• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Игорь Николаев: По Конституции Россия – социальное государство. Похоже, кто-то наверху забывает Конституцию

Игорь Николаев: По Конституции Россия – социальное государство. Похоже, кто-то наверху забывает Конституцию

Гости
Игорь Николаев
директор Института стратегического анализа компании ФБК

Александр Денисов: Ну и переходим к первой теме нашего обсуждения. Традиционно поп пятницам мы подводим итоги рубрики «Реальные цифры». В течение этой недели мы проводили опрос, как Вы живете от зарплаты и до зарплаты. Хватает ли Вам денег или нет, если не хватает, то конкретно сколько, на что, как приходится выкручиваться. Вы нам звонили, писали. Мы все Ваши данные внимательно подсчитали и сейчас все вместе проанализируем.

Тамара Шорникова: Да, давайте посмотрим. Общая картина такая – до зарплаты не хватает еще оной зарплаты. Чаще всего мы получали от Вас такие сообщения. Полученные деньги улетают за первые две недели, ну а дальше приходится занимать. Также собственно дела обстоят и с пенсиями.

Александр Денисов: Ну, давайте посмотрим карты. На них мы отметили относительно благополучные регионы. И те, где нехватка денег чувствуется особенно остро. Вот, например, в Челябинской области минимальный разрыв между необходимой зарплатой и реальной. Разрыв четыре с половиной тысячи рублей. От семи с половиной до восьми тысяч рублей не хватает жителям Краснодарского края, Кировской и Вологодской областей, а также в республике Алтай.

Тамара Шорникова: А вот в Дагестане, в регионе, где зарплаты одни из самых низких в стране, по словам наших телезрителей не хватает огромной суммы, пятьдесят тысяч рублей. Чуть меньше, сорок пять тысяч, хотели бы добавить к получке жители Кемеровской области. На нехватку средств также пожаловались саратовцы и иркутяне. У москвичей традиционно зарплаты выше, но и расходы тоже. Как результат, жителям столицы от зарплаты до зарплаты не хватает тридцать четыре тысячи рублей.

Александр Денисов: В своих сообщениях Вы рассказывали, что денег не хватает часто на самое необходимое. На еду, одежду, оплату коммунальных услуг, лекарство. Нередко приходится выбирать, либо заплатить за коммунальные услуги, либо купить продукты. Но и где-то в конце списка, так сказать, раздел мечты, рассказывают, что не хватает на отдых, развлечения. Многие пишут, что приходится брать кредиты, чтобы дотянуть до зарплаты.

Тамара Шорникова: В среднем по России до зарплаты не хватает двадцать две тысячи рублей. И такой же опрос мы проводили в прошлом году, и судя по смс, за год разрыв между реальной получкой и необходимой для жизни без долгов, увеличился почти на три тысячи.

Александр Денисов: Ну, вот некоторые сообщения зачитаем. Нижегородская область, пишет телезритель, инвалид 3-й группы, пенсия – восемь тысяч рублей. Не хватает ему две тысячи в месяц на лекарство. Три тысячи в месяц на одежду, минимальный набор одежды. И пятьдесят тысяч в год не хватает для лечения в больнице.

Тамара Шорникова: Иркутская область, еще одна смс. Дворник, зарплата восемь тысяч рублей. Не хватает две тысячи. Живу очень скромно, мясо, колбасы фрукты не ем вообще. Вещи не покупаю.

Александр Денисов: Ну, вот обсудим результаты нашего опроса с нашим гостем.

Тамара Шорникова: У нас в гостях Игорь Николаев, директор института стратегического анализа аудиторской компании ФБК. Здравствуйте!

Александр Денисов: Здравствуйте!

Игорь Николаев: Добрый день!

Александр Денисов: И сразу, вот на что мы обратили с Тамарой внимание, это вот на Дагестан и Кемеровскую область. Там людям почему-то не хватает больше всего.

Тамара Шорникова: И Кемеровская ладно, там дорогие расходы. Но Дагестан, да, там маленькие зарплаты, но и расходы, как правило, тоже небольшие. Коммуналка, продукты, цены в основном ниже, чем по стране. Откуда вот такой огромный разрыв? Откуда такая большая цифра?

Александр Денисов: Пятьдесят тысяч там не хватает!

Игорь Николаев: Ну, наверное, было бы справедливее спросить, у жителей Дагестана, че вам так много-то не хватает? Ну, относительно много. Ну, наверное, просто люди привыкли жить и…

Александр Денисов: На широкую ногу?

Тамара Шорникова: В Дагестане?

Игорь Николаев: Ну, я так, говорю, я не дагестанец, но надо спрашивать все-таки у жителей.

Тамара Шорникова: Давайте…

Игорь Николаев: У меня такое впечатление, что действительно, привыкли к более таким масштабным расходам. Поэтому больше не хватает.

Тамара Шорникова: Ну, вот странно, судя по нашим звонкам, которые поступают в эфир не сказали бы, что там какие-то завышенные требования к жизни. Но давайте действительно спросим по прямому адресу, если Вы из Дагестана, позвоните, расскажите, сколько Вам не хватает до зарплаты, какая у Вас зарплата, на что хватает, на что не хватает. Подключайтесь также зрители из других регионов, делитесь своим опытом. Будем реальные цифры осуждать в прямом эфире.

Александр Денисов: Ну, сразу вопрос, ожидаемые цифры? Или неожидаемые, на Вашу точку зрения?

Игорь Николаев: Я должен сказать, что вполне правдоподобные цифры. Вообще, социологи сделали такое наблюдение. Вот когда действительно ставится вот подобный вопрос, Вам, сколько не хватает для полного счастья, да? Вот сколько бы Вы хотели? Люди в основном называют цифру, ну, примерно в два раза больше.

Тамара Шорникова: Своей зарплаты.

Игорь Николаев: Своих доходов, да. Если у меня доходы там, тридцать тысяч рублей, то я называю шестьдесят. У кого пятьдесят тысяч, тот называет сто. Конечно, все это примерно. Конечно, все индивидуально. Но в целом, где-то примерно в два раза. Вот такая вот особенность есть. Эти цифры ни даже чуть скромнее, не в два раза, хотя по отдельным регионам возможно, ну, по тому же Дагестану, там более, чем в два раза. Но, тем не менее, в общую картину это укладывается, поэтому вполне правдоподобно.

Александр Денисов: Вы знаете, ну вот когда мы проводим все эти опросы, эта рубрика у нас каждую неделю, так или иначе считаем, там, хватает Вам зарплаты, не хватает, хватает на еду, не хватает, одно и то же. И в принципе, результаты предсказуемые. Предсказуемые эмоции у людей. То есть, есть запрос на социальную справедливость. И у меня все время возникает ощущение, а не свернули ли мы в тут на другую дорогу, возможно, мы проехали вот как раз поворот на социальную справедливость и он давно остался позади. Может быть, мы забыли, что у нас капитализм и в приоритете интересы бизнеса? Вот не нужно быть экспертом, чтобы понять, у нас там нефтяники получают какие-то налоговые преференции, почему-то. Металлурги вот на прошлой неделе заявили, что нужно выровнять с населением энерготарифы. Оказывается, мы платим мало, а они много. Причем, опускается тот факт, что они получат прибыль, а мы – нет. Ту же самую прогрессивную шкалу в Европе как-то нормально платят 60-80%, а у нас это как то до сих пор не приживается, и споры по этому поводу даже затихли. Может быть, людям ну скажем прямо, вам не на что рассчитывать. Вот ваша судьба в ваших руках, вот, сколько у вас есть, столько и будет. Не ждите социальной справедливости. Может быть, так будет честно и откровенно сказать?

Игорь Николаев: Ну, может быть кто-то и хотел сказать, но не могут. Не могут почему? Есть формальное, но очень серьезное основание.

Александр Денисов: Почему?

Игорь Николаев: Конституция Российской Федерации, статья седьмая. Россия – социальное государство. Другое дел, что иногда складывается впечатление, что кто-то там наверху забывает конституцию. Знаете, я иногда даже, у нас есть такое издание, вышло несколько лет назад, «Конституция в картинках». Вот беру и показываю эту статью. У нас по конституции Россия – социальное государство. То, что эта норма пока, мягко говоря, не выполняется, это факт. Потому, что люди, когда говорят, что не хватает, это действительно не хватает. Когда у нас ниже черты бедности около 20 миллионов человек, это тоже факт, по официальной статистике. Это просто все укладывается в общую картину. Поэтому, ну нельзя признавать, что нет, не можете рассчитывать. Я говорю, есть и конституционные основания, но я бы так сказал и экономические. О чем Вы частично сказали. Когда нам говорят о том, что смотрите, у нас профицит в этом году будет там пара триллионов рублей. Когда я читаю бюджет на следующий год, и, соответственно, на 20-й и 21-й, там вообще суммарно 4 триллиона рублей. Что такое профицит? Это когда в федеральном бюджете доходов больше, чем расходов. Но я тогда спрашиваю, а почему вот когда столько денег, почему такие доходы? Почему людям не хватает? Поэтому есть и экономические основания, и конституционные ставить вопрос так, что нет, с этим надо что-то делать. И это неправильно. Я так мягко формулирую.

Александр Денисов: Но мы уже можем признать, как свершившийся факт, что в приоритете интересы бизнеса, во втору очередь интересы людей? Я говорю, возможно, мы этот поворот на социальную справедливость уже давно проехали, но мы все ждем, что мы туда когда-то повернем, на самом деле уже все.

Игорь Николаев: Да, у нас с этим, никак не получается зайти в этот поворот. Мы его все время проскакиваем. Нет, мы же говорим, что нам надо. Но мы, может быть, развернемся, и снова его проехали. А годы идут, годы идут.

Тамара Шорникова: Ну, хорошо, говорили о том, что люди называют зарплату обычно желанную в два раза больше реальной. Но это мы говорим сейчас о желаниях. Наверное, у каждого из нас, если спросить, мы назовем, ну, чуть больше, потому, что всегда хочется стремиться к чему-то большему, жить лучше, отдыхать, покупать продукты лучше и так далее. Здесь же чаще всего речь идет о том, что не то, чтобы не хватает на какие-то нереализованные мечты, не хватает на еду, на хлеб, на лекарство. В данном случае. Но при этом зарплаты достаточные для того, чтобы не получать пособие, скажем, для малоимущих граждан и других незащищенных слоев населения. Возможно, эти границы стоит двигать? Раз без определенной дотации все равно человеку не хватает на необходимые вещи в жизни.

Игорь Николаев: Но, безусловно. У нас ведь как этот уровень определяется? Ты малоимущий или нет? Ты бедный или нет? Ты попадаешь вот в это число, я уже сказал, чуть менее 20-ти миллионов человек, или нет? А прожиточный минимум? Вот он сейчас для всего населения составляет одиннадцать тысяч там двести восемьдесят рублей. Для пенсионера – восемь тысяч пятьсот восемьдесят три рубля. Но как он определяется? Он же определяется, берем продуктовую корзину, чисто по физиологическим потребностям, чтобы ты, грубо говоря, не умер.

Тамара Шорникова: Выжил.

Игорь Николаев: Выжил, да. Тебе сколько надо? Ну, получается где–то на пять с лишним тысяч. Но, как известно,

Тамара Шорникова: Вот и на три с половиной, оказывается можно.

Игорь Николаев: В Саратовской области оказывается можно и на три шестьсот.

Тамара Шорникова: Но, правда, никто не проверял. Потому, что статус не позволяет.

Александр Денисов: Ну, сейчас она проверит.

Игорь Николаев: Я так, как, как определяется этот уровень и что с ним надо делать? Соответственно, пять с лишним тысяч получили на еду, автоматом 50% на обязательные платежи, одежду и все остальное. Вот получилась эта черта, одиннадцать тысяч двести восемьдесят рублей. Если ваши доходы ниже этого, то вы – малоимущий, вы можете на что-то рассчитывать.

Тамара Шорникова: Вы говорите, безусловно, можно подвинуть эти границы.

Игорь Николаев: Да.

Тамара Шорникова: А насколько это возможно, насколько это экономически сейчас для нашей страны реальный план?

Игорь Николаев: Вот я уже назвал эти цифры.

Александр Денисов: Профицит Вы говорите есть.

Игорь Николаев: Да. Триллионы рублей сверхдоходов только в федеральном бюджете.

Тамара Шорникова: Профицит и триллионы это все для обыденного зрителя звучит, как что-то эфемерное.

Игорь Николаев: Нет, а для него хорошо звучит.

Тамара Шорникова: Ну, то есть, эти четыре процента, достаточно ли их, чтобы, допустим, чтобы для огромного количества людей поднять минимальный порог, например, там, ну, прожиточного минимума, или еще что-то? Или даже эти цифры, вроде как весомые, для этого недостаточно?

Игорь Николаев: Нет. Этого достаточно. Это не значит, что из этих триллионов, да? Это означает, когда мы соответственно устанавливаем такой прожиточный минимум, а к нему привязываем минимальную заработную плату, это и частникам и бизнесу придется подтягивать зарплату. Ну и бюджету, естественно, раскошелиться придется. Так что с учетом того, сколько денег достаточно для того, чтобы у нас не был на столь недостойном уровне вот этот прожиточный минимум. Но знаете, почему не поднимают то?

Александр Денисов: Почему?

Игорь Николаев: Если мы поднимем этот прожиточный минимум, то у нас окажется не 20 миллионов бедняков, а гораздо больше. Поэтому вот, поэтому вот и стараются так пониже, а это испортит всю статистику.

Тамара Шорникова: Давайте уйдем от цифр. Поговорим с настоящими людьми, Евдокия из Липецка к нам дозвонилась, Евдокия, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте! Я вот слушаю Вас, передачи ОТР часто, ну, постоянно, можно сказать.

Тамара Шорникова: Так.

Зрительница: И сердце кровью обливается. Когда спрашивают среднюю зарплату, Вы скажите, какую зарплату получает врач на одну ставку? Одиннадцать шестьсот. Как можно на этой зарплате жить? Это просто унижение. Меня трясет от этого, вот от Ваших, которые средняя по больнице температура, так и по зарплате. Если можно на две ставки, у них же семьи, дети, нельзя. А посадили, ОМС это сделали, для какого черта ОМС нужен? Что она помогает в деле врача? Какую она роль играет?

Александр Денисов: Спасибо Евдокия!

Тамара Шорникова: Да Евдокия, спасибо!

Александр Денисов: Ну вот, о чем мы и говорили. Эмоции очевидные, предсказуемые. Вот какую это реакцию вызывает у людей.

Игорь Николаев: Ну а какую еще можно ждать реакцию? Мне тоже это совершенно понятно. Другое дело, я не могу позволить себе такие эмоции, поэтому, извините, на цифрах.

Александр Денисов: Игорь Алексеевич, вот чтобы вести предметный разговор, а какие у нас есть конкретные инструменты, вот, для социальной справедливости? Вот хорошо, определили минимальный размер там оплаты труда, да? Если человек получает ниже, то значит он имеет право получить некое пособие, льготы по коммунальным платежам.

Игорь Николаев: Да.

Александр Денисов: Дайте вот перечислим, что моно было бы сделать, чтобы людям стало полегче? Чтобы они не выбирали между лекарствами и коммунальными платежами.

Игорь Николаев: Безусловно, основа всего этого-то устойчивый экономический рост. Вот если, что? Что Вы смеетесь, Александр?

Александр Денисов: Дальше мы дойдем до производительности труда.

Игорь Николаев: Нет, не дойдем. Нет, я должен об этом сказать.

Александр Денисов: Хорошо!

Игорь Николаев: Я экономист все-таки. Меня положение обязывает. Если у вас экономика будет падать или не расти.

Александр Денисов: Говорить не о чем будет.

Игорь Николаев: Ну, вот трудно рассчитывать на то, что мы сейчас доходы людей как-то так сильно увеличим. Поэтому, это само собой. Это, знаете, такое фоновое, фундаментальное точнее условие которое надо обеспечивать. Но кроме этого, да, по прожиточному минимуму, по минимальной заработной плате, это ответственность государства. Это оно должно принимать соответствующие решения. То, о чем Вы уже сказали. Прогрессивное налогообложение. Мы сколько еще будем говорить о том…

Александр Денисов: А почему его упорно не принимают? Почему эти споры как возникнут, один кто-то, популист ради громкого словца это произнесет в стенах Госдумы, все, и забыли. Почему у нас это так затихает, я понять не могу? Почему в Европе, я не верю, что в Европе живут одни филантропы, которые готовы по 60% по 80 % отдавать от своей зарплаты? Они такие же жадные, как и везде.

Игорь Николаев: Почему? Потому, что я сначала вынужден повторить официальную аргументацию, да? Тогда будет теневая экономика, еще большая. Тогда те богатые, которых вы обложите более высоким налогом, вообще перестанут платить. И т.д. и т.п. слушайте, мы это слышали 20 лет назад и 30 лет назад. Ну, не 30 лет назад, 20-25 лет назад. А кстати, в 90-х была прогрессивная шкала. Но другое дело, что она не очень-то выдерживалась, действительно, богатые не очень-то платили там по ставке до 30%. Но, когда мы перешли в начале двухтысячных к плоской шкале, уже очень многое сделано для того, чтобы нельзя было уклониться от уплаты налогов. И сейчас аргумент, что, ну если богатых обложите по более высокой ставке, по-моему, он несостоятелен. Это было актуально, может быть лет 20 назад, но сейчас этот аргумент, ну просто не работает. Поэтому, это можно и нужно делать. Почему до сих пор не полагают, ну это вопрос к представителям власти, наверное. Но я не знаю, может быть это такая порука там, что все заинтересованы люди с высокими налогами, чтобы не было прогрессивного налогообложения. А мы уже давно к этому должны были прийти.

Тамара Шорникова: Давайте немного прервемся. Очень много падает смс к нам, мы должны их почитать обязательно. Есть на самом деле разные. Вот, например, Чувашия – «Пенсия и доплаты дотягивают до прожиточного минимума, семь тысяч девятьсот пятьдесят три рубля при 33 годах трудового стажа. Две недели как то живу, две - впроголодь. На хлеб и лекарства не хватает, добавить бы тысячи три». То есть, при этом, при таком скромном образе жизни, ну, претендуют на такие небольшие суммы вдобавок люди. Иркутская Область, Усть-Илимск – «Работаю водителем, зарплата пятьдесят тысяч. Хватает на все, и два раза в год в отпуск за границу езжу». То есть, ну, действительно доходы и расходы у всех разные. Но конечно, вот таких смс-ок, от людей, которые всем довольны, ну их две-три на сто пятьдесят остальных, где «Пенсия тринадцать тысяч девятьсот, не хватает». «Одиннадцать тысяч», Воронежская область, «водитель «Камаза» по вывозу мусора». Не хватает.

Александр Денисов: Давайте звонок послушаем, Тамара из Пермского края дозвонилась. Тамара, добрый день!

Тамара Шорникова: Слушаем! Да, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Как у Вас в Пермском крае обстоят дела с зарплатами?

Зрительница: Я вот за весь Пермский край говорить не буду, я скажу за наш маленький шахтерский город Кизел. Были шахты и люди работали, вроде как то жили нормально. Шахт не стало, все, город умирает. Но какие мы пенсии получаем и какие зарплаты. Я на 100% уверена, все кто у нас в городе работает, 90% получают минималку.

Как на это жить? Вот я не могу работать, да, инвалидность у меня, а, извините, работает муж. Вот у меня пенсия 23-го числа должна быть, а на сегодняшний день у меня триста шестьдесят рублей осталось и если бы не зарплата мужа, я не знаю, как бы я стала дальше жить.

Тамара Шорникова: А как-то Ваши знакомые выкручиваются из ситуации? Может быть, кто-то переезжает в другой регион?

Зрительница: Конечно, переезжают. Те, кто смог, кто получил сертификаты какими-то всякими разными путями, те переехали. Уехали. А я, и мы теперь не можем. У меня теперь пенсия тринадцать тысяч с половиной, на что я поеду? Куда я поеду?

Тамара Шорникова: А много ли Ваших…

Зрительница: Мне даже кредит не дадут большой. Мне даже кредит предлагают в пределах двухсот тысяч. Куда уезжать то? Я бы с удовольствием уехала.

Тамара Шорникова: Тамара, понятно. Подскажите еще вот какой вопрос, много ли Ваших знакомых, друзей получают кредиты или берут какие-то займы, чтобы до зарплаты прожить? Есть такие?

Зрительница: Ну, берут, есть такие, берут.

Тамара Шорникова: Займы или кредиты в банках?

Зрительница: Конечно, нет, займы не знаю, среди моих знакомых таких нет. А кредиты берут. Потому, что не хватает на одежду, не хватает, чтоб съездить в отпуск. Не хватает, чтоб элементарно какую-то, что-то в квартиру купить.

Александр Денисов: А как возвращают, если и так денег нет, и где их взять?

Зрительница: А как возвращать, а вот так и возвращают. У нас сейчас банки предлагают так, возьмите кредит больше, чтобы погасить предыдущий кредит. Вот так все и живем.

Тамара Шорникова: Понятно, в общем, сильней затягивает себя в яму. Спасибо!

Александр Денисов: Спасибо! Ну вот, мы интересовались Дагестаном, как раз у нас есть звонок из Дагестана.

Тамара Шорникова: Да, Арслан к нам дозвонился.

Александр Денисов: Арслан к нам дозвонился. Сейчас и узнаем. Да, Арслан, добрый день!

Зритель: Добрый день!

Александр Денисов: Скажите, почему в Дагестане люди пишут, что им не хватает пятьдесят тысяч рублей до зарплаты? Откуда такие запросы большие? Или это необходимая сумма для вас?

Зритель: Знаете, в принципе даже вот если начинать уже говорить о цифра, в данный момент и вообще я как бы не помню, чтобы была такая заработная плата. Это я говорю уже о максимуме, то есть пятидесяти тысяч рублей, такого не было. Потому, что насколько я знаю, насколько я получаю, 90% населения здесь получает максимальная заработная плата это в размере двадцать тысяч, ну максимум двадцать пять тысяч рублей. Кто озвучил эту сумму, я не знаю, где он работает. Может быть, работает где-то на уровне власти или где-нибудь, на такую работу, где…

Александр Денисов: А Вам, сколько не хватает? Вам сколько лично не хватает?

Зритель: Ну, я получаю, допустим, двадцать тысяч рублей, вот как Вы думаете, четверо детей, и то есть, обеспечиваю родителей. Содержать их и родителей, семью свою, и двадцать тысяч рублей это будет хватать?

Тамара Шорникова: По Вашим расчетам сколько, десять, двадцать, тридцать тысяч Вам бы дополнительно нужны были, чтобы покрыть расходы?

Зритель: Я думаю, что это вот та сумма озвученная, которая была, пятьдесят тысяч рублей, я думаю, это было вот достаточно, чтобы содержать себя, семью, ну и, конечно же, чтобы позволить себе какую-то роскошь, хотя бы раз в год, я думаю. Потому, что пятьдесят тысяч рублей – это достойная оплата заработная, и то есть, как бы, не стыдно озвучить, что у тебя такая оплата.

Тамара Шорникова: Арслан, ну…

Александр Денисов: Вот, в чем объяснение, видимо семьи большие, много детей и поэтому.

Игорь Николаев: Да, да, одно из объяснений.

Зрительница: Даже не то, что количество, семья там большая, или что-то. Просто цены, цены, даже элементарно лекарства, обслуживание, то есть, медицина все это платное, даже государственные учреждения какие бы они не были. Хоть как бы, я имею в виду, все платное, все учреждения. Медицина, образование. Куда ни пойдешь.

Тамара Шорникова: Понятно, Арслан, и извините, что теперь перебиваю Вас, но расскажите про способы, с помощью которых Вы на двадцать тысяч вот содержите свою большую семью, родителей? Вы берете кредиты? Вы ищете подработку? Вы экономите?

Зритель: Нет, честно говоря, вот по поводу способов, с кредитом сталкивался только пару раз, и то, честно об этом пожалел, с трудом вышел из этой ситуации. Способы такие, да, конечно это свое хозяйство определенное. Родители, то есть это, сельское хозяйство. Но опять, же налоги, опять, же цены, то есть если массово этим заниматься, то это очень тяжело тоже. Поэтому как-то вот, таким образом выживаем.

Тамара Шорникова: Понятно, спасибо Арслан за Ваш комментарий.

Игорь Николаев: Кстати, одно из объяснений, я тоже вынес, просто, уровень доходов, относительно других регионов, в Дагестане ниже и поэтому им и нужно больше, потому, что дороговизна жизни то везде. Вот этим, в том числе и объясняется то, что действительно люди называют большую цифру, которая им нужна для большего счастья, скажем так.

Александр Денисов: Ну а рецепт выкрутится очевидный, тоже вот пожилые родители, которые откладывают и огород. Ну как Арслан объяснил.

Тамара Шорникова: Ну и еще для некоторых это такой займ в микрофинансовых организациях становится выгодным, ну, в силу обстоятельств, скажем так. Давайте немного поговорим о цифрах. Вот национальное бюро кредитных историй обобщило данные, которые получило от трех тысяч микрофинансовых организаций. По их данным, вот сумма займа до зарплаты, она снизилась. Они сравнили параметры за второй квартал 2018-го года с таким же периодом в прошлом году. Получилось, что стали чуть меньше занимать, брать вот именно в МФО. Раньше брали двенадцать тысяч, сейчас девять с половиной. Вот если об этом говорить. Стало еще меньше денег, чтобы обслуживать вот такие займы? Стали лучше экономить? Или стали чаще пользоваться банковскими продуктами, кредитными картами, кредитами? Как Вы думаете, в чем здесь загвоздка?

Игорь Николаев: Ну, то, что у нас потребительское кредитование растет это факт. Это Центробанк признает. А я бы еще таким образом объяснил, ну просто боятся брать больше. Потому, что ситуация не улучшается, поэтому это уже риск влезть в эту финансовую кабалу, поэтому и стараются просто брать меньше.

Тамара Шорникова: Ну, вот, кстати, по ситуации, в какую кабалу это действительно загоняет. У четверти заемщиков размер займа до зарплаты превышает их ежемесячный доход. У трети превышает половину ежемесячного дохода. И большинство пока платит, но 3% уже говорит о том, что не знают, как отдавать долги. Как Вы думаете, это может как-то повлиять, неплатежеспособность населения, которое занимает сейчас, может как то повлиять на экономическую ситуацию в будущем? Или пока цифры не столь критичны?

Игорь Николаев: В экономике зачастую важна тенденция. Гораздо более важна, или важнее, чем абсолютные цифры, там, сколько не хватает.

Тамара Шорникова: То есть, то, что происходит в долгосрочной перспективе?

Игорь Николаев: То, что происходит, к чему мы можем, в конце концов, придти. Сейчас тенденция такая неблагоприятная. Она достаточно очевидна. А к чему это может привести и приводит?

Тамара Шорникова: А в чем она выражается эта тенденция неблагоприятная?

Игорь Николаев: А то, что людям все больше не хватает, если все большее число людей говорит, что оно вообще и не рассчитывает уже расплатиться, это снижает потребительский спрос. Они меньше покупают естественно. Они не могут себе позволить что-то купить, то, что раньше покупали. Снижение потребительского спроса в экономике самым негативным образом отражается на производстве. Ну, если нету, экономика, это спрос и предложение. Если нету спроса, если он падает, то какой же стимул для производителя что-то делать, если это все равно не покупается? Получается замкнутый круг. Экономика начинает пикировать вниз, а это еще больше снижает доходы людей. А они и так снижаются, ну, в общем, как я и сказал, замкнутый круг. Такой круг экономического кризиса.

Тамара Шорникова: У нас есть видеоматериал, предлагаю посмотреть его. Наши корреспонденты в разных городах спрашивали, сколько Вам не хватает до зарплаты, и на что конкретно не хватает. Давайте узнаем ответы.

«СЮЖЕТ»

Александр Денисов: Не кажется Вам, что минимальные потребности у нас выросли? Все-таки большинство говорит об удобном новом автомобиле. Купил, значит, нужно заправить. Что у нас выросли запросы за эти годы. Это нормально.

Игорь Николаев: Это нормально. Но так и должно быть. Можно, конечно, вкладывать негативный смысл, вот, общество потребления, и так далее. Ну, слушайте, ну это простые человеческие радости. И да, нормально питаться, действительно съездить куда-то. Чтобы культурную программу ты мог обеспечить себе и семье. Так что запросы стали больше, но это нормально, так и должно быть. Это не то, что, извините, вы сами виноваты, вы, что-то много вы захотели! Нет, вот, мы, люди у нас не многое захотели. Они захотели наоборот, и многие хотят по минимуму. Но чтобы жизнь была человеческой. Так что, немного хотят наши люди.

Александр Денисов: А вот многие, кстати, рассуждают здраво, там кто-то, пара была. Молодой человек говорит, нужно отказываться, а девушка поправляет – нужно откладывать. То есть люди стали разумнее подходить. Они понимают, что им нужно и на это как раз и копят.

Тамара Шорникова: Много ли у нас сегодня разбирающихся в том, как построить семейный бюджет?

Игорь Николаев: Да, да.

Тамара Шорникова: или вот экономическая неграмотность в чем-то тоже влияет на уровень дохода?

Александр Денисов: То есть, выкручиваться не с помощью там похода за микрозаймом, а вот именно все-таки планировать бюджет.

Игорь Николаев: Но, безусловно, с точки зрения финансовой грамотности, нам есть куда совершенствоваться. Есть, кстати, соответствующие государственные программы, со стороны Минфина и так далее. Но как то так программы программами идут, а вот жизнь показывает, что… Конечно, не все рационально строят. И не все могут свои бюджеты, свою деятельность экономическую, финансовую, не все, допустим, готовы экономить, когда казалось бы, а что, еще все хорошо. Ну, действительно, какой там кризис? Еще же все нормально. А когда сталкиваются с кризисом, начинают жалеть, да что же я, там, несколько месяцев назад купил вот это, которое мне совершенно не нужно! Или не уговорил супругу, что она не покупала пятую шуба, а теперь будем экономить! Так что есть у нас чему учиться. И это действительно проблема для достаточного количества людей. Не очень они еще разбираются в этой рыночной экономике, которой уже казалось бы, столько десятилетий.

Александр Денисов: А должны были научиться уже?

Тамара Шорникова: Давайте узнаем о реальном лайфхаке, что называется, живых людей. У нас Татьяна, Удмуртия на связи. Татьяна, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте!

Тамара Шорникова: Расскажите, да, сколько Вы получаете, сколько Вам не хватает, или возможно хватает на все?

Зрительница: Я тоже хочу сказать, что я проработала в детском саду 39 лет. У меня пенсия всего одиннадцать триста. В данный момент я может быть, еще немножечко поработала, но получилось так, что дочь сейчас у нас, мой внук пошел в школу, мне приходится его встречать, провожать. Вот такая обстановка. Мы живем с дочерью, дочь работает. Я бы еще поработала, но в данный момент я не могу работать. Вот. И живем мы совсем на маленькие деньги. Получается, что нам за коммунальные услуги отдаем почти половину нашего бюджета всего. Это очень обидно. И даже то, что вот столько лет проработала, у меня такая маленькая пенсия меня тоже это очень волнует.

Александр Денисов: А семейный бюджет вот вместе с пенсией, вместе с зарплатой дочери какой у вас выхолит в месяц?

Зрительница: Ну, я могу сказать, что тридцать получается, да.

Александр Денисов: Из них Вы за коммунальные услуги сколько отдаете?

Зрительница: Ну, пусть даже шесть мы отдаем, семь. Семь, иногда чуть побольше выходит.

Александр Денисов: Вам не хватает в месяц этих денег?

Зрительница: Ну, конечно, не хватает, конечно, нет. Во-первых, ребенка мы собирали в школу. Это огромные деньги.

Тамара Шорникова: Чтобы собрать ребенка в школу, действительно огромные деньги, мы обсуждали в эфире это. Там десять выходит. Вы как-то копили средства, брали кредит, чтобы собрать его в школу?

Зрительница: Нет, мы не брали кредит, мы копили, заранее понемножечку откладывали. Так получилось, что все-таки мы собрали ребенка.

Александр Денисов: А от чего отказываться приходится Вам? Вот может быть, Вы хотели бы…

Зрительница: Отказываться приходится от всего. Когда говорят, даже сейчас я слышала о шубах, шуба это вообще как бы думать о них даже не надо, о шубах. Так, это самое, если я не знаю, даже, мы отказываемся от всего можно сказать.

Тамара Шорникова: Хорошо, да, понятно.

Зрительница: Конечно, хочется лучшего, не сказать, что мы никогда не сидели дома, мы никогда не позволяли себе. Мы всегда работали. Работали. Муж, муж чернобылец, он у меня умер. Конечно, вот это еще нам подмога у нас есть, чуть-чуть вот я получаю за него. Это чуть-чуть – это еще семь тысяч плюс. Ну вот. Может эти деньги нам помогают, что мы не идем на кредиты и откладывать стараемся понемножку.

Тамара Шорникова: Да, Татьяна спасибо за Ваш комментарий. Давайте сразу второй звонок примем. Людмила из Мордовии нам дозвонилась.

Зрительница: Да, да, здравствуйте!

Тамара Шорникова: Слушаем Вас, Людмила! Расскажите, как в Вашем регионе дела обстоят?

Зрительница: Как в нашем регионе? Ну, я работаю бухгалтером. Мне 39 лет, получаю шестнадцать тысяч, зарплата у нас снизилась. Муж работает на заводе, зарплата семнадцать тысяч. Зарплата тоже снизилась. Двое детей. Как Вы думаете, как мы можем жить? Экономим на всем.

Тамара Шорникова: А снизилась, как, чем объяснили?

Зрительница: Да ничем не объяснили. Снижают, зарплату снижают, хотя реально рапортуют о том, что зарплаты растут.

Тамара Шорникова: У Вас жилье свое, арендованное?

Зрительница: Да, мы покупали свое жилье. Но для того, чтобы выплатить кредит мужу приходилось ездить в Москву работать.

Александр Денисов: Но расплатились?

Зрительница: Да, расплатились.

Александр Денисов: Как сейчас выкручиваетесь? Родители помогают, может у Вас там, в деревне кто-то живет?

Зрительница: Родители пенсионеры, пенсия минимальная, что могут они помочь?

Тамара Шорникова: Понятно, хорошо. Спасибо Вам за Ваш звонок. Вот буквально ее пару смс, такие рацпредложения от наших телезрителей. Иркутская область – «Может, нужно переселить население из Сибири в центр России, а на территории», ну, Сибири имеется в виду, «только работать вахтовым методом? Северяне не живут, а выживают». И при этом тут же смс как раз из центральной части, Липецкая область – «Живу на селе, мне нужно двадцать тысяч в месяц. Двое детей. Все продукты свои, нужно только на одежду, но, увы, работы нет». То есть, нет даже для местных. Очень часто у нас говорят о трудовой миграции, о развитии конкретных регионов, о программах для этих регионов, как особых территорий развития и так далее. Сейчас вот, в рамках нашей страны это такой эффективный метод? Или все-таки нужно искать в какой-то ругой области?

Игорь Николаев: Нет, надо работать и по этому направлению. Безусловно. Проблемы нашей страны действительно во многом, вот есть там, Москва, Санкт-Петербург. Москва это вообще, как пылесос, такой людской и финансовый. И поэтому да, другой уровень доходов.

Тамара Шорникова: И, причем, абсолютно не Эльдорадо, потому, что те же москвичи говорят, что им также не хватает до зарплаты. Потому, что они тратятся на жилье, на транспорт, и так далее.

Игорь Николаев: Да, дороговизна жизни тут другая совершенно. Есть проблема? Есть. Безусловно. Но это только одно из направлений, по которому тоже надо работать, чтобы решить эту проблему. Кстати, вот этот разговор, смс-ка, то, что Вы читали, заставляет меня сказать еще об одной проблеме. Вот Александр сейчас скажет, что это ну, как скептически выразился в отношении производительности труда. Надо смотреть на фундамент, я все время к этому призываю. Вот если посмотреть на структуру доходов нашего населения, то она из четырех основных частей. Зарплаты, социальные выплаты, доходы от предпринимательской деятельности, и доходы от собственности. Так вот, все последние годы у нас росла доля доходов социального характера. И в прошлом году она достигла рекордного уровня, около 20%. Даже в советские времена такого не было. Что это означает? Это значит, что люди становились все более зависимыми от государства. Сколько ему пенсию положат, какие выплаты будут. А доходы от предпринимательской деятельности, от собственности они сокращались. Ну, так слушайте, ну создайте условия для малого бизнеса, да? От предпринимательской деятельности. Люди в большей степени сами себя будут обеспечивать. Если государство не может достойную зарплату бюджетникам дать, если пенсии уровень такой, ну почему сокращается доход от предпринимательской деятельности, от собственности? Потому, что это выпало из поля зрения государства. Это фундаментальная проблема. Эти структурные двиги шли десятилетия. В конце концов, в том числе и поэтому такая вот проблема у нас с уровнем жизни. Условно говоря, ну, извините за хрестоматийный такой пример, да, моно рыбу раздать, а можно удочки дать людям и они тогда сами себя прокормят. Так вот удочек мы давали все меньше, а рыбу раздайте, но тоже не хватает, оказывается, у государства этой самой рыбы.

Тамара Шорникова: Но вот пока люди с удочками звонят к нам в эфир, и рассказывают о том, что так тяжело не было даже в 90-е. Поэтому приходится закрывать свои предприятия, вот ну, собственники, малые, средние предприятия.

Игорь Николаев: Ну вот, это то, что я… Да, поэтому доходы от предпринимательской деятельности в их суммарных доходах, они сокращаются, к сожалению

Александр Денисов: Может быть, они их в тень выводят просто? И все.

Игорь Николаев: Нет. Кто-то выводит, а кто-то просто вынужден действительно прекратить эту деятельность.

Александр Денисов: Еще один звонок давайте примем. Марина к нам дозвонилась.

Зрительница: Здравствуйте!

Тамара Шорникова: Да, слушаем Вас! Ваш регион подскажите, оттуда Вы нам звоните, Ваш город?

Зрительница: Да, наш регион - Приморский край.

Тамара Шорникова: Приморский край, так.

Зрительница: В приморском крае жизнь тяжелая. Если говорить о том, как люди живут, скажем 30% людей живут очень бедно. Рассказываю о своей ситуации. Люди выживают за счет свои огородов, кстати, когда, какой-то статистический опрос проводится, они говорят о своих зарплатах, не учитывая того, что они, или наоборот, учитывая то, что они еще кормятся с огородов. Потому они называют маленькие цифры, им как бы хватает. У меня такой возможности нет. Мы с сыном живем вдвоем, то есть, за тот период, пока он обучался в учебном заведении, мне приходилось тратить на его обучение, и я работала. Потом я вышла на пенсию, в настоящее время он работает, ситуация такая, то есть, наш доход формируется из моей пенсии и его заработной платы. Так как я живу в поселке, он – в городе, то студенты, закончившие учебные заведения они вынуждены снимать жилье, и платить за него большие деньги. То есть, ему денег на прожитье не хватает. И мне нужно помогать еще сыну, хотя моей пенсии не хватает на мое проживание. Что мы делаем? Мы берем кредит. Когда мы берем кредит, какой-то период мы расплачиваемся с долгами, но потом приходится из нашего бюджета еще отдавать за кредит и петля затягивается. В конце концов, мы перестаем платить за ЖКХ. И эта ситуация, в общем, идет по кругу. Это все хуже и хуже, и ждем, наконец, когда же жизнь улучшится, но этого нет.

Александр Денисов: И сколько Вы задолжали по кредитам?

Зрительница: Если брать все долги, которые у меня на сегодняшний день существуют, это где-то двести пятьдесят тысяч рублей.

Тамара Шорникова: Ого! Серьезная сумма.

Зрительница: Это кредиты, знакомые, ну и так далее. Потому, что учеба продолжалась несколько лет, за это время все это было хуже, хуже. Ну, на сегодняшний день мы пытаемся, конечно, все это решить, но пока возможности так и не появилось.

Александр Денисов: Но надеетесь, что сын закончит ВУЗ пойдет работать, все-таки.

Зрительница: Нет, он закончил.

Александр Денисов: Закончил?

Зрительница: Вот я говорю о том, что он закончил ВУЗ, пошел работать, но так как он работает в городе, ему приходится снимать жилье. Жилье стоит дорого. И поэтому, большую часть он отдает за жилье и чтобы прожить дальше, я должна еще ему помогать, понимаете? А в принципе, помощи ждать неоткуда. Опять же о работе. Я б с удовольствием работала, опять же говорят. Что пенсионерам можно где-то устроиться. Я подала свое резюме во все организации, какие только можно. Нет работы для пенсионеров. То есть. Работа есть, но пенсионеров не берут. И опять же об обучении, вот слушаешь, что предлагают сейчас вот обучать пенсионеров. Я имею высшее образование и все, что предлагают обучение, я умею. Но меня не берут.

Александр Денисов: А кто Вы по профессии?

Зрительница: Я инженер.

Александр Денисов: Скажите, и в месяц, сколько Вы должны платить по кредитам Вашим? Необходимый платеж?

Зрительница: В месяц по кредитам мы должны платить шесть тысяч.

Александр Денисов: Шесть тысяч. А доход, какой у Вас, вместе с сыном, вместе?

Зрительница: Доход вместе с сыном получается, так, тридцать семь тысяч.

Александр Денисов: Тридцать семь, и сколько он за квартиру отдает?

Зрительница: За квартиру он отдает пятнадцать тысяч.

Александр Денисов: Ну, остается совсем немного.

Тамара Шорникова: Да, спасибо Марина.

Зрительница: Да и плюс минус кредиты, и за ЖКХ, остается практически ничего.

Александр Денисов: Спасибо.

Тамара Шорникова: Ну, вот вопрос тоже, от Марины в том числе. Ждем все, когда станет лучше. Но пока лучше не становится. Мы говорили, ну, абсолютно такие очевидные вещи, что экономика и наши доходы зависят от устойчивого развития экономики. Вот кратко, Ваша оценка нынешнего состояния экономики в России, и вот прогноз на 3-5 лет, ждать нам устойчивого развития? Или нет?

Игорь Николаев: Тамара, у нас итак такая безнадега тут, особенно после последнего разговора.

Тамара Шорникова: Так может быть, как раз Вы нас обнадежите прогнозами?

Игорь Николаев: Вот мне очень бы хотелось обнадежить Вас! Как я уже сказал, особенно вот последнего нашего разговора с Приморским краем. Но, к сожалению, я Вас не буду обманывать. Ничего хорошего в ближайшее время в экономике, на мой взгляд, не будет. Поэтому, еще какое-то время, я надеюсь, не столь продолжительное, но ситуация не будет улучшаться. К большому моему сожалению.

Александр Денисов: Такой у нас невеселый итог обсуждения.

Тамара Шорникова: Но, к нашим надеждам, возможно, все-таки обратят внимание на бизнес и на другие сферы которые помогут нам все-таки жить лучше. Мы обсуждали доходы наши и ваши.

Александр Денисов: Сколько Вам не хватает вместе с нашим гостем, Игорем Алексеевичем Николаевым, директором института стратегического анализа аудиторской компании ФБК.

Тамара Шорникова: У нас тут еще не все, не уходите от нас.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Реальные цифры: сколько россиянам не хватает до зарплаты?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты