• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Игорь Николайчук: Горизонт войны в общественном сознании приблизился. Это результат того, что СМИ стали стратегическим оружием

Игорь Николайчук: Горизонт войны в общественном сознании приблизился. Это результат того, что СМИ стали стратегическим оружием

Гости
Игорь Николайчук
эксперт в области международной безопасности Центра специальных медиаметрических исследований

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Внимание приковано к международным событиям последних дней. Мы полчаса будем говорить о том, что происходит сейчас в Соединенных Штатах Америки, в Сирии и, естественно, в России. Президент США Дональд Трамп пока не принял окончательного решения о действиях в Сирии и продолжает рассматривать несколько вариантов ответа на возможную химатаку в Сирии. По крайней мере, последние новости такие.

Юрий Коваленко: Но ранее президент США заявил о предстоящем ракетном ударе по Сирии. "Россия обещает сбить любую ракету, которая полетит в Сирию. Готовься, Россия, к тому, что ракеты будут запущены – блестящие, новые и умные", - это цитата американского президента.

"Тебе не стоило дружить с животным, которое убивает людей с помощью химоружия и наслаждается этим", - именно это написал Трамп в своем Твиттере.

Ольга Арсланова: Имея в виду Россию и Асада соответственно. В другом своем твите Трамп заявил, что сейчас отношения с Россией хуже, чем во времена Холодной войны и предложил остановить гонку вооружений. В ответ в российском МИДе отметили, что удары США должны быть направлены на террористов Сирии, а не на правительство страны, которое осуществляет борьбу с терроризмом.

Юрий Коваленко: И разбираться, я думаю, будем во всех этих международных тонкостях с экспертом. У нас в гостях Игорь Александрович Николайчук, эксперт в области международной безопасности Центраспециальных медиаметрических исследований.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Игорь Николайчук: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Мы видим, сейчас, наверное, один из самых неприятных сценариев под названием "Крайне противоречивые сигналы". Лихорадит всех, потому что непонятно, чего от Трампа можно ожидать.

Игорь Николайчук: Я с вами согласен. Создается такое впечатление. Но мне кажется, что как раз от Трампа понятно, что можно ожидать. Более того, научное российское сообщество с этим разобралось.

Ольга Арсланова: Что угодно.

Игорь Николайчук: Недавно как раз была конференция на эту тему. Произошло то, что мы называем "медиатизация политики". И мы с вами, сидя здесь, выполняем примерно такую же роль, как офицеры на дежурстве в шахтах стратегических ракет, потому что пропаганда стала стратегическим оружием.

Если посмотреть последний документ Трампа, который он подготовил, стратегию национальной безопасности, военную доктрину, ядерную доктрину и просто, они оформлены и написаны в виде фактически (это не преувеличение) таких хорошо изданных детских сказок, понимаете? Замечательный дизайн там… И, в общем-то, все эти стратегические документы превращаются в некий стратегический пиар. И то, что мы видим, чем занимается Дональд Фред Трамп – это как раз стратегический самопиар, который делается очень незатейливым образом. Он пишет в Твиттере такие вещи как бы для всех американцев. "Смотрите, вот медиатизация политики происходит, я работаю прямо на ваших глазах как раек, где идут картинки". Правда, картинки страшные – удар ракеты или еще чего-тсовсем

Ольга Арсланова: Причем, стратегия – очень сильно напугать. "А я не сказал, когда это все произойдет, и произойдет ли вовсе".

Игорь Николайчук: Да. Чтобы закончить эту мысль, я хотел сказать одну простую вещь – что Твиттер читает у него, по-моему, 37 000 подписчиков всего. Там не так уж и много. Но моментально СМИ это раздувает. Средства массовой информации.

Ольга Арсланова: Неужели всего 37 000?

Игорь Николайчук: Я не буду брать. Это можно посмотреть сейчас…

Ольга Арсланова: Перепроверю.

Игорь Николайчук: Ради бога. Пусть даже 37 000 000. Не в этом дело. Все равно эти все его надписи в Твиттере, достаточно примитивные с политической точки зрения, тут же разносятся СМИ, становятся достоянием всего мира, появляются комментарии, чем и мы с вами сейчас занимаемся.

Юрий Коваленко: Это какое-то неуважение к государствам, которые находятся рядом. Потому что он написал в Твиттере, а отвечает сотрудник нашего МИДа.

Игорь Николайчук: Действительно. И он вынужден искать какие-то слова. И наш МИД сказал совершенно правильно. Обратите внимание, с полным пониманием ситуации. Медиатизация политики. А это медиатизация политики, работа на публику, работа на собравшуюся толпу, грубо говоря, перед этим кукольным политическим театром, она не предполагает никакой ответственности.

Юрий Коваленко: То есть у меня телефон ребенок забрал, игрался…

Игорь Николайчук: Да. Можно привести даже такое сравнение. Твиттер и вообще социальная сеть – это тот забор, на котором каждый может написать все, что угодно. Поэтому Трамп… Я не хочу его ни в чем обвинить. Он пишет на этом заборе: "Асад дурак", "Путин, я тебя побью". Это производит впечатление не на политиков и не на специалистов, а на толпу.

Ольга Арсланова: Игорь Александрович, тем не менее, год назад была атака, были "Томагавки" и была обстреляна авиабаза "Шайрат" в Хомсе. И мы понимаем, что в этом году в принципе ситуация в чем-то даже серьезнее. Поэтому угрозы могут быть реализованы. Нужно тоже об этом помнитЭтот

Игорь Николайчук: Это надо разделять как бы форму и содержание. Разумеется. Я согласен с тем, что ситуация гораздо серьезнее, чем в прошлом году. И время прошло определенное. Давайте уж говорить откровенно. Сейчас в Сирии все так запуталось, что очень трудно, скажем, простому человеку, сидящему перед телевизором или копающемуся в интернете, совершающему серфинг по интернету, понять, что там происходит.

На самом деле, действительно, я думаю, что министр иностранных дел и в первую очередь, конечно, наш Сергей Лавров заслуживает огромного уважения только за то, что они как-то продолжают правильно рулить в этом процессе. Потому что сейчас ситуация в Сирии перешла на новый этап. Как бы с ИГИЛ покончено. И встает вопрос. По крайней мере, формально. На самом деле там есть еще зоны, где они контролируют, в том числе и какие-то финансовые, людские ресурсы. То есть гадине, конечно, много голов отрубили, но она еще жива.

Но, с другой стороны, встает вопрос: а что будет в Сирии после вот этой победы над ИГИЛ? И вот здесь приходится признать, что цели у всех участников борьбы на Ближнем Востоке и спонсоров этой борьбы совершенно разные.

Ольга Арсланова: То есть и внутри очень много противоречий…

Игорь Николайчук: Конечно. Если посмотреть на карту, кто кого там контролирует и прочее, то окажется, что это какой-то совершенно дикий, непонятный и никогда, по-моему, в истории политики не встречающийся даже не слоеный пирог, а какой-то хаос. Вот лучше всего сказать – хаос. Стив Манн изобрел эту теорию хаоса в политике. Тиллерсон был сейчас его начальник. Он работает как раз в "ExxonMobil". Вот что-то такое работает, вот этот хаос.

Начнем с того, что давайте просто перечислим тех, кто там участвует. Возьмем для нас самое близкое – астанинскую тройку, да? Россия, Турция, Иран. Страшно интересная ситуация. Почему три эти страны регулируют сирийский процесс? Потому что каждый имеет свои интересы в Сирии. Естественно, Турция хочет создать такую ситуацию в Сирии, чтобы не подвергаться опасности территориального распада из-за курдского сепаратизма. Поэтому она и ввела войска в Африн.

Ольга Арсланова: И вообще для Турции чем меньше курдов, тем…

Игорь Николайчук: Да. А курдов там больше, чем турок.

Ольга Арсланова: А вот у Соединенных Штатов Америки другое отношение.

Игорь Николайчук: Совершенно другое. Соединенные Штаты Америки вложились еще в 2011 году в то, что можно назвать привлечением на свою сторону в качестве стратегического союзника радикальный ислам. Это все, конечно, мутировало, как-то видоизменялось. Но вот эти суфиты, которые борются против алавитов и шиитов, которые представляют Иран. В Сирии это антиасадовские войска, которые… И Америка будет защищать, обещая нанести удары по правительственным войскам Асада. Законного правительства. Но целью было в 2011 году у американцев убрать этого Асада, хаотизировать Сирию по образцу Ливии. И они очень были близки к этому. Уже собираются вводить бесполетные зоны, как в Ливии. И где-то в последний момент Россия (это, по-моему, было даже личное решение нашего президента) сказала: "Нет, второй Ливии не будет, от хаоса Сирию может спасти только законное правительство, давайте введем это все в какое-то конституционное русло. Это выборы, новая конституция. Делайте, что хотите, только не надо ливийского сценария, когда все превратится в хаос. Это слишком близко к нашим границам, слишком задевает наши геополитические интересы, в первую очередь на Кавказе. Давайте все-таки решим это дело каким-то другим способом".

Ольга Арсланова: Но насколько возможно в Сирии провести такие выборы без давления с той или иной стороны? Насколько они действительно могут быть валидными, настоящими, результаты которых приняло бы и международное сообщество?

Игорь Николайчук: Я пессимист в этих вопросах. Но дипломаты, апеллирую к Женевскому процессу и к Астанинскому процессу, и к другим процессам, и, в общем-то, даже в двухсторонних отношениях с США, несмотря на все эти законы, все понимают, что в Сирии надо что-то урегулировать, потому что бесконечно там это длиться не может.

Сейчас, безусловно, вопрос Асада. Вот это ключевая фигура, из-за которого ломаются копья. На самом деле Трамп сломал (в чем прелесть Трампа) эту парадигму ("Сирия без Асада" и "выборы без предварительных условий, без Асада")… Он, кстати говорил, что "все успокоится – я не буду претендовать на президентство. Выбирайте, кого хотите. Но как только что-то будет сейчас без Асада – моментально этот клубок раздерет страну таким образом, что никому мало не покажется. Страна так накачана оружием. Насколько уже непримиримы интересы. Ну что у курдов общего с суннитами? Что там? Они за свою автономию. А алавиты во главе с тем же Асадом? Они дадут некий простор политическому творчеству – их всех до одного вырежут, как это было с тем же Муаммаром Каддафи. Мало никому не покажется.

Но здесь появился такой новый аспектик. Асад вообще-то категорически против всех тех игр, которые затевала Кондолиза Райс, а потом Хиллари Клинтон (это же их дестабилизация Ближнего Востока, привлечение ислама на свою сторону)… Далекой целью был, конечно, Китай с его мусульманским Синьцзян-Уйгурским автономным округом. Он категорически против этих игр. И, более того, если вы помните, был такой ныне забытый генерал Флинн, которому придумали обвинение, с "RussiaToday" сказали, что он чуть ли не путинский шпион. Но он демонстративно вышел из состава высших офицеров, занимающихся Сирией при Обаме. Сказал, что из Сирии надо бежать, там ничего хорошего не будет. Поэтому нужно как-то так сделать, чтобы Америка не испытывала судьбу этой Сирии. Договаривайтесь, что хотите. Он не раскачивал лодку. Он как раз честный. Был тут же отставлен.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, у нас очень важный вопрос от зрителей. Люди интересуются: "Объясните, пожалуйста, зачем там Россия? Почему мы по-прежнему тратим на это деньги? Почему мы не можем выйти оттуда прямо сейчас?".

Игорь Николайчук: Я отчасти уже сказал. Но я специально заострю это внимание наших зрителей, потому что этот вопрос действительно имеет смысл. И главное – он является элементом давления на наши власти со стороны оппозиционных СМИ, особенно от оппозиционных блогеров. "Вот что мы там забыли?". "Путин, уходи", - понятно, что сначала из Сирии, а потом из России. Но это частности. Дело даже не в этом.

Давайте смотреть на тот вопрос, что все началось из-за ИГИЛ. Каковы были цели ИГИЛ, запрещенной у нас организации? Всемирный халифат. Установление мусульманской власти на всех территориях, на которых это все доступно. После установления халифата в Сирии, даже в Ираке, на других территориях при полной поддержке накачанной деньгами Саудовской Аравии и стран залива вообще, которые спонсируют этот проект мирового халифата… Они спонсируют, это действительно так. Сейчас не буду врать, не знаю, насколько активно. Но тогда они просто вкладывались по полной.

Следующая повестка дня – создание кавказского халифата. Там все было сделано тогда еще, когда это все начиналось. И, извините меня, как только организуется кавказский халифат как часть всемирного халифата, тут же рванет по Волге вверх. И Урал, и какие-то мусульманские регионы Приуралья, и Зауралья. Не говоря уже о Средней Азии.

Ольга Арсланова: Но сейчас основные силы уничтожены, правильно?

Игорь Николайчук: Сейчас основные силы уничтожены. Но мы спрашиваем: "Зачем мы там?". Потому что ситуация не стабилизирована. И если мы оттуда уйдем, то там опять возникнет стопроцентно, в гораздо большей степени какое-то движение, которое снова заявит о всемирном халифате.

Юрий Коваленко: И дело, наверное, не в том, что там очень много оружия осталось, а в том, что там все переплетено.

Игорь Николайчук: Оружие там всегда дадут. Еще раз говорю. Саудиты всегда дадут. Но давайте посмотрим правде в глаза. Мы об этом стараемся не говорить. Типичный пример. Дело Скрипалей, наверное, у всех на слуху. И, естественно, все, особенно сотрудники телевидения, СМИ и прочие, естественно, произносили (а, может быть, и не раз) в своих материалах, своих репортажах или под телесуфлер фамилию и имя Вила Мирзаянова, который комментировал, якобы был изобретатель этого "Новичка" и прочее. Это неслучайная фигура. Это просто ему дали высказаться, потому что сейчас его время пришло, а других просто нет, кто хочет говорить на эту тему.

Вил Солтан улы Мирзаянов живет в Принстоне (штат Нью-Джерси, США), является премьер-министром правительства Татарстана в изгнании, между прочим. Да, это все может вызывать у кого-то иронические улыбки, еще чего-то в этом роде. Но ведь в 2009 году, обратите внимание, сразу после того, как создалась уникальная ситуация по раскачиванию нашего Северного Кавказа после Грузинско-Осетинской войны. Тут же была проведена в Анкаре, которая тогда еще с нами не дружила, специальная конференция, на которой было объявлено об отделении Татарстана от России на чисто мусульманских основаниях. Я не думаю, что там она уже называлась "Исламская республика Татарстан". Но что-то такое там просматривалось.

Более того, Саакашвили развернул целую замечательно финансируемую телекомпанию "Кавказ", которая вещала на этот регион, раскачивая эту самую лодку. Между прочим, все подзабыли, я никого здесь не обвиняю, просто исторический факт: лицом этого канала была Ксения Анатольевна Собчак, которая вещала, призывая чеченцев к чему-то… Дело движется в этом направлении до сих пор. Буквально в январе этого года (могу ошибаться, но сравнительно недавно) наша с вами знаменитая контрагентсткая, скажем так, радиостанция, теперь это мультимедийный ресурс, "Свобода/Свободная Европа", организовала специальную редакцию, которая работает на Северный Кавказ, занимаясь разжиганием сепаратистских настроений.

Ольга Арсланова: Игорь Александрович, остается буквально 20 секунд. Можно ответить односложно: будет ли прямое столкновение в Сирии между США и Россией?

Игорь Николайчук: Я разделяю мнение тех, кто говорят "никогда не будет". Горизонт войны, какой-нибудь, в нашем общественном сознании как бы приблизился. Но это результат действий того, что СМИ превратились в стратегическое оружие, не более того.

Юрий Коваленко: Война значит будет дипломатическая.

Игорь Николайчук: Спасибо. Игорь Николайчук, эксперт в области международной безопасности Центра специальных медиаметрических исследований, у нас был в гостях. Спасибо большое.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты