они поджаты.

Петр Кузнецов: Сейчас сокращения просто у всех. На 40%. Константин, если мы сейчас приступаем, тогда можно я займу рабочее место и вместе с вами буду рисовать. У нас просто очень много инструментов.

Константин Мирошник: Это хорошо. Нужна бумага и карандаш. Посмотрите, у меня такой толстенький.

Петр Кузнецов: У меня есть кисточка и есть толстый фломастер.

Ольга Арсланова: Слушайте, а у меня есть ручка. Я буду рисовать здесь, а Петя – там.

Петр Кузнецов: Есть обычный карандаш. Для того, кто не умеет рисовать.

Константин Мирошник: Берем обычный. Смотрите, мы имеем такой лист бумаги. И можно рисовать очень плотную линию. Можно рисовать очень широкую линию, если мы так разместим, а можно рисовать исчезающую линию, вот так. Она где-то прерывается. Вот этим способом мы будем сейчас рисовать эту мышь.

Петр Кузнецов: Я попробую поплотнее, чтобы…

Константин Мирошник: На нос. С носа. Посмотрите, у нее такой тупенький немножко нос. Отмечаем его. И поехали. Рисуем сначала тень, как бы вот…

Петр Кузнецов: Я при слове «тупенький» всегда вскакиваю.

Константин Мирошник: И рисуем все за раз. Где освещенная часть носа, там исчезающая линия. Потом уже можно линию повеселее нажать. Тут ухо будет. Смотрим на ухо. Какая мышь толстенькая, хорошая такая!

Петр Кузнецов: Константин, простите, пожалуйста, не совсем понял, в какой момент должна быть исчезающая линия.

Константин Мирошник: Освещенная часть носа – там можете не рисовать линию, но немножко наметить ее.

- На самом деле очень просто: исчезающая линия там, где свет. Сначала мы рисуем тени в темной части, а потом уже делаем силуэт.

Константин Мирошник: Молодец, все правильно. И тут же замечаем этот прекрасный хвост, рисуем тень. Вот у нее какой длинный хвост и очень красивый! А освещенная часть хвоста рисуется исчезающей линией. А тень рисуем очень плотно. И уже рисунок будет из-за этого профессионально смотреться. Рисуем ухо.

Ольга Арсланова: Подождите. Это очень быстро.

Петр Кузнецов: Подождите. Я сейчас только хвост к лимону дорисовываю.

Константин Мирошник: Не забывайте чуть-чуть прищуриваться.

Петр Кузнецов: Константин, вопрос. Что делать сейчас? Родители тоже с детьми рисуют. А у них нет такого универсального карандаша с исчезающими линиями. Что может в данном случае заменить линии исчезающие? Просто поменьше нажимать, что ли?

Константин Мирошник: Ребята, смотрите, любой… Если рисуете им вертикально, то линия будет тоненькая, и вы немножечко… А если вам нужно жирную линию, вы разворачиваете ее горизонтально к листу…

Петр Кузнецов: А! Точно.

Константин Мирошник: Посмотрите, это жирная линия.

- Грифель должен быть к бумаге. Это обязательное условие.

Ольга Арсланова: А что, там у вас уже глаз появился?

Константин Мирошник: Да, рисуем глаз. Это самое акцентированное место на рисунке. Наметили – теперь можно лапу. Где освещенная часть лапы, там линия тоненькая, исчезающая, а где тень – там рисуем плотную линию. Рисунок будет веселый, бодрый. И передняя лапка. Эту мышку никто и никогда не может поймать.

Ольга Арсланова: На своих двух ногах быстро бегает.

Петр Кузнецов: Как Ходорковского.

Константин Мирошник: У нее 4 ноги. Но размером она с ноготочек. Поехали. Наметили теперь мышь. И можно уже нарисовать ее, какая она должна быть. Шерстку. Эту мышку изучают в МГУ на Геофаке.

Ольга Арсланова: Ничего себе!

Константин Мирошник: Она очень интересная. У нее очень много родственников.

Петр Кузнецов: Мышь так и говорит, Константин: «Да у меня родственники в МГУ». А где она водится, кстати? У меня, к сожалению, получился не такой острый нос, но я не смогу перерисовать его.

Константин Мирошник: На севере нашей необъятной и большой России. Мы сейчас все находимся на самоизоляции. Это замечательный шанс, возможность стать настоящим художником. Потому что на самом деле все художники всегда работают на самоизоляции. Всегда так было.

Ольга Арсланова: Покажи, что там у тебя, Петь.

Константин Мирошник: Молодец! Умница! Талантливый.

Петр Кузнецов: Из Дагестана немножко мышь.

Ольга Арсланова: А у меня какая-то злая получилась. Можно мою мышь показать? Я закончила.

Константин Мирошник: Молодец, да. Нос чуть-чуть длиннее теперь. Работаем кисточкой.

Ольга Арсланова: У меня злобная какая-то вышла.

Константин Мирошник: Нет, замечательно. Эта мышь украсит любую книжку.

- Замечательная, очень смешная мышь.

Петр Кузнецов: Кстати, может быть, мы заодно сможем проиллюстрировать наши сказки, Оль, которые мы рассказываем по вечерам.

Константин Мирошник: У мыши рисовать усы. Сейчас я поближе…

Петр Кузнецов: Главный вопрос – как правильно наносить эту… не тень, а как ее аккуратно, равномерно, с затемнениями разукрашивать? Тоже как раз разной стороной карандаша – где-то сделаем потемнее, а где-то светлее.

- И штриховать вертикально.

Константин Мирошник: И не бойтесь рисовать. Рисуйте смело, как рука укладывается. Не бойтесь испортить рисунок. Рисуйте, чтобы он был эффективным, ярким, энергичным.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, у меня ребенок тоже любит рисовать. Но иногда я вижу, что она делает (даже я ничего не понимаю) какие-то неправильные вещи, и хочется дать совет. И она начинает злиться, говорит: «Я так хочу. Мне так интереснее. Ну и пускай неправильно». Как нужно поступать? Нужно указывать на недостатки или нет?

Константин Мирошник: Нет, ни в коем случае! Дело в том, что детей и взрослых нужно только хвалить. Запомните. Никаких недостатков. Только похвала. Можно отбить любое желание рисовать, если указывать на ошибки. Даже если он где-то в чем-то ошибся, все равно нужно находить вещи, те, которые хорошие, надо хвалить. Вот и хвалю. Замечательно! Уплотняем тень.

Ольга Арсланова: То есть понятно, да? Петь, никогда тебе не скажут правду про твою мышь.

Петр Кузнецов: Мы то свои рисунки показали. Покажите, что у вас получается.

Константин Мирошник: Да, да, да.

Петр Кузнецов: А то вдруг вы нас с Олей рисуете.

Ольга Арсланова: Ого, какая классная!

Петр Кузнецов: И потом из МВД что-нибудь придет.

Константин Мирошник: Ближе покажи, Полин. Ближе, ближе.

Ольга Арсланова: О какая! Это толстая. Это мышь на карантине поела.

Петр Кузнецов: Недельный карантин пройден.

Константин Мирошник: Главное пятно. Есть пятно – есть художник. Нет пятна – нету.

- Я объясню, что такое пятно. Когда ты прищуриваешься, надо, чтобы это пятно было цельным. То есть была светлая цельная пауза и темная. Сейчас мы нарисуем…

Константин Мирошник: Смотрите, мы рисуем блик!

Ольга Арсланова: А что это у вас такое в тюбике?

Константин Мирошник: Это у нас гуашь такая. Вот гуашь. Я беру…

Петр Кузнецов: У меня тоже есть гуашь.

Константин Мирошник: На глаз блик поставим. Блик можно на уши поставить, можно сюда, на нос.

Ольга Арсланова: А можно же заранее этот кружочек обвести, если гуаши нет, и просто его не закрашивать?

Константин Мирошник: Это могут не все. Но лучше будет смотреться, если…

Петр Кузнецов: Так по контуру проводить чуть-чуть где-то?

Константин Мирошник: Блики поставить белой гуашью или… тогда мышь вообще у нас оживает. Вообще она делается очень живой.

Ольга Арсланова: Тоже такая суровая получилась. Нападет еще.

Константин Мирошник: Ну-ка покажите у вас рисунки. Покажите ваши работы.

Ольга Арсланова: Я подписала даже.

Петр Кузнецов: Вот мой, Константин.

- Вы молодцы.

Константин Мирошник: Сделайте лапы и тень на земле от лап. И тогда мышь будет…

Петр Кузнецов: Нет тени – не считается. Значит, мышь не существует, раз тень не отбрасывает.

Ольга Арсланова: А у меня ручкой. Поэтому извините, вот такая.

Константин Мирошник: Замечательная мышь! Тень, тень. Ручкой можно тень сделать. На теле мыши можно тень сделать. На теле.

Ольга Арсланова: А вот вы сказали – нельзя горизонтально, только вертикально. А почему?

Константин Мирошник: Вертикально что?

Ольга Арсланова: Растушевку только так можно, вертикально держать?

Константин Мирошник: Чтобы шире была линия эта, пошире.

Ольга Арсланова: Ясно.

Константин Мирошник: Она будет такая плотная, широкая и ровная. Вот этой растушевкой лучше всех владел Илья Ефимович Репин. Он был непревзойденный мастер именно рисунка, растушевки и этой исчезающей линии. Его работы были настолько живыми, что до сих пор искусствоведы спорят, что лучше: его рисунки или его живопись. Потому что рисунки – это до самого верха величайшие работы.

Смотрите, у нас мышь уже свои очертания добавила. Не боимся делать тень.

Петр Кузнецов: Можно добавлять. Если кажется, что вроде бы добавил, все равно…

Константин Мирошник: В основном их на тень.

Петр Кузнецов: Константин, мне настолько понравилась моя работа, поэтому давайте-ка я сейчас и вас еще буду рисовать. Замрите.

Ольга Арсланова: Смотрите, у нас есть вопрос от зрителя Арсения. Ему 12 лет. Он живет в Кировской области и спрашивает: «Какие лучше выбирать карандаши по мягкости для рисования?»

Константин Мирошник: Арсений, молодец. Ты живешь в Кировской области. Это родина братьев Васнецовых, Виктора и Аполлинария. Это могучие русские живописцы. Вы знаете их работы – и «Аленушка», и много… «Богатыри». Выбирай самые мягкие карандаши. Чтобы они аж прям пачкали руку. Вот такими рисовать надо. Потому что у них больше растяжка, они более яркие. И даже можно углем рисовать. Вот увидел ты костерок какой-то горелый в лесу – вытащил уголек, и можно этим угольком уже на белом листе рисовать. А можно на сером листе рисовать углем. А потом вместо гуаши мелом дать блики.

Ольга Арсланова: Смотрите, тут пишут, что «Получился коронавирус, как ни крути. С лапкой».

Петр Кузнецов: Знаете, что? Садитесь, сами нарисуйте. Кстати, ребят, те, кто перед телевизорами, у нас не так много времени остается. Дозвонитесь, напишите, что вы хотите еще сюда внести. Мы добавим какого-нибудь персонажа.

Константин Мирошник: На следующий раз будем рисовать медведя.

Петр Кузнецов: О! Ну это легкотня.

Константин Мирошник: Мишку рисовать. Это долгая работа. Они рисуются долго. Но мы расскажем, как надо их рисовать. Но мышь у нас… Смотрите, я сейчас ближе покажу. Если у вас вышло вот так или лучше, значит вы молодец.

Ольга Арсланова: Очень хорошая.

Константин Мирошник: Мышонок с длинным хвостом. Такой набросок мыши. И еще раз я хочу сказать, что не бойтесь испортить рисунок. Рисуйте. Не надо аккуратно. Заштриховывайте. Прищурьтесь очень сильно. И вы видите белое пятно и темное пятно. И старайтесь любыми путями это передать на бумагу, на холст. Вот что у вас есть. Какая мышь хорошая!

Петр Кузнецов: Я хотел сказать, что у нас 3 минуты остается. Давайте беспощадно выставлять оценки. Пожалуйста.

Ольга Арсланова: По-честному.

Константин Мирошник: Беспощадно: 5+, 5.

Ольга Арсланова: У меня мышь такая – с зоны откинулась. Хулиганистая получилась.

Константин Мирошник: У вас мышь вышла из американского комикса. Очень хорошая, очень классная. Ее можно в комиксы. Чудесная мышь. Смотрите, и буквы очень классные.

Петр Кузнецов: Что там написано? Мышь?

Ольга Арсланова: Маус.

Константин Мирошник: Мышь можно на обложку книжки.

- Да, это спокойно может быть иллюстрация. Такие характерные смешные буквы.

Константин Мирошник: Да. На обложке дневника может быть.

Ольга Арсланова: А Петю мы уже определили работать на…

Петр Кузнецов: Вы можете просто закрашивать двойки мышью. Так же ручкой, как Оля.

Ольга Арсланова: Смотрите, нам написал зритель из Волгограда, хвастает: «Мой старший брат красиво черепа рисует. А если ребенок любит вот такое рисовать – черепа, каких-нибудь страшных монстров, это как вообще, нормально?

Константин Мирошник: Замечательно. Это очень интересно. Самое главное, чтобы не отбить детям желание рисовать. Пусть они рисуют ужасных монстров, еще что-то. А потом вы их аккуратненько отвезете на выставку Репина, Серова или Сурикова. Аккуратненько. Покажете классику нашей живописи. Можно показать Рембрандта. И они восхитятся. Они тоже увидят.

- Надо в любом случае поощрять. Главное, что ребенку нравится рисовать.

Константин Мирошник: Влюбить главное. И мягенько направлять. Многие рисуют монстров разных, еще чего-то. Это искусство. Некоторые отдают этому всю свою жизнь и рисуют одних монстров. А кто-то рисует портреты людей. У каждого свое. Но главное сейчас – дома усидеть. Потому что на улицу тянет. Всем охота погулять, подышать. Но мы должны быт ответственными все. Мы должны вместе о всех нас помнить, думать, поддерживать бабушек, дедушек. Подумайте, кто у вас рядом живет. Может быть, какие-то соседи. Может быть, кто мусор вынести не может или хлеба купить. Можно взять хлеб и оставить его возле двери, и уйти. Люди откроют дверь и возьмут этот хлеб.

Ольга Арсланова: И можно вместе рисовать. Спасибо вам за этот урок онлайн.

Константин Мирошник: Вместе рисовать, как мы рисуем.

Петр Кузнецов: Спасибо, Константин. Спасибо, уважаемые ребята. Очень ждем вас с медведем уже в следующий раз. Спасибо.

Ольга Арсланова: До встречи. Это была рубрика «Один дома». Пока.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)