Игорь Бухаров: 35% предприятий ресторанного бизнеса после снятия ограничений уже не откроются

Игорь Бухаров: 35% предприятий ресторанного бизнеса после снятия ограничений уже не откроются | Программы | ОТР

Рубрика «Личное мнение»

2020-05-26T20:47:00+03:00
Игорь Бухаров: 35% предприятий ресторанного бизнеса после снятия ограничений уже не откроются
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Игорь Бухаров
президент Федерации рестораторов и отельеров России

Константин Чуриков: 20 часов 29 минут точное московское время, возвращаемся в прямой эфир, чтобы говорить о важном, о серьезном, о том, как меняется наша жизнь в стране. В студии готовы к серьезным темам Оксана Галькевич...

Оксана Галькевич: ...и Константин тоже готов всегда и ко всему.

Через полчаса, друзья, напомним, о чем мы тоже говорить, наша «Тема дня». За время самоизоляции и карантина почти 60%, 58%, если быть точными, россиян уже потеряли в зарплате. Будем говорить о переменах на рынке труда, о том, как к ним приспособиться, как вообще, какую работу искать в этой ситуации, как вообще быть, выкручиваться вот в этом безденежье. Подключайтесь, пожалуйста, к нашему разговору после 9 часов вечера.

Константин Чуриков: Ну а сейчас о еще одной сфере, которая нуждается в срочном перезапуске, в срочном открытии. У нас сейчас рубрика «Личное мнение», выслушаем президента Федерации рестораторов и отельеров России Игоря Бухарова. Игорь Олегович, здравствуйте.

Игорь Бухаров: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Игорь Олегович.

Игорь Олегович, ну смотрите, у нас до 31-го числа, в Москве по крайней мере пока официально, был продлен этот режим самоизоляции, неких ограничений. Так или иначе страна потихоньку выходит, мы надеемся, что и у вас, у ваших коллег в ближайшее время сезон начнется. Никто не предполагал, что оно в принципе после всех этих историй будет простым, начало сезона, но вот скажите, насколько в принципе выполнимы те предписания, которые Роспотребнадзор рестораторам уже подготовил, выдал?

Игорь Бухаров: Ну смотрите, мы посмотрели рекомендации Роспотребнадзора и вот считаем, что нужно делать необходимые и достаточные меры, для того чтобы не было перекрестного заражения при открытии предприятий питания. Мы разговаривали со своими коллегами в Соединенных Штатах, в Западной Европе, в Юго-Восточной Азии, мы сегодня поддерживаем с ними связь, у нас есть даже наши коллеги, россияне, у которых есть там рестораны, и мы делимся этим опытом, мы берем лучшие практики. Из того, что есть, мы как бы предложили со своей стороны Роспотребнадзору немножко пересмотреть те рекомендации, которые они дают. Ну, это все зависит, конечно, от того, что там, будет ли снижение заболеваемости, и мы его на сегодняшний день видим, что количество выздоровевших больше, чем заболевших.

Я могу сказать, что мы просим? Значит, на сегодняшний день мы не все закрыты окончательно, кто-то открыт на заводах, на фабриках, на приисках, в армии, значит, везде там происходит кормление людей. Если мы с вами посмотрим на предприятия питания, то часть их занимается доставкой. Мы скажем, что это первый этап такой, который есть возможность. Сейчас наступило лето, ультрафиолет, значит; если открыть летние площадки с соблюдением социальной дистанции, это дает возможность на сегодняшний день нам спокойно, в общем, открыть предприятия. Мы просим в этом случае открыть в том числе и торговый зал, примерно половину торговых залов.

На чем это основывается? Вот исследования «Ромир» говорят о том, что всего лишь 40% тех, кто ходил в рестораны, готовы следовать тем привычкам, которые у них были до пандемии, значит, из 10 человек у нас придет только 4. Мы с вами знаем, что летом люди все равно сидят на неких площадках в большей степени; потом все равно каждый из людей, которые понимают, что они, например, в зоне риска, у них возраст, у них какие-то болезни, они точно не пойдут. Поэтому мы, рассчитывая на это, что, значит, не такое большое количество людей на первом этапе пойдет, мы хотим открыться, для того чтобы можно было сохранить действительно рабочие места и сохранить те коллективы, которые мы обучали и с которыми работали.

При этом понятно, что соблюдение в зале точно так же социальной дистанции, прием продукции, замер температуры у людей на входе и так далее. Там сейчас идет полемика, нужны ли, значит, маски и перчатки, это вопрос сложный, потому что часть наших коллег уже от этого отказалась, в том числе Италия, Испания, там на входе только используют... Каждый, в общем, использует для себя сам. Поэтому вот, значит, почему мы просим ее открыть торговый зал. Дело в том, что по санитарным нормам и строительным нормам, которые есть у нас, в течение часа объем воздуха должен поменяться 3 раза, поэтому концентрации вируса там не будет. Понятно, что от одного...

Оксана Галькевич: Проветривание должно быть.

Константин Чуриков: Игорь Олегович, извините, вот вам сейчас в помощь в принципе летние веранды, насколько я понимаю, они где-то на втором этапе должны появиться, вот уже скоро. Во-первых, есть ли информация, когда, потому что их нужно тоже подготовить, а во-вторых, решат ли летние веранды, благо сейчас лето впереди, вопрос как раз посещаемости кафе и ресторанов?

Игорь Бухаров: Да нет, конечно, мы понимаем... Мы надеялись, когда было все прекращено, работа в зале, обслуживание, мы надеялись на доставку; доставка нам не дала ничего, 5–10%, это, конечно, не решало наши вопросы. И в этом плане было очень сложно, конечно, взаимодействовать с нашими контрагентами, потому что те же арендодатели говорили: «Ну вы же работаете, платите». Мы говорим: «Мы не зарабатываем таких денег, нам нужно на зарплату хотя бы работникам». – «Нас это не волнует», – ну и так далее.

Понимаете, вот эта система неплатежей не даст возможности реально сегодня нормально открыться, и даже те, кто способны будут открыться, когда объявят это, то тут, значит, вопрос такой, возьмем ли мы, можем ли мы взять кредиты, действительно там через какое-то время обнулят ли старые налоги... То есть государство в этом смысле работает, но мы должны просто понимать, какова будет ситуация, какие решения, пакеты помощи бизнесу будет принимать правительство.

А еще, конечно, хочу сказать, есть очень большая проблема, то есть мы не понимаем, когда число открытия. Ведь это не просто открыть, как фитнес-центр, фитнес-центр вы открыли, протерли беговые дорожки, и люди побежали, а нам нужно закупить продукты, значит, вернуть тех людей, которые ушли, посмотреть, достаточное ли количество официантов, работников, тех, которые должны выполнять... Ведь вы придете, например, в предприятие, в которое вы ходили до коронавируса, и вдруг вы увидите, что уровень обслуживания не тот, еда не очень, и вы... Значит, очень сложно с невозвратным гостем работать, потом убедить его, что вот так получилось.

Это вот действительно, к этому надо подготовиться. Любой ресторан перед открытием начинает за месяц готовиться. Но мы сегодня вот с коллегами общались, минимум как 2 недели нам нужно понимать, с какого числа мы открываемся, нам нужно 2 недели, чтобы подготовиться. Ну и летние площадки тоже поставить нужно как минимум недели 2, для того чтобы это все благоустроить.

Оксана Галькевич: Игорь Олегович, вот вы сказали, что очень легко потерять можно доверие людей, которые к вам приходили до этого, если вдруг они будут разочарованы первым визитом после продолжительного отсутствия после этих всех историй с самоизоляциями, с карантинами. Скажите, а вот по поводу цен на самом деле, не будут ли люди еще и этим неприятно удивлены? Не вырастет ли средний чек, так скажем?

Игорь Бухаров: Ну, я могу сказать, конечно... Я понимаю, да. В любом случае, с одной стороны, понятно, что у нас есть убытки за это время, их нужно восполнять, и мы не понимаем, реструктуризируют нам ли все наши долги, или нам нужно будет в ближайшее время все это отдать, взяв, например, кредит в банке, даст ли нам банк этот кредит, в общем, без залога, которого нет в предприятии. Понятно, что это очень влияет.

И я хочу сказать, значит, одну только простую вещь. Понимаете, дело в том, что человек, который приходит, он ориентирован на те цены, которые были, и когда вы ему даете то же самое блюдо, но с ценой, например, на 10% дороже, я понимаю, что человек понимает, что произошли вот такие вот обстоятельства, что это стало на 10% дороже. Но если это будет на 50–100% дороже, люди не пойдут. Они, может быть, даже сядут, может быть, даже что-то съедят, расплатятся, уйдут, но не вернутся. Потому что с 2014 года у нас покупательная способность населения падала, и мы понимаем, в этом случае в последнюю очередь действительно люди пойдут тратить деньги в ресторан. Они будут покупать продукты, они будут какие-то нужные вещи для себя брать.

Но вот первый посыл может быть, что люди идут, это действительно так, это нам говорили и наши китайские товарищи, и в Сингапуре говорили, и в Европе, пошли, все обнимаются, знаете, как вот история, «все вышли из тени», грубо говоря. Ну а дальше наступает момент, когда вдруг резкий спад и все, и никого нет, мы это видим, и австрийцы нам говорят, наши коллеги, и в Германии наши коллеги нам рассказывают об этом. Да, первый посыл был, да, пришли первые люди, а потом все заканчивается опять.

А ваш арендодатель, который живет прошлым, у которого очень длинный бизнес, он говорит: «Я хочу получать столько же, сколько до коронавируса, 3 месяца назад». Ты ему говоришь: «Ну другая экономика, не получается». Он говорит: «Или ты уходи, или... Вот на твое место придет другой». Но другой не придет. Мы на сегодняшний день уже четко понимаем, что 35% предприятий в России, занимающихся нашим бизнесом, не откроются.

Константин Чуриков: Игорь Олегович, нам активно звонят и пишут зрители. Давайте сейчас примем звонок, послушаем, что нам хочет сказать Иван из Кирова. Иван, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый. У вас вопрос или мнение?

Зритель: Да. Я хочу рассказать вообще свою ситуацию, не только про себя, получается, про всех «общепитовцев», которые столкнулись с этой проблемой.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Мне пришлось приехать к себе обратно домой в Киров из Калининграда, из Питера и из Москвы, потому что работы нигде нет. Все поголовно закрывается, мало заведений, которые хотят переходить на доставку, потому что это нерентабельно платить и за аренду, и сотрудникам своим. И вот по Кирову такая информация, что у нас хотели открыть 1-го числа заведения, но что-то как-то подзамялось, потому что еще рост заболевших идет. И большинство заведений больше сейчас оставляют посты, получается, наклеивают на двери записи, что они больше не откроются, этого заведения больше не будет.

Константин Чуриков: Иван, кем вы работали в этой сфере?

Зритель: Шефом, шеф-поваром.

Константин Чуриков: Шеф-поваром, так.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Это, кстати, интересно.

Хорошо, Иван, ну есть у нас какие-то, может быть, соседние с Кировской областью регионы, где уже все открыто, – вы пытались как-то узнать о своих возможностях?

Зритель: Вы понимаете, слишком большой сейчас рынок труда, именно стоит народу, то есть просто никого не будут брать, скажем так, из другого города, потому что по связям проще взять своих, потому что слишком много людей безработных именно поваров, шеф-поваров, шефов.

Оксана Галькевич: Иван, вот скажите, мы как раз в начале следующего часа будем говорить о том, как люди приспосабливаются к этим изменениям на рынке труда. Ну вот вы шеф-повар, вы потеряли работу в большом городе, вернулись к себе. Что вы будете делать? Какая ваша стратегия личная?

Зритель: Личная? Я на самом деле пока жду, потому что в других сферах не хотелось бы пока реализовываться, все-таки желаю и думаю, что быстро все наладится, счастливый день, в общем, так смотрю на будущее.

Константин Чуриков: Да конечно, профессионалы вообще не должны пропасть в этом мире.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Мы сейчас спросим Игоря Олеговича... Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Игорь Олегович, вот шеф-поварам что делать, официантам?

Игорь Бухаров: Ну вот смотрите, я об этом то же самое говорил. Дело в том, что часть ребят, которые приехали талантливые из других городов, которые очень работоспособные, видите, он работал шефом, то есть он достиг определенного этапа в своей жизни, это хорошая карьера, значит. Но сегодня он не смог договориться со своим владельцем, владелец не может ему платить те деньги, чтобы он снимал еще квартиру в Москве. Потому что он не смог договориться со своим квартиродателем по одной простой причине – потому что те тоже живут: «Ну не можешь платить, а я не хочу, например, тебе в 2 раза снижать, ко мне придут», – еще не понимая, что тоже никто не придет.

Единственное, что я говорил о том, что талантливые ребята вернутся в свой город, они, конечно, может быть, должны на сегодняшний день взять на себя какую-то инициативу и пробовать в собственном городе открыть хорошее заведение, показать кировчанам, чему они научились, принести, так сказать, гастрономическую культуру сегодня в этот город, я думаю, что это было бы очень интересно для развития вообще, скажем, того же туризма в России. Потому что я вот, например, никогда не был в Кирове, с удовольствием бы, конечно, съездил, но не понимаю, такая, знаете, терра инкогнита, территория.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Игорь Олегович, у нас еще один звонок из Марий Эл, тоже, кстати, от Ивана. Я просто хочу вам сказать, что вы нашего зрителя тоже слышите, и, если у вас есть какие-то вопросы и уточнения, тоже можете включаться в этот разговор.

Иван, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Дело в том, что я хочу сказать, пока у народа не будут деньги, чтобы тратить на рестораны, на эти турпутевки, то, извините, это все затухнет. Вы понимаете, смысл-то заключается в том, что есть деньги, надо тратить, а когда их нет, то извините, ни рестораны, ни бизнес, это все пропадет само собой, потому что покупательная способность любого человека теряется. Если я получаю пенсию 12 тысяч, какой мне ресторан, к черту нужен! И зачем мне это нужно, вот эти все турпутевки, если говорите, 190 рублей путевка в Крым. На 12 тысяч, извините, в Крым...

Константин Чуриков: Сто девяносто, видимо, вы имели в виду тысяч рублей.

Оксана Галькевич: Тысяч рублей, но мы обсуждали не 190.

Зритель: Значит, и это тоже пропадет. Я попадаю в категорию тех людей, которые не в состоянии…

Константин Чуриков: Иван, вполне логичная мысль.

Игорь Олегович, какая публика должна на первом этапе, на втором, на третьем приходить в рестораны? Вот то, о чем говорит наш зритель, вы разделяете эту точку зрения?

Игорь Бухаров: Ну, я вам сказал о том, что покупательная способность населения падает, да, действительно. Потом у нас, надо понимать, Советский Союз за XX век пережил, в общем, и Российская империя, и уже новая Россия пережили достаточно большое количество кризисов, и мы понимаем, что все, что связано с едой, было всегда очень утилитарно. Вот если посмотреть на покупательную способность, даже в Советском Союзе не такое большое количество людей ходило в рестораны. И когда у людей действительно нет денег и нет такой гастрономической культуры, они, конечно, никуда не пойдут.

Я как-то в 1997 году был в Вене, нас пригласили на празднование 70-летия ресторана одного, 70 лет ресторану для нас тогда, ресторан, которому у нас всего лишь было 3 года, а тут ресторану 70 лет. Я спросил: «А что вы делали во время войны?» Они говорят: «У нас висело объявление, что, если у вас есть продукты, вы нам их приносите, мы из них вам приготовим». То есть гастрономическая культура посещения ресторанов, питания вне дома на высоком уровне. У нас этого нет.

Понятно, что во время кризиса кто-то становится богаче, что-то беднее. У нас мы понимаем, что рестораны high-класса, а у нас, знаете, 4 ресторана вошли в топ-50 ресторанов в мире, то есть мы достигли уже каких-то успехов, они будут то же самое, на них всегда будет спрос, и будет работать «Макдональдс», который прекрасно себя чувствует во все кризисы. А вот то, что мы хотели всегда, значит, получить вот эти маленькие домашние рестораны, когда вот Иван шеф-поваром сам стоит готовит, к нему есть такое доверие, у него там жена работает, дочь работает или сестра, брат, понимаете, вот то, что мы хотели, домашний. У нас не получается, у нас вот в это время, во время кризиса они как раз первые уходят с рынка, к сожалению.

Оксана Галькевич: Игорь Олегович, ну а нет у вас ощущения, что все-таки у нас рынок в последнее время был несколько перегрет? Вот вы сказали, что 35% игроков рынка не выйдут, скорее всего, не вернутся к работе, – может быть, это как раз и есть некие излишки, как бы это неприятно сейчас ни звучало?

Игорь Бухаров: Нет, почему, я всегда об этом говорил, что на ту платежеспособную часть населения, которая хотела по ресторанам, любой вновь открывшийся ресторан оттягивал от соседнего людей, потому что людям было ну как бы интересно, знаете, новое что-то, люди потратились на рекламу, красивый интерьер. Есть просто категория людей, которые очень консервативны, а есть, которые любят гулять. Да, действительно, получается история, что, значит, с 2014 года мы не поднимали цены практически, держались на этом уровне. Да, это проредит сегодня в определенной степени ресторан.

Ну и они поменяются, знаете, потребительское поведение совершенно другое. Часть людей... Вот дочь моя, например, не ходит в рестораны, она все время заказывает еду в дом, хотя в доме есть кухня и, в общем, можно было бы что-то приготовить, не очень сильно хочется. Поэтому, действительно, сегодня наши смартфоны и приложения дают возможность сегодня как-то это быстро сделать, и часть людей будет заказывать... Нам придется переформатироваться, нам придется предлагать людям новое что-то, для того чтобы заработать.

Но часть людей, конечно, вернется, потому что ресторан – это то место, где вот эта атмосфера, где люди сидят и беседуют, мы очень сильно хотели этого. Но, с другой стороны, когда они приходили, они все сидят в этих гаджетах, знаете, тоже такая вот история сложная. Мир меняется, просто мы это видим, и вот эта пандемия показывает о том, что это вдруг произошло очень резко.

Константин Чуриков: Игорь Олегович, но все равно базовые потребности человека – это не только физиологические потребности, да, наверное, там какая-нибудь, не знаю, пивная, паб – это не просто про поесть или выпить...

Оксана Галькевич: Базовые потребности, Константин, да?

Константин Чуриков: Это пообщаться, Оксана.

Оксана Галькевич: А, пообщаться.

Константин Чуриков: Это уже выше.

Игорь Бухаров: Конечно, это атмосфера.

Оксана Галькевич: Общайся дома, Костя, с друзьями в какой-то... Без... Можно по-другому.

Константин Чуриков: Игорь Олегович...

Оксана Галькевич: Вы знаете, я просто хотела сказать, нам тут пришло забавное сообщение во время нашей беседы, может быть, кстати говоря, оно будет полезно нашему зрителю Ивану из Кирова, – Иван, вас приглашают на работу, мы, кажется, вам работу помогли найти. В Крым, поселок Курортное, «нам нужен повар», вам пишет Ирина, она оставила свой телефон...

Константин Чуриков: Наши операторы сейчас вас соединят.

А у нас есть звонок, Светлана из Нижнего Новгорода. Светлана, здравствуйте. Город у вас крупный, тоже много всяких заведений. Рассказывайте, какая жизнь у вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Очень приятно послушать вас, и хочу, чтобы вы меня услышали.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: Вот смотрю, почему-то вот у нас как-то загрустили мы все, почему-то все у нас плохо у рестораторов. Но ведь это же не наша культура, обедать, выходить семьями обедать в ресторанах. Но у них есть своя клиентура, была, ну сейчас немножко, как говорится, везде пристоприлось.

Но впереди же лето, сколько интересных маршрутов будет внутренних, ну как-то немножко соберитесь хотя бы своими коллективами, где-то есть и путешествия одного дня, у нас Волга, у нас озера, финляндчики ездят, можно здесь делать какие-то интересные поездки с какими-нибудь вкусными чаями, печенюшками, ну что-нибудь, какими-нибудь мясными...

Оксана Галькевич: Да, Светлана, но смотрите, вот вы нам звоните из Нижнего Новгорода, а мы с Константином приезжаем к вам в гости в Нижний Новгород из Москвы...

Константин Чуриков: С кастрюлькой приезжаем, с картошечкой приезжаем.

Оксана Галькевич: Да. Дело в том, чтобы попробовать ваши нижегородские, какие-то местные кулинарные блюда, знаете, истории, нам нужно для этого что? Либо иметь там знакомых и родственников, у меня их там нет, Константин...

Константин Чуриков: У меня тоже.

Оксана Галькевич: ...либо все-таки какое-то хорошее заведение, которое нас хорошо накормит, правда? Поэтому бы и нет.

Зритель: Ну у нас... Да, конечно, но это же не у каждого такой карман роскошный, чтобы приехать и искать хорошее заведение.

Оксана Галькевич: Ну а иначе мы будем, простите, с «Дошираком» все и с тушенкой путешествовать по этим внутренним маршрутам, маршрутам одного дня.

Зритель: Нет, я не об этом говорю. Я говорю о том, что каждый найдет свою еду.

Константин Чуриков: Шашлык замариновали и поехали 100 километров от Москвы, потом вернулись.

Зритель: Не надо об этом так печалиться... А?

Константин Чуриков: Ну шашлык замариновали, отъехали, вернулись. Да, спасибо большое, Светлана.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Игорь Олегович, вот я смотрю на SMS-портал, понятно, кризис, тут многие люди так иронизируют по поводу ресторанов, как они их «жалеют». А вот с точки зрения, скажем так, налаживания нормальной жизни вы можете нам объяснить всем, почему рестораны – это важно? Вот для экономики какое это значение имеет? Сколько у вас людей работает, какой оборот суммарный на отрасль?

Игорь Бухаров: Оборот сходу так не скажу, потому что последние данные, которые пришли, там, значит, примерно падение у нас на 70%, это достаточно существенно. Работает примерно, если говорить еще с компаниями, которые обслуживают, 1,5–2 миллиона, это рабочие места. Поэтому, значит, это часть национальной культуры, я считаю, потому что гостеприимство, это фольклор, что угодно, это туризм. Я, знаете как... Ну давайте все будем питаться дома, как мы это делали в Советском Союзе, там было количество ресторанов... Хотите, скажу, сколько было в конце, значит, 1990 года ресторанов и кафе открытого типа в Москве?

Константин Чуриков: Так.

Игорь Бухаров: Пятьсот, сегодня 14 тысяч. Это рабочие места, это большой город, это туризм. Вы приезжаете туристом в Нижний Новгород, как вы сказали, ну что делать? А что, прямо надо идти в магазин «Доширак» брать? Нет, конечно, хочется попробовать, помните, вот это «нижегородское с французским», это же было место самой знаменитой и крупной ярмарки, где заключались гигантские контракты.

Константин Чуриков: Да.

Игорь Бухаров: Там были прекрасные рестораны очень известные даже на весь мир.

Константин Чуриков: А как у нас ехали, как говорится, к Яру, до Яра, да, и обратно.

Игорь Бухаров: Да, все это часть национальной культуры.

Оксана Галькевич: Вот, кстати, тоже...

Игорь Бухаров: Я считаю, что это должно развиваться.

Оксана Галькевич: Я с вами согласна, что это тоже часть нашей культуры. Просто, когда мы говорим о том, что вот в нашей культуре только домашние застолья, наверное, это не совсем так. Возможно, это в какой-то период перешло и сконцентрировалось в эту сферу, но тем не менее были же прекрасные рестораны и заведения до этого, до советского периода.

Константин Чуриков: Игорь Олегович, вы начали говорить о том, что вот в ответ на рекомендации Роспотребнадзора рестораторы и отельеры, вот ваша федерация высказала свои пожелания. Каков ответ? Какой-то вообще диалог ведется?

Игорь Бухаров: Ну, диалог очень тяжелый, мы как бы это все обсуждаем на различных площадках, вот завтра мы будем это обсуждать на площадке Госдумы в Комиссии по малому и среднему предпринимательству, в четверг это на площадке Госдумы фракция «Единая Россия» это будет обсуждать. То есть мы пытаемся воспользоваться любой площадкой, для того чтобы это можно было бы обсудить, для того чтобы нам... Знаете как, мы хотим работать. Наши коллеги, знаете, такой флешмоб сделали, голый ресторан, они...

Константин Чуриков: Да, мы видели. Они прикрылись, да.

Игорь Бухаров: Видели, да? Да...

Оксана Галькевич: Вы знаете, кстати, вот нам Ленинградская область написала: «Откройте уже наконец рестораны и кафе, хватит над людьми издеваться. Как же свадьбы, как же юбилеи? Люди ждут и будут отмечать», – в общем, люди этого ждут. Ну, в конце концов, простите, еще другая сторона, прощание тоже в случае каких-то не самых приятных событий...

Игорь Бухаров: Ну конечно, поминальные обеды...

Оксана Галькевич: …но тоже принято собираться.

Константин Чуриков: Как-то вот совсем не хотелось бы.

Игорь Бухаров: Ну смотрите, это, конечно, этап будущий, для начала это, конечно, ну то есть для первого этапа и второго этапа это сложная история. Я думаю, что это при совсем уже резком снижении заболеваемости и большего выздоровления людей. Но наши коллеги, например, уже разрешают не больше 10 человек, можно сесть компанией. С другой стороны, вы же понимаете, сегодня можно заказать домой, люди дома соберутся, соберется там и 20 человек, и 30...

Константин Чуриков: Кстати, да.

Игорь Бухаров: Вспомните, мы в двухкомнатных квартирах в 1980-е гг. отмечали, там набивалось по 30 человек и ничего, столы впритирочку, сидели все, и будет то же самое, просто какой в этом смысл.

Оксана Галькевич: Игорь Олегович, мы с вами согласны, но не по 2 месяца безвыходно, понимаете, из этих четырех стен мы сидели в 1980-е, 1990-е и прочие годы, это были другие условия совсем.

Константин Чуриков: Тогда же, в 1980-е гг., появилась песня «Эй вы там, наверху!» как раз об этом.

У нас звонок есть.

Оксана Галькевич: Мне кажется, что вот хочется уже просто выйти куда-то.

Константин Чуриков: Скоро выйдешь, Оксана, час остался.

Оксана Галькевич: Откуда у нас звонок?

Константин Чуриков: Сергей из Пензы. Здравствуйте, Сергей.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. Являюсь индивидуальным предпринимателем, у меня кафе в Пензе располагается, сам являюсь и работником, как...

Константин Чуриков: И чтец, и жнец, в общем, все вместе. Так.

Зритель: Да-да-да, то есть и за барной стойкой, иногда подключаюсь и в плане работника. Но этот данный кризис, мне кажется, его не пережить.

Константин Чуриков: Сергей, подождите, мы уже вот на нашем веку просто эфирном на ОТР, сколько этих кризисов было? 2014 год...

Оксана Галькевич: Ну 2014 год... Ну второй это такой серьезный.

Константин Чуриков: Вот, сейчас второй уже, и каждый раз говорят: «Ой, все плохо, закроемся, не выдержим». У вас какие-то, не знаю, накопления как у руководителя предприятия есть, какая-то, скажем так, легкая подушка безопасности? Сколько вы еще месяцев протянете или недель, я не знаю?

Зритель: Ну какая ситуация? Она в том, что я набрал много кредитов, много потребительских кредитов, на развитие своего бизнеса, и сейчас вот каждый день моего простоя я не могу выкарабкаться из данной ситуации. Поддержки как таковой в принципе нет, кредиты намного больше, чем 300 тысяч, которые поддерживаются государством...

Константин Чуриков: И вы, поди, брали их на себя лично, да?

Зритель: Да-да, конечно.

Константин Чуриков: А, ну все.

Зритель: То есть полное доверие, что ничего не произойдет до февраля.

Оксана Галькевич: Сергей, скажите, а вот почему вы не надеетесь на то, что вот со снятием всех этих мер ограничительных к вам придут снова люди, снова сядут за ваши столики, вы снова начнете нормально зарабатывать? Средний чек, кстати, у вас какой?

Зритель: Средний чек до тысячи рублей идет.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: То есть в плане... Ну за счет экономии, за счет собственной работы, за счет полного рационального контроля...

Оксана Галькевич: Почему людей не ждете?

Зритель: Людей-то ждем, ждем с открытыми объятиями, но каждый день я обзваниваю персонал, чтобы они не убежали, каждый день мне звонят по поводу коммунальных платежей, задолженность, по которой я с ними не расплатился, по поводу арендной платы арендодатель тоже особо не хочет идти на уступки, 2 месяца с боем выбили, не знаем, что будет дальше.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Двенадцать тысяч, которые там на сотрудников оформили субсидии, мне лично, это единственный мой доход.

Константин Чуриков: Сергей, сейчас только, я не знаю, надеяться на какое-то чудо, если оно произойдет.

Игорь Олегович, я вот вспомнил 2008–2009-е гг., я тогда на радио работал, мы там вечеринки делали для радиослушателей. Я помню, вот сначала 2008 год, никто не приходит в этот ресторан, в этот клуб, да, ну вот никого нет, вот мало людей. Но потом люди так устали от депрессии, и я помню, что стены качались, и это многие видели. Вот насколько велики шансы, что, я не знаю, хотя бы к концу года, хотя бы Новый год мы в нормальном настроении встретим и все вернется более-менее на круги своя?

Игорь Бухаров: Ну смотрите, коллеги, давайте... Значит, вы помните 2 кризиса, это 5-й кризис на моем жизненном пути: первый кризис начинался в 1988 году, когда все катилось уже в тартарары, потом 1998-й, 2008-й, 2014-й. Дело в том, что, конечно, у нас еще в балансе предприятий еще долги 2008-го и 2014-х гг., в этом смысле тоже тяжело. Я могу сказать, что, конечно, на место павших всегда придут новые бойцы; всегда можно говорить о том, что кризис – это как бы время возможностей.

Но в это время нужно сконцентрироваться на том, что ты можешь делать хорошо, и делать это спокойно, пытаясь как-то все равно начинать свой день с карандашиком, с бумажкой и с калькулятором, потому что все нужно просчитывать очень внимательно, аккуратно и так далее. К сожалению, друзья мои, мы живем в капиталистическом обществе, и кризис – это неотъемлемая часть капитализма.

Константин Чуриков: Да, «танцевали, веселились, посчитали, прослезились».

Игорь Бухаров: Прослезились, да.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Это была рубрика «Личное мнение», у нас на связи сейчас был президент Федерации рестораторов и отельеров России Игорь Бухаров. Спасибо, Игорь Олегович.

Ну а мы, друзья, не прощаемся...

Константин Чуриков: Буквально через несколько минут говорим о том, как вот все мы в разных отраслях, в разных сферах будем работать по выходу, на выходе из карантина, скажем так, что будет с нами и с вами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)