Хуже, но дешевле. О продуктах эконом-класса

Хуже, но дешевле. О продуктах эконом-класса | Программы | ОТР

Поможет ли неликвид на прилавках сдержать рост цен на базовые товары?

2021-01-22T20:12:00+03:00
Хуже, но дешевле. О продуктах эконом-класса
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Деньги на свалку
Что нового? Южно-Сахалинск, Бийск, Санкт-Петербург
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Гости
Михаил Глушков
директор Плодоовощного союза
Александр Бражко
координатор федерального проекта «За честные продукты»

Иван Князев: Ну а мы начинаем. Вот только мы в прямом эфире накануне успели обсудить, что правительство собралось регулировать предельную стоимость, ну помимо сахара и подсолнечного масла, еще яиц, макарон, а также картошки, как производители картофеля вышли со своей идеей, как сдержать цены, – они просто попросили торговые сети снизить требования к своей продукции.

Оксана Галькевич: А, вот так вот?

Иван Князев: Да.

Оксана Галькевич: То есть пожиже-пониже, да?

Иван Князев: Да-да-да.

Оксана Галькевич: То есть поставлять на полки магазинов корнеплоды меньшего, скажем так, калибра, размера? Не перебирать картошку лишний раз, не отбраковывать мелкую? Такой вот товар экономкласса получается. В качестве аргумента фермеры приводят тот факт, что для конечного потребителя такая картошка будет на 15–20% дешевле.

Иван Князев: Но это они пока так говорят. Но самое интересное, что идея появилась на фоне того, что с нового года заработали новые правила Роспотребнадзора: они запрещают продажу продуктов с истекшим сроком годности, ну там много требований, но что касается картошки, нельзя продавать плоды с озеленением, это когда уже такой зеленый налет появляется.

Оксана Галькевич: Да. Может ли такая инициатива с «экономкартошкой», скажем так, у нас прижиться, как вы думаете, уважаемые зрители? Действительно ли она будет стоить дешевле? Давайте как-то на эту тему порассуждаем в ближайшие полчаса, выходите с нами на связь, а мы подключим пока к разговору экспертов. Вы помните, что у нас телефоны бесплатны, они всегда у вас перед глазами на экранах.

Иван Князев: Михаил Глушков сейчас выходит на прямую связь со студией, директор Плодоовощного союза. Здравствуйте, Михаил Владимирович.

Михаил Глушков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Михаил Владимирович, здравствуйте.

Михаил Владимирович, ну объясните, пожалуйста, в связи с чем такая инициатива, в общем-то, появилась? Как это можно объяснить? То есть если раньше эта картошка в продажу не предлагалась, а теперь вдруг появилась необходимость. В связи с чем?

Михаил Глушков: Ну, у нас 2020 год не самый благоприятный с точки зрения валового сбора по картофелю. В прошлом году у нас сбор снизился на 6%, вот, и в связи с этим, конечно, происходит определенный более ускоренный рост цен. И для того чтобы сгладить этот рост цен, производители картофеля предложили добавить в ассортиментную сетку так называемую, которая в сетевом ретейле есть, картофель более низшего размера, более маленького размера и более низшей категории.

Но это не значит, что это какой-то плохой картофель или там менее полезный. Он будет действительно стоить гораздо дешевле, и мы считаем, что это правильно, потому что у потребителя и у покупателя должен быть выбор. Кто-то хочет купить крупный картофель и готов за это заплатить, кто-то готов, значит, потреблять более мелкий картофель. Сейчас у покупателей такого выбора по сути нет.

Оксана Галькевич: То есть...

Иван Князев: Нет...

Оксана Галькевич: Я правильно понимаю (Иван, прошу прощения), что проблема в том, что урожай в прошлом году подкачал, да, и резервы практически уже исчерпаны?

Михаил Глушков: Ну, в том числе это тоже повлияло. Плюс вы знаете, что сейчас вот, с конца прошлого года достаточно серьезное внимание правительство уделяет такой, значит, ситуации на рынке, то есть мониторит рост цен, и любой небольшой рост цен, к этому очень так серьезно относится, реагирует. Поэтому...

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Нет, ну это, конечно, интересный очень момент. Ну понятно, что урожай подкачал, но всякий неликвид теперь предлагать тоже по меньшей мере странно. И, я так понимаю, ретейлеры ведь особо без энтузиазма отнеслись к этой инициативе?

Михаил Глушков: Ну, ретейлеры пока рассматривают эту инициативу, то есть это еще пока просто предложение, то есть это не то что внедренный уже механизм, вот. Но в целом я не очень понимаю, почему вы считаете, что это какой-то неликвид.

Иван Князев: Михаил Владимирович, это, понимаете, не совсем мы считаем, это пишут наши телезрители, в частности из Орловской области: «Такой картошкой мы обычно кормим свиней, скотину другую и так далее», – вот.

Оксана Галькевич: Ну вот многие говорят, что да, это не кормовая ли картошка на самом деле предлагается нам в качестве экономкласса.

Михаил Глушков: Кормовая картошка – это немножко другая картошка, которая совсем мелкая и которую никуда не деть, а здесь идет речь о картошке, которая меньше 55 миллиметров.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: А нижний предел тогда какой?

Михаил Глушков: Это должны определять сети вместе с поставщиками, то есть это...

Иван Князев: Но пока это еще не понятно?

Михаил Глушков: Да-да.

Оксана Галькевич: Михаил Владимирович, скажите, ну вот вы говорите, что одна из причин в неважном урожае прошлого года. Где гарантия, так скажем, что вот это предложение сделать картофель экономкласса, выложить его на прилавки будет такой временной историей этого года? Ну в связи с тем, что ресурс заканчивается, уже практически весь урожай распродан, осталась только мелкая. Если в этом году картофель уродится, все будет прекрасно, этот экономкласса картофель уйдет с прилавка или так же и останется?

Михаил Глушков: Вот здесь все покажет спрос. То есть если люди, если у них будет этот картофель востребован, то есть люди будут его покупать и будут голосовать рублем за то, чтобы приобретать по более низкой цене такой картофель, то я думаю, что его могут и оставить. Хотя в принципе при больших урожаях и так цена на картофель у нас достаточно такая очень низкая. Вот если посмотреть статистику, за последние 10 лет, значит, цена на картофель выросла на 11%, за 10 лет оптовая цена, хотя просто даже официальная инфляция за эти же 10 лет составляет 90%. То есть картофель по темпам роста стоимости своей не догоняет инфляцию очень серьезно.

Оксана Галькевич: Ага. Михаил Владимирович, вы знаете, я не могу ваш праведный гнев не поддержать. Вот еще бы если сравнить с ростом зарплат, вы знаете, как у нас с зарплатами за это время все произошло, я думаю, что там тоже наверняка нет 91%.

Михаил Глушков: Наверное да, и этот год особенно тяжелый для многих как бы граждан нашей Российской Федерации, в связи с этим как раз тоже опять же это предложение очень актуально, потому что кто-то потерял работу, у кого-то снизились доходы и он готов будет, я думаю, покупать картофель, чтобы... Просто чуть-чуть поменьше размера, здесь я вообще не вижу никаких проблем.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Уважаемые телезрители, вы нам тоже звоните и пишите, сколько картошка стоит в вашем регионе, как вы относитесь к этой инициативе, какую картошку вы покупаете. Вот нам пишут из Нижегородской области: «Скупой и бедный платит дважды. Мелкую почистишь, и есть ничего не останется».

У нас сейчас на связи Самара, Юрий дозвонился.

Оксана Галькевич: А вот, кстати, интересно будет с вашей помощью, уважаемые зрители, выяснить, есть ли спрос на такое предложение. Вот нам Михаил Владимирович сказал, что во многом будет зависеть от спроса, останется ли такой картофель на прилавках, такое предложение, ну вот давайте выяснять вместе. Юрий, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Да, здравствуйте.

Я что могу сказать? В этом году картофель повысился в цене на 100%.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: ...картофель, потому что о нем не заботятся, нет... площадей. И теперь они предлагают, чтобы мы его покупали, этот картофель.

Оксана Галькевич: Нет каких площадей, простите?

Зритель: Ну поливных площадей. Картофель должен поливаться, тогда будет урожай.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: А, ну то есть вы считаете, что фермеры что-то там не позаботились, не поливали свой урожай, нормальный картофель не сажали и теперь пытаются нам все это, как говорится, сбагрить, я правильно понял?

Зритель: Да-да-да, вот в этом дело.

Иван Князев: Ага. Да, хорошо, спасибо вам за ваше мнение.

Оксана Галькевич: Михаил Владимирович, как вы думаете, вопрос организации нашего сельского хозяйства, в частности картофелеводства, имеет влияние на всю эту ситуацию? Связан ли он?

Михаил Глушков: У нас на самом деле очень большое производство картофеля обычно, то есть этот год не считая, 2020-й, у нас очень хорошее производство картофеля, современные технологии. Действительно, много картофеля выращивается на поливе, в Самарской области обязателен полив, потому что там засуха решает реально, будет урожай или нет. Но, например, в центральной полосе в этом году затопило огромные площади, то есть, наоборот, избыток влаги, из-за этого, значит, был неурожай картофеля. То есть тут с поливом в 2020 году урожайность вообще никак не связана.

Оксана Галькевич: Ага.

Михаил Глушков: А когда затапливает, то, собственно, ничего фермер сделать не может, он просто выкопает эту картошку, но она у него плохая. Та, которая у него плохая была, он выкинул, а хорошую, собственно, он и продает.

Иван Князев: Тульская область вот что пишет: «Картофель ужасного качества у нас в городе, в регионе. Покупаю картошку редко, стараюсь брать дорогую, но вкусную». Ну вот некоторые считают, что, наоборот, мелкий картофель лучше, он быстрее варится, особенно в мундире. Из Курганской области: «А я как раз-таки не люблю крупную картошку», – пишет нам наш телезритель.

Михаил Владимирович, а как фасовать-то будут?

Михаил Глушков: Ну, как предложил Картофельный союз, насколько я понял, по 2–3 килограмма планируется фасовать этот картофель, это такая наиболее средняя партия, которую обычно люди берут с собой, то есть ее нетяжело нести и вроде как есть что поесть.

Иван Князев: То есть это какой-то фиксированный объем и особо там ничего не выберешь?

Михаил Глушков: Я не знаю, это вопрос переговоров с сетями. Я думаю, что если сети скажут, что будет спрос на килограммовые пакеты или, например, вообще навалом картофель, то фермеры будут поставлять навалом. Фермерам в этом плане все равно.

Иван Князев: Просто, когда навалом, там их можно отобрать, где резанная попадается, где с небольшой гнильцой, ну всякое бывает.

Михаил Глушков: Ну да, можно отобрать, конечно, и купить, и заплатить именно за то, что сами же отобрали, да.

Оксана Галькевич: Отобрать-то можно, как ее чистить.

Иван Князев: Ну да.

Оксана Галькевич: Я вот все сижу и думаю: если она мелкая, Михаил Владимирович, как вот ее... ?

Иван Князев: Это ужасная морока на самом деле.

Михаил Глушков: Вы знаете, есть картофель, например, колобки, или бейби-картофель, как некоторые называют, он по 400 килограмм в сетях иногда стоит, 400 рублей килограмм.

Оксана Галькевич: Да, Михаил Владимирович, он продается, конечно, в сетях, я с вами согласна, но он продается чистенький, кругленький, миленький, такой, что просто его можно чуть ли не сырым есть, как яблочко.

Михаил Глушков: Ну, это, как правило, молодой картофель, да.

Оксана Галькевич: Да, вот, видите. А здесь, я так понимаю, речь все-таки идет о другом картофеле.

А вот, кстати, нам зрители подсказывают, что, может быть, картофель-то и не кормовой, но на спирт раньше такой пускали, вот, оказывается.

Иван Князев: Да, да, ставили.

Оксана Галькевич: Самара, кстати, тоже напоминает. Новосибирск пишет, что у них картофель стоит сейчас в сетях 21 рубль. Я вчера, кстати, по 29 покупала, почти по 30, 29,99.

Иван Князев: Ну что, послушаем телефонный звонок сейчас? Кто у нас на связи? Роза из Ростовской области.

Оксана Галькевич: Роза из Ростовской области.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Михаил Глушков: Здравствуйте.

Зритель: Роза Николаевна с города Волгодонска.

Я тоже вот возмущена по поводу этого картофеля. Дело в том, что я по образованию технолог, проработала очень долго в общественном питании, изучались эти проценты отходов. Вот представьте, с этой картошки в 2 раза процент отходов больше, чем в обычном, крупном картофеле.

Оксана Галькевич: А почему? За счет чего?

Зритель: Что?

Оксана Галькевич: За счет чего, Роза? За счет того, что ее как-то чистить неудобно? За счет чего выше процент отходов?

Зритель: Ну вот представьте, картошка небольшая, от нее в 2 раза из-за того, что она мелкая.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Некрупного размера, и она, получается, отходов в ней больше.

Оксана Галькевич: А, понятно.

Зритель: Тогда зачем людям предлагать? Неужели люди, думаете, не понимают, что это вообще только в корм скотам давали такой картофель, а сейчас предлагают нам. Это разве выход?

Оксана Галькевич: Понятно.

Иван Князев: Да, понятно, Роза, спасибо вам за ваше мнение.

Михаил Владимирович, хотелось бы еще про другие овощи спросить. На них тоже можно будет в скором времени рассчитывать вот такие вот инициативы по ним?

Михаил Глушков: Нет, я не думаю, я не думаю.

Иван Князев: Огурцы второго сорта?

Михаил Глушков: В основном, когда заканчиваются отечественные овощи, обычно начинает поступать импорт.

Оксана Галькевич: Ага.

Михаил Глушков: То есть морковка, все остальные, борщевой набор, когда он начинает заканчиваться у нас, собственные запасы, накопленные с прошлого года, то начинает поступать импортная продукция. Конечно, она намного дороже, но здесь выхода другого нет.

Оксана Галькевич: Михаил Владимирович, а вам не кажется все-таки, так скажем, спорной идея, что мы вот за экономкласс выдаем, скажем так, овощи, ох, не совсем достойного качества, давайте я вот так вот буду формулировать. Я не буду там употреблять какие-то определения, ну вот действительно, это вам не кажется сомнительной идеей? Может быть, обидной в отношении людей, на которых рассчитан этот покупательский спрос?

Михаил Глушков: Нет, я считаю, что это... Здесь ничего обидного нет, потому что каждый сам решает, покупать или нет. То есть это просто возможность для наших покупателей выбрать, вот и все.

Оксана Галькевич: Нет, просто если это экономкласс, почему там не предлагать какую-то другую, нормальную картошку, нормальные овощи. У нас как экономкласс, все это какой-то такой сегмент не очень хорошего качества, почему-то как-то так вот складывается.

Михаил Глушков: Я же не говорю, что уберут нормальную картошку. Нормальная картошка как была, так и останется. Плюс опять же, когда она закончится, приедет импортный картофель, он будет, собственно, само собой более дорогим, как у нас мы видим это каждый год. Поэтому здесь просто расширение ассортимента, вот о чем идет речь. Это не кормовой картофель супермелкий, это именно тот, который сейчас не попадает в формат сетей, в их требования, а, возможно, если сети согласятся с этим предложением, то будет расширен ассортимент за счет еще одной ассортиментной позиции.

Оксана Галькевич: Но просто мне интересно, вот эти вот требования сетей, они ведь формировались исходя из чего? Почему не подходили под прежние требования?

Михаил Глушков: Это уже многолетние требования, которые сложились исходя даже из требований к импортному картофелю и к отечественному, крупному картофелю.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну что ж, хорошо, спасибо. Мы ваши объяснения получили. Михаил Глушков был у нас на связи, директор Плодоовощного союза.

Иван Князев: Послушаем телезрителей, Игорь из Калуги сейчас к нам дозвонился.

Оксана Галькевич: Много сообщений, потому что действительно народная такая тема, в общем, все едят картофель, без него-то точно ни один семейный стол не обходится.

Иван Князев: Игорь, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Какую картошку покупаете? По каким ценам?

Зритель: Вот у нас в Калуге можно отборный картофель купить за 35 рублей килограмм, хороший крупный картофель, в овощных палатках.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Я сегодня был, заходил в «Дикси», вот у нас есть такая сеть магазинов «Дикси», да? Вот сейчас говорили про вот этот неликвидный, мелкий картофель, что, мол, выбор был бы для малоимущих или кто не может такой купить, крупный, хороший. Он стоит 31 рубль, он мытый, зеленый, страшный, им даже нельзя свиней кормить, они, свиньи, подохнут, извините за выражение.

Иван Князев: Кхе-кхе.

Зритель: То есть вот эти сети, может быть, поставщик вот этот мелкий дешевле им поставляет, но они, чтобы поиметь прибыль, ставят цену... Представляете, если я могу за 35 рублей купить хороший, я буду за 31 рубль вот эту покупать отраву, можно сказать. И они этот картофель просто губят, потому что, если он долго на свету, он зеленеет. Почему по 15 не поставить, по 20?

Оксана Галькевич: Игорь, вообще сейчас такой зеленой картошки, по идее, по требованиям Роспотребнадзора...

Иван Князев: ...быть не должно.

Оксана Галькевич: ...быть не должно в продаже.

Иван Князев: Проверяют.

Оксана Галькевич: Вы пытались как-то привлечь внимание персонала к тому, что у них продукт... ? Это все равно что просроченное молоко.

Зритель: А кто их контролирует? И даже если контролируют, что может потребнадзор с ними сделать?

Оксана Галькевич: Игорь, а вы сами как-то обратили внимание сотрудников магазина на то, что у них вот стоит... ?

Зритель: А зачем? Зачем мне это надо? И причем вот этот... Я покупаю хороший за 35 рублей, я не обеднею. И вот при мне такой солидный мужчина, можно сказать, прекрасно одетый, копается в этой зеленой отраве. Я говорю: «Вы же можете умереть». Он говорит: «Зато на даче работать не надо будет», – понимаете? То есть люди сами выбор делают. Если он экономит 4 рубля и покупает это непонятно что, что можно человеку сделать? Зачем я пойду к кому-то, у каждого своя голова.

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите...

Иван Князев: Ну да, всех не заставишь.

Оксана Галькевич: Просроченное молоко, сметана, там что-то просроченное, вы бы, наверное, сказали бы об этом? Точно так же и картофель, это, в общем, вещи примерно одного порядка, просто продукты разные. Ну, в любом случае спасибо, что поделились своим мнением.

Иван Князев: Спасибо вам, Игорь.

Оксана Галькевич: Да. У нас еще один эксперт сейчас будет на связи.

Иван Князев: Да, но пока несколько SMS. «Есть по 24, но деревянная (это про картофель). Есть и по 45». Из Краснодарского края: «Самая чистая и вкусная картошка в Краснодаре, от 25 до 40 рублей». Из Вологодской области: «Не хотите покупать мелкий картофель? Выращивайте сами!» – пишет телезритель.

Оксана Галькевич: А мне Краснодар пишет, ну, не мне, а вообще на наш портал сообщение пришло: «Картофель 28 рублей, а есть и по 30, и 32 в Сальске, – почему-то очень дорого, прекрасно знаю этот город Ростовской области. – «Покупочка» 50 рублей предлагает за килограмм». Орловская область пишет: «А почему осетров мелких не предлагают экономкласса? Я бы взял».

Иван Князев: Да-да-да, о рыбе еще сегодня поговорим, правда. В Якутии килограмм картошки стоит 170 рублей, ничего себе...

Оксана Галькевич: Ну, может быть, отдаленный какой-то населенный пункт?

Иван Князев: Ну да, отдаленный регион, да. Зато...

Оксана Галькевич: У нас на связи координатор федерального проекта «За честные продукты» Александр Бражко. Александр Анатольевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Анатольевич. Ну, хотим ваш комментарий вот по этой инициативе. Будут ли продукты у нас честными? Будет ли вот такой вот подход защищать права потребителя?

Оксана Галькевич: Честное ли это предложение, так скажем, со стороны производителей?

Иван Князев: Да.

Александр Бражко: Коллеги, добрый вечер.

Ну, предложение на самом деле очень честное. Предложение идет не со стороны производителя, а со стороны федеральных розничных сетей, ну так, немножко завуалированно, через, соответственно, отраслевые союзы плодоовощные.

Иван Князев: Ну это как-то слишком завуалированно.

Александр Бражко: Да. В чем идея? Розничные сети хотят с каждого килограмма овощной продукции получить 20–25 рублей выручки дополнительной. С чем они столкнулись? Покупатели, видя, что цены несправедливые на сегодняшний день, стали покупать напрямую так называемый кормовой картофель, то есть он продается в оптовом звене по 5–7 рублей за 1 килограмм.

Иван Князев: Ага.

Александр Бражко: Но сети же возмущаются, они говорят: «Это же караул!» Ну как же так, граждане берут и, соответственно, как бы обворовывают сети, то есть они эти 20 рублей недоносят. Поэтому нам предлагают следующую схему: людей хотят поставить на одну конкурентную площадку вместе с животными.

Иван Князев: Ага.

Александр Бражко: То есть кормовые... Чтобы мы вместе с поросятами конкурировали за один и тот же продукт. Поэтому почему я говорю, повторюсь еще раз, что это честно? Они говорят это открыто, не считают, что мы, потребители, являемся людьми, и напрямую как бы выражают свое желание дальше обогащаться.

Иван Князев: Да, достаточно такие серьезные обвинения от вас, Александр Анатольевич...

Оксана Галькевич: Обострили так обострили, что называется.

Иван Князев: Да. И мне схема вот эта действительно очень интересной показалось, когда... Тут ни о каком понижении цен не идет речи, это просто такая вот легализация, заработать на том...

Оксана Галькевич: То есть, получается, сбыть весь неликвид, получается так?

Иван Князев: Да, сбыть весь неликвид, вместо того чтобы люди покупали на оптовых базах.

Александр Бражко: Коллеги, не неликвид – корма. Поймите, существуют у нас, скажем так, корма для животных. Ну ни в одной стране мира их не предлагают людям. Почему? По одной простой причине, что это... Ну как бы это за гранью закона, то есть это аморальные, асоциальные вещи. Но нам говорят так: но ведь на сегодняшний день существует ГОСТ, например, по макаронным изделиям, мы впереди планеты всей, у нас макаронными изделиями из твердых сортов пшеницы являются те, в которых доля именно твердых сортов только 90%, понимаете, то есть 10% можно добавлять непонятно чего. Но раз тут можно зарабатывать, раз мы с вами столкнулись с ситуацией весной...

Помните, когда лимон вдруг подорожал со 100 рублей до 600? Ведь розничная торговля нам тоже объясняла это огромным спросом, то, что не хватает лимона, и посмотрите на сегодняшний день, цена продукции вернулась уже к 90 рублям. Почему?

Оксана Галькевич: Но тогда действительно, наверное, все-таки были проблемы с поставками из-за того, что резко закрывались границы...

Александр Бражко: Не было никаких проблем.

Оксана Галькевич: И цены вернулись, действительно, назад, это была временная ситуация. Здесь-то как раз опасения связаны с тем, что...

Александр Бражко: Коллеги, ничего не было.

Оксана Галькевич: ...вернется ли назад.

Александр Бражко: Коллеги, нет, абсолютно ничего не было, это все было искусственной ситуацией только для того, чтобы заработать на рынке. Вы что, услышали, что кто-то из мировых поставщиков вдруг на России заработал 300 или 500%?

И касаясь этой ситуации. Вот коллега сказал о том, что есть дефицит 6%. Это полная ерунда. Поймите, у нас потери составляют именно сезонные от 20 до 30%. Если вы посмотрите статистику именно по ценам на картофель, то в этом году уникальная ситуация: почему-то вдруг весной цена резко выросла на 5 рублей. То есть она держалась ежегодная, то есть оптовая, 8–9 рублей, но сейчас почему-то стала 13. Понятно, что люди пытаются как-то заработать и как-то зафиксировать данные показатели.

Поэтому для того, чтобы не идти на поводу у недобросовестных участников рынка, мы должны четко понимать, что то соглашение, которое было подписано Минпромторгом и Минсельхозом, оно не зафиксировало цены на сахар и на подсолнечное масло, оно фактически легализовало наценку федеральных торговых сетей. Почему? Потому что таких показателей, то есть 15 рублей за 1 килограмм с продажи продукции, вообще, в принципе никому не снились. Это огромные деньги, это огромные цифры. Поэтому не успокоились лица с пониженной социальной ответственностью, продолжают...

Иван Князев: Ага, это мы поняли. Александр Анатольевич, можно тогда сразу вопрос? – какая такая честная цена картофеля у нас в стране?

Александр Бражко: Она есть на сегодняшний день, и эта цена составляет 10 рублей за 1 килограмм в опте, соответственно 12 рублей в розничной торговле, и эта цена обеспечивает приток капитала именно в выращивание картошки. Поэтому мы должны здесь не пытаться ну как бы победить жуликов на их поле. Нам нужно делать простые меры, государство их умеет четко исполнять. Если мы видим, что кто-то пытается цены повысить, давайте проведем так называемую интервенцию и купим картофель, которого сейчас достаточно, он как бы заложен в овощехранилища, и пусть у нас будет госзапас. Таким образом, как мы проводим с пшеницей, мы сдержим те же самые цены.

Оксана Галькевич: Александр Анатольевич, давайте послушаем Ларису из Московской области. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Иван Князев: Слушаем вас, Лариса.

Зритель: Так, ну хотела бы я высказаться в защиту этой самой пресловутой картошки. Дело в том, что по вашему описанию я узнала свою старую знакомую – ту картошку в маленьком развесе, которую я приобретаю уже не первый год.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Да, она разная, пара клубней огромных и там дальше в присыпку мелочь, горошек. И что я хочу сказать? Прекрасно... Во-первых, она дешевле на 2 рубля, чем та, что в развале продается.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: И ничем она не хуже, абсолютно ничем. А то, что... Я, кстати, тоже по первому образованию технолог-пищевик. Да, на производстве не предусмотрена очистка, тем более в прежние времена, приспособлениями...

Оксана Галькевич: Такой мелкой картошки, да? Ага.

Зритель: Да-да, конечно, я о ней. Кстати, мелкая меньше болеет и более лежкая картошка, вот, это тоже надо учесть. Пока она дойдет до наших прилавков, она переболеет и разболеется совсем, так что крупные вот эти клубни аппетитные не комильфо.

Оксана Галькевич: Слушайте, ну надо же, сколько нюансов! Очень интересно. Ну, как минимум есть что обсуждать. Спасибо вам большое.

Иван Князев: В общем, вы такую будете покупать. Ну да, хорошо, спасибо.

Оксана Галькевич: Мнения, как всегда, разделились полярно, тут сложно сделать какой-то вывод, но, Александр Анатольевич, есть что обсуждать на самом деле, есть о чем говорить, значит, надо искать какой-то компромисс, какой-то выход.

Александр Бражко: Коллеги, выход очень простой: мы должны увеличивать производство продуктов питания, именно качественных, то есть не гороха, а именно хорошего, полноценного продукта, потому что только в этом случае наши покупатели будут получать здоровую, качественную органическую продукцию, дети не будут болеть, ну а государство будет богатеть.

Иван Князев: Спасибо вам. Александр Бражко, координатор федерального проекта «За честные продукты», был с нами на связи.

Ну вот что пишет телезритель из Самарской области: «Картошку покупаем в сентябре на рынке, когда приезжают фуры со всех регионов, 15–17 рублей за килограмм. Нам хватает 5 мешков, покупаем у постоянного продавца».

Оксана Галькевич: То есть сразу много и на весь холодный сезон.

Иван Князев: Сразу много, а почему нет. Но это еще если есть вариант, где хранить.

Оксана Галькевич: А кто-то говорит, вот в деревне можно купить по 100 рублей за килограмм, ну в Кировской области как минимум.

Иван Князев: Ну да.

Оксана Галькевич: Друзья, спасибо! Мы идем дальше, ждем встречи с Сергеем Лесковым через небольшую паузу.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Поможет ли неликвид на прилавках сдержать рост цен на базовые товары?