• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Игорь Костиков: Большинство банков не заинтересованы в том, чтобы отобрать у вас квартиру. Им нужны ваши платежи

Игорь Костиков: Большинство банков не заинтересованы в том, чтобы отобрать у вас квартиру. Им нужны ваши платежи

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем, предлагаем в ближайшие полчаса поговорить о кредитах ваших и наших. Есть они, судя по всему, очень у многих россиян. Снова выросли долги по кредитам у населения нашей страны, и установлен, кстати, рекорд за 5 лет.

Петр Кузнецов: Да, эти данные опубликовал Центральный банк: долги россиян за прошедший год выросли на 23%, в 2017 году этот же показатель вырос на 13%. Общий объем долгов граждан в номинальном значении в настоящий момент составляет почти 15 триллионов рублей; в прошлый раз таких объемов долги физических лиц достигали, внимание, в докризисном 2013 году.

Ольга Арсланова: Сегодня каждый третий житель страны выплачивает кредит, 2/3 из этих кредитов потребительские, 37% ипотечные. Люди с низкими доходами, как правило, берут потребительские кредиты, чаще всего это делают высокодоходники – ипотеку. Но в среднем заемщики в нашей стране четверть своего дохода отдают банку.

Петр Кузнецов: Чаще всего россияне берут кредит на ремонт квартиры, дачи или дома, это самый популярный ответ на соответствующий вопрос, так ответили треть респондентов. Каждый четвертый оформил его, чтобы купить машину. И третий по популярности ответ – это приобретение бытовой техники и электроники. На повседневные нужды тратят кредиты 13% заемщиков, каждый 11-й на выплату другого кредита; 7% на лечение; еще меньше, 5%, на отпуск или свадьбу.

Ольга Арсланова: Чаще всего кредиты, по последним данным, берут люди в возрасте от 25 до 44 лет, им принадлежат 47% всех займов в нашей стране.

Петр Кузнецов: Сразу же хотим отметить, что кредитам посвящена наша рубрика «Реальные цифры»: на этой неделе спрашиваем, есть ли у вас кредит, это опрос для рубрики, который начинается прямо сейчас и продлится до пятницы, в пятницу мы подведем итоги. Для этого вам нужно указать ваш регион, есть ли у вас кредит, сколько и на что вы брали. В пятницу мы подведем итоги. Пишите на короткий номер SMS-сообщение.

Ольга Арсланова: И звоните в ближайшие полчаса, задавайте вопросы нашему гостю: у нас в студии Игорь Костиков, председатель «ФинПотребСоюза». Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Ольга Арсланова: О чем говорит такой объем закредитованности? Получается, что у людей запросы не упали, значит, они считают себя в состоянии это выплатить и продолжают брать кредиты? О бедности это вряд ли говорит.

Игорь Костиков: Ну я могу сказать, что… Тут как раз я бы сказал так, что можно посмотреть с одной и с другой стороны, оптимистично и пессимистично. Оптимистично мы говорим о том, что люди начинают, так сказать, тратить, то есть покупать, должна расти у нас розница очень сильно по потребительским кредитам. Но на самом деле есть и другая сторона: наряду с теми данными, которые опубликовал Центральный банк, Росстат только что опубликовал данные о доходах населения, которые падают у нас, реальные доходы населения, на протяжении 5 лет. Это на самом деле немножко напрягает, потому что увеличение кредитного портфеля граждан должно вести к росту ВВП, у нас он несильно растет, и при этом падают доходы населения. То есть вот тут вот есть явное противоречие, которое настораживает, потому что если бы не это, то можно сказать, что да, люди начали жить лучше, они понимают, что они получают больше доходов, и могут больше взять кредитов, для того чтобы тот отложенный спрос, который у них был до этого с учетом падения доходов, они сейчас могут реализовать.

Но, наверное, не в этом дело, а дело в том, что есть какие-то обстоятельства, когда люди не могут уже отложить решение своих конкретных проблем, они вынуждены брать кредиты. Плюс этому, конечно, поспособствовало снижение ставки процентов в прошлом году, она, правда, чуть-чуть подросла в конце года, но в целом она резко снизилась, и это тоже было таким стимулирующим фактором, потому что люди немножко расслабились, сказали: «Ну ладно, мы с этим справимся».

Петр Кузнецов: Вот в этом рейтинге, о котором мы уже поговорили, привели цифры, лидирует ремонт квартиры, дачи. То есть это не покупка нового жилья.

Игорь Костиков: Да.

Петр Кузнецов: В этом плане что вот эта графа, что вот эта первая позиция иллюстрирует? Можно сказать, что это признак бедности?

Игорь Костиков: Ну мы говорим о том, что люди на протяжении 5 лет фактически откладывали расходы, они пытались экономить и жить, так сказать, по минимуму. Ну и наступает такой момент, когда уже у кого-то крыша прохудилась, у кого-то пол провалился, и когда уже возникает необходимость насущная все-таки сделать ремонт, и люди вынуждены брать на это кредиты. Причем я говорю, вот это снижение ставки, мы знаем, что по потребительским до 17.5% в среднем снизилось, по долгосрочным потребительским до 12%. То есть люди, в общем, понимают, что это, наверное, та ставка, с которой можно попробовать справиться. И в прошлом году у нас также выросли первый год за 3-4 года автокредиты, то есть люди стали покупать автомобили.

Петр Кузнецов: Да, автокредиты.

Ольга Арсланова: Давайте как раз на этих людей, которые берут кредиты в российских банках, и посмотрим. Наши корреспонденты спрашивали у жителей разных городов, есть ли у них кредиты, сколько и на что, собственно, его брали. Предлагаю посмотреть.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о портрете заемщика. Вот указывалось в этом исследовании, что люди с высокими доходами в основном берут ипотеку. Что это за люди такие и что это за доходы, которые сейчас можно считать относительно высокими?

Игорь Костиков: Ну мы говорим о людях, наверное, имеющих на семью доход порядка 200 тысяч, 150-200 тысяч. Это люди, которые могут себе позволить взять, хотя комментаторы как раз по этому заявлению, что я читал много, говорят, что это и 300-400 тысяч на семью, тогда они смогут брать. Но я знаю людей, у которых доход на семью 150-200, они все-таки берут ипотеку и пытаются жить на то, что у них остается. Очень много тех, кто берет мелкие кредиты, как раз несмотря ни на что берут кредиты до зарплаты. Я вам могу сказать, что к нам в «ФинПотребСоюз» очень много звонит граждан с просьбой помочь им выйти из ситуации, когда у них там набрано огромное количество небольших кредитов, они не знают, что с этим делать, тут взяли, там взяли.

Две женщины как раз говорили, одна живет в кредит, другая говорит, что у нее все куплено в кредит. То есть, наверное, все-таки в целом истории, которые мы слышим о неблагополучном развитии такого безответственного отношения к деньгам, на слуху, и поэтому население более ответственно стало подходить в целом к получению кредитов, к тому, чтобы кредитовать все подряд. Но все равно такие случаи есть, и есть люди, которые тянут рефинансируемые кредиты, потому что одна из тех, куда направляются новые кредиты, – это в том числе рефинансирование старых. До сих пор есть люди, которые…

Петр Кузнецов: Уже долговая каббала такая.

Игорь Костиков: Да, они тянут эти кредиты из года в год, пытаются рефинансировать каким-то образом, то есть такая ситуация есть. Портрет, в общем, более-менее понятен: по ипотеке это те люди, которые получают достаточно надежную и достойную зарплату, а основная масса потребительского кредитования – это все-таки те, кто пытаются дожить до зарплаты, получить какие-то деньги, для того чтобы срочно отремонтировать квартиру, вот такой портрет.

Ольга Арсланова: Вот что пишут наши зрители из разных регионов. Забайкальский край: «Брали кредитную карту на 500 тысяч рублей, выплатили уже больше и еще должны платить по 20 тысяч рублей каждый месяц до 2024 года». Тут спрашивают, насколько это законно, видимо, не все условия сразу правильно изучили, и вот результат.

Игорь Костиков: Да, вы знаете, есть проблема. Я только что сегодня тоже с одним из наших граждан разговаривал: он получил кредитную карту беспроцентную, все замечательно, 12 страниц договор по самой кредитной карте, 40 страниц договор к этому договору по страхованию кредитной карты. Понятно, что вот эта вот ситуация не позволяет зачастую гражданам до конца разобраться. И там где-то внутри этого текста есть указания о том, что если ты не воспользовался лимитом в установленные сроки, то у тебя лимит беспроцентный пропадает, и с момента, когда он тебе дается (месяц, что ли), в течение месяца если этим лимитом не воспользовался, со следующего месяца у тебя начинается полноценная процентная ставка. То есть очень многие люди просто даже не видят, что там есть такое условие, и когда они с удивлением узнают, что с них берут проценты, – а там проценты, в общем, повыше…

Ольга Арсланова: За то, что картой не пользуются, получается по большому счету.

Игорь Костиков: Да. Они приходят разбираться, а им говорят: «А вот вы посмотрите, вы подписали договор, в котором…» Поэтому я призываю всех, в общем, очень внимательно даже длинные договора, которые нам на сегодняшний день предлагают, все-таки внимательно читать.

Петр Кузнецов: Игорь, вот сегодняшняя новость как раз: в России ограничили предельную сумму долгов по потребительским кредитам, теперь ставка по потребкредитам до 1 года не может составлять более 1.5% в день, с июля 2019-го – более 1% и так далее. Закон также запрещает взыскание долгов по займам, которые выдали «черные кредиторы» и так далее. Речь идет о такой попытке снова как-то охладить по крайней мере…

Игорь Костиков: Ну на самом деле тут немножко не об этом.

Петр Кузнецов: Что это за мера?

Игорь Костиков: Это мы уже обсуждали с вами в середине года, когда этот закон Центральный банк предложил.

Петр Кузнецов: Ну вот сегодня он вступает.

Игорь Костиков: Да. Я считаю, что это очень правильная мера с точки зрения ограничения аппетитов микрофинансовых организаций, поскольку мы знаем, что штрафы, пени достигали, так сказать, огромных сумм, и 8000% годовых, и даже некоторые до 10000% доходили. Потом это все потихоньку начало снижаться, и все равно у нас бывают случаи, поэтому… И мы настаивали на том, что нужно снижать, и вот наконец-то этот закон был принят, который позволяет регулировать, и постепенно эта процентная ставка и дальше будет снижаться по пеням и штрафам, которые накапливаются, и по процентам, которые накапливаются по кредитам.

Я считаю, что это не столько охлаждение граждан, сколько некое спасение от произвола микрофинансовых организаций. Это очень важная такая мера, потому что в принципе я не против того, чтобы граждане кредитовались, я не против того, чтобы граждане покупали в кредит квартиры, это есть во всем мире, является механизмом нормально жизнеобеспечения и роста экономики.

Петр Кузнецов: Просто у нас закредитованность, как мы выяснили в самом начале, связана все-таки прежде всего с уровнем падения доходов…

Игорь Костиков: Вот, я к этому и веду, что у нас проблема в другом. У нас, к сожалению, не растут доходы населения, они падают на протяжении 5 лет, и вот это настораживает, потому что получается, что из-за этого мы не можем в полной мере воспользоваться кредитным механизмом в том числе для роста ВВП и для того чтобы благосостояние населения росло.

Петр Кузнецов: Вот, это к вопросу SMS из Кировской области: «В Америке у каждого кредит, еще и не один, и ничего, живут».

Ольга Арсланова: Давайте послушаем, узнаем у наших зрителей, как живут. У нас на связи Валерий из Смоленской области. Добрый вечер, вы в эфире

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Подскажите такую ситуацию. У меня брат 2 года назад взял на машину тоже кредит, но у них у самих, не на машину, а в банке самом, в магазине.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Платил каждый месяц, на 2 года брал. И один раз просто просрочил этот месяц, и потом пошли эти платежи не по месяцу, долг был один месяц, а сразу по полмашины. Вот скажите, такое может быть?

Игорь Костиков: Ну я думаю, что тут, конечно, документы надо смотреть, но я не думаю, что это по полмашины должны быть платежи. Надо разбираться, надо разбираться с банком. Но я все-таки рекомендую очень внимательно подходить к договорам и дисциплинированно подходить к выплатам, то есть тут есть проблема. Но мне кажется, что начать нужно с того, чтобы обратиться с письменным заявлением в банк, для того чтобы они рассмотрели эту ситуацию, это во-первых. И во-вторых, если у вас возникнут проблемы, пожалуйста, обращаетесь к нам в «ФинПотребСоюз», вы найдете в Интернете наши контакты, мы с удовольствием поможем вам разобраться с этой ситуацией.

Ольга Арсланова: Еще один звонок примем из Барнаула. Виталий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас, Виталий.

Зритель: Ситуация такая. Когда-то у меня была квартира МЧС, давали сертификаты на жилье, в результате сын у меня умер, в общем, сертификат предоставили моему отчиму и младшему брату. Мне не оставили жилье, пока я отбывал время наказания.

Взяли ипотеку сейчас, оформили ее на отчима и на брата. Платили исправно, пока был кризис, то есть брали в момент кризиса и платили исправно. Но случилось так, что доходы наши сократились. Теперь у нас есть задолженность. Банк подал в суд. На заявление о реструктуризации он нам даже не ответил. Теперь у нас отбирают квартиру, хотя мы ее выплатили уже в виде процентов, практически полную стоимость квартиры. Как нам быть в этой ситуации? Когда наш закон хотя бы немножко наладится, чтобы маленько защищали нас?

Петр Кузнецов: Да, спасибо. Ситуация…

Зритель: Я не жалуюсь, что у нас доходы упали, но тем не менее плачу я исправно остальные кредиты…

Петр Кузнецов: Тогда бы проценты хотя бы падают. Спасибо. Ситуация похожая с этой половиной автомобиля.

Игорь Костиков: Да, таких ситуаций, к сожалению, много. Тут я могу сказать следующее: конечно, нужно начинать с банком разговаривать. Если у вас не получается, тут вариант обратиться в Центральный банк в регионе, можно с нами связаться, посмотрим, что можно в этой ситуации сделать. Потому что я вам могу честно и откровенно сказать: большинство банков не заинтересованы отбирать у вас квартиру, они лучше будут получать ваши платежи. Тут вопрос переговорный, я говорю, тут надо посмотреть и обратиться в банк еще раз с письмом, или если есть у вас копия письма, осталась, а вам не ответили, то тогда нужно сразу сейчас писать письмо в Центральный банк. Ну и звоните нам, давайте в «ФинПотребСоюз», мы посмотрим, что в этом смысле можно сделать.

Петр Кузнецов: Раз уж мы заговорили об МФО, вообще судьба какова микрофинансовых организаций в дальнейшем, учитывая, что их так поджимают?

Ольга Арсланова: Все равно есть ощущение, что они никуда не денутся.

Петр Кузнецов: Единственный, к сожалению, способ для многих что-то взять.

Игорь Костиков: На самом деле я бы не сказал, что их поджимают. Идея была какая? – легализовать все потребительское кредитование, банки и микрофинансовые организации, ломбарды. У нас есть ряд институтов, которые этим занимаются. Что касается МФО, мы с вами знаем о том, что Центральный банк их лицензировал, официальный есть список действующих МФО. Вот сейчас мы подошли к тому вопросу, что запрещают возврат даже кредитов тем организациям, которые себя позиционируют как МФО, но не имеют соответствующей лицензии Центрального банка. Кроме всего прочего, крупным микрофинансовым организациям разрешили привлекать деньги населения, для того чтобы осуществлять свою деятельность. У нас с прошлого года такая возможность у МФО появилась.

Я не вижу перспективы их быстрого ухода с рынка. К сожалению, вы понимаете, когда вы этот ящик Пандоры открыли, закрыть его очень сложно. На самом деле мы понимаем, откуда это появилось, этот ящик Пандоры открыл Фонд Клинтона в свое время, у нас в стране всем хорошо известный по другим делам, сейчас идет расследование в сенате по этому поводу конкретному, по тому, как они это сделали. Но, к сожалению, уже обратно не вернешься, и вопрос о том, каково будет регулирование, как будет Центральный банк регулировать ставки, проценты, пени, платежи, для того чтобы все-таки это все ввести в разумное русло.

Ольга Арсланова: Вот нам зритель из Пермского края пишет: «Зарплата 25 тысяч рублей, платеж по ипотеке при этом 16 тысяч». Скажите, пожалуйста, сейчас банки серьезно изучают документы и смотрят внимательно на доходы, или им выгоднее где-то рискнуть, дать больше кредитов?

Игорь Костиков: Я могу так сказать, что у нас…

Петр Кузнецов: Вопрос об ответственности банков.

Ольга Арсланова: Перестраховаться.

Игорь Костиков: Да, у нас ведь, понимаете, есть ответственность банка и ответственность менеджеров банка, потому что мы сталкиваемся с ситуацией, что у банка одна позиция, а менеджер, который получает бонус от того, что он продал этот продукт и, может быть, не всегда надлежащий…

Петр Кузнецов: Конкретному человеку в конкретном месте…

Игорь Костиков: Да. Понятно, что автоматизация, сейчас огромное количество программного обеспечения, которое этим занимается, делает это все менее и менее возможным, но все равно такие случаи у нас случаются. И мы знаем, возвращаясь к истории валютной ипотеки, когда просто был мисселинг, что называется, то есть продажи не тем, не того и не тогда. Сейчас Центральный банк очень активно пытается найти вот эти все точки, где происходят продажи не тех продуктов, и не тому, и не на тех условиях, которые возможны. Это та борьба, которая сейчас, собственно говоря, и идет.

Но такие случаи есть, такие случаи существуют, и говорить, что этого нет, – неправда, они есть. То есть когда уже человек подписал договор, уже все это произошло, тут вряд ли что-то можно с этим делать. Единственное, что можно делать, – это опять же писать заявление в банк на руководство банка и просить пересмотреть условия, может быть, продлить срок предоставленного кредита за счет того, чтобы снизить ежемесячные платежи. У банков такая возможность есть, они такие вещи могут делать, но пока массово этого не происходит. В общем-то, много мы говорим о проекте закона о кредитной амнистии, о которой мы так все говорим и говорим, ничего не произошло…

Петр Кузнецов: Да, говорим и говорим.

Игорь Костиков: Да, потому что хотелось бы все-таки дать гражданам, потребителям право, возможность, чтобы их заявления рассматривали и надлежащим образом на них реагировали. У нас в этом есть проблема, потому что если их будут рассматривать и реагировать, то очень многие вопросы будут сниматься. У нас 1 января еще начал работать финансовый омбудсмен в стране после принятия закона, пока мы ждем, смотрим, что там появится.

Петр Кузнецов: У нас буквально 20 секунд остается. К чему может привести рост невозвратных кредитов для банковской системы, для страны, для общества?

Игорь Костиков: Ну я могу вам сказать, что у нас невозврат еще не такой критичный, если посмотреть…

Ольга Арсланова: Хоть и самый большой за последние 5 лет.

Петр Кузнецов: Да-да, то есть все-таки запас еще есть до критической точки?

Игорь Костиков: Да, мы возвращаемся к… Я могу сказать, что у нас больше было в 2012 году, больше было в 2007 году, то есть это…

Петр Кузнецов: Нам каждый раз кажется, что это…

Игорь Костиков: Да. Ну и в сравнении с другими странами это тоже не так критично. Критично другое – соотношение роста доходов населения (а у нас его нет) с ростом задолженности, вот это критично, и эта критичность может, конечно, повлиять и на развитие финансового сектора в целом, и на развитие экономики.

Петр Кузнецов: Спасибо огромное.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за комментарий. Председатель «ФинПотребСоюза» Игорь Костиков был у нас в гостях. Рубрика «Реальные цифры» продолжается: «Есть ли у вас кредит?» – вопрос на этой неделе.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты