Игры с господдержкой

Гости
Ярослав Мешалкин
директор по стратегическим коммуникациям компании ESforce Holding
Александр Кузьменко
независимый эксперт по видеоиграм

Ксения Сакурова: Продолжается программа «ОТРажение». В ближайшие полчаса поговорим о наших российских компьютерных играх. У нас могут появиться такие на своем собственном, отечественном материале, они будут продвигать русскую культуру, русскую историю. Предложение по созданию фонда поддержки таких проектов должны подготовить Минцифры, Минкультуры и Минфин.

Виталий Млечин: Только станут ли популярны такие игры у подростков, ну и у тех, кто постарше? Как развивается вообще игровая индустрия в России и почему мы сильны в киберспорте? Не все, правда, об этом знают.

Вообще интересно, что на стрелялках и на других компьютерных играх можно заработать, причем совсем немало. Например, студент из Чебоксар Николай Рубан не отходя от домашнего компьютера заработал уже больше 100 тысяч рублей. Николай всего-навсего пятикратный чемпион Чувашской Республики и перворазрядник по киберспорту. Он один из самых успешных игроков в игру Dota, это многопользовательская стратегия, в ней нужно участвовать в битвах, улучшая способности своего героя. Николай Рубан тренируется по 6 часов в день в перерывах между учебой, чтобы достойно выступить на международных соревнованиях.

Николай Рубан, киберспортсмен: Ты выигрываешь какие-то турниры, там довольно неплохие призовые, в Dota самые большие призовые среди всех киберспортивных дисциплин. Сейчас проводится International в Бухаресте, там призовой фонд более 40 миллионов долларов.

Ксения Сакурова: Как опытный стратег, Николай участвует только в крупных чемпионатах по Dota с большим призовым фондом. Там он уже выиграл 1,5 тысячи долларов, как раз 100 тысяч на наши деньги. Мечтает попасть в команду профессиональных киберспортсменов, которые ежемесячно получают от 150 тысяч рублей. Так что все это не только игры, но еще и заработок.

Виталий Млечин: Да, киберспорт тоже спорт, это становится очевидно. Но тем не менее есть люди, которые играют, естественно, для развлечения. Вот, например, 12-летняя Алиса Тойвонен из Вологды на компьютерных играх не зарабатывает, для нее это просто способ убить время. Компьютерными квестами и бродилками с преодолением препятствий Алиса увлечена последние 5 лет, они ей заменяют обычные детские игрушки и помогают скоротать время, пока родители заняты. Особенно ей нравятся игры, где можно создавать своего персонажа и его окружающий мир. По словам школьницы, это развивает дизайнерские навыки, ну и к тому же подталкивает к изучению иностранных языков: некоторые игровые приложения еще не перевели на русский.

Алиса Тойвонен, жительница Вологды: Здесь ты можешь как бы творить, создавать свои карты и как хочешь проводить время. Есть игры-аквапарки, есть игры-парки развлечений, есть игры-комнаты страха, ну то есть как бы реальная жизнь, только игрового персонажа.

Елена Тойвонен, мама Алисы: Я думаю, даже взрослые будут играть постоянно, потому что это такой процесс для мозга легкий и интересный, то есть тебя там постоянно привлекает картинка, тебе не нужно совершать тяжелых действий физических.

Ксения Сакурова: Чтобы Алиса полностью не ушла в виртуальный мир, на ее телефоне установлен родительский контроль. Программа автоматически выделяет на игры максимум 2 часа в день. После того как лимит заканчивается, она рисует на бумаге своих любимых персонажей и продумывает, каким будет следующий уровень. Тоже своего рода тренировка, как у предыдущего героя...

Виталий Млечин: Конечно, конечно.

Ксения Сакурова: То есть он по 6 часов играет, чтобы тренироваться, вот Алиса тоже готовится.

Эту тему мы будем обсуждать вместе с вами, конечно же, и с экспертами. Позвоните, напишите, расскажите о своем опыте с компьютерными играми, что вы думаете по поводу их популярности. Как вы считаете, нужны ли нам свои, отечественные, которые будут продвигать нашу российскую культуру, может быть, учить детей российской истории? Вообще, как вы ко всему этому относитесь?

Ну а прямо сейчас с нами на связи Александр Кузьменко, независимый эксперт по видеоиграм. Александр Владимирович, здравствуйте.

Виталий Млечин: Александр Владимирович, здравствуйте.

Александр Кузьменко: Добрый день.

Виталий Млечин: И первое же сообщение, которое нам пришло, ожидаемо: «Это ужас, который нужно прекратить. Компьютерные игры делают наших детей глупыми». Так ли это?

Александр Кузьменко: Ну что ж, вы знаете, обычно это сообщение приходит от таких людей, которые называют себя либо детскими психологами, либо профессиональными родителями, либо членами какого-то родительского комитета и т. д. Но послушайте, еще буквально пять веков назад те же самые люди призывали сжигать книги, чтобы все не становились умными, буквально в XIX веке они призывали запретить театр, потому что он развращает, в XX веке запретить радио, потом телевидение, потом глазки у детей болят, ну и теперь вот мы достигли, ха-ха, видеоигр.

Понимаете, будущее неизбежно, оно неизбежно, как восход Солнца, и поэтому если мы сейчас не будем приобщаться к новым технологиям интерактивности, как это называется, то есть к новым технологиям общения, взаимопонимания или творчества, как вот сделала девушка, например, замечательная из предыдущего вашего репортажа, то мы не сможем в этом будущем дальше жить. Поэтому если мы хотим уйти в «Матрицу», знаете, вот как в кино это было, то рано или поздно мы в нее уйдем. Если мы не хотим в нее уйти, то у нас есть, как это, «дальневосточный гектар», ха-ха-ха, можно уйти туда и в принципе...

Виталий Млечин: Ха-ха-ха!

Ксения Сакурова: Ха-ха, и не один, главное, не один.

Виталий Млечин: Ну подождите, а каким будет это будущее? Я понимаю, почему волнуются родители маленьких детей, что их дети будут исключительно сидеть, уткнувшись в гаджеты, и не социализируются, то есть не научатся общаться в реальном мире. Вот насколько обоснованы эти беспокойства?

Александр Кузьменко: Вы знаете, тут есть несколько теорий. Первая теория – это то, что реальный и виртуальный мир настолько сейчас переплелись... Ну то есть те же самые родители, которые говорят детям: «Не втыкай в телефон, что ты там в игру играешь», – они сидят в многочисленных чатиках своих родительских, школьных и обсуждают часами что-то.

Виталий Млечин: Ха-ха-ха.

Александр Кузьменко: Или, например, тратят десятки часов на просмотр миллиона сериалов возможных на всевозможных сервисах, которые сейчас есть. То есть эти родители, они зачастую не видят в зеркале себя и говорят детям, что «я в твоем возрасте брал палку и шел бить ею бурьян, вот так я развлекался».

Виталий Млечин: Ха-ха-ха!

Александр Кузьменко: С одной стороны, может быть, это хорошо, конечно, ты с реальным миром общался, но наш реальный мир и наш виртуальный мир – это сейчас, в общем-то, однозначные вещи. То есть если ты проводишь какое-то время, строя замечательные виртуальные миры в мобильном телефоне или на игровой приставке, то может его заместить мир реальный, где сейчас у тебя в принципе нет двора и нет бурьяна, а есть только, например, бетон? Это очень интересный вопрос, это очень интересный вопрос ко всему нашему будущему.

Ксения Сакурова: Александр, но тут ведь вопрос в том, что игры эти бывают разные. Есть какие-то стратегии, можно говорить о том, что это развивает, возможно, или что-то, связанное с дизайном, с творчеством, с созданием миров, это тоже, можно считать, развивает. А вот эти шутеры, это называется, простите, я не совсем в терминологии...

Виталий Млечин: Стрелялки, да.

Ксения Сакурова: Стрелялки.

Александр Кузьменко: Ну да, по-старому стрелялки.

Виталий Млечин: Ха-ха-ха.

Ксения Сакурова: Да-да. Это-то что развивает у ребенка, не знаю, у взрослого, у того, кто этим увлекается?

Александр Кузьменко: Слушайте, есть очень простой ответ – а что развивала «Зарница» в Советском Союзе, в которую играли все пионеры, включая меня, который был пионером в Советском Союзе? Она развивала стратегическое какое-то мышление, она развивала коммуникацию, то есть ты должен был договориться со своим отрядом, чтобы достичь этого флага и, например, унести его на свою базу. Это ровно то же самое, это все те же самые навыки коммуникации, которые сейчас делаются просто гораздо проще. То есть вместо того чтобы собраться, пройти по квартирам, взять всех своих друзей и сказать: «Вась, ты будешь играть в «Зарницу» сегодня, в субботу?» – «Нет, я не буду, меня мама дома заперла, потому что я математику не выучил».

Виталий Млечин: Ха-ха-ха!

Ксения Сакурова: Ха-ха.

Александр Кузьменко: Ты можешь теперь делать все то же самое через Telegram.

Виталий Млечин: Так этого не нужно теперь делать, теперь просто заходишь в эту игру и она сама тебе ищет партнеров, то есть как бы элемент коммуникации уже выпал. И еще один важный момент. Вот, скажем, когда ты играешь с друзьями во дворе, тебе не так-то просто кому-то сказать гадость, потому что если это кто-то посильнее тебя, он тебя просто стукнет и больше не будет возникать желание. А вот буллинг в интернете, когда все прячутся за своими никами и очень легко направо и налево раздают всякие комментарии: «Ты глупый!» – «Нет, ты глупый!» – это же тоже проблема. Вот как с этим бороться?

Александр Кузьменко: Вы знаете, смотрите, это очень сложный и серьезный вопрос, над ним уже очень много лет бьются психологи. Потому что что раньше было в школе, когда ты говорил: «Васька, ты дурак»? То есть ты за слово «дурак» мог бы ответить.

Виталий Млечин: Да-да, просто по шее получаешь и все, и больше не называешь дураком.

Александр Кузьменко: Да, в самом страшном случае получить по шее, а то и по морде, например.

Виталий Млечин: Да.

Александр Кузьменко: А сейчас, если ты говоришь: «Васька, ты дурак», – что ты можешь сделать? Того человека, того Петьку, условно говоря, который назвал тебя дураком, ты можешь в принципе исключить из друзей, то есть в принципе перестать с ним коммуницировать. И в отличие от школы, где мы все были собраны, нас никто не спрашивал, в каком классе и с какими детьми ты хочешь учиться, сейчас ты можешь исключить этого человека из общения в принципе навсегда и создать себе новую реальность, новую коммуникацию, в которой не будет «Васька дурак». А если ты скажешь: «Эх, Вась, ну ты дурак!» – то это скорее будет читаться как шутка или какое-то дружеское обращение.

Виталий Млечин: Ха-ха-ха.

Александр Кузьменко: То есть в виртуальности, к которой мы рано или поздно придем, друзья, к сожалению или к счастью, в зависимости от точки зрения, в этой реальности мы сможем составлять группу тех самых Васек, Петек, Марин и Маш, с которыми мы хотим общаться, и исключать тех, с которыми мы не хотим. Вот так вот будет выглядеть коммуникация, и игры этому только способствуют. Мне кажется, это здорово, потому что все дети в школе немножко несчастны, ну все мы с вами были в школе, потому что они понимают, что он должен сидеть за партой с этим самым Петькой, который ему крайне неприятен. Ну зачем этот Петька тут нужен? Давайте посадим того Ваську, который будет отличным другом по интересам.

Ксения Сакурова: Давайте мы в наш эфир пригласим наших зрителей. Владимир из Москвы на связи. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Мне 70 лет, я пенсионер, Москва. Я просто хотел бы высказать такое мнение. Молодежь наша, ну не все, конечно, но в основном безграмотные. Нам нужно было бы изучать Assembler, C++, Python, вот какие языки.

Виталий Млечин: Так.

Зритель: Заниматься программированием микроконтроллеров на языки C, есть Arduino платформа, есть прекрасный английский компьютер Raspberry Pi3/Pi4, там на Python можно программировать – вот что надо давать детям. Спросите сейчас молодого человека, что компьютер может из арифметических действий только складывать, и сразу никто не ответит на этот вопрос. Молодежь не подкована. А на самом деле компьютер умеет только складывать, все остальные действия он делает через сложение. Нам необходимо знать, что такое прямой, обратный, дополнительный коды, а вы говорите об игрушках. Они уводят в сторону молодежь! Нам нужно, чтобы молодежь действительно была грамотная. Спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо вам.

Виталий Млечин: Который раз за наш сегодняшний эфир я радуюсь подкованности наших зрителей замечательных, и языки программирования. Но тем не менее это же одно как бы следует за другим...

Ксения Сакурова: Или нет? Или не следует?

Виталий Млечин: То есть можно ли на компьютере только работать или только играть? Или как-то вот одно вместе, в комплекте идет?

Александр Кузьменко: Вы знаете, я начал программировать еще до того, как выучил английский язык, то есть мне было около 8–9 лет, это были, соответственно, 1980-е гг., и у меня был компьютер под названием «Микроша», знаете, такая жертва конверсии...

Виталий Млечин: Ха-ха-ха!

Ксения Сакурова: Ха-ха.

Александр Кузьменко: Компьютер, который был создан Львовским электронно-техническим заводом, для того чтобы распространяться в СССР. Ну, это тоже была какая-то версия то ли американской, то ли британской разработки, неважно. Так вот, первое, что я сделал на компьютере, когда я изучил язык Basic… (И очень правильно сейчас сказал наш зритель о том, что надо изучать Assembler, надо изучать C++ и т. д.) Так вот на языке Basic первое, что я сделал, – это я сделал видеоигру.

Ксения Сакурова: Ха-ха-ха!

Виталий Млечин: Ха-ха-ха!

Александр Кузьменко: То есть боролся над ней 2 недели, и в итоге эта видеоигра была. Там был человечек, который подпрыгивал и собирал яблочки; если ты нажимал кнопочку «Пробел», то яблочко собиралось, если не собирал, то оно не собиралось, у тебя было меньше очков, соответственно.

Я думаю, что сейчас текущие, скажем так, инструменты, которые есть в руках у в том числе детей, подростков и т. д., они позволяют им избежать вот этого, что называется, проклятья цифрового программирования, то есть проклятья изучения вот этих вот всех алгоритмов, этой долгой цифровой системы и т. д., из которой можно что-то потом вывести, если ты написал сто строк кода, то, может быть, на экране появится, условно говоря, человечек. Нет, сейчас все собирается как из конструктора Lego, то есть сейчас у нас есть на свете несколько популярных игровых движков, ну не игровых, а просто, в принципе они вселенские, что называется, один называется Unity, другой называется Unreal Engine. И ты в него заходишь, и ты, 7-, 8-, 9-летний ребенок, как из конструктора Lego начинаешь из них собирать. Есть персонаж, есть мир, есть персонаж, который по этому миру прыгает, какую кнопку надо сделать? Ага, надо нажать кнопку «А», и он прыгнет. Здорово, классно, получилось!

И из этих людей сейчас уже последние 20 лет, с упрощением всей этой разработки, с упрощением именно математической базы и скорее подачи ее как геймдизайнерской, то есть ты по сути дизайнер сейчас игры, ты не математик... Ну, конечно, естественно, какая-то алгоритмика базовая там нужна, без нее никак не обойтись, то есть, если ты нажал кнопочку «А», ты пойдешь налево, если нажал кнопочку «B», ты пойдешь направо. Но с этой алгоритмикой сейчас люди могут по сути просто с одним желанием и с одной идеей создать некий виртуальный мир.

Виталий Млечин: И это становится все проще и проще.

Вы знаете, последний вопрос, времени не осталось совершенно: это правда, что компьютер может только складывать?

Александр Кузьменко: Ха-ха. Компьютер может складывать, вычитать, делить, умножать и еще возводить в степень.

Виталий Млечин: То есть все как у людей, у компьютера все как у людей, все те же действия.

Александр Кузьменко: Совершенно.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое!

Ксения Сакурова: Александр Кузьменко, независимый эксперт по видеоиграм.

Продолжим обсуждать эту тему. С нами на связи Ярослав Мешалкин, директор по стратегическим коммуникациям компании ESforce Holding. Ярослав, здравствуйте.

Виталий Млечин: Ярослав, добрый день.

Ярослав Мешалкин: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Вот часто говорят, что компьютерные игры делают детей глупыми. Вы видите проблему?

Ярослав Мешалкин: Нет, не вижу. У меня у самого есть ребенок 11 лет, и он не становится глупым.

Виталий Млечин: А он много играет?

Ярослав Мешалкин: Он играет в меру, и, собственно, это...

Виталий Млечин: «В меру» – это сколько, я прошу прощения? Надо разобраться.

Ярослав Мешалкин: Ну, не знаю, пару часов в день максимум, не каждый день, я бы так сказал.

Виталий Млечин: Так.

Ярослав Мешалкин: То есть это то развлечение, которое... Ну вот кто-то читает книги, кто-то ходит в кино, кто-то гуляет, кто-то играет в Lego, кто-то играет в компьютерные игры – все хорошо в меру.

Виталий Млечин: Ага.

Ксения Сакурова: Ярослав, вот Александр Кузьменко сказал о том, что сейчас по сути речь идет о том, что мы должны смириться, что это виртуальный мир, что новое поколение в любом случае там будет. И в этой связи вот эта вот идея о создании наших собственных русских компьютерных игр на отечественном материале с продвижением какой-то культуры и истории – как вы считаете, насколько вообще это возможно? И будет ли это реально интересно детям?

Ярослав Мешалкин: Это возможно, это уже делается. Вот буквально в этом году вышла прекрасная игра от российской студии, называется «Черная книга». Вы не поверите, она основана на пермском фольклоре, на былинах, приданиях, мифах этого региона. Она суперпопулярна, то есть буквально за 20 дней она продалась в количестве 100 тысяч копий, и вот это пример российской игры, созданной российскими разработчиками на российских сюжетах, которая культурная, обучающая и суперинтересная.

Ксения Сакурова: А вообще, почему у нас, ну мне так кажется, сейчас наша игровая индустрия не на подъеме? Вот мы помним, что в девяностые, в начале нулевых как-то российские игры были, в общем-то, популярны по всему миру, было много успешных проектов. Сейчас таких проектов, которые были бы на самом деле успешны не только у нас, но и где-то на Западе, может быть, я не знаю, я не настолько глубоко в теме, но по крайней мере это не на слуху. Почему так сейчас?

Ярослав Мешалкин: Я бы не сказал, что сейчас российская игровая индустрия в каком-то упадке, напротив. Возможно, у вас создалось такое мнение, потому что очень многие студии разработки сейчас переключились на мобильные игры, мобильный гейминг сейчас в принципе на очень большом подъеме, и Россия здесь, безусловно, один из лидеров по разработке... таких игр.

Виталий Млечин: Ну просто вот действительно, Ксения сказала, конец девяностых – начало двухтысячных, можно сходу назвать несколько игр, которые вот сразу приходят в голову, такие действительно популярные, можно сказать, знаменитые даже российские игры, а сейчас вот не очень, к сожалению, приходят. Вот то, что вы сказали, вышла игра популярная, – она вышла на российский рынок или на мировой?

Ярослав Мешалкин: Она вышла на мировой рынок, и она занимает, вскоре после выхода она заняла первые строчки как раз по продажам на весь мир. Так что это как раз пример того, что российские игры продолжают выходить на разных платформах и пользуются популярностью не только в России.

Ксения Сакурова: А с вашей точки зрения, из чего складывается успех? Это вот все-таки такой интересный российский материал, необычный, допустим, для западного игрока, или есть какие-то технические моменты, которые привлекают?

Ярослав Мешалкин: Это прежде всего российский талант, да, то есть люди действительно подошли к созданию с душой, они любят. Это пермская студия разрабатывала, то есть они любят свой регион, они вложили в игру историю региона, свою любовь к нему, ну, естественно, приложив профессионализм в отрисовке деталей, в графическом движке и т. д. Получился тот продукт, который действительно пользуется спросом.

Ксения Сакурова: Так что привлекает зарубежных-то пользователей? Наших понятно, то есть нам хотя бы культурный материал может быть понятен. А вот для зарубежных игроков?

Ярослав Мешалкин: Ну а что привлекает нас, допустим, в играх по Древнему Египту и т. д.? Наша история точно так же интересна зарубежному миру, это для них что-то новое, что-то незнакомое, то, что они изучают в играх.

Виталий Млечин: Вот сообщение пришло: «Наших игр нет, потому что при малейшей возможности разработчики уезжают». Ну, во-первых, мы выяснили, что наши игры все-таки есть. Но разработчики уезжают действительно? Есть такая проблема?

Ярослав Мешалкин: М-м-м... Я думаю, что это скорее общая проблема IT-рынка. То есть да, действительно, мы готовим очень сильных IT-специалистов, которых зачастую переманивают условные Facebook и Google. Но и наши российские компании, мне кажется, достаточно твердо стоят на ногах и могут конкурировать с западными офисами. Поэтому... Ну это вечная конкуренция за наиболее талантливых разработчиков. Да, эта война идет, и мы сражаемся.

Ксения Сакурова: С вашей точки зрения, какие еще интересные, ну, может быть, исторические эпизоды или, может быть, какие-то культурные пласты могли бы быть интересны вот именно в такой презентации, в рамках игры?

Ярослав Мешалкин: Абсолютно любые. То есть взять древнюю историю Руси, взять новую или новейшую – все это можно отражать в игры, все это можно рассказывать молодой аудитории через игры. И главное не делать это чем-то обязательным, то есть надо концентрироваться прежде всего на создании хорошей, интересной игры, интересной прежде всего самим разработчикам. Если она будет такой, если в нее вложить душу, то она зайдет и аудитории.

Ксения Сакурова: То есть если речь идет о каком-то историческом эпизоде, в принципе неважно, какое главное, как это называется, геймплей чтобы был хороший...

Виталий Млечин: Ха-ха-ха.

Ксения Сакурова: Я сейчас правильные слова говорю?

Виталий Млечин: Абсолютно правильные, конечно.

Ксения Сакурова: Как бы главное – это геймплей, а уже какая обстановка – это уже вторично?

Ярослав Мешалкин: Да, абсолютно верно. Главное, чтобы продукт был хороший, чтобы игра была хорошая, в нее было интересно играть.

Ксения Сакурова: Спасибо большое. С нами на связи был Ярослав Мешалкин, директор по стратегическим коммуникациям компании ESforce Holding.

Давайте посмотрим, что еще писали наши зрители. «Турник в каждый дом!» – предлагают в Нижегородской области, видимо, все-таки не очень рады они популярности компьютерных игр. Ростовская область: «Неправду говорит ваш эксперт – родители работают, а в интернете большей частью учатся и берут нужную информацию по семейным вопросам!»

Виталий Млечин: Ха-ха-ха. Ну и: «Сначала надо научить детей русскому языку и математике, но без компьютера», – хотя почему без компьютера, если он помогает тому же самому...

Ксения Сакурова: В том числе, да, учить русскому языку и математике.

Буквально через несколько минут поговорим о том, много ли в нашей стране миллионеров и где их искать. Оставайтесь с нами.

Виталий Млечин: И расскажите нам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Нашим разработчикам компьютерных игр помогут – в России может появиться профильный фонд