Максим Стрельников и Игорь Скляр. Производство оборудования для кухни: материалы, цены, конкуренция

Гости
Игорь Скляр
председатель комитета ТПП РФ по поддержке и развитию малого и среднего бизнеса
Максим Стрельников
руководитель производственной компании «Вулкан»

Марина Калинина: Здравствуйте. Я Марина Калинина, это рубрика «Промышленная политика», в которой мы рассказываем о российских предприятиях, производящих замечательную продукцию несмотря на все проблемы, неполадки и вообще существующую ситуацию в нашей стране. Сегодня поговорим о компании «Вулкан», находится она в Рязани, производит она газовые и индукционные плиты, острова, электрические грили. Такое оборудование поступает в школы, детские сады, рестораны, кафе и другие пункты общественного питания.

У меня в гостях сегодня Максим Дмитриевич Стрельников, руководитель производственной компании «Вулкан», и Игорь Николаевич Скляр, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты России по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства. Здравствуйте.

Максим Стрельников: Добрый вечер.

Игорь Скляр: Добрый вечер.

Марина Калинина: Спасибо, что приехали.

Давайте посмотрим небольшой репортаж об этом предприятии, который сделал мой коллега Денис Демешин, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такой получился сюжет.

Максим, силами 30 человек вы производите, в общем, достаточно серьезную продукцию. Вообще как вы к этому пришли? Почему именно такой бизнес? Не торговля какая-нибудь, что полегче?

Максим Стрельников: На самом деле бизнес был разнообразный, то есть было несколько этапов, была проба в торговле, проба в услугах. Но все-таки инженерное образование, наверное, и тяга к железу дала о себе знать, и мы увидели на одном из этапов своей деятельности, что эта ниша свободна. То есть есть такая классная вещь, как «стратегии голубого океана», когда ты…

Марина Калинина: Это что такое?

Максим Стрельников: Это стратегии, при которых ты не играешь в ценовые войны, а ищешь тот продукт, который нужен рынку и которого пока нет на том рынке, на котором ты можешь присутствовать. Именно это побудило нас делать плиты газовые с закрытой поверхностью, те плиты, которые прекратили выпускать в советское время, в 1989 году. Мы на постсоветском пространстве первыми начали их выпускать и по программам меняли их в школах Рязани, Москвы, Санкт-Петербурга, тем самым заменяясь старое, отслужившее оборудование на современное, защищенное, производительное, экологичное, то есть на новую технику.

Марина Калинина: Ну а технологии-то какие? Те старые или?

Максим Стрельников: Нет, конечно, технологии ушли вперед. Мы не брали за основу те плиты, которые производились в советское время, у нас есть партнеры, немецкая компания «HEIDEBRENNER», некоторые технологии для определенных изделий мы брали у них, они охотно с нами делились. Некоторые технологии разрабатывались с нуля, то есть пробы, ошибки, эксперименты и результат.

Марина Калинина: То есть образование дало о себе знать инженерное, все-таки в принципе можно было самим разрабатывать и выпускать?

Максим Стрельников: Да, я считаю, что... Образование инженерное у большинства моих сотрудников не совсем, может быть, профильное, но высшая школа российская учит нас учиться и пробовать.

Марина Калинина: Скажите, сейчас в этой нише, вы сказали, что вы когда начинали, практически конкурентов у вас не было. Сейчас на нашем рынке что происходит в этой сфере?

Максим Стрельников: Ну конкурентов по-прежнему немного, то есть конкуренты в основном работают с холодильным, либо с нейтральным оборудованием. Мы работаем с тепловым оборудованием, то есть это газовый нагрев, это нагрев электрический, индукционный. Здесь достаточно большой объем знаний нужно иметь и опыта, чтобы войти на этот рынок, и мы успели его получить, когда ниша была свободна.

Марина Калинина: Игорь Николаевич, скажите, насколько сейчас таких компаний, которые вот так вот «выстреливают» и пытаются именно производить, не торговать, а производить, вот таких малых, средних предпринимателей, насколько это сейчас в тренде, насколько это сейчас популярно? Или мало кто так рискует? Это все-таки вложения и риск большой.

Игорь Скляр: Ну вы знаете как? Я хотел бы сказать, что, во-первых, компании Максима, я тоже являюсь соучредителем «КМК-завода», мы в принципе существуем, будем так говорить, с середины 2000-х гг.

Марина Калинина: Ну да, с 2007 года.

Игорь Скляр: Тренд, допустим, последних годов как раз и является, потому что опять же благодаря той налаживающейся системе господдержки на сегодняшний день государство в принципе все затачивает под то, чтобы поддерживать именно российское производство. Поэтому тренд, что сегодня производителей появляется все больше, поэтому конкуренция становится все жестче, будем говорить так, ниш становится все меньше.

Марина Калинина: Но конкуренция становится жестче внутри российского пространства, или мы все-таки с зарубежьем по-прежнему конкурируем?

Игорь Скляр: Не только внутри российского пространства, и за рубежом. Во-первых, нас там никто не ждет, все-таки приходится прорываться…

Марина Калинина: А нас когда-нибудь где-нибудь ждали?

Игорь Скляр: Да вы знаете, я думаю, что если так руку на сердце положить, немногие ждали, что и в России начнется производство, и большинство предпринимателей, таких как Максим, будут заниматься именно производством, а как раз-таки не торговлей, не продажей, не какой-то там винтовой, отверточной сборкой и так далее. И когда с серьезными изделиями приходишь на сертификацию в Евросоюз или в Штаты, например, то там иногда даже очень приятно удивлены в лабораториях по сертификации, что из России поступает настолько высокотехнологически подготовленное изделие. Поэтому приятно, что мы сегодня в студии на одной волне и в общем тренде того, что производство на сегодняшний день в России развивается.

Марина Калинина: По поводу конкуренции ценовой, цена-качество. Мы все равно сравниваем себя с китайцами. Мы с ними можем конкурировать сейчас?

Максим Стрельников: Мы не сравниваем себя с китайцами. На самом деле нужно было выбрать нишу…

Марина Калинина: Ну потому что все обычно пишут: «Ну китайское подделка, все китайское подделка».

Максим Стрельников: Мы выбрали нишу для себя, оборудование класса Heavy Duty, то есть то, которое работает 24 часа в сутки, должно работать. Поэтому мы конкурируем с европейскими брендами, с европейскими производителями и сейчас стали конкурировать с американскими производителями, потому что на самом деле они делают очень близкое нам по душу оборудование, сейчас для нас цель делать оборудование, аналогичное тому, которое везут к нам из Штатов для развития новых ниш, новых направлений.

Марина Калинина: А по ценам мы можем конкурировать с ними?

Максим Стрельников: Да, абсолютно.

Марина Калинина: То есть у нас не дороже получается?

Максим Стрельников: Если…

Марина Калинина: Просто почему-то иногда получается, что российское дороже, чем заранее, затраты.

Максим Стрельников: Это происходит тогда, когда мы лишь собираем, так как у нас… То есть у нас из 30 человек половина – это инженерный состав, то есть мы очень много заказываем, сами мы не производим имеется в виду элементов, заказываем на соседних предприятиях. У нас относительно общей численности достаточно большой штат конструкторов, мы разрабатываем с нуля, то есть мы разрабатываем как газогорелочные устройства, электронику, корпус. Таким образом, у нас идет глубокая переработка, тогда мы можем предложить хорошие цены. Конечно, если мы с вами купим все за границей, привезем и соберем, это будет не очень большая разница в цене.

Марина Калинина: А с фальсификатом вообще на этом рынке как-то есть проблема?

Максим Стрельников: На рынке именно…

Марина Калинина: Потому что это все-таки безопасность, это газовое оборудование, которое может и взорваться, и так далее.

Максим Стрельников: К сожалению, здесь есть проблемы. Проблемы в том, что, к сожалению, мы выдаем сертификаты для иностранного оборудования на базе европейских сертификатов, которые имеются у них, а нет гарантии, что они нам везут то, что ввозили туда на сертификацию.

Марина Калинина: А, вот так вот, да?

Максим Стрельников: Эти случаи есть, и здесь надо государственный контроль усиливать. То есть мы не против, чтобы на рынке были конкуренты с хорошим, качественным оборудованием из Европы и Азии, пожалуйста.

Марина Калинина: Чтобы на равных можно было.

Максим Стрельников: Да, но они должны тогда делать то, что будет работать, потому что мы не можем себе позволить делать некачественно, потому что в эти детские сады, в эти школы ходят наши же дети.

Марина Калинина: Еще одна проблема, с которой я столкнулась, когда готовилась к передаче по поводу малого и среднего предпринимательства, особенно это с производством связано, что есть процедура получения подтверждения производства. Что это вообще такое? Это какой-то ужас, я поняла, что это вообще сделать невозможно. Зачем это надо? Может быть, как-то упростить это?

Игорь Скляр: Понимаете, тут вопрос в чем? Вопрос двоякий. Как раз-таки и Максим говорит о том же самом, что, к примеру, из Китая привезли подошву, из Китая привезли, к примеру, верх обуви, здесь, допустим, в цеху где-то в Подмосковье просто приклеили подошву к верху обуви – это является российским производством как таковым или нет? Если рассматривать момент, связанный, допустим, с высокотехнологической продукцией, государство на сегодняшний день большинство сегментов рынка защищает, поэтому даже к вопросу о конкуренции, что выгоднее купить, к примеру, оборудование, завезенное из Европы, из Азии, неважно откуда, либо из России, произведенное в России, есть уже на сегодняшний день отдельное постановление правительства, которое регламентирует по мебельной промышленности, например, что если покупаешь, выходит на торги… У нас же дамокловый еще меч и ахиллесова пята – это 44-й и 223-й ФЗ, которые во главу угла ставят цену, то есть мы-то все можем с Максимом как производители говорить, что мы высокая переработка, мы можем, как говорится, и в цене соптимизировать, и так далее.

Марина Калинина: Полный цикл получается.

Игорь Скляр: А дальше нам ставят во главу угла: вы знаете, нам качество все-таки по боку, а вы нам все-таки дайте цену. И вот дальше начинается вопрос, как мне как производителю уложиться в минимальную цену, чтобы выиграть тот же самый аукцион, какой-то контракт и так далее что в общественном питании, что в обычном детском саду, что в школе, что в Министерстве здравоохранения, что в Министерстве обороны. И каждый производитель начинает лезть либо в качество, либо занижать где-то что-то по зарплате, какие-то вещи делать, то есть это называется ценовой оптимизацией как таковой. Но в то же время государство дает поддержку отечественному производителю и говорит: пожалуйста, как минимум 18% того же самого пресловутого НДС (теперь он 20%), российский товар по умолчанию, даже если на одной позиции находятся европейский и российский товаропроизводитель, признается превалирующим, потому что он получил подтверждение, что он действительно российский производитель. Да, не совсем все гладко с получением всех этих подтверждающих сертификатов российского производителя…

Марина Калинина: Как часто нужно их получать, Максим?

Максим Стрельников: Ну вот мы такой сертификат получали… У нас на это ушло порядка 8 месяцев, то есть мы с вами видели производство в ролике, то есть оно существует. Несмотря на это мы сначала подтверждали перед Торгово-промышленной палатой…

Марина Калинина: То есть вы подтверждаете, что вы существуете?

Максим Стрельников: Что мы проходим и это российское производство. Для этого нужно соблюсти определенные нормы по переработке, глубине переработки, себестоимости и тому подобному. Мы это все соблюли, но нам было сложно это доказать. Почему? У нас небольшая компания, у нас нет штата юристов, то есть еще целых несколько отделов, которые занимались бы этим вопросом. То есть это выдергивался я, выдергивались менеджеры, то есть своими силами. Соответственно, это огромное количество документов, документов, оформленных правильно, с чем мы не сталкиваемся. Но после того, как мы это доказали Торгово-промышленной палате региона, нам пришлось доказывать это еще в Минпромторге Российской Федерации. Они приехали к нам на производство, говорят: «Да, классно все, производство есть, вы делаете все нормально, сертификация, все хорошо, но конструкторская документация у вас не оформлена в бумажном виде». Потому что мы…

Марина Калинина: А у вас все в компьютере?

Максим Стрельников: У нас цифровизация, у нас ЧПУ-станки, нам не нужны эти бумаги. У нас есть приказы, определенные этапы пройдены, и вот здесь мы столкнулись с тем, что мы слишком опередили, наверное, время по цифровизации своей конструкторской документации, с этим мы сейчас работаем. До сих пор, больше года мы уже занимаемся, именно чтобы прошла поддержка, субсидия, мы должны это доказать.

Марина Калинина: Сейчас о субсидиях еще поговорим. А по поводу вот этого документооборота огромного – неужели нельзя как-то упростить эту схему? Зачем эти бумажные кипы, горы документов?

Игорь Скляр: Можно, поэтому когда встречается бизнес и власть, в том числе в рамках Торгово-промышленной палаты, как раз-таки для этого мы, общественники, туда и приходим, поэтому я и согласился на предложение возглавить комитет – именно для того, чтобы доносить ту боль и соль малого бизнеса, особенно производственного, на те предметы, что большинство чиновников из окна автомобиля, глядя на мелькающие мимо березки… Или рассуждая о том, что надо поддерживать российский бизнес, а в это время на новогодние каникулы уезжают за рубеж, вместо того чтобы здесь в России оставить деньги и поддержать ту же самую туристскую отрасль как таковую, чиновники многие рассуждали о рамках нацпроекта по поддержке туризма либо производство, но предпочитают почему-то покупать иностранных производителей и отдыхать там, но это отвлечение от темы. А касаемо момента, связанного с уменьшением бумажек: понимаете как, президент страны говорит, что надо уменьшить нагрузку на бизнес, надо снизить давление на бизнес, сегодня премьер-министр сказал о гильотине, что надо, чтобы как-то…

Марина Калинина: Тем более что и малый, и средний бизнес душат и душат постоянно, мы только об этом и слышим.

Игорь Скляр: Мы слышим, мы об этом говорим, никто не снимает и не одевает радужные очки, например, насчет того, что у нас все так хорошо, как говорится, настолько без всякого волнения. Но касаемо момента, связанного с получением подтверждения на промышленное производство, не все так гладко с требованием бумаг, потому что есть момент, связанный с ЕСКД, о чем Максим говорит, что должны быть на бумажных носителях. С другой стороны, допустим, есть производители, которые сталкиваются, что не вся их продукция попадает в рамки этого постановления по коду ОКПД2, и дальше начинается свистопляска: «Эта продукция у вас есть, на это мы вам дадим сертификат, что вы являетесь производителем, а на эту продукцию мы вам не дадим сертификат, потому что ее нет в рамках постановления правительства». И вот это вот крючкотворство…

Марина Калинина: В общем, куча нюансов получается.

Игорь Скляр: Куча нюансов, которые как раз-таки надо сглаживать и устранять, для этого как раз-таки и призвана в первую очередь Торгово-промышленная палат, которая как раз может проявлять законодательные инициативы, и бизнесу, всем нужно просто активнее, потому что за все сразу схватиться невозможно, но если какие-то есть моменты, тем более они обобщающие как таковые, мы все прекрасно понимаем, что есть проблемы, допустим, документы получить вовремя и в сжатые сроки, потому что вот что у Максима продукция, любая высокотехнологическая продукция, если ее вовремя не внедрить на рынок, она просто уже морально устаревает…

Марина Калинина: Устареет, да.

Игорь Скляр: Да, и конкуренты тебя уже обошли. Что там скрывать, в нашей стране есть достаточно много примеров, когда люди, пользуясь административным ресурсом, быстрее тебя получают какие-то бумаги либо утверждают под себя определенные ГОСТы. То есть они, допустим, узнают о том, что ты что-то можешь вывести на рынок, ну и пользуясь своими какими-то обходными маневрами вводят уже непосредственно требования обязательной сертификации, которые физически пройти другим производителям невозможно. Такое, к сожалению, тоже есть.

Марина Калинина: А субсидии, Максим? Мы начали говорить про субсидии. Насколько сложно их получить и сколько документов туда нужно собрать? Потому что там вообще, наверное…

Игорь Скляр: Чуть больше.

Максим Стрельников: Я бы разделил субсидии на два разных лагеря, региональные субсидии и федеральные. Региональные субсидии, мы в своем регионе получаем большую поддержку. То есть, например, поддержка по участию в заграничных выставках, поддержка по английским сайтам, то есть оплата. Я не буду сейчас все перечислять, но в регионе это просто, потому что мы понимаем, куда идти, к кому обращаться. На федеральном уровне постановление правительства существует, поддержка есть, но для маленькой региональной компании получить ее сложно, потому что это непонятно, как это и что делать. Вот здесь это так, это какая-то некая, может быть, неграмотность, но, к сожалению, она обусловлена тем, что мы занимаемся разработками, мы не можем позволить себе заниматься 50% времени получением субсидий, вот такая проблематика. Потому что программа есть, региональные мы получаем, а федеральные сложновато.

Марина Калинина: Но деньги-то нужны для бизнеса, в этом плане что можно сделать?

Максим Стрельников: Конечно, да.

Игорь Скляр: Деньги нужны, на сегодняшний день на 2019 год, будем говорить так, уже все нацпроекты озвучены и так далее, более 1 триллиона рублей будет выделяться на господдержку малого и среднего предпринимательства в России. Но, к большому сожалению, опять же к разговору о диалоге бизнеса и власти, когда чиновникам говоришь…

Марина Калинина: Ну деньги-то выделяются, а Максим говорит, что получить их очень сложно.

Игорь Скляр: Мало того, что выделяются…

Максим Стрельников: Больше года мы…

Марина Калинина: Больше года.

Игорь Скляр: …их хотелось бы еще ощутить, увидеть, чтобы они дошли как раз-таки до конкретного производителя и попали в нужное русло. Но здесь вот поддержу полностью Максима в том плане, что в регионе, во-первых, быстрее и проще наладить диалог с местными чиновниками, которые тебя знают, которые в принципе понимают, что они все равно от тебя зависят, потому что федеральный чиновник, сидящий в Москве, ему в принципе, как выглядит производство в Рязани, в лучшем случае он приедет, ролик посмотрит. А местный все-таки понимает, что это и налоги здесь платятся, и социальный климат как таковой по-другому, и губернатор… Он, правда, выходец из Калужской области, но я знаю, что в Рязани сейчас многие из бизнесменов довольны новым губернатором, потому что есть…

Марина Калинина: Сдвинулось что-то?

Максим Стрельников: Абсолютно.

Игорь Скляр: Есть определенные лайфхаки, которые господин Любимов взял у господина Артамонова и внедряет их в Рязанской области в том числе. На сегодняшний день, что греха таить, много везде приходят на местах достаточно активных и действенных будем говорить администраторов. Более того, сейчас и центры поддержки экспорта, и центры поддержки предпринимательства с федерального уровня как раз-таки спускаются в регионы, сейчас и федеральные программы в том числе будут реализовываться как раз-таки через точки присутствия непосредственно в каждом регионе. То есть к тем чиновникам, к которым Максим обращался на региональном уровне, эти же чиновники будут все это дело оформлять в том числе на федеральном уровне по программам федерального уровня.

Марина Калинина: Собираетесь расширяться?

Максим Стрельников: Абсолютно. Сейчас главное направление – это сетевые форматы фастфуда, то есть мы видим своими новыми клиентами. Мы раньше в этой сфере не работали, но наработки технологические у нас есть, сейчас ведутся переговоры со всеми ведущими сетями мировыми, потому что они сейчас готовы рассматривать российское оборудование как замену импортному, и мастер-франчайзии готовы это обсуждать. Поэтому не буду раскрывать секретов, но я думаю, что не далее чем следующая самая крупная выставка по нашей тематике покажет наши результаты, мы увидим их в реальных ресторанах.

Марина Калинина: У нас буквально полминутки остается. Насколько сложно вообще клиентов найти? Большая работа?

Максим Стрельников: Это большое время, поэтому когда клиент понимает, что мы предлагаем, он покупает, вопрос именно в том, чтобы ему донести это. Это сложно. Мы шутим, что надо подарить одну плиту в каждый город, и тогда из этих городов пойдут заказы.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо вам большое. Успехов вам, удачи!

Максим Стрельников: Спасибо.

Марина Калинина: Максим Стрельников, руководитель производственной компании «Вулкан», и Игорь Скляр, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты России по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства.

Ну а сейчас давайте еще раз посмотрим производственные портреты людей, которые на заводе «Вулкан» в Рязани работают. Спасибо.

Максим Стрельников: Спасибо.

Игорь Скляр: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика «Промышленная политика»

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты