Игорь Попов и Рамаз Чантурия. Как организовать свой бизнес по продаже чая и кофе

Гости
Рамаз   Чантурия
генеральный директор Ассоциации «Росчайкофе»
Игорь Попов
владелец магазина «Слон. НеобыЧАЙный магазин»

Анна Тарубарова: Здравствуйте! С вами рубрика «Дело на миллион». Меня зовут Анна Тарубарова. Сегодня будем выяснять, как заработать на чае и кофе. В этом нам с вами, уважаемые зрители, помогут эксперты: Рамаз Отариевич Чантурия, генеральный директор ассоциации «Росчайкофе».

Рамаз Чантурия: Здравствуйте.

Анна Тарубарова: И Игорь Попов, владелец магазина «Слон. Необычайный магазин». Здравствуйте.

Игорь Попов: Добрый день.

Анна Тарубарова: Для начала давайте посмотрим, как устроен тот бизнес, который открыл Игорь.

СЮЖЕТ

Анна Тарубарова: И немного статистики. Россия по-прежнему остается чайной страной. По данным исследования компании NeoAnalytics, чай пьют 93% жителей. Покупают в основном черный байховых пакетированный. Что касается кофе, то это больше напиток мегаполисов. 800 граммов на человека – такой ежегодный объем потребления кофе в нашей стране. Для сравнения, в Финляндии этот показатель – 11 килограммов.

А что предпочитаете вы? – с таким вопросом сегодня мы хотим обратиться к вам, уважаемые зрители. Пишите, звоните нам в прямой эфир. Рассказывайте, какой сорт чая или кофе вам по вкусу и по карману. Также нам интересно, где вы покупаете чай и кофе: в супермаркетах, в специализированных магазинах или, может быть, заказываете через интернет из-за границы?

Рамаз, первый вопрос вам. Например, я живу в Ростовской области, у меня нет такого друга, как у Игоря, который наладил поставки из Китая, из Африки, но я хочу продавать чай и кофе. Где мне брать сырье?

Рамаз Чантурия: Ну, сырье… Если вы находитесь в Ростовской области, то как минимум недалеко от вас есть Краснодарский край, который, в общем-то, сейчас является самым… ну, так обычно называют, самой северной зоной. Хотя, безусловно, уже есть плантации более северные – и в Англии, и в разных странах экспериментируют. Ну, скажем так, промышленные плантации, наверное, как бы в Краснодаре были действительно, с точки зрения мировой карты производства, были в самой северной точке. Сейчас сказать, что там промышленность чувствует себя прямо очень хорошо, конечно же, нельзя, но тем не менее там выращивается и производится какое-то количество чая, поэтому это один из источников, который вам поможет в Ростовской области.

Ну а если говорить глобально, конечно, более 99% чая поступает к нам из дальнего зарубежья – это прежде всего Индия, Шри-Ланка, Кения, Вьетнам, Китай, Индонезия, ряд еще африканских стран, которые, может быть, малоизвестные, Малави, Танзания, Уганда. То есть как бы разные.

Анна Тарубарова: Совсем далеко.

Рамаз Чантурия: Набор стран разный. Но к нам поступает, в принципе, в страну чай из почти всех, скажем так, крупных чаепроизводящих регионов мира, поэтому в любом случае человеку, который захочет заниматься, есть из чего выбрать. Единственная, конечно, будет проблема с логистикой. Если речь идет о магазинах, то там, конечно же, все не так просто, потому что поставки идут, как правило, не очень большие, а страны находятся далеко, везти тяжеловато, приходится как-то…

Анна Тарубарова: Ну, не на себе же везти. Наверное, есть специальные компании, куда можно обратиться. Или можно лететь на ту же Шри-Ланку, обращаться на фабрику, плантацию?

Рамаз Чантурия: Нет, логистика… В данном случае, конечно же, в основном везется чай морскими путями в контейнерах. Просто для магазина не очень большого контейнер чай – 20 тонн, 10 тонн, 15 тонн – это довольно большой объем. Думаю, что несколько лет придется продавать такой объем. Поэтому все зависит от формата бизнеса. То есть источников сырья довольно много, покупать его можно. Вопрос организации схем логистических – там будут какие-то нюансы. Для маленьких магазинов, безусловно, сложнее. Это с одной стороны,

А с другой стороны, там еще и вопрос, скажем так, свойств того сырья, которое вы сможете покупать. Потому что в больших масштабах, конечно же, в основном поставляется и как бы продается чай, который идет для более массового сектора, а для магазинов специализированных, где продается чай, скажем так, более элитный и с особыми свойствами… Я не скажу, что в магазинах, в супермаркетах нет элитного чая. Там тоже есть элитный чай, просто, может быть, с более явными, какими-то специфическими особенностями. Чай продается все-таки в специализированной торговле.

Соответственно, тут сложности всегда, я говорю, с доставкой такого сырья, с покупкой. Это надо все равно ездить, смотреть, выбирать в стране произрастания, чтобы тебя еще и не обманули, чтобы тебе прислали то, что ты выберешь.

Анна Тарубарова: Прямо на месте лучше убедиться, да?

Рамаз Чантурия: Довольно сложно, но тем не менее это интересно.

Анна Тарубарова: Вот у нас звонок от Юрия из Костромы, который никуда не ездит за чаем, а собирает его сам. Юрий, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Да?

Анна Тарубарова: Добрый день. Какой у вас вопрос?

Зритель: Ну, чай. Почему в России не заготавливают чай в промышленных масштабах? Иван-чай я имею в виду. У нас он повсеместно растет по всей России. Это очень полезный чай, очень вкусный.

Анна Тарубарова: Рамаз готов ответить?

Рамаз Чантурия: Ну, прежде всего надо разделить два понятия. Чай – все-таки это растение, которое производится из ботанического вида Caméllia sinénsis. А иван-чай – это все-таки Кипрей узколистный, и он носит название, в том числе второе название, его именуют чаем, в общем, как одна из трав, которая может быть заварена так же, как и чай. Это первый момент.

И второе. Конечно же, мы на самом деле в последние годы особенно активно наблюдаем рост спроса на иван-чай. И есть попытки сделать что-то с промышленным возделыванием этого продукта. И здесь я могу просто отметить, что, во-первых, это не так просто – первое.

Анна Тарубарова: Почему?

Рамаз Чантурия: Потому что, во-первых, это однолетнее растение. Культивировать пока никто не пробовал вот так, чтобы регулярно плантации.

Анна Тарубарова: Ну, это такое собирательство, как грибы, да?

Рамаз Чантурия: На самом деле это еще и ко всему прочему дикорос. Регулируется производство, скажем так, продукции на основе дикорастущего сырья несколько иначе, чем на основе культивированного сырья. Там есть нюансы, в том числе даже в сфере налогообложения. Плюс, действительно, мы оценивали объемы возможной заготовки иван-чая по стране – они просто колоссальные. Мы можем, в принципе, завалить весь мир, так сказать, этим напитком, имеющим, безусловно, определенные преимущества.

Но собирать это все очень сложно, потому что растет это на территориях, во-первых, удаленных, как правило, удаленных от городских каких-то центров. Перерабатывать его надо недалеко от места сбора, то есть надо строить фабрики. И представляете себе, что вы строите фабрику для того, чтобы один раз в июле, условно, собрать, переработать, а потом фабрика будет фактически законсервирована.

Анна Тарубарова: То есть пока перспектив нет?

Рамаз Чантурия: Ну, вы понимаете, территории, где иван-чая очень много – это в основном северные территории, где, в общем-то, и людей-то нет.

Анна Тарубарова: Вологодская область?

Рамаз Чантурия: Да, Вологодская область. Это, кстати, уникальный и единственный, наверное, скажем так, возможный… Конечно, есть и в Екатеринбурге довольно неплохие, скажем так, возможности. Но Вологодская область просто стала, может быть, в каком-то смысле… не скажу, что пионером, но стала акцентировать на этом более активное внимание, в том числе и населения. В Вологодской области очень много сельхозземель, которые, безусловно, можно задействовать в обороте этого продукта. О чем сейчас, собственно говоря, ведутся и разговоры в рамках наших взаимодействий с Министерством сельского хозяйства, и местные министерства и компании активно участвуют в этом процессе, работают над тем, чтобы в Вологодской области сделать это производство массовым, способным удовлетворять спрос практически по всей нашей стране. Так что нам даже вологодского иван-чая хватит надолго.

Анна Тарубарова: Главное – выкосить борщевик, который в больших объемах там тоже растет.

Игорь, когда мы у вас были в магазине, я обратила внимание, что иван-чай тоже у вас присутствует на полке.

Игорь Попов: Да, он у нас есть, и он не в одном виде представлен. То есть чистый иван-чай…

Анна Тарубарова: Где закупаете?

Игорь Попов: Все там же, то есть производство. Как сказать? Я беру сырье все именно в оптовой компании, с которой я сотрудничаю и работаю.

Анна Тарубарова: А оптовая компания из каких регионов берет?

Игорь Попов: Россия.

Анна Тарубарова: Север, вероятно?

Игорь Попов: Север, да.

Анна Тарубарова: А как вы решаете, что поставить на полку, какой чай «выстрелит», ну, кроме черного байхового пакетированного, который так популярен среди нашего населения?

Игорь Попов: Ну как? Мы смотрели вообще изначально, когда мы выставляли чай, мы смотрели по опту, что берут чаще. Потому что берут те же самые кофейни, ставят себе на полки, берут рестораны. И мы смотрели, что они берут чаще и ставят на полки. А потом уже дальше смотрели то, что идет, что не идет. То есть пытались ставить новые какие-то вещи, смотрели, предлагали людям.

Анна Тарубарова: А как возникают новые вещи? Вы сами пробуете?

Игорь Попов: Ну и сам пробую.

Анна Тарубарова: Какой-то реестр? Ну, как это происходит? Летите в Китай и во время церемонии пробуете?

Игорь Попов: Нет. Опять же мне повезло с тем, что я сотрудничаю с оптовой компанией и даже работаю в этой компании. Я рассказывал, что всю прибыль мы вкладываем в новые проекты, поэтому я там работаю. Я приезжаю на базу, где нам привозят новый чай из Китая, из Индии. Мы этот чай пробуем на месте и просто понимаем – вкусно это или невкусно, пойдет это или не пойдет.

Анна Тарубарова: Такие чайные сомелье?

Игорь Попов: Ну, это не то чтобы сомелье. То есть нельзя сказать… Не надо разбираться в чае, чтобы понять, нравится он или не нравится. Он должен быть либо вкусным, либо невкусным. Все.

Анна Тарубарова: Вот смотрите, кстати, сообщение из Читы от Ивана: «Увидел, что молодежь пьет матча-чай. Попробовал. Вяжет, как хурма, и на зубах скрипит. Откуда взялась эта мода? Он же невкусный». А вот мне он нравится.

Игорь Попов: Мода откуда взялась – я не знаю, не скажу. Но мода действительно сейчас взялась. Матча – он такой очень интересный чай. Он либо нравится, либо не нравится, чего-то среднего нет.

Анна Тарубарова: Рамаз, может, вы поясните, откуда вот эта мода на матча-чай? Буквально в последний год какой-то бум.

Рамаз Чантурия: Я думаю, что, возможно, это как-то связано вообще с поиском каких-то интересных, скажем так, форматов. А чай дает возможность благодаря разным технологиям, которые применяются в переработке листа, и в приготовлениях, дает возможность экспериментировать. Это первое. Думаю, что это, как обычно бывает, хорошо забытое старое. То есть периодически циклами возвращается какая-то мода.

Матча – в принципе, в Советском Союзе мало кто вообще слышал это имя. Это японская, в общем-то, известная японская, скажем так, тема, но в нашей стране она никогда особо популярной не была. Даже в 90-е годы, в общем-то, особенно народ не интересовался. Видимо, в какой-то момент времени возникла какая-то потребность чем-то выделиться. И если молодежь, как говорится, нашла вот эту форму… Может быть, у этого нет объяснения, как правило, у любого такого феномена. То есть задним числом придумать объяснение всегда можно, но почему это происходит, на самом деле никто не знает. Ну, как флешмоб.

Анна Тарубарова: Но тем не менее пишут, что он очень полезен. А сейчас у нас ЗОЖ.

Рамаз Чантурия: Любой чай, я вам открою секрет Полишинеля, полезен одинаково. Пейте его в любых видах. Он все равно как профилактическое средство абсолютно одинаково оказывает благотворное влияние на организм и отвлекает от всяких, скажем так, плохих вещей, которых в жизни и так много. Поэтому пейте в любом виде. Хотите – черный, хотите – зеленый. Очень часто говорят, что зеленый – он полезнее. Или еще какие-то технологические особенности. Часто это связано с тем, что, например, больше всего исследований по влиянию на здоровье проводилось на зеленом чае. Именно поэтому существует огромное количество литературы, которая, скажем так, транслирует эту информацию дальше.

Но в последние годы очень много появляется исследований и по черному чаю. И уверяю вас, он не уступает, а в некоторых вещах даже имеет преимущества перед зеленым. Та же самая матча – ну, возможно, опять же связано с тем, что экстрактивность довольно высокая за счет того, что это довольно мелкий, скажем так, такой помол.

Анна Тарубарова: Как порошок.

Рамаз Чантурия: Да, это порошок. За счет этого повышается экстрактивность – соответственно, чуть больше в настой попадает возможных полезных веществ, которые и так есть.

Анна Тарубарова: Антиоксидантов. Модное слово.

Рамаз Чантурия: И антиоксидантов, да.

Анна Тарубарова: У нас есть звонок от Елены из Краснодара. Наверное, она нам расскажет что-то про местный чай. Елена, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Анна Тарубарова: Добрый.

Зритель: Вы знаете, я бы хотела вам не про наш чай рассказать, а у меня вопрос к вашему гостю. У меня сын был на Шри-Ланке и привез нам оттуда чай цейлонский в холщовом мешке, там их знак стоит со львом. Вы знаете, чай, в общем-то, мы такого никогда и не пили. Просто обалденный! А потом довелось быть в Москве, и в специализированном магазине попался нам такой же чай, мы его купили. И вы знаете, это земля и небо, абсолютно не тот чай, что нам как бы с места доставили.

Анна Тарубарова: Я предположу, что он оказался хуже. Да?

Зритель: Намного хуже. Я даже не знаю, с чем его можно сравнить. Вот у меня вопрос: как вообще доставляются сюда эти чаи? Что, их тут разбавляют специально? Я даже не знаю.

Анна Тарубарова: Вопрос понятен. Поясните, пожалуйста.

Рамаз Чантурия: Я коротко поясню, чтобы развеять как минимум миф о том, что чай, который вы покупаете в России, и тот который вы покупаете в любой стране-производителе, чем-то отличается. Попытаюсь это – как сказать? – развеять следующим образом. Все зависит на самом деле от того потребительского свойства того сырья, которое покупается и кладется в пачку. И неважно, где это происходит. Вы это можете расфасовать на Цейлоне, расфасовать в России, в Европе, где угодно.

Срок? Очень часто говорят, что более старый чай продается в России, а почему-то вот там, на Цейлоне, может быть, более свежий. Это тоже миф, потому что на самом деле время доставки – хотите фасованного (вот в этом мешочке) чая, хотите нефасованного сырья – оно одинаковое. То есть тот месяц или два, время, которые вы потратите на доставку этого сырья, в данном случае в промышленных, торговых масштабах, оно одинаковое. Поэтому абсолютно неважно, где чай упакован или где он продается, на Цейлоне или… Цепочка приблизительно по времени одна и та же.

Анна Тарубарова: Может быть, это подделка попала?

Игорь Попов: Нет, это, скорее всего, не подделка. Просто если производитель по каким-то соображениям положил в эту упаковку на Цейлоне более хорошее качество, так скажем… Я не люблю слово «качество», потому что качество есть у всего, во-первых. А во-вторых, это такая вкусовщина, в общем-то: кому-то нравится, а кому-то не нравится. Поэтому, скорее всего, просто это разное сырье, которое лежало в данном случае в этой упаковке, которая была привезена из Шри-Ланки. Я уверен, что здесь, в России, можно найти точно такого же уровня по своим свойствам, просто не попадалось в данном случае нашему телезрителю такой аналогичный, скажем так, продукт. Мое объяснение довольно просто.

Анна Тарубарова: Просто не повезло?

Рамаз Чантурия: Не повезло.

Анна Тарубарова: Кстати, по теме вопрос от Натальи из Никольска (Пензенская область): «Дети угостили чаем Лапсанг Сушонг, это копченый чай. Мне он понравился, но в городе не купишь – одна пыль в пакетиках. Заказываю из пенсии через интернет, а хотелось бы прийти в магазинчик, пообщаться, чаю нового испробовать, но некуда».

Рамаз Чантурия: Я думаю, что есть.

Игорь Попов: У нас есть, конечно.

Анна Тарубарова: У вас есть, но вы далеки от Пензы.

Игорь Попов: Я думаю, что в Пензе есть свои какие-то магазинчики.

Анна Тарубарова: Нет. Человек жалуется на то, что не хватает магазинов. Есть ли у нас дефицит бутиков чайных?

Рамаз Чантурия: Ну, скажем так, на сегодняшний день количество магазинов соответствует, я бы так сказал, спросу, который возникает в этом сегменте. К сожалению, естественно, не все люди, например… Например, в Пензе есть человек-гурман, который хочет покупать очень вкусный, очень свежий и очень специализированный чай, тот же самый Лапсанг.

Но бизнес не видит возможности ради этого одного человека открыть магазин и на этом одном человеке зарабатывать. Если этот человек очень богатый, для него можно открыть специализированный магазин, и он будет оплачивать все расходы, которые возникают в связи с ведением этого бизнеса. Поэтому, к сожалению, не всем людям, не в каждом городе в шаговой доступности есть чайный магазин, потому что все-таки это не настолько на сегодняшний день…

Анна Тарубарова: Популярно и рентабельно?

Рамаз Чантурия: …скажем так, очень выигрышный бизнес. Это надо угадать с местом. Я думаю, что Игорь в своей практике видел и знает гораздо больше, чем я. Угадать.

Анна Тарубарова: Вот Игорь по этой теме поделился как раз со мной данными, во сколько обходится содержание ежемесячное магазина. Давайте посмотрим на графику. Аренда – 34 тысячи рублей. Электричество – 3 тысячи рублей. Интернет и телефон – 1 тысяча рублей. Зарплата сотрудникам – 90 тысяч рублей. Хозяйственные нужды – 3 тысячи рублей. Что в итоге остается вам? И как вы делите с партнером эту прибыль? У нас остается буквально минута.

Игорь Попов: Ну, прибыль с партнером, как я уже говорил, мы не делим, а мы вкладываем в следующие проекты, новые. Плюс то, что осталось… точнее, не то, что осталось, а плюс мы закупаем товар. Выставляют счет – мы его оплачиваем. И все то, что остается… Опять же все зависит от сезонности: есть «хорошие» месяцы, есть «плохие» месяцы. Летом «плохие» месяцы, а сейчас…

Анна Тарубарова: А сейчас все греются.

Игорь Попов: Да. Новый год, февраль, февральские праздники, мартовские праздники – это «хорошие» месяцы. То есть та прибыль, которая была указана – она средняя по году, если растянуть. Поэтому может быть и 20 тысяч. Ну, опять же мы вкладываем в следующие какие-то проекты.

Анна Тарубарова: Ну, успехов!

Игорь Попов: Не остается ничего.

Анна Тарубарова: Успехов вашим проектам!

Игорь Попов: Спасибо.

Анна Тарубарова: Давайте подведем итоги опроса. Практически половина на половину получилось. Чай у нас предпочитают 58% зрителей, а кофе – 42%. О том, как открыть магазин чая и кофе, сегодня нам рассказали Рамаз Чантурия, генеральный директор ассоциации «Росчайкофе», и Игорь Попов, владелец магазина «Слон. Необычайный магазин». Спасибо вам большое. До встречи в понедельник.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Дело на миллион»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты