Игорь Васильев: В регион приходят инвесторы даже из соседнего Татарстана

Игорь Васильев: В регион приходят инвесторы даже из соседнего Татарстана
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой
Чтобы не было бедных. Дорогой мусор. Доступность лекарств. Новые микрорайоны. Автомобиль на лето
Сергей Лесков: За эти многие-многие годы Путин остался живым человеком, в отличие от многих политиков-функций
Выбираем «зажигалку» на сезон: быстрый и яркий автомобиль при бюджете 300 тысяч рублей
Архитектор Сергей Ткаченко: Мы как страна пока на таком этапе развития, что будем продолжать строить человейники
Президент «Лиги защитников пациентов»: В прошлом году наше краснодарское отделение инсулин выбивало с двумя автоматчиками. Дожили!
«Мусорную реформу надо было начинать до того, как мы подошли к критической черте. А сейчас мы ее уже перешли»
Прямая линия c президентом Владимиром Путиным – 2019. Комментарии экспертов
Павел Салин и Сергей Смирнов. Обсуждение главных тем «Прямой линии с Владимиром Путиным»
Чтобы предприниматели не боялись предпринимать, они должны быть уверены, что в случае ошибки смогут её исправить и что их не закроют
Гости
Игорь Васильев
Губернатор Кировской области

Оксана Галькевич: Программа «Отражение», уважаемые друзья, всегда выходит в прямом эфире и всегда в интерактивном режиме. А в ближайшие полчаса у нас еще и режим обратной связи включен. В первую очередь я сейчас обращаюсь к жителям Кировской области, но, как я уже сказала, также и к тем, кто хорошо знает этот регион и, может быть, просто неравнодушен – вы когда-то жили там, у вас там есть родственники. Вот выходите, пожалуйста, с нами на связь, потому что у нас сегодня в студии Игорь Васильев, губернатор Кировской области. Игорь Владимирович, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Игорь Васильев: Добрый день, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, давайте начнем с небольшой справочной информации, расскажем о вашем регионе – кому-то расскажем, а кому-то напомним буквально коротко. Кировская область у нас входит в состав Приволжского федерального округа. Площадь у вас – 120 тысяч квадратных километров. Не самый большой, но и не самый маленький регион.

Игорь Васильев: Не самый маленький.

Оксана Галькевич: Население – 1 миллион 283 тысячи человек. Промышленность – мы посмотрели на то, как экономика вашего региона выглядит – в основном химическая и нефтехимическая, машиностроение, металлообработка у вас есть, металлургия, лесопереработка, конечно же, электроэнергетика и пищевая промышленность. Вот так, если коротко…

Игорь Васильев: Оксана, можно добавить буквально сразу?

Оксана Галькевич: Конечно, да.

Игорь Васильев: В мае месяце произошло такое знаковое событие – в Кировской области появился биофармацевтический кластер.

Оксана Галькевич: Вот так вот.

Юрий Коваленко: Это высокотехнологичное производство.

Игорь Васильев: По распоряжению Правительства Российской Федерации. И вошло в него 17 предприятий, которые расположены на территории Кировской области. И в развитие этой истории в августе месяце появился такой, знаете, полноразмерный кластер, в котором есть место от задумки к клиническим испытаниям, разработке и производству лекарств. То есть полный цикл. Кировская область стала третьим регионом в Российской Федерации, где подобного рода предприятия присутствуют. И мне очень приятно об этом сегодня сказать.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, это здорово. Но с нуля? Я вот не совсем поняла.

Игорь Васильев: Не совсем с нуля.

Оксана Галькевич: Не с нуля?

Игорь Васильев: Не совсем с нуля.

Оксана Галькевич: То есть все-таки опираясь на тот опыт, на те предприятия, которые уже были в регионе?

Игорь Васильев: Конечно, конечно, которые были, да. Просто формально произошло очень важное событие, и мы теперь можем претендовать на помощь федерального центра в развитии фармацевтической промышленности в Кировской области.

Юрий Коваленко: Вы сказали, что вы с гордостью говорите про эти инновации. А как часто в вашем регионе инновации вообще становятся предприятиями? То есть мы говорим о том, что у нас предприятия часто закрываются, их становится меньше, их, скажем так, объединяют в одно. Вот когда они растут – у вас это часто бывает?

Игорь Васильев: Вы знаете, вот смотрите, я бы хотел сказать, что у нас появился действительно этот биофармацевтический кластер. Мы опираемся на сотрудничество с крупнейшей мировой компанией, с крупнейшим мировым кластером, который находится в Лионе, кластер называется Biopole. Мы сейчас можем с гордостью говорить о том, что у нас в прошлом месяце открылась вторая очередь Нововятского фанерного комбината. Это крупнейшее предприятие в Российской Федерации по производству этого вида изделий.

У нас за последние два года открылось несколько фанерных производств, и мы идем к тому, что мы становимся таким центром Российской Федерации по производству фанеры, которая широкоформатная, применяется в строительстве. Здесь очень важно отметить, что 90% этих изделий идут на экспорт. Это достаточно высокотехнологические изделия. И благодаря вот такому подходу экспортный потенциал Кировской области увеличился за 2017 год на 76%. Это, наверное, такой рекорд в целом в Российской Федерации.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, мы вот буквально неделю назад, наверное, в прямом эфире поднимали вопрос вырубок в наших лесах. Ситуация, конечно, зачастую плачевная. У вас есть одно интересное нововведение – вы первыми в России использовали определенный опыт. Вот расскажите. Я хочу, чтобы вы сами об этом сказали. Это очень интересно.

Игорь Васильев: Вы знаете, здесь, наверное, очень важно упомянуть, в каком контексте все это происходило. Если несколько лет назад Кировская область при упоминании леса ассоциировалась с таким названием «Кировлес», что-то полукриминальное, то мы пошли по пути внедрения цифровых технологий, цифровизации процесса полностью, внедрили систему с названием «ГИС-Лес». Что она позволяет сделать? Любой участник этого рода деятельности может использовать свой смартфон, компьютер, зайти в эту информационную систему, увидеть участки, которые предлагаются к аренде, к долгосрочной аренде, к продаже с аукциона, и подать свою заявку. И что очень важно, прошу это услышать – без участия чиновников пройти всю эту процедуру. Понимаете? То есть, мне кажется…

Оксана Галькевич: То есть она прозрачная?

Игорь Васильев: Она абсолютно прозрачная для инвесторов. И мы получили в 2017 году номинацию Министерства природы Российской Федерации как самый прозрачный регион в лесной сфере, в этой области закупок. И знаете, мне кажется, очень важно отметить, что нам удалось поменять (вот вы сказали «варварские вырубки», такое слово) психологию в этом отношении.

Раньше было устроено примерно так. Например, мы с вами под обещание что-то сделать в Кировской области получали в аренду лес. Проходило какое-то время – леса уже нет, а обещание не выполнено. Нам эту парадигму удалось поменять, то есть поставить лошадь впереди телеги: вначале выполнение своих обязательств по внедрению новых видов производств, по созданию рабочих мест, по уплате налогов и параллельно с этим получение лесных ресурсов. Вот мне кажется, что в этом и заключается одно из конкурентных преимуществ Кировской области, которое нам удается реализовывать.

Оксана Галькевич: У нас звонок прозвенел, давайте выслушаем телезрителя из Кирова, Андрея.

Игорь Васильев: С удовольствием.

Оксана Галькевич: Андрей, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Игорь Васильев: Да, Андрей, добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Андрей Васильевич меня зовут. Я сейчас являюсь пациентом Кировской больницы № 7. Поступил я, по идее, 2-го числа, но так как там мест не было… Высокая температура, стафилококковая инфекция. Значит, так. Положили меня в больницу 3-го числа, потому что там мест не было – это раз. Во-вторых, лечение, ну, назначено было, конечно, но лекарств там нет, то есть антибиотиков. Первые два дня, конечно, прокололи все. На третий день «Амоксиклава», ну, вот этого лекарства не оказалось там. И сегодня на данный момент, вот сегодня буквально мне влили физраствор. Ну, им надо делать вид, что что-то они делают.

Оксана Галькевич: И вопрос у вас в чем? Почему нет…

Зритель: Да. Почему нет финансирования? Почему как бы такое положение дел, что… Вы в другую больницу обратитесь. Лекарства есть на складе, это я точно знаю. Деньги выделяются. А где это все? И через какие надо тернии пройти, чтобы всего этого добиться?

Оксана Галькевич: Чтобы получить лечение в нужном виде.

Зритель: Медицинскую помощь.

Оксана Галькевич: Андрей, спасибо.

Игорь Васильев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Давайте.

Юрий Коваленко: Что у нас со здравоохранением?

Игорь Васильев: Спасибо, Андрей, за звонок. Я думаю, что мы за эфиром, наверное, с этим конкретным случаем разберемся. Противоречивая информация. То есть коллега сообщает, что почему-то и деньги выделяются, и лекарства есть на складе, а вот ему как-то помощь недостаточно активно оказывается. Я думаю, что мы разберемся.

В целом по здравоохранению, конечно, ситуация в регионе два года назад была печальная. И в момент назначения и формирования команды мы выделили для себя две основных проблемы – это здравоохранение и дороги. И вот по здравоохранению я хочу сказать, что сейчас происходит динамичные изменения в Кировской области. Мы пошли по пути создания бережливых поликлиник, бережливых больниц. Одну из них, вы помните, посещал президент Российской Федерации.

И у нас на сегодняшний день уже 53% отвечают требованиям бережливости. Что это значит? Это прекрасная маршрутизация, хорошие рабочие места для врачей, великолепно выполненные ремонты. До конца 2019 года мы планируем завершить всю эту ситуацию. Мы вводим цифровые методы технологий. Мы перевели 100% историй болезней пациентов в цифровые. Я хотел бы об этом тоже рассказать.

Сейчас мы применяем такие методы в телемедицине. Всем больным, прошедшим аортокоронарное шунтирование, с 2018 года мы начинаем выдавать бесплатно прибор «Опека», который содержит тревожную кнопку и постоянно снимает кардиограмму, которая благодаря опять же внедрению цифровых технологий сразу же попадает в облако. Представляете? Человек получил технологичную помощь в Кирове, приехал в свой районный центр. Молодой и, может быть, зачастую не очень опытный врач сталкивается с этой ситуацией, когда он должен давать советы пациенту. Какое для него подспорье и облегчение, когда он сразу же может получать консультации на любом уровне, так сказать. А наличие тревожной кнопки позволяет врачам скорой помощи увидеть, где находится пациент, вплоть до положения тела – лежит или сидит.

Поэтому, к сожалению… Наверное, со всем, о чем коллега сказал, мы разберемся, если это имеет место. Это очень важный для нас сигнал. Но я хочу сказать, что, скажем, санитарная авиация стала одной из лучших в Кирове. Два медицинских вертолета «Ансат», полностью оснащенных, новых, два вертолета «Ми-2» порядка 600 человек в год доставляют с тяжелейшими инсультами и инфарктами в областную больницу. 44 вертолетных площадки было сделано за последнее время.

Юрий Коваленко: Бытует мнение о том, что, скажем так, очень часто люди видят на экранах телевизора, что главы регионов получают зеленые, красные папки и руководствуются своими действиями и выводами, исходя из официальной статистики, которая в этих папках есть. Как в вашем регионе на контроль берутся болевые точки? И как эти вопросы решаются?

Игорь Васильев: Вы знаете, в нашем регионе… Я не хочу сказать, что другие коллеги не применяют такие методы. Моя электронная почта известна всем. Более того, мы внедрили так называемую систему инцидент-менеджмента, когда мы мониторим социальные сети. И еще до обращения, скажем так, ко мне или к соответствующему профильному министру мы понимаем, что возникла проблема и начинаем с ней разбираться.

Мне кажется, здесь путь один – не закрываться от критики, слушать людей, встречаться с людьми, ни в коем случае не употреблять такое слово «простые люди», так сказать. Все люди одинаковые и имеют право на одинаковое отношение к себе. И мы понимаем, что человек, попадающий в медицинские учреждения, попадает туда не в самом хорошем настроении. И он вправе рассчитывать на качественную бесплатную квалифицированную помощь. Вот на это наши усилия и направлены.

Второе направление, которое мы сразу же брали на контроль, – это дороги. И здесь, конечно, очень важный вопрос того, как принимать решения о том, что нужно делать. Мне кажется, единственно правильный путь – советоваться с людьми, объявлять заранее конкурсы, тендеры открытыми, смотреть, что люди предлагают, что должно быть сделано в первую очередь, и, безусловно, принимать уже готовые к эксплуатации дороги вместе с общественностью. Наверное, это такой краеугольный камень, когда люди знают сразу же о том, кто эту дорогу делал, какие гарантийные обязательства, как они будут реализовываться в случае возникновения подобных случаев.

И очень важный момент – то, что, наверное, не всегда, к сожалению, получается – это синхронизировать работу теплоснабжающих организаций, которые меняют то, что находится под землей, дорожников, которые укладывают асфальт, тех, кто делает тротуары, озеленение и дворы. Вот это очень важно, чтобы человек, выходя из дома, понимал, что ведется не просто освоение средств по тому или иному направлению, а действительно все делается для того, чтобы люди ощущали себя комфортно на данной территории. Вопрос крайне непростой. Ну, наверное, все мы помним с советских времен, что если положили асфальт, то это верный признак того, что придут коммунальщики и тут же будут менять трубы, да? От этого мы стараемся уходить.

Оксана Галькевич: Но надо сказать, что практика последних лет, к сожалению, не дает нам об этом забыть. Игорь Владимирович, нам не удастся с вами сегодня закрыться от критики.

Игорь Васильев: Конечно, давайте.

Оксана Галькевич: У нас еще один есть звонок.

Игорь Васильев: Давайте, давайте.

Оксана Галькевич: На этот раз – Людмила из Кировской области. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Игорь Васильев: Здравствуйте, Людьмила.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня такой вопрос, просто я хочу спросить. Вот я бабушка, мне 69 лет, я опекун, у меня двое малолетних… Ну, старшему внуку у меня 17, а младшей – 13. Я получаю на детей, на каждого по 6 900. Я пенсионерка, но еще работаю, потому что безвыходное положение. Как можно на эти деньги прокормить и одеть детей? Я писала и обращалась в область, в общем, обращалась, но мне сказали, что в этом году даже не планируется повышение. Ну сколько же можно терпеть-то? Как детей тянуть? Мне никто не помогает.

Оксана Галькевич: Да, Людмила, спасибо.

Игорь Васильев: Спасибо, Людмила.

Оксана Галькевич: Действительно, такие несущественные социальные пособия.

Игорь Васильев: Вы знаете, здесь, наверное, стоит говорить о другом. В общем, есть понимание того, что необходимо разбираться с мерами социальной поддержки и делать их максимально адресными и тем, кто действительно в них нуждается.

И второй момент – мы должны очень четко, грамотно, ясно и понятно работать над доходной частью бюджета, над сокращением региональных долгов, которые позволят нам как раз вот эти проблемы в том числе расширять, не единомоментно помогая, в какую-то секунду, а выстраивая такую ситуацию, когда мы понимаем, что те доходы, которые они зарабатывают, позволят нам в том числе оказывать достойную помощь.

Но я при этом хочу сказать, что у нас существует достаточное количество мер социальной поддержки, которые мы ни в коем случае не собираемся сокращать. Наверное, деньги имеют такое свойство, это правда – их всегда не хватает. Мы выплачиваем пособия на второго и последующих детей, кроме материнского капитала, который дает Российская Федерация, в размере 75 тысяч рублей.

Оксана Галькевич: То есть это региональное?

Игорь Васильев: То есть, единовременное пособие. И я думаю, что задача правительства направлена как раз на то, чтобы, сокращая государственный долг, поднимать доходы, создавать новые рабочие места, создавать их в конкурентной среде, когда нет места выплате зарплаты в конвертах, когда нет места выплате зарплаты ниже прожиточного минимума, когда мы понимаем, что несерьезный разговор идет с предпринимателями. И это порождает в том числе недобросовестную конкуренцию. И, пройдя по этому пути, мы как раз сможем вот те вопросы, о которых уважаемая коллега говорила сейчас, решать.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, но при этом я посмотрела статистика по зарплатам в Кировской области – Росстат и, кстати говоря, также Правительство Кировской области. Она далеко… в общем, сильно отстает от средней по России. Вот смотрите. В России в среднем 42 550. В среднем, уважаемые друзья! Это я телезрителям нашим говорю. В среднем. А в Кировской области средний показатель на уровне 26 тысяч рублей с небольшим.

Игорь Васильев: Да.

Оксана Галькевич: Вот с этим что можно сделать?

Игорь Васильев: Вы знаете, кроме того пути, о котором я сейчас сказал, никакого другого не существует. То есть это возможность сделать регион инвестиционно привлекательным, приход сюда крупного, мелкого и среднего бизнеса, который будет платить справедливые налоги и тем самым увеличивать среднюю заработную плату в том числе.

Юрий Коваленко: А вот чем вы можете прорекламировать свой регион для инвесторов? Вот в чем инвестиционная привлекательность вашего региона? У вас же наверняка есть определенные проекты по строительству производств, предприятий.

Игорь Васильев: Вы знаете, я прежде всего хотел бы сказать, что мы, наверное, регион, который обладает огромными лесными ресурсами и находится в европейской части страны. Таких регионов больше нет. Мы сейчас активно движемся вот в том направлении, о котором я сказал, по биофармацевтическому кластеру. Точно такая же история у нас начинает разворачиваться в лесном секторе. Мы предлагаем коллегам сейчас большую программу. Как ни удивительно для вас сейчас прозвучит, мы занимаем лидирующие места в молочном животноводстве в Российской Федерации. Мы на втором месте после Татарстана в ПФО и на четвертом-пятом (это всегда колеблется), где-то после Ставрополья и Ленинградской области, в стране в целом.

Мы объявили большую и серьезную программу по производству миллиона тонн молока – и не потому, что мы хотим просто достичь этой цифры и как-то вот погордиться. Миллион тонн молока – это необходимость строительства как минимум десяти крупных товарных ферм на 3–3,5 тысячи голов. Что это значит? Создание одного рабочего места там, как ни странно сейчас прозвучит… Обычно мы говорим о сельском хозяйстве… Знаете старую шутку? «Хотите потратить быстро и безвозвратно деньги – вложите в сельское хозяйство». Вот это не так, времена поменялись. Сейчас одно рабочее место в сельском хозяйстве в этом направлении у нас в области создает как минимум шесть рабочих мест вокруг.

Поясню, что это такое. Это строительство, мы строим собственными средствами. Это формирование земельного банка, кадастровой работы и предоставление земельных участков потенциальным инвесторам бесплатно. Это подготовка кадров. Это социальная инфраструктура на селе. Вот такая история, которую мы сейчас уже проводим.

И вы знаете, я хочу сказать, что инвесторы приходят. И приходят инвесторы в том числе из соседнего, казалось бы, Татарстана, который уже давно идет по этому пути. Мы, получив сейчас статус территории опережающего социально-экономического развития в городе Вятские Поляны, который находится на границе с Татарстаном, получили инвесторов из соседних районов. Они занимаются производством посуды, металлопрокатом. Нас это не может не радовать. Значит, мы что-то, например, учтя наработки коллег, делаем лучше. Мне кажется, это здорово. Это конкурентная среда между регионами.

Юрий Коваленко: Но в вашем регионе развивается и металлообработка, и машиностроение.

Игорь Васильев: Совершенно верно. У нас есть достаточно крупные в этом смысле предприятия, которые вкладывают большие деньги в модернизацию собственного производства. И что не может не радовать? Начинают всерьез думать о том, что не только задача стоит перед коммерсантами – извлечение прибыли, но и задача – формирование социальной среды, формирование условий, в которые люди будут приезжать и работать на этих новых модернизированных предприятиях.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, у вас очень технологичный подход к решению вопросов, это очень интересно. Я заглянула в такой документ под названием «Анализ социально-экономического состояния регионов». Надо сказать, что выглядит все действительно достаточно… ну, не сказать, что комплиментарно, но хорошо выглядит. У вас растет добыча полезных ископаемых…

Игорь Васильев: Объективная картина.

Оксана Галькевич: Да. Растет обрабатывающее производство. Растет у вас производство хлебобулочных, мучных и кондитерских продуктов. Текстильные изделия – тоже. Вот если посмотреть, то по многим, действительно, показателям растет, растет, растет.

Юрий Коваленко: Все растет.

Оксана Галькевич: Действительно так все выглядит, что проблем нет? Или все-таки вы готовы назвать сферы, где нужно форсировать?

Игорь Васильев: Вы знаете, наверное, мне легче называть сферы, где есть проблемы, чем те, где нет проблем. Ну, скажем, начиная с бюджетной сферы. Задолженность региона на конец 2016 года была равна 100% собственных доходов. Вы понимаете, да? То есть уже дальше инвестировать какие-то средства в проекты развития просто невозможно. Благодаря тому, что нам удалось, как и большинству регионов, наладить…

Оксана Галькевич: Это глубокий долг – 100% собственных доходов.

Игорь Васильев: Это очень глубокий долг. Но на сегодняшний день благодаря тому, что нам удалось его реструктуризировать и заменить дорогие банковские кредиты, скажем так, на относительно недорогие бюджетные, нам удалось его сократить больше чем на 15%. И сейчас перед нами стоит задача – наращивать собственные доходы темпами выше инфляционных. Тогда мы реструктуризируем долг еще на 12 лет и сможем направить вырученные средства на стимулирование, например, малого и среднего бизнеса, на стимулирование наших сельхозпроизводителей, на подобного рода проблемы.

Вы знаете, я так понимаю, что в основном звонки, которые мы сейчас услышали, они направлены не в будущее, а на сегодняшний день, когда люди сталкиваются с сегодняшними проблемами. А мы с вами сейчас обсуждаем вопросы развития. И вот наша-то задача – как раз поддержать людей в текущий момент, сегодня.

И вот то, что касается, скажем… Мы понимаем, что нам нужны умные образованные люди, которые будут приезжать в Кировскую область либо оставаться здесь работать. Для этого мы создали в прошлом году Центр поддержки занятости, основная задача которого – это заключение (это, по-моему, интересный опыт, которым я хотел бы поделиться) четырехсторонних соглашений: правительство региона, работодатель, вуз, в котором человек обучается, либо среднее специальное образование и собственно студент.

На примере медицины что это значит? Мы заинтересованы в том, чтобы конкретный человек (например, стоматолог) приехал работать в село. Значит, за те годы, пока он учится, предприниматель ответственный и социальный, подчеркиваю, который с нами заключает соглашение, готовит, в том числе участвует в формировании рабочего места вместе с нами. Мы платим повышенную стипендию этому студенту. И здесь появляется гарантия. Знаете, это такой аналог распределения, который был в советское время, сейчас его не существует.

И плюс еще есть один огромный момент – работодатель уже заинтересован именно в той профессии, которую готовит вуз, чтобы не было опять же советских историй, но которые раньше были в отдельных местах, когда человек приходил на работу, а ему говорили: «Забудь все, чему тебя учили. Сейчас мы покажем, как нужно работать» Мы это тоже должны учитывать.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, я не знаю, о чем сейчас спросит вас Наталья из Кирова. Давайте ей предоставим слово.

Игорь Васильев: Давайте, конечно.

Оксана Галькевич: Наталья, здравствуйте. Вы в прямом эфире. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Спасибо большое. Очень радостно видеть нашего губернатора на экране.

Игорь Васильев: Здравствуйте.

Зритель: Вопрос комплексный, связанный с образованием и культурой. Традиционно на Вятке живут дружно народы – татары, марийцы, удмурты и, конечно, русские. И они хотели бы сохранить свою культуру. К сожалению, жизнь показывает, что через сферу культуры это сделать невозможно. Мы знаем, какая проблема. Проблему решала Государственная Дума в связи с принятым ею законом по сохранению языков. Но язык сохранить – мало. Нужно сохранить культуру. А особенно если эта культура вековая, если традиции великие, как у нас на Вятке.

Парадокс в том, что именно в Кирове живет автор учебного предмета «Русское народное творчество». И вот сейчас по бегущей строке все время указывается, что люди пишут из Ленинградской области. Именно в Ленинградской области 25 лет назад этот предмет был введен в каждой школе. То есть там люди понимают… А там тоже традиционно живут разные народы. И благодаря этой учебной программе они уже столько лет обучают детей в школах традиционной культуре. Сейчас наш губернатор правильно сказал, что нам нужны люди умные и образованные. Но нам нужны люди культуры – не деятели культуры профессиональные, а носители культуры своей.

Оксана Галькевич: Хорошо, Наталья.

Зритель: Нам нужны люди с чувством собственного достоинства, любящие свою землю, желающие здесь жить и желающие, чтобы их дети находились в пространстве культуры. К сожалению, у нас закрыт Институт культуры. Там готовили специалистов, в том числе для преподавания вот этого предмета. У нас в пединституте была открыта специализация – учитель русского народного творчества. И автор этого учебного предмета там преподавал. Автор защитил диссертацию…

Оксана Галькевич: Наталья, очень много проблем в одном вопросе. К сожалению, истекает время. Спасибо. Наталья, давайте предоставим возможность губернатору ответить.

Игорь Васильев: Я, наверное, попытаюсь ответить. Наталья действительно поднимает очень важный вопрос, поскольку мы единственный регион в Российской Федерации, который граничит с девятью субъектами, и большинство из них национальные. Для нас это крайне актуальная проблема. Вот было сказано, что закрыт Институт культуры. Они у нас объединились в Вятский опорный университет – педагогический институт и технологический. Я думаю, что вопрос крайне актуален. Давайте мы внимательно просто посмотрим на него. Я обещаю подумать и посмотреть, в каком направлении это может быть реализовано – вот в том контексте, о котором говорит Наталья.

Юрий Коваленко: Я сразу несколько вопросов задам.

Игорь Васильев: Конечно, давайте.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у нас уже, к сожалению, практически не осталось времени, чтобы на это ответить. Я обозначу вам вместе с Юрой.

Игорь Васильев: Приглашайте чаще.

Оксана Галькевич: Давайте мы обозначим вам, какие проблемы нам рассказали телезрители. «Когда будет дорога в Афанасьевском районе? Сообщения с Удмуртией практически нет». Дальше.

Юрий Коваленко: «В Кировской области закрываются автостанции, в поселке Лебяжье нет автобусного сообщения. Когда начнут ходить автобусы?»

Оксана Галькевич: «В Омутнинской районной больнице в настоящее время один стоматолог, лора нет уже давно». Примите во внимание.

Юрий Коваленко: «Белая Холуница сидит без воды. Помогите! Водоканал разбежался, обратиться не к кому».

Оксана Галькевич: Не знаю, как правильно поставить ударение. «Когда в Ноли́нске будет школа?»

Игорь Васильев: Совершенно правильно.

Оксана Галькевич: «Вятские Поляны почему-то превращаются в деревню. Почему?» – интересуется наш телезритель. Кировская область.

Юрий Коваленко: «Ожидается ли поддержка молодых специалистов-педагогов в Кирове? Потому что копеечные зарплаты».

Оксана Галькевич: «Невозможно отдать ребенка в детский сад», – вот еще такая проблема.

Игорь Васильев: Шесть детских садов в этом году будут введены в эксплуатацию в Кирове, шесть в районах.

Юрий Коваленко: Может быть, мы просто обрисуем какой-то портал, куда можно направить эти сообщения, чтобы они в долгий ящик не ушли, а к вам на стол попали?

Игорь Васильев: Вообще никаких вопросов. Можно направить все это на портал правительства, можно на мою личную почту, которая там же и присутствует. А вообще вопросы люди поднимают крайне актуальные и крайне важные для них. Мы, безусловно, будем на них реагировать. У меня к вам огромная просьба: все, что поступило сегодня, если бы я мог забрать с собой, был бы вам благодарен.

Оксана Галькевич: Обязательно. Мы сейчас попросим наших редакторов это сделать, собрать это. Тут очень много сообщений. Кстати, напоследок такой вопрос: а как у вас с газификацией? Вот люди жалуются на то, что газификации тех или иных поселков не дождаться, а вот в соседнем регионе, Марий Эл, там даже деревни газифицированные.

Игорь Васильев: Вы знаете, у нас тоже есть деревни газифицированные. Процент газификации, к сожалению, люди правы, недостаточно высок – не более 41%. Мы сейчас запускаем уже программу для того, чтобы сделать его повыше. Но здесь очень связанная история. Газ приходит туда, где есть крупные потребители, прежде всего, так сказать. Мы работаем над тем, чтобы появлялись промышленные предприятия, а вокруг них выстраивались газифицированные поселки. Это одна из первоочередных задач – газификация, поскольку мы все заинтересованы в переходе на единое топливо, на единый тариф. И здесь очень важно, чтобы газ, приходя, снижал стоимость тарифа для населения на тепло, поскольку мы все-таки край северный, и для нас это очень важно.

Оксана Галькевич: Игорь Владимирович, вот так получилось, что мы с вами предварительные итоги вашего практически двухлетнего пребывания на должности губернатора Кировской области в прямом эфире подвели. Будет возможность – приходите к нам еще, поговорим.

Игорь Васильев: Приглашайте чаще. Я надеюсь, что Кировская область будет становиться более известной в Российской Федерации хорошими делами, которые в ней происходят. Спасибо вам огромное.

Оксана Галькевич: Мы вам этого желаем. Спасибо. В студии программы «Отражение» был Игорь Владимирович Васильев, губернатор Кировской области. Ну а мы, друзья, с вами не прощаемся, прямой эфир продолжается.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео