Игорь Фомин: Мы не можем вводить законы, которые меняют правила игры для малого бизнеса в течение десяти дней!

Игорь Фомин: Мы не можем вводить законы, которые меняют правила игры для малого бизнеса в течение десяти дней! | Программы | ОТР

Член Совфеда - о судьбе хостелов

2019-09-30T17:19:00+03:00
Игорь Фомин: Мы не можем вводить законы, которые меняют правила игры для малого бизнеса в течение десяти дней!
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Игорь Фомин
заместитель председателя комитета по социальной политике Совета Федерации РФ

Александр Денисов: Кто-то живет в стиле ЗОЖ, а кто-то – в хостеле. Последняя ночь…

Анастасия Сорокина: Да. Последняя ночь в хостеле – это не страшная сказка на ночь, а суровая реальность для тех, кто организовал бюджетный ночлег в жилых домах. Инициатива запретить дешевые ночлежки вызвана жалобами жильцов, которым приходится соседствовать с такими туристами. Закроется почти треть всех хостелов по стране.

Как изменится ситуация теперь с туристическим бизнесом, конечно, в основном в крупных городах, – в общем-то, не очень понятно. Об этом поговорим с Игорем Вадимовичем Фоминым, заместителем председателя Комитета Совета Федерации Российской Федерации по социальной политике.

Александр Денисов: Игорь Вадимович, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Игорь Вадимович, здравствуйте.

Игорь Фомин: Здравствуйте.

Александр Денисов: Ну что, мы вас поздравляем с победой, что все-таки закон вступает в действие. Жители многих домов обрадуются, что у них не будет больше таких безобразий.

Игорь Фомин: Дело в том, что мы в нашем комитете курируем на самом деле туризм.

Александр Денисов: То есть вы расстроились?

Игорь Фомин: Нет, на самом деле это решение принято. Есть закон, его надо исполнять. Закон предельно понятный. Он говорит о том, что в многоквартирных жилых домах запрещается оказывать гостиничные услуги в жилых помещениях. Тем не менее, если данное помещение переведено в нежилой статус, то такие услуги можно оказывать. То есть весь вопрос именно в этом. Предположим, если раньше это было несколько квартир, они были собственником объединены и в них оказывались услуги хостела, то в настоящий момент в таких квартирах нельзя будет оказывать эти услуги.

Александр Денисов: А кто будет приходить и проверять? Жители вызовут полицию, а они скажут: «Что это у вас? Жилое помещение?»

Анастасия Сорокина: Да, это сомнительное замечание, потому что у нас, например, дом, в котором страдают от въехавшей молодой студенческой пары, которая слушает музыку в выходные с 6 часов утра. Честно говоря, когда говорят: «Жаловались и добились таких результатов», – мне тоже хочется узнать: а куда пожаловаться-то, чтобы изменилась ситуация?

Александр Денисов: Ну, у тебя не хостел там, Настя, пока.

Анастасия Сорокина: Ну, теперь, может быть, и переведут в нежилое.

Александр Денисов: Еще жаловаться рано.

Анастасия Сорокина: Я понял. Смотрите, здесь есть масса вопросов, связанных вообще с совместным проживанием жильцов в подъезде. Понятно, что бывают и случаи хулиганства, как вы говорите, шум, как раз такие объекты. Это все абсолютно разные истории. Мы сейчас говорим про абсолютно конкретную вещь. Раньше в законодательстве напрямую запрета размещать гостиницы в жилых помещениях многоквартирных домов просто не было. Сейчас такое изменение появилось.

Для того чтобы перевести в нежилой статус, необходимо выполнить достаточно много различных требований – например, провести изоляцию стен дополнительную, сделать отдельный вход. То есть это однозначно улучшает для тех жильцов, которые находятся рядом с такими объектами, условия проживания, потому что появляется изоляция дополнительная. Ну, я уже сказал.

Александр Денисов: Отдельный вход?

Игорь Фомин: Отдельный вход.

Александр Денисов: Предполагается, что это будет первый этаж? Потому что на других этажах уже отдельный вход не сделаешь.

Игорь Фомин: Да, совершенно верно.

Анастасия Сорокина: Это же касается жилых домов. То есть теперь в принципе в жилых домах нельзя такие услуги оказывать, я так понимаю?

Игорь Фомин: Ну смотрите. Дело в том, что есть достаточно много нежилых помещений, которые расположены в многоквартирных домах. Например, те же самые магазины, которые находятся на первых этажах, – это же нежилые помещения. У нас достаточно много владельцев хостелов уже давно перешли в статус нежилых помещений. Просто, действительно, правильно вы говорите, что для части владельцев таких объектов это непреодолимые условия, потому что, например, они находятся не на первом этаже, а, например, на втором, третьем и выше.

Александр Денисов: Вот как у вас в Петербурге. Я посмотрел. Наверное, уже самый хостельный город (я не знаю, как сказать по-русски) у нас в стране.

Игорь Фомин: Ну да, совершенно верно.

Александр Денисов: Больше всего хостелов. Там, по-моему, около 2 тысяч. И то, наверное, это то, что известно.

Игорь Фомин: Да нет. Я думаю, что на самом деле, наверное, не больше все-таки 2 тысяч.

Александр Денисов: Не больше? Ну, ничего, все впереди. Так вот, как раз большинство из этих хостелов именно выше второго этажа, то есть второй и дальше. Вот тут однозначно…

Игорь Фомин: Ну, достаточно много таких объектов находятся выше первого этажа. Я хочу заметить, что в Петербурге достаточно много таких объектов находятся в бывших коммунальных квартирах, которые невостребованные, которые были расселены. И хозяева данных объектов ухаживают за своим подъездом и абсолютно не приносят никаких проблем…

Александр Денисов: Неудобств.

Игорь Фомин: …да, неудобств своим соседям. Но еще раз говорю: есть закон, его надо исполнять. Правоприменение – это, естественно, следующий вопрос. Но тем не менее данный закон позволяет реагировать и полиции, и Роспотребнадзору, и всем иным службам, которые отвечают за эти вопросы.

Александр Денисов: Вы из Петербурга…

Игорь Фомин: Я от Ленинградской области.

Александр Денисов: От Ленинградской области, да. Вот Беглов первый, когда появился на горизонте этот законопроект, он первый попросил Валентину Ивановну Матвиенко, так сказать, притормозить, чтобы решить ситуацию, чтобы это не ударило по бизнесу. Удалось ли ему что-то оперативно поменять?

Игорь Фомин: Дело в том, что Совет Федерации выступил, естественно, за отсрочку введения этого закона в действие. Естественно, это была позиция и Беглова Александра Дмитриевича, и Валентины Ивановны. Она очевидная и понятная. Мы не можем вводить законы, которые меняют правила игры для малого бизнеса в течение десяти дней. Понимаете? Поэтому, естественно, была введена отсрочка до 1 октября. Она позволила части предпринимателей переориентироваться и принять для себя решение. Вот и все. Кроме этого, естественно, для Петербурга это большая проблема для развития туризма. Почему? Потому что таких объектов, вы правильно сказали, их много.

Александр Денисов: И денег от них много – 1,5 миллиарда в год прибыли.

Игорь Фомин: Ну, совершенно верно, естественно.

Александр Денисов: Это именно в Петербурге.

Игорь Фомин: Ведь на самом деле важно… Смотрите, это не только даже прямые налоги, а это привлечение туристов, которые тратят деньги в этом городе. В принципе, если вы возьмете любую европейскую статистику, то турист тратит, скажем, одну треть денег в день на гостиницу, а две трети тратит просто в этом городе. Поэтому, конечно, для Петербурга это очень важно. Это обеспечивало большой дополнительный поток и молодежного туризма, и детей, которые приезжали и жили в этих объектах. Конечно, ясно, что есть определенный удар. Но, с другой стороны, рынок есть рынок. Сейчас эти новые…

Анастасия Сорокина: Выход-то какой-то найдется же?

Игорь Фомин: Да. Новые условия есть. Конечно, насколько я знаю, в Петербурге достаточно много объектов будет предлагаться бизнесу, в том числе в нежилых объектах. На самом деле хостел или мини-отель ведь необязательно должен находиться в жилом помещении. Понимаете? Это может быть отдельно стоящее помещение.

Александр Денисов: Ну, это проще всего – как вы сказали, бывшую коммуналку быстренько переделать.

Игорь Фомин: Нет, ну смотрите. Дело в том, что на самом деле это получилось так исторически. Не было прямого запрета, люди этим занимались, они вкладывали деньги. Мы их должны за это уважать, они работали. Сейчас правила игры изменились. Вот и все. Сделали некий определенный переходный период. Бизнес должен принять для себя решение – продолжать дальше эту деятельность, переоформив в нежилые помещения, если такая возможность есть, или перепрофилировать этот бизнес в другие какие-то варианты. Поэтому здесь нет никакого сослагательного наклонения. Просто это нормальное развитие ситуации на туристическом рынке.

Александр Денисов: Игорь Вадимович, у нас есть звонок от зрителя – Валентин из Вологодской области. Валентин, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте, Валентин.

Александр Денисов: У вас хостелы тоже есть в Вологде? Тоже полно хостелов?

Зритель: Что?

Александр Денисов: Хостелов тоже полно?

Зритель: У меня нет. Я уже пенсионер, инвалид второй группы. Я почему решил вам позвонить в программу «Отражение»? Вот насчет хостелов. Я был в прошлом году в Питере, ездил посмотреть Питер первый раз. Понимаете?

Александр Денисов: Понимаем. И что? Вы останавливались в хостеле?

Зритель: В Питере жить в гостинице – это очень дорого для пенсионера и для инвалида второй группы. А в хостеле более или менее приемлемо.

Александр Денисов: И сколько вы заплатили за ночь в хостеле в Петербурге?

Зритель: Ну, по сравнению с гостиницами раз в пять дешевле.

Александр Денисов: Раз в пять дешевле? То есть что там? 300–400 рублей за койку? Или сколько?

Зритель: Да, примерно так.

Александр Денисов: 300–400 рублей. И сколько вы жили в Петербурге в этом хостеле?

Зритель: Ну, я жил недолго, был четыре дня всего лишь, потому что время было ограниченное. Но в гостинице же невозможно.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Понятно. Спасибо, Валентин, за звонок.

Александр Денисов: Спасибо, да. А еще у нас есть Валентина.

Анастасия Сорокина: Уже из Приморского края. Давайте ей тоже дадим слово. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вот что хочу сказать. Два года назад мы всей семьей ездили в Москву, чтобы показать… Скажем, три пенсионерки и один внук. И жили мы в хостеле в Москве, в самом центре – 10 минут от Старого и 10 минут от Нового Арбата. Вечерами мы могли ходить на Красную Площадь пешком и любоваться красотами в Москве. Просто считайте, сколько стоит у нас проезд до Москвы и обратно и сколько бы стоило у нас проживание в гостинице. Я знаю, сколько стоит самая дешевая гостиница в Москве.

Мы жили в прекрасных условиях, платили 700 рублей в сутки за человека. Всего мы где-то заплатили около 8 тысяч. Была изумительная чистота. Была тишина. Была дежурная, которая по первому… Была кухня. Были душевые кабины. Был холодильник. Мы могли сами себе приготовить покушать, а не питаться в кафе, то есть это очень дорого. Это все было на третьем этаже. Соседи с нами здоровались.

Александр Денисов: То есть это был жилой дом, да?

Зритель: Да, это сталинка. Это несколько квартир объединенных в сталинке. Тишина была. Наверное, соседи больше шумели в квартирах, чем шумели в этом хостеле. Были практически только… Ну, были и иностранцы, которые там жили. И были мы. Занимали одну большую комнату вчетвером. То есть вот то, что сейчас хостелы закроют, и нам придется… Ну, я не думаю, что мы еще раз сможем собрать деньги, чтобы поехать в Москву. Вот в этом я на сто процентов уверена, потому что если посчитать наши расходы, какие есть у нас, и плюс еще траты на гостиницу… Я считаю, что мы посмотрели то, что хотели. Больше мы туда не поедем.

Александр Денисов: Спасибо, Валентина.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо, Валентина, за звонок.

Александр Денисов: Мы надеемся, что все не закроют.

Анастасия Сорокина: Действительно, для людей, у которых…

Игорь Фомин: Ну смотрите. Дело в том, что часть хостелов и мини-гостиниц уже сейчас находятся, как я уже сказал, в тех помещениях, в которых можно продолжать их дальнейшую эксплуатацию. И все-таки таких объектов бо́льшая часть. А для части объектов действительно возникает вот такая дилемма: что делать?

Что касается цен. Да, конечно, хостелы – это низкобюджетные гостиницы. Это очень важно. Это очень важно для рынка, потому что, конечно, закрытие части объектов неизбежно приводит к определенному росту цен. Но, с другой стороны, мы должны понимать, что во всех регионах ситуация разная. По нашему мониторингу, который мы делали, когда принимали этот закон, это затрагивает, в общем-то, до десяти регионов достаточно серьезно. И действительно, в этих десяти регионах может возникнуть проблема определенного повышения цен на гостиничные услуги.

Анастасия Сорокина: Ну, это как раз те, куда едут? Москва, Санкт-Петербург? Крупные города, в которые большой поток туристов идет.

Игорь Фомин: Ну да.

Анастасия Сорокина: То есть можно сказать, что, в принципе, сейчас и в сфере туристической будет от этой базовой стоимости расти цена?

Игорь Фомин: Да. С другой стороны, конечно, наш регулятор в сфере туризма эту проблему знает, они озабочены. Я имею в виду Правительство Российской Федерации. Они ищут способы решения этой проблемы. И я уверен, что, конечно, эта проблема будет в течение нескольких лет рыночными способами закрыта. Ну почему? Потому что просто создается сегмент для инвестиций.

На сегодняшний день очень многие наши и гостиничные сети, насколько я знаю, присматриваются к этому сегменту и готовы вкладывать деньги целенаправленно в такие низкобюджетные гостиницы. Потому что уже достаточно много гостиниц, где три, четыре, пять звезд, а вот таких гостиниц, в принципе, на рынке не хватает. Поэтому, если бы меня спросили о прогнозе, я бы сказал, что, скажем, за 3–5 лет эта проблема будет просто рыночными способами решена. Более того, даже таких мест появится больше.

Анастасия Сорокина: Но уже на других условиях, я так понимаю?

Игорь Фомин: Ну почему? Нет. Смотрите, низкобюджетный сегмент всегда будет находиться все-таки при формировании инвестиционного проекта именно в низкой цене, потому что это их задача. То есть хостелы и мини-гостиницы должны находиться в низкой цене, иначе у них просто нет рынка.

Александр Денисов: Но это не всегда, кстати. Настя, вот у тебя история…

Анастасия Сорокина: У меня-то был опыт неожиданный. Я забронировала через приложение в Санкт-Петербурге…

Игорь Фомин: В Санкт-Петербурге есть очень серьезные хостелы, которые отмечены всеми мыслимыми и немыслимыми наградами международными.

Анастасия Сорокина: Я забронировала гостиницу, а оказалось, что это хостел. И мы с детьми оказались по соседству, буквально через стенку… Мы-то были вроде как в отдельном помещении, а рядом было шумно, весело, без кондиционеров, комары. Вообще это было такое суровое испытание. Хотя опять-таки все подавалось под тем, что это очень качественная гостиница.

Вы сказали, что инициатива этих изменений как раз связана с тем, что неудобства. Вот сейчас какие могут быть удобства для того, чтобы эту сферу доступного туризма для людей создать, если мы говорим про доступное жилье?

Игорь Фомин: Нет, ну смотрите. Логика понятна. Здесь парламентарии встали на сторону жильцов. И понятно, что… Вот если бы мы с вами представили… Вот сейчас, предположим, представляете, вы покупаете новую квартиру в новом доме. И вам говорят: «В этом доме будет на третьем этаже хостел». Вы наверняка, в общем-то, наверное, уже можете отказываться от этой покупки и не покупать такую квартиру.

Но я же сказал, что это все складывалось исторически, я это подчеркивал, потому что этот рынок складывался в течение 20 лет. Понимаете? И действительно, скажем, по ситуации на этот год именно он был такой сложившийся, уже достаточно много было таких объектов. Но если говорить, конечно, вообще, по большому счету, то, конечно, для жильцов такие объекты, если они не переведены в нежилой фонд, неудобные.

Анастасия Сорокина: А апартаменты могут рассматриваться? Я знаю, что сейчас очень много апартаментов покупается.

Игорь Фомин: Ну, они сразу покупаются и оформляются как нежилые помещения. Да, конечно.

Александр Денисов: Даже если они выше первого этажа?

Игорь Фомин: Да. Они могут использоваться и сдаваться в аренду. Почему нет?

Александр Денисов: Послушаем Наилю из Башкирии и вернемся к обсуждению хостелов. Наиля, добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Анастасия Сорокина: Да, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый день. Я бы хотела обрадовать тех, кто имеет хостелы. Дело в том, что… Я так благодарна этим людям, которые рискнули и открыли. И я благодарна тем, кто там работает. У них аккуратно, порядок, чистота. Все, что хотите, все имеется. И в Москве, и в Петербурге, и в Казани я была. Получается такой момент, что люди приезжают туда только те, которые не могут больше денег потратить на эти гостиницы огромные, на их огромные холлы, на огромные вестибюли, на огромные лифты, которые там имеются. Поэтому хостел – это выход из ситуации для тех, кому уже некуда деваться. Спасибо большое.

Александр Денисов: Мы думали перед началом с Настей, что хостел – это исключительно развлечение для студентов. А выяснилось, что это забава наших пенсионеров российских. Смотрите, вот уже какой звонок – и оказывается, что все выбирают хостелы.

Анастасия Сорокина: И самое главное – с такими положительными отзывами.

Александр Денисов: Да. И все довольные.

Игорь Фомин: Ну, хостел хостелу – рознь, так же как и гостиница гостинице – рознь. Вот и все. Есть хостелы очень интересные, очень продвинутые. Я еще раз говорю, что вообще в Петербурге есть хостел, который удостоен всех мыслимых и немыслимых международных премий.

Александр Денисов: За что, интересно?

Игорь Фомин: Он признан лучшим хостелом в мире вообще.

Александр Денисов: И что там такого?

Игорь Фомин: Ну, в определенных номинациях. Он очень интересно сделан, он с дизайном, он очень удобен и так далее. Просто как любая гостиница, он был оценен и получал различные международные награды, европейские и мировые.

Александр Денисов: А как быть с квартирами? Когда в тот же самый Петербург приезжаешь, то тут же на вокзале стоят: «Сдам посуточно квартиру».

Анастасия Сорокина: С табличками, да. Или в южных каких-то городах.

Александр Денисов: Да. Вот это будет регулироваться? Я не уверен, что жильцы довольны этим тоже в этих домах.

Игорь Фомин: Смотрите. Дело в том, что на самом деле на сегодняшний момент, в общем-то, арендные отношения в квартирах урегулированы законодательством. Что надо для этого сделать? Должен быть договор официальный. Тот, кто сдает данную квартиру в аренду, соответственно, должен заплатить налог, НДФЛ – 13%.

Ну и третий момент: конечно, те жильцы, которые поселяются в эту квартиру, так же как и все остальные, должны соблюдать правила общежития совместного. Вот и все. Мы уже говорили, вы говорили, что необязательно, что тот жилец или арендатор, который поселится в этой квартире будет более шумным, чем сосед, который живет в этом подъезде. Вот и все. Поэтому здесь правила единые для любых жильцов – хоть те, которые арендуют квартиры, хоть те, которые живут в этом подъезде. В принципе, каких-то иных требований нет.

Более того, на сегодняшний день, например, если в Москве гражданин сдает в аренду квартиру, он может оплачивать налог по этой новой системе, которая введена сейчас экспериментально, и он будет платить 4% от этих сделок.

Александр Денисов: Как самозанятый?

Игорь Фомин: Как самозанятый, да. Ну, это называется немножко по-другому. Ну да, по сути эта система. Значит, специальный налоговый режим. Соответственно, он платит 4%, и все. Регистрируй данную сделку и плати 4%. Даже не 13%, а 4%. Да, это абсолютно законно и легитимно, конечно.

Анастасия Сорокина: История с хостелами – это же, наверное, такой первый этап к пересмотрению условий, да? А мини-гостиницы, какие-то такие другие доступные? Если, может быть, назваться не хостелом, а еще чем-то другим, то тогда можно будет?

Игорь Фомин: Нет, смотрите. Дело в том, что в законе сказано, что запрещается оказание гостиничных услуг в жилых помещениях многоквартирных домов, поэтому любые виды гостиниц подпадают под это определение.

Александр Денисов: Игорь Вадимович, допустим, вопрос. Понятны условия, что стены должны быть крепкими.

Игорь Фомин: Дополнительная изоляция.

Александр Денисов: Да, дополнительная. Звуконепроницаемые. А если, например, жильцы против? Вот их спрашивают: «Хотите ли вы, чтобы у вас открылся хостел?

Игорь Фомин: Нет, смотрите. Дело в том, что в процедуре перевода в нежилое помещение роль жильцов очень высока. Жильцы принимают решение – разрешать или нет перевод в нежилое помещение. То есть процедура перевода в нежилое помещение очень сложная.

Александр Денисов: Расскажите, кто контролирует мнение жителей?

Игорь Фомин: Местная власть.

Александр Денисов: Районная управа, да?

Игорь Фомин: Да, местная власть, конечно.

Александр Денисов: И ходят по квартирам, спрашивают?

Игорь Фомин: Нет, почему? У нас жильцы принимают такие решения на собраниях. Естественно, это один из важнейших документов, которые должен обязательно быть для того, чтобы вообще состоялся перевод. Перевод в нежилое помещение – это сложная процедура, еще раз говорю, очень сложная.

Александр Денисов: И, скорее всего, тут какой-то торг?

Игорь Фомин: Конечно.

Александр Денисов: Потому что вряд ли кто-то из жильцов вдруг за здорово живешь скажет: «Да, я не против».

Игорь Фомин: Конечно. Перевод в нежилые помещения происходит сейчас очень сложно, очень долго. И это был, конечно, один из рисков, потому что закон был принят перед сезоном. Мы его отложили до 1 октября. Ну, безусловно, выполнение всех этих процедур занимает значительное время, конечно.

Александр Денисов: Что обещают жильцам обычно владельцы хостелов? «Установим шлагбаум, чтобы к вам во двор никто не заехал»?

Игорь Фомин: Да, абсолютно верно.

Александр Денисов: А что еще?

Игорь Фомин: Абсолютно бытовые и понятные вещи. Это контроль подъезда, уборка подъезда. Это установка домофона. Это, естественно, совершенно верно, вопрос, связанный со стоянкой автотранспорта. Ну и так далее. То есть такие понятные вещи. Ремонт в подъезде. Конечно.

Александр Денисов: То есть они предлагают некие блага для жителей?

Игорь Фомин: Конечно, конечно. Потому что процедура… Ну, это и раньше так было. Понимаете, когда мы обсуждаем эти ситуации, про которые, скажем… Кстати, у нас пока все звонки были позитивными. Вы заметили?

Александр Денисов: Конечно.

Игорь Фомин: Удивительным образом, да.

Александр Денисов: Недовольные не смотрят нас.

Игорь Фомин: Да-да-да. На самом деле, конечно, в принципе, если говорить серьезно, то и раньше, если этот хостел там находился, то, безусловно, он каким-то образом находил общий язык с жителями. Хотя случаи, конечно, тоже были такие неприятные, это понятно. Но я еще раз говорю: жильцы, если они находились рядом с таким объектом, и он их не устраивал категорически, то, конечно, они обращались в Роспотребнадзор, в полицию и так далее, и так далее.

Александр Денисов: Инструменты воздействия были и до закона?

Игорь Фомин: Да, инструменты были до закона, конечно. В Москве, например, часть таких объектов закрывалась Роспотребнадзором, в общем-то, по тем основаниям, которые ранее были в законодательстве.

Анастасия Сорокина: А не переделают ли теперь свои эти хостелы в жилых домах просто в квартиры, которые пойдут под сдачу, и останется все так же?

Игорь Фомин: Ну смотрите, здесь давайте так говорить. Если переделают в квартиры, то мы нашему гражданину, уж извините, любому, и нам с вами, здесь сидящим, мы не можем запретить сдавать в аренду квартиру. Если этот гражданин имеет квартиру и хочет ее сдавать в аренду, если арендатор соблюдает правила общежития в этом подъезде и если данный гражданин выполняет законодательство, то есть он заключает договор и платит налоги, то, конечно, запретить это невозможно. Ну а как?

Александр Денисов: А по числу проживающих в один момент? Настя совершенно верную лазейку нащупала. Если он одного приведет, то это еще, может быть, и ничего. А если он…

Игорь Фомин: Ну, у нас в законодательстве же не регулируется количество тех граждан, которым вы можете сдать вашу квартиру в аренду.

Анастасия Сорокина: Так жильцов-то это же не защищает от того, что там все равно будет большое количество людей? Они тоже могут шуметь.

Игорь Фомин: Значит, надо опять смотреть и говорить, например: «А вот если вы сдаете в аренду квартиру, то вы не можете сдавать больше, чем вот таким-то гражданам». На самом деле ведь на практике есть один арендатор, который заключает договор аренды. Правильно? И он туда поселяется с семьей, например. Ну, просто в практике, в правоприменении. Ведь владелец квартиры не будет же с десятью людьми заключать договор аренды, правильно?

Анастасия Сорокина: Нет, это понятно. Просто если вернуться к тому, что инициатива должна защитить жильцов, чтобы они жили комфортно, не слушали музыку, не ходили там какие-то люди постоянно, если мы забираем возможность создавать хостелы в жилых домах. Но точно так же могут попасться ситуации…

Игорь Фомин: Ну послушайте, у нас рынок аренды жилья в Москве огромный. Естественно, если гражданин имеет в собственности данную квартиру, он имеет право ей распоряжаться. Вот и все. Еще раз говорю: это просто ну никак не связано с тем, что те, кто взял в аренду квартиру, соблюдают правила общежития. Если они шумные, приносят какие-то проблемы, то, безусловно, надо обращаться в соответствующе органы власти – в полицию, в Роспотребнадзор тот же самый. Вот и все. Но не более того.

Ну как? Вы же понимаете, что нельзя вообще все зарегулировать и все, как говорится, отрегулировать. Вы правильно говорите. Эта проблема с хостелами, да, частично будет выливаться в то, что, да, превратят обратно в квартиру и будут сдавать в аренду. Ну и что? Если это законно. Закон-то не запрещает.

Анастасия Сорокина: Ну, он и до этого не запрещал. А потом закон поменялся…

Игорь Фомин: Нет, смотрите, это две разные вещи. Давайте так. Все-таки хостелы и гостиницы внутри жилого помещения – это именно объект все-таки бизнеса, понимаете, явного бизнеса. То есть там есть ресепшен, там возможна столовая, там есть коридоры, там есть проходы, там есть чемоданы многочисленные и так далее, и так далее. Если же, например, жилец… В нашем подъезде наверняка есть такие жильцы, которые сдают в аренду квартиру. Вы даже этого не знаете.

Александр Денисов: Ну да. Приходит проверяющий и говорит: «А это у вас столовая?» Он говорит: «Да нет, это просто кухня, у меня квартира».

Игорь Фомин: Если все законно… Конечно, еще тот, кто арендует квартиру, должен быть зарегистрирован, естественно, иметь временную регистрацию. Это очень важно. Ну, такой же порядок был в отношении хостелов. В принципе, куда туда селились туристы, их также там в соответствии с законодательством регистрировали обязательно.

Поэтому здесь, да, это может быть проблема, но она в настоящее время в законодательстве урегулирована. Просто надо действовать в соответствии с законодательством, а не придумывать закон на закон, которые якобы создают какие-то такие оптимальные условия. Просто надо выполнять то, что есть, для начала. Вот и все.

Александр Денисов: Спасибо, Игорь Вадимович.

Игорь Фомин: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. У нас в гостях был Игорь Вадимович Фомин, заместитель председателя Комитета Совета Федерации Российской Федерации по социальной политике. Спасибо, что были с нами.

Игорь Фомин: Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Член Совфеда - о судьбе хостелов