Игорь Костиков: Если будет снижаться ставка ЦБ, а банки перестанут накручивать маржу, то мы в конечном итоге вползём в нормальный рынок ипотечного кредитования

Игорь Костиков: Если будет снижаться ставка ЦБ, а банки перестанут накручивать маржу, то мы в конечном итоге вползём в нормальный рынок ипотечного кредитования
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Игорь Костиков
председатель «Финпотребсоюза»

В России начинаются ипотечные каникулы. Сегодня вступил в силу закон для заёмщиков, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Теперь они в любой момент смогут воспользоваться льготным периодом. Достаточная ли эта мера? Поможет ли она справиться с долговой нагрузкой граждан?

Петр Кузнецов: Но до этого обсудим нашу первую тему. В России вступили в силу ипотечные каникулы. Это закон для заемщиков, которые оказались в трудной жизненной ситуации, например: остались без работы, стали инвалидами или были признаны временно нетрудоспособным.

Ольга Арсланова: И вот теперь такие кредиторы могут воспользоваться льготным периодом сроком до полугода. В это время выплаты могут быть уменьшены или приостановлены. В отношении одного кредита таким правом можно воспользоваться только один раз. Также закон ограничивает и максимальный размер кредита, по которому можно претендовать на каникулы, – не более 15 миллионов рублей.

Петр Кузнецов: Давайте теперь к данным ЦБ. По информации Центробанка, наш ипотечный рынок в первом полугодии 2019-го сократился. За этот период банки выдали 575 тысяч ипотечных кредитов – это на 13% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Суммарно кредитов выдано на 1 триллион 200 миллионов рублей – здесь снижение фиксируем на 3,5%.

Ольга Арсланова: Звоните в прямой эфир, пишите SMS, рассказывайте о своем опыте. Есть ли у вас ипотечный кредит? Устраивают ли вас условия? И воспользовались ли бы вы ипотечными каникулами? Какая ситуация сейчас у вас? Мы ждем ваших звонков.

А у нас в студии – председатель «ФинПотребСоюза» Игорь Костиков. Игорь Владимирович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Самый важный вопрос, который пока не очень прояснен, – это что же будет потом, через эти полгода? Сколько нужно будет вернуть? И не получится ли, что после того, как каникулы закончатся, человек попадет в еще большую кабалу?

Игорь Костиков: Ну, мы надеемся, что нет, потому что вернуть… Сумма не увеличивается, то есть она просто переходит на более дальний срок, скажем. И я не вижу здесь вот таких уж серьезных проблем.

Для нас как защитников потребителей здесь что важно? То, что, в общем-то, банки обязаны это предоставлять на сегодняшний день. Если раньше банки имели возможность – предоставлять или нет, то сегодня они обязаны это делать по обращению граждан. И более того – даже автоматически, если вы написали, вы соответствуете и автоматически написали заявление, то закон предполагает, что с момента подачи заявления в банк уже вы обладаете этим правом.

Петр Кузнецов: Можете быть уверены в том, что никакими пробелами они не воспользуются.

Игорь Костиков: Нет, ну там нужно будет все-таки дать еще либо доверенность, либо полный пакет документов предоставить, чтобы, так сказать, банк убедился, что вы попадаете под эти каникулы. Но уже очень многие банки заявили: «Мы готовы в связи с этим предоставить гораздо более выгодные и интересные условия реструктуризации, чтобы не выходить непосредственно на каникулы, на ипотечные каникулы».

Ольга Арсланова: Просто не очень понятно. Если эти каникулы предоставляются людям, которые попали в трудную ситуацию, то где гарантия, что эта ситуация разрешится? Потому что если уже возникли проблемы, то откуда возьмут они деньги?

Игорь Костиков: Вот о чем я и говорю. На самом деле банкам это тоже такое напоминание…

Ольга Арсланова: Это довольно рискованно.

Игорь Костиков: Нет, это банкам напоминание. Поэтому для банков возникает ситуация, когда, может быть, лучше предложить другие условия (не каникулы, а именно реструктуризацию), которые помогут решить проблемы, которые есть у клиента: понизить платежи, увеличить…

Петр Кузнецов: Ну, те же инструменты, которые сейчас.

Игорь Костиков: Да. Но просто сегодня это все – решение самого банка или на банковского менеджера.

Петр Кузнецов: Индивидуально.

Игорь Костиков: А сегодня у человека возникает некий момент давления на банк. Он может сказать: «Ну, если так, то давайте так», – и дальше уже, собственно говоря, разбираться с банком. Если банк не готов предложить удобоваримые условия, то тогда потребитель может обращаться в суд. И законом это предусмотрено.

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович, вот интересно, это реакция все-таки на закредитованность граждан или это такой нормальный процесс для заемщиков, оказавшихся в трудной ситуации?

Игорь Костиков: Ну, это нормально. Это, во-первых, нормальная ситуация, которая существует в разных странах. Этот опыт есть. Но надо отметить, что, в общем, борьба за такого рода кредитные каникулы шла довольно долго. У нас, если вы помните, первый ипотечный кредит рублевый возник в 2013 году. В 2014-м у нас возникли валютные ипотеки. И тогда были ситуации, когда народ просто выкидывали из квартир, забирали квартиры, в общем-то. При этом граждане оставались при долгах и без жилплощади. То есть тут, в общем, безусловно, огромный шаг вперед, потому что наконец-таки и банковское сообщество, и регулятор, и депутаты осознали, что нужно все-таки восстанавливать некий баланс интересов.

Я не хочу сказать, что он полностью восстановлен, но это шаг в сторону восстановления этого баланса интересов – что очень важно. Понятно, что мы будем дальше продвигаться в направлении защиты прав потребителей по ипотеке, но это первый шаг.

Еще будет более важный шаг – о чем, собственно, и президент говорил недавно – это процентные ставки по ипотеке. Президент недавно предложил, что нужно предусмотреть возможность за счет государства погашения первого взноса в ипотеку, то есть как льготный инструмент для целой группы социально неблагополучных граждан и семей. Он просил Правительство над этим поработать.

То есть это важный момент тоже – что снизит, конечно, платежи по ипотеке. Но в целом движение по снижению ставки – это, в общем, главное.

Петр Кузнецов: Мы стали ближе к этому.

Игорь Костиков: И мы знаем, что ставка, конечно, снижается. Вот Центробанк только что снизил ставку. Сегодня объявили о том, что у нас первая неделя, когда у нас в стране наблюдается дефляция, а не инфляция. Это тоже говорит о том, что Центральному банку нужно ускориться со снижением ставки, не ждать до конца года. Тут наверняка есть для этого, в общем, окно возможностей, и нужно его использовать.

Ну, плюс Правительство должно подумать о том, каким образом субсидировать те самые высокие проценты. Потому что, как мы знаем, во многих странах для льготных категорий граждан – для молодых семей, для семей многодетных, для матерей-одиночек – предусмотрено частичное или полное покрытие процентной ставки, для того чтобы облегчить то самое кредитное бремя.

Петр Кузнецов: Все-таки по поводу банков. Возьмем ситуацию, когда много клиентов, один период. Ну, мы сейчас говорим о каникулах. Допустим, это будет летний период, берут кредитные каникулы. Это существенно ударит по банкам?

Игорь Костиков: Я не думаю, потому что это вопрос того, как сейчас… Мы еще не видели до конца, как отрегулирует это Центральный банк, потому что это вопрос резервирования. Я не думаю, что это должно ударить по банку.

А потом, мы тоже видели недавнюю статистику. У нас, в общем-то, банковский сектор отнюдь не бедствует. За прошлый год прибыль у банков составила триллион – что на треть выше, чем в предыдущем году. То есть, в общем-то, источники для реструктуризации даже в том виде, в котором она сегодня есть, у банковского сектора существуют. Поэтому, в общем, я не думаю, что для банков это проблема.

Я думаю, что здесь есть другое обстоятельство. И банки об этом говорят – о том, что несмотря на то, что они знали, что это произойдет, логистически не все готовы для того, чтобы сейчас начать работать. И они все предупреждали, что на первых порах могут быть какие-то срывы, сбои, что не надо этого бояться, так сказать. «Если что-то произошло – пишите руководству банка. Мы это все отрегулируем».

«Сбербанк» уже сказал, что у них эта программа будет предоставляться в офисах, которые занимаются ипотекой. Аналогично сказали все крупные банки, собственно говоря. А в не самых крупных банках фактически все офисы готовы с этим работать.

Ольга Арсланова: Скажите, а есть ли сейчас у российских банков некий резерв для понижения ставки? Потому что ставка рефинансирования – все-таки 7,25%, а реальная ставка, по которой сейчас как минимум можно взять ипотеку, – это 11%.

Игорь Костиков: Это да. Эта ставка высокая.

Ольга Арсланова: Ну, слишком большая разница, ни в одной стране такого нет.

Игорь Костиков: Разница у нас и по потребительскому кредитованию, очень высокая разница. Мы это все знаем. И мы в прошлый раз здесь тоже по этому поводу говорили. Наверное, тут уже вопрос к Правительству. Правительство должно отрегулировать, какая же все-таки маржа должна быть в банковском секторе. Потому что когда мы видим маржу 6%, возникает вопрос. Хотя у нас в свое время, еще в 90-е годы, было установлено, что маржа должна быть в районе 3–3,5%.

Ольга Арсланова: И в таком случае, возможно, ипотечные каникулы понадобятся меньшему числу людей, если ставка будет меньше.

Игорь Костиков: Если процентные ставки будут другие, и если будет идти снижение ставок Центрального банка, и если у нас будет субсидироваться ипотека со стороны Правительства, и если у нас банки будут не накручивать свою маржу, то, может быть, мы в конечном итоге вползем в нормальный финансовый рынок ипотечного кредитования.

Петр Кузнецов: У нас звонок из Челябинска, Александр на связи. Давайте послушаем.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Александр, здравствуйте. Вопрос у вас, да?

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Да, у меня вопрос. Есть ипотека. Ставка по ипотеке – 17% годовых.

Петр Кузнецов: Ух ты!

Зритель: И у меня вопрос следующий. Каким образом в банк нужно обращаться? Через входящий какой-то документооборот? Потому что были примеры обращений в банк по снижению ставки процентной. Ну, менеджер просто устно сказал: «Да у нас нет таких условий. Ну, хотите – напишите заявление, оставьте». То есть они не заинтересованы просто.

Игорь Костиков: Ну конечно, они не заинтересованы, потому что получать 17% или 12%...

Петр Кузнецов: Потребкредитовские прямо проценты.

Игорь Костиков: Ну конечно. То есть понятно, что ставка завышена в любом случае. Нужно писать обязательно письменное заявление, получать входящий номер, чтобы у вас было подтверждение, что вы направили это заявление, требовать в течение месяца ответа. И если у вас ответ не возникает – ну, первый звонок в дверь Центрального банка. Нужно сказать Центральному банку: «Ребята, у нас такая ситуация. Несмотря на все позиции ЦБ по тому, что нужно помогать реструктурировать задолженность, вот под такие проценты мне этого не дают».

Если и это не получится – ну, давайте обращайтесь в «ФинПотребСоюз». Мы, может быть, поможем вам – вплоть до выхода в суд, чтобы понудить банк заниматься реструктуризацией. Непростая задача, но, в принципе, можно этим заняться.

Ольга Арсланова: Вот нам еще пишут: «Заемщикам нужны не только ипотечные каникулы, но и списание долгов по кредитам и страховке. Взяли немалые суммы. Депутаты должны принять закон о страховании рисков потери работы, инвалидности и так далее».

Игорь Костиков: Ну, это немножко другая ситуация.

Ольга Арсланова: Но это тоже дополнительные расходы при оформлении ипотеки.

Игорь Костиков: Это другая ситуация, это дополнительные расходы. И на самом деле с этим нужно разбираться, потому что не все эти расходы оправданы. То есть тут есть целый ряд навязанных услуг. И если это навязанные услуги, к сожалению, поскольку они уже раньше сделаны, то я думаю, что здесь нужно разбираться, по крайней мере отказаться от них сегодня в той мере, в которой это возможно, в том числе с помощью Центрального банка. Писать заявление опять же в банк, чтобы отказаться от этих услуг, которые были навязаны.

Там есть два вида страховки, которые обязательные, а остальное навязывают. И вот от этого наверняка можно отказаться и разбираться уже в том, чтобы, поскольку они навязаны, возмещать убытки, которые получены. Но это, к сожалению, только судебный порядок, тут другого пути нет. Потому что, даже если банк хочет это сделать, он это сделать уже не может, поскольку договора заключены. И если он начнет списывать, то налоговая инспекция ему штрафы начислит. Поэтому тут выход такой.

Петр Кузнецов: Что касается категорий, которые попадают под этот закон. Какая все-таки будет основная аудитория у этой, скажем так, услуги, у этого нового закона об ипотечных каникулах?

Игорь Костиков: Ну смотрите…

Петр Кузнецов: И все ли категории туда попали?

Игорь Костиков: Конечно, не все категории попали, мы прекрасно понимаем. То есть там попали в первую очередь граждане, которые потеряли работу. Дальше – граждане, которые получили инвалидность первой и второй группы, и у них снизился доход. Доход должен снизиться… Ну, по одним сведениям мы видим, что говорят – 20%, а другие – 30%. Порядок снижения дохода очевиден. Должно быть, что доход не ниже 50% того, что должно быть.

Есть условия и с другой стороны. Плюс еще есть такие обстоятельства, скажем, тяжелые жизненные обстоятельства, которые, в общем, на усмотрение самого банка, куда входит, например, увеличение…

Петр Кузнецов: В общем, это все ипотечники наши.

Игорь Костиков: …увеличение количества членов семьи, получение членами семьи инвалидности первой и второй группы, когда резко снижаются доходы. И главное – это обоснованное резкое снижение доходов из-за потери работы, по здоровью, по появлению новых членов семьи, по разным обстоятельствам (это и усыновление, это и рождение ребенка), когда резко объективно снижаются доходы. Причем, я говорю, очень многие банки за последние два дня заявили: «Ребята, вы не уповайте только на этот закон. Приходите, мы готовы с вами обсуждать реструктуризацию по другим возможным условиям».

Ольга Арсланова: Послушаем звонок из Москвы, Екатерина в прямом эфире. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы рассказать свою историю.

Петр Кузнецов: Да, пожалуйста.

Зритель: Я хочу объяснить, что ипотечные каникулы никак мне не помогли в 2014 году. Когда я пришла в банк и сказала, что я попала в такую жизненную ситуацию… Точнее, не я попала, а так получилось, что доллар резко скаканул у нас в стране, а у меня ипотека была в долларах. В общем, я не могла никак платить, эта сумма стала неподъемной для меня. И банк предложил мне некие ипотечные каникулы.

Так вот, я хочу объяснить, что банк ничего совершенно не теряет в этой ситуации, потому что, как мы знаем, платеж ежемесячный состоит из двух частей – это выплата процентов и выплата суммы основного долга. Так вот, выплачивать проценты в эти каникулы я продолжала, а сумма кредита у меня никак не уменьшалась. Более того – срок, на который я брала ипотеку, он так и остался, поэтому после выхода из ипотечных каникул моя сумма ежемесячного платежа только выросла. Вы понимаете? То есть они даже больше еще заработали этих процентов.

Ольга Арсланова: Это действительно так?

Игорь Костиков: Ну, я могу сказать…

Ольга Арсланова: Это действительно выгодно?

Петр Кузнецов: Положительное воздействие на банковскую систему.

Игорь Костиков: На самом деле, когда мы в 2014 году боролись с банками в первую очередь по тому, как они обращались с валютной ипотекой и с остатками рублевой ипотеки, то это были действительно очень серьезные требования к банкам, которые не желали ни слушать, ни говорить, ни обсуждать тему. То есть они поступали так, как им хотелось.

Вот почему я и говорю, что этот закон – это существенное движение вперед, но не панацея от всех бед. Это не панацея, но это движение вперед, которое может позволить гражданам в какой-то период (ну, в законе до 24 месяцев, в принципе, это возможно, то есть два года) каким-то образом улучшить свое положение, чтобы обеспечить выплату ипотеки. Это не значит, что через 24 месяца вы не столкнетесь с теми же самыми проблемами, у вас не будет такой, собственно говоря, проблемы снова. Но у вас только один раз возможность по этому кредиту такое сделать.

Поэтому я хочу сказать, что… Конкуренция в банковском секторе растет, банки пытаются бороться за клиентов сегодня. И с учетом того, что все-таки потребительское кредитование и ипотека являются главными источниками доходов банковского сектора в последние годы, несмотря на падение доходов граждан (а может быть, потому, что доходы граждан падают), банки сейчас становятся более гибкими и готовы предоставлять условия. И я думаю, что реструктуризация, которую они могут предложить не по каникулам, а просто реструктуризация – она может оказаться более выгодной и интересной для ипотечного заемщика, чем эти каникулы. Но без этих каникул банки бы на это не пошли.

Петр Кузнецов: По поводу роста доходов. Некоторые, скажем так, эксперты считают, что если не произойдет роста доходов, то через полтора-два года произойдет коллапс неплатежей по кредитам, и вот этот закон даже поспособствует этому.

Игорь Костиков: Ну, я не могу сказать, что этот закон каким-то образом скажется. На мой взгляд, он не скажется.

Но каким образом на Западе в основном справляются граждане с очень высокой задолженностью? А там гораздо выше задолженность, чем у нас. Они справляются благодаря тому, что макроэкономически (и мы это видим) там растут доходы населения. Вот они растут на 1% в год, на 1,5% в год. Но при ставке в 3%, грубо говоря, вы же прекрасно понимаете, что за счет этого роста съедается… то есть появляется возможность погасить.

Петр Кузнецов: Ну да. И никакие резервные фонды не нужны.

Ольга Арсланова: Скажите, сколько в среднем россиянину требуется лет на то, чтобы погасить ипотеку?

Игорь Костиков: Ой, я сейчас вам не скажу. Цифры эти есть, но они…

Ольга Арсланова: Насколько это сопоставимо с другими странами? И какую часть зарплаты сегодня россиянин опять же в среднем отдает за ипотеку?

Игорь Костиков: Ну, в среднем мы говорим о том, что нормальным считается 40%, то есть когда 40% дохода семьи идет на ипотеку. Это, конечно, очень много, это очень много.

Что касается сравнения с западными странами, то у нас не такая катастрофическая, казалось бы, ситуация, потому что, например, в таких странах, как Голландия, Дания, Швеция, есть ипотечные долги, которые за двести лет уходят, то есть на протяжении одной жизни не заплатить.

Петр Кузнецов: А у нас лет сто?

Игорь Костиков: Понимаете, когда там процентная ставка 1,5%, то, в принципе…

Ольга Арсланова: Сам платеж, в общем, несущественный. Можно хоть триста…

Игорь Костиков: Да. То есть это сравнимо с арендой жилья. Поэтому, собственно говоря… А с другой стороны, если мы посмотрим такие страны, как Франция, то там наоборот – ипотека не сильно развита, именно в крупных городах, потому что это дорого, квартиры дорогие. Там в значительной степени это связано с тем, что население арендует жилье, и арендная плата вычитается из налогообложения. То есть фактически для них это намного дешевле.

Ольга Арсланова: Примерно об этом же наши зрители спрашивали… наши корреспонденты спрашивали жителей разных городов: есть ли у них ипотека и как с ней справляются? Давайте посмотрим опрос россиян.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович, кого же все-таки винить – государство, потому что цены растут, а зарплаты не растут, или ипотечников (ну, что касается наших ипотечников), которые не оценивают свои возможности?

Игорь Костиков: Нет, я бы хотел сказать, что наши ипотечники, так сказать, достаточно разумные люди. Вы видите, что мы слышим суммы, которые гораздо меньше, чем мы с вами говорили: 9%, 11% ипотека, но никак не 17%. То есть все-таки уже не совершенно заоблачная.

Петр Кузнецов: Как верно отметили, в том же Челябинске…

Игорь Костиков: В том же городе, да.

Петр Кузнецов: Нам позвонили из Челябинска – 17%. А в опросе – 9%.

Игорь Костиков: А через дорогу – 9%. То есть на самом деле мы видим, что люди… Ну, людям жить надо, людям где-то жить надо, крышу над головой где-то иметь надо, поэтому выхода-то нет.

И в принципе, надо сказать, что соотношение все-таки… Если семья молодая в том же Париже не имеет никаких льгот, то она снимает квартиру очень небольшую приблизительно за ту же сумму, там 30–40% уходит на жилье. То есть такое есть, это не только наше.

Но, к сожалению, проблема наша, что ставки очень высокие. И когда человек видит… Как последняя зрительница говорила, что она видит, что у нее 15 лет… А очень невысокий платеж – 18 тысяч. Даже средняя семья вполне может себе позволить. Но когда она представляет, что 15 лет, на всю оставшуюся жизнь…

Ольга Арсланова: Настроение портится, конечно.

Игорь Костиков: Все!

Ольга Арсланова: Игорь Владимирович, а вот эти данные, которые мы в начале программы увидели, о снижении на рынке ипотеки, причем довольно существенном, – по-моему, хуже было только в 2015 году.

Игорь Костиков: Ну, на самом деле не такое и снижение.

Ольга Арсланова: Но все-таки это может повлиять на ставку? То есть банки увидят, что люди уже менее охотно берут ипотеку, и начнут…

Игорь Костиков: Я думаю, что тут есть доля правды в том, что банки перестали абы кому под любую справочку выдавать ипотечные кредиты. Это важно, потому что в значительной степени страдали те, которых банки зазывали и давали кредит ипотечный, когда понимали, что эти люди при этом не смогут оплачивать.

Ольга Арсланова: То есть говорить о том, что спрос серьезно просел, пока нельзя?

Игорь Костиков: Нет. Просто у нас меняется рынок. Он, что называется, созревает, он становится более взрослым. И понятно, что отношение обоих сторон меняется. Но все равно я бы на сегодня сказал, что с учетом ставки процента, с учетом отношения финансовых институтов к заемщикам баланса мы еще не достигли. Я считаю, что все еще баланс в пользу финансовых институтов.

Петр Кузнецов: На финише диалога послушаем Николая из Екатеринбурга. Здравствуйте, Николай.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, Николай.

Петр Кузнецов: Спасибо, что дождались, Николай.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Вот такой вопрос. Хотели воспользоваться этой программой – ипотечные каникулы. Ипотеке уже четыре года. Два созаемщика, когда брали ипотеку.

Вот такой вопрос. Обратились в банк. Банк говорит, что у одного из созаемщиков есть одна вторая доля другой собственности, «вам может быть отказано в этой программе». Вопрос: если ипотека взята на двух собственников, созаемщиков, если у одного из созаемщиков есть другая собственность, возможно ли воспользоваться программой ипотечных каникул?

Игорь Костиков: Там есть такое обстоятельство, что… Ну, во-первых, это не программа, собственно говоря, а это закон. То есть в банках есть другие программы реструктуризации, и ими можно воспользоваться. Здесь оговорено условие – предполагается, что это единственное жилье и соблюдается норма, принятая в регионе, на одного человека. Например, в Москве это 18 квадратных метров. Если это больше, то уже на усмотрение банка – готов, не готов. Это уже не программа, а обычные каникулы.

И я еще раз хочу сказать, что я смотрел последние три-четыре дня: ну, два десятка банков публично объявили, что у них есть и другие программы реструктуризации. «Не нужно на этом сосредотачиваться. Приходите, мы будем с вами работать». То есть на самом деле этот закон привел к тому, что банки все-таки начали поворачиваться в сторону потребителей и понимать, что тут не все правильно, надо что-то все-таки отрегулировать. И это, я думаю, большой шаг вперед.

Петр Кузнецов: Здорово, да.

Игорь Костиков: Хотя опять же могу сказать, что пока еще банки здесь…

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за разъяснения. Посмотрим, как будет этот закон работать. Наверняка сложности возникнут, так что ждем вас снова.

Игорь Костиков: Спасибо и вам за тему.

Ольга Арсланова: Спасибо. Игорь Костиков, председатель «ФинПотребСоюза», был у нас в студии.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски