Илья Заливухин: В законе надо прописать необходимость думать прежде, чем делать!

Гости
Илья Заливухин
архитектор-градостроитель

Тамара Шорникова: Сечас приступаем к обсуждению нашей темы дня. Было ваше, стало наше. Госдума России приняла во 2-м чтении законопроект, который упрощает процедуру изъятия земли и расширяет возможности местных органов самоуправления по всей России. Раньше поводом для такого решения были только госнужды, теперь еще возможно и комплексное развитие территории.

Виталий Млечин: Ну, при этом депутат вот всех убеждают нас, что закон в правах собственников не ущемляет, цели и задачи у него другие.

Тамара Шорникова: Вот что это все значит, и есть ли у собственников реальные поводы для опасений будем разбираться. В первую очередь с нашим экспертом, у нас в гостях Илья Заливухин, градостроитель, архитектор, здравствуйте.

Виталий Млечин: Илья, здравствуйте.

Илья Заливухин: Здравствуйте, да.

Виталий Млечин: Давайте призовем наших зрителей, как мы всегда делаем в этой студии, пожалуйста, звоните, пишите нам, высказывайте свое мнение. Потому, что тема, в общем, касается всех. Ну, по крайней мере, тех, у кого есть какое-то жилье. Все это будем обсуждать, это наша тема дня сейчас и вечером тоже. Ну, вот присоединяйтесь к обсуждению, у нас есть несколько сюжетов, которые мы посмотрим чуть попозже. Но, в начале все-таки вопрос к вам. Как вы считаете, этот, вот эти поправки, этот закон, на что это все направлено, и чего больше тут, пользы или вреда?

Илья Заливухин: Вы знаете, ну, добрый день. Да, очень сложная тема, но в то же время очень интересная. Тут надо сразу сказать, что я занимаюсь архитектурой и градостроительством, и мы разрабатываем комплексные проекты. Для чего я это говорю? На самом деле, для того, чтобы сказать, что только вот такие вот поправки, и такие изменения частной собственности, возможны только после работы специалистов и разработки комплексных проектов. То есть, все должно быть предельно ясно и четко. Для чего, куда, какая земля может быть отдана. То есть, не должно быть никакой вот этой вот истории, что вот просто взяли, что-то там хотели поставить, город, и точечное решение. Да? Вот, мы решили ставить, там, кинозал в этом месте, или решили такие-то дома здесь разместить. То есть, нужно объяснить, для кого, почему, зачем, все различные варианты предусмотреть, чтобы не, например, не менять как бы какие-то моменты частной собственности, да? То есть, вот, то есть, во-первых, это должно быть сделано, как бы, ну, в каких-то, ну, скажем, ситуациях, где невозможно это не менять. Ну, например, там какой-то кусок частной собственности залезает на улицу, которую обязательно надо для города проложить. Ну, вот всем понятно, что здесь нужно сделать капиллярную сеть улиц, и вот этот вот кусочек, он тут вот нам никак не дает сделать эту улицу. То есть, общественные какие-то моменты такие. Вот тогда это должно быть объяснено и вот такой закон может быть применен. Да? Или там, то есть, вот комплексное развитие территории, что это значит? То есть, только понимание целей, комплексный анализ ситуации и комплексный проект. И только после этого такие законы можно применять.

Виталий Млечин: Вот мне кажется, это очень важный момент, о котором вы сейчас сказали. Объяснить, предоставить все сведения, но, вот, например, наша практика, она показывает, что в реальности бывает по-другому. Вот случай интересный в Екатеринбурге произошел. Там власти решили построить здание городской филармонии на месте 6-этажки. Жители против, причем, узнали они об этом случайно. Вот давайте посмотрим сюжет Анны Исаевой из Екатеринбурга.

Илья Заливухин: Давайте.

Виталий Млечин: И обсудим его. Тут, сейчас…

Тамара Шорникова: Режиссеры сейчас просят пару минут, чтобы подготовиться.

Виталий Млечин: Сейчас включат, обязательно этот сюжет. Все, давайте смотреть, пора.

«СЮЖЕТ»

Виталий Млечин: Ну, вот смотрите. С одной стороны, филармония, да, ну, нужное для города здание, наверно, нужное. Но, с другой стороны, люди, которые живут в этом доме. Они тоже хотели бы в нем продолжать жить. Дом вроде неплохой.

Илья Заливухин: Однозначная ситуация, я просто даже не вижу, то есть, то, что, о чем говорил Ресин в начале передачи, о комплексном развитии территории, и об этом законе, который предлагают депутаты, и вот эта ситуация с домом в Екатеринбурге, оно как бы для меня никак не связано. То есть, с домом очевидная какая-то, я не знаю, либо провокация. Зачем вообще сносить крепкие здания в центре города? Тем более выселять из них людей и тем более, под это делать закон. Я абсолютно уверен, что этот закон делается точно уж не под этот дом и не под Екатеринбург. Но, нужно действительно прописать в этом законе вот такие вот моменты, чтобы люди просто чувствовали себя в безопасности. Потому, что так вообще конечно любой дом можно взять и переселить куда угодно и наступит даже не Советский Союз, я даже не знаю, что. То есть, в принципе, это совершенно недопустимо и для Екатеринбурга, и для любого другого города, поселка, населенного пункта и деревни в нашей стране. И в любом, в мире это вообще невозможно.

Тамара Шорникова: Но, это же основное из опасений, что сейчас подведется законодательная база под различные варианты. Ведь речь идет не только о благоустройстве промзоны или свободных территорий. Есть и конкретные строчки про развитие застроенных территорий.

Илья Заливухин: Значит, в любом случае, если, эти проекты должны быть, почему я начал с проектов? Потому, что все-таки перед любым действием нужно подумать. Ну, закон законом, но в законе должно быть прописано, кстати, законодательство очень важный момент, который может отрегулировать что, только, на основе комплексного проекта, который будет утвержден и согласован, в том числе, ну, как бы, с собственниками земли. Я понимаю, что это звучит как-то, ну, как вот сказка, смешно. Да? Но, тем не менее, то есть, экономические меры. То есть, там должна быть предусмотрена компенсация, то есть, невозможно, то есть, я не знаю, если чиновники, почему то в Екатеринбурге, ну, они сказали, что они как бы это не собираются делать. Я надеюсь, это как-то там, в общем, будет отменено, но тем не менее, вы посчитайте тогда, сколько стоят квартиры. Предложите намного лучше квартиры в центре города. И посчитайте тогда стоимость этого участка, какой он выходит вам, перестроить этот дом, поселить людей на соседнем участке. Если прям уж, прям так нужно филармонию сделать здесь. Потому, что я абсолютно уверен, что для филармонии можно найти и рядом участок и построить новую филармонию. Я не знаю, наоборот, это здание отдать там под другие нужды. И так далее. То есть, ну, вот это все комплексный подход. То есть, не точечный подход, вы понимаете, точечный подход к зданиям это одна там тема, а вот точечный подход к градостроительству, он абсолютно недопустим. Только комплексный подход. Нужно проанализировать весь центр города для того, чтобы понять, как развивать филармонию. Надо не жалеть на это сил, чтобы разбираться вот с такими ситуациями. Потому, что иначе мы с вами будем вот обсуждать на Общественном Телевидении России вот такой случай в Екатеринбурге, который я даже не понимаю, как можно. Это не ветхий дом, очевидно. Это там не 2-х этажный барак, хотя они бывают очень красивыми. Это там не еще там что-то. Это нормальный 5-этажный сталинский дом квартальной застройки, который когда-то был по плану пристроен к филармонии.

Тамара Шорникова: Ну, о механизмах и алгоритмах работы с властями и с землей, которая имеется в городе, поговорим, наверное, сразу после звонка. К нам дозвонилась Галина из Краснодарского края. Давайте выслушаем нашу телезрительницу.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Галина.

Зрительница: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зрительница: Это звонит мама своих детей. Дети мои купили в Краснодарском крае квартиру 1-комнатную, на новостройках. Поселок Российский, улица Олимпийская. Когда мы покупали квартиру, риэлтор ничего не сказал, что земля, арестованная под ним, вот. Ну, квартира, как квартира. Купили квартиру, она, уже 4 года дом. Вот мы спокойно взяли. А теперь свет выключают на целый день, маленький ребенок. Ни покушать, ни отопления нет, ничего. Газа там тоже нету.

Илья Заливухин: Это не государство дает квартиры, кстати.

Виталий Млечин: Да, Галина понятно. Это просто немножко выходит за рамки нашей сегодняшней темы.

Тамара Шорникова: Боюсь, что речь идет уже о мошенничестве. Мы просим наших телезрителей…

Илья Заливухин: Это – в прокуратуру.

Тамара Шорникова: Да. Безусловно, здесь нужно обращаться в прокуратуру. Наших телезрителей сегодня просим звонить, если вы столкнулись, например, с такими ситуациями, когда рядом с вашим домом собираются построить, может быть, социальный объект какой-то. И из-за этого…

Илья Заливухин: Или хотя бы дорогу.

Тамара Шорникова: Да. Какие-то инфраструктурные объекты и в связи с этим…

Илья Заливухин: Лишают участков.

Тамара Шорникова: Ваши дома считаются как бы мешающими развитию.

Илья Заливухин: Дома или участок частной собственности. Тут вопрос же тоже в земле.

Тамара Шорникова: Что касается, вот если сейчас говорить о механизме существующем, да? Сейчас на каких основаниях, в каких случаях местные власти могут потребовать освободить какую-то территорию?

Илья Заливухин: Вы знаете, ну, сейчас тоже существует, собственно, законодательство. Ну, то есть, каким-то образом делалось Сочи, например. Там очень много людей переселялось, то есть, был важный объект для страны, он строился. И есть механизмы, которые это регулируют. Но тут сегодня идет вопрос о комплексном развитии застроенных территорий. Что, я просто хотел бы прояснить, что это такое. Потому, что на самом деле вот это распространенное мнение, в крупных городах, что города могут все время расширяться. Что у нас земли мало. Вот это как бы ошибка, первая, ее надо признать. Это мнение просто ошибка, потому, что город это вообще не здания. Просто. Знаете, что такое город? И стоимость этого. Город, это то, что должен муниципалитет сделать. Это транспортная, социальная, инженерная и природно-экологическая инфраструктура. То есть, это огромные деньги. А здания, это уже потом застройщики будут строить. Причем, если будет качественная какая-то история, то они будут качественно строить. И вот на самом деле, основная идея развития сегодняшних городов в мире, это развитие существующих территорий. Причем, самими же собственниками участков. То есть, нам эта мысль пока в голову как бы, не может придти, потому, что мы еще находимся с вами очень, очень сильно в постсоветском пространстве, если честно. В постсоветском пространстве мышления. Потому, что вот мы приватизировали квартиры, а на самом деле, это ничего не значит. Нужно, чтоб у вас была земля под этими квартирами под этими домами. Чтобы вот в этих кварталах, микрорайонах земля была четко размежевана, так, чтобы вы могли сами, по сути даже своими силами, кредитами, какими-то строительными компаниями развивать свой участок в городе. То есть, землю надо вернуть народу. Я понимаю, что это было уже 100 лет назад, но ее тогда, скажем так, не вернули народу, а отобрали у народа и отдали, в общем-то, государству. Ленин там, да?

Виталий Млечин: Так, а мы когда говорим о развитии, что мы имеем в виду? Потому, что сейчас складывается ощущение, что власти в это слово вкладывают очень простое понятие. Снести 5-этажки, построить 25-этажки на этом месте.

Илья Заливухин: Вот, очень хороший момент. Это постсоветское, на самом деле, как бы, от него надо тоже перейти. Потому, что когда у нас будет квартал в городе, где каждый кусочек земли будет принадлежать конкретным людям, которые там живут, в этой 5-этажке, они будут собственники не только 5-этажки, но и этого квартала. То по согласованному регламенту в городе и проекту застройки этого города, они могут этот свой участок развивать. И вот когда они смогут владеть этим участком, развивать этот участок, то никто никогда у них во дворе точеную башню построить не сможет. Ну, это то же самое, что у вас на вашем дачном, простите, участке там 6-8 соток или сколько, никто же не может во дворе сосед построить. Или там товарищество дачное придет и вам построит так какой-нибудь для нужд поселка, не знаю, колодец.

Виталий Млечин: Понятно. Эта мысль ваша ясна. А что касается развития, как можно город развивать?

Илья Заливухин: И развитие, развитие должно быть города, город может развивать и делать только транспортную, социальную инженерную инфраструктуру. Экологические каркасы, всякие общественные места. Вот. То есть, город строить жилье на самом деле не должен. Его должны стоить сами владельцы. То есть, под строительство домов, на самом деле, не должно быть в городах вот таких вот задач. Потому, что, ну, город очень редко в мире строит жилье. Это либо социальное жилье, арендное, да, это отдельная тема. Либо объекты, ну, такие как, конференц-залы, там, школы, детские сады. Общественные вот объекты. И для этих общественных объектов тоже выбирается место. Причем, согласовывается со всеми горожанами и владельцами соседних участков. Я не знаю, может быть, я сложно рассказал, но это модель города до 1917-го года у нас в стране была. И мы эту модель на 100 лет потеряли, понимаете? У нас очень сложная ситуация. И сейчас, когда мы говорим, город развивает, вот, не знаю, муниципалитет развивает город. Нам все время кажется, что он должен строить дома. Он не должен стоить дома на самом деле.

Виталий Млечин: Ну, строят, вроде как застройщики, а муниципалитет…

Илья Заливухин: А вообще должны строить даже мини застройщики, то есть, сами. Знаете, я как бы новую эту идею пытаюсь объяснить. Но сейчас ее пока нет, мы все-таки должны к ней двигаться.

Виталий Млечин: Интересы застройщика ясны. Застройщику надо как можно больше здание построить, чтобы как можно больше квартир продать.

Илья Заливухин: Да, но туту надо так сказать, что бы, понимаете, если у нас вся земля будет в частной собственности, то у застройщика не будет этой земли. А в поле ему должно быть запрещено, строить, выше 2-х этажей. Поэтому, у нас эти крупные застройщики в стране, собственно пропадут. Либо они займутся как бы строительством в центре города, будут помогать развивать собственникам участков, как-то выкупать и так далее. Ну, там, это вот совместное такое частно-государственная как бы работа пойдет с собственником. То есть, я бы просто хотел бы немножко остановить вот эту историю, когда у нас крупный застройщик строит либо в полях, либо приходит в центр города, и начинает, под него начинают сноситься дома. Под этого крупного застройщика начинают выкупаться участки. Вот этого не должно быть. То есть, понимаете, ну, вот вспомните, как выглядит там, центр Берлина, там маленькие все, собственно, свои, имеют. Как бы раньше были домики. Потом выше, потом еще выше кто как строит. Центр Торонто, центр Сиднея, центр любого города мира, Берлина, Амстердама. А у нас, в постсоветском пространстве, до сих пор вот есть эта проблема с крупным, раньше это был Госстрой, но он строил-то для граждан и давал им эти, ну, бесплатно отдавал, в аренду. А сейчас это некий застройщик, который как бы либо строит в полях, ему там уже не выгодно и он идет в город. И вот это страшная вещь, потому, что дальше он будет целыми кварталами как бы убирать собственность и строить свои дома. А людей из собственности, с земли, переселять в какую-то ячейку с телевизором, вот что страшно, на самом деле. Ну, как бы может быть это такая тема глобальная, но.

Виталий Млечин: Ну, так мы как раз ее и собрались тут обсуждать.

Тамара Шорникова: Ну, ну она абсолютно, она абсолютно понятна, и я думаю, что многим действительно понятно, они с вами согласны.

Илья Заливухин: Просто футуристичная немножко тема.

Тамара Шорникова: Как должно быть, а как не должно быть. Давайте обсудим так, как есть сейчас на самом деле, потому, что…

Илья Заливухин: Сейчас нужно в законодательстве вот в этом законодательстве, для устойчивого развития территорий, комплексного развития территорий приписать, что только по комплексному проекту, по комплексному проекту могут такие решения приниматься. Который будет вывешен от уровня эскиза, будет обсуждаться с людьми, которые живут на этой территории, от уровня концепции, до принятия конечного решения. То есть, никаких отношений к собственникам земли, как будто они тут случайно проживают, как в Советском Союзе, быть не может. То есть, они не случайно проживают, это их квартиры, это их даже земля должна быть, их нельзя просто так взять, и, там, просто переместить.

Виталий Млечин: Ну, вот это в идеале. Вот как на самом деле происходит, вот, например, у нас есть информация из столичного, это Москва, из столичного района Кунцево. Там уже несколько месяцев идет конфликт из-за здания, которое еще даже не построили. Во дворе между 5-этажек хотят возвести, так, на секундочку, 26-этажную башню. Так начнется реконструкция двух кварталов района. В Кунцево планируют снести 37 5-этажек, на их месте построить уже новые дома. У застройщика, группы компаний «ПИК», есть все необходимые документы. Но, строительство хотят начать еще до того, как снесут эти самые 5-этажки, в считанных метрах от них. Жители домов стройку под окнами видеть не хотят и главное, они утверждают, что их кирпичные дома не аварийные, и их не нужно сносить. На прошлой неделе жители разбили во дворе палаточный лагерь, чтобы туда не смогла заехать строительная техника. Полиция этот лагерь снесла, нескольких активистов задержала, в понедельник строительную площадку все-таки огородили забором. Сейчас работы там не ведутся, их приостановили до завтрашнего дня. Собственно, коллективный иск жителей Кунцево именно завтра будет рассматривать Верховный суд. То есть, вот как раз все наоборот.

Илья Заливухин: Сейчас – да.

Виталий Млечин: Вот вы говорили, как должно быть, а на деле все ровно наоборот.

Илья Заливухин: Да, да.

Виталий Млечин: Никто не знает, почему дома сносят, по какому принципу.

Илья Заливухин: И на чьей земле, и по какой документации.

Виталий Млечин: Да, люди пытаются отстоять уже физически, разбивая вот палаточные лагеря, их разгоняет полиция.

Илья Заливухин: И вот до этого собственно доходит потому, что нету вот этого, о чем я говорю. Понимаете, если бы этот квартал в Кунцево был в свое время разделен жителями на землю, это была бы их земля, то никто бы там, в центре двора, ну, в принципе, ну, это невозможно себе представить, в центре вашего участка. А у нас в микрорайонах в Советском Союзе земля была общая. Потом приватизация была только под домами, по цоколю. То есть, этот двор, он как бы принадлежит вообще городу целиком. И когда мы говорим, что давайте вот город нам благоустроит дворы. Да? На самом деле, да, это городская территория, он благоустраивает дворы. Но когда ему нужно поострить дом, он, простите, там строит дом. Поэтому, надо как-то либо забирать себе эти дворы законодательно, и закреплять за собой границу, там убираться, никого ничего больше не просить. Заниматься там высаживанием редьки, капусты, парковку делать, это ваш двор, он у вас, понимаете?

Виталий Млечин: А есть сейчас законные механизмы? Вот могут сейчас жильцы дома собраться и решить, да, мы хотим этот двор забрать себе?

Илья Заливухин: Вообще-то могут, вообще-то могут. Такой процесс межевания происходит. Часто может быть, жильцы даже не знают, им там выделяют, нужно, вот реально нужно активнее участвовать в жизни своего имущества. Да, это доходит до вот таких вот критических ситуаций. Я не знаю, сейчас по какому проекту, почему там во дворе ставят дом.

Виталий Млечин: Раз уж вы не знаете, то простые люди тем более не знают.

Илья Заливухин: Я не знаю. Да, ну где, вот если, понимаете, нам в следующий раз нужно с вами подбирать тогда какие-то градостроительные планы, то есть, смотреть, кто утвердил, когда утвердил, где вообще генпланы этого. Что эти соседние участки, эти дома переселяются, не переселяются. То есть, ну, что это происходит вообще, то есть, никто не понимает. Вот я не случайно начал с комплексного проекта. В начале, то есть, не потому, что мне нужно комплексный проект, у меня достаточно там проектов разных. А у нас, понимаете, вся страна вот должна быть изменена по, только, комплексному проекту. Представляете, сколько нужно градостроителей вообще в стране? Вы себе представьте. Но этот процесс надо начать. Если его сейчас не начать, у нас любое наше действие в стране, будет сопровождаться вот такими вот акциями, как в Кунцево. Потому, что консерваторию построить, да чего там спрашивать?! Поставили. Дом поставить? Поставили. Это поставили, это поставили. Так не делается.

Виталий Млечин: А вот эта инициатива, о которой вы говорите, она должна откуда? Она должна исходить от власти сверху?

Илья Заливухин: Ну, вот пусть отсюда исходит, я не знаю.

Виталий Млечин: Или все-таки как-то люди должны сами собраться и решить?

Илья Заливухин: Ну, слушайте, мы с вами Общественное Телевидение России, да, вот вы меня пригласили. Я вам говорю. Дальше, я не знаю, может это услышат депутаты? Скажут, а давайте мы, действительно, внесем такой закон, что любая как бы вообще стройка в городе может быть по комплексному проекту только. Согласованному и разработанному специалистами. Кстати, вы понимаете, все это копейки, по сравнению со стоимостью строительства, любая проектная работа. Только знаете, у нас почему-то считается, что думать, за это деньги платить не надо, это каждый может. А вот строить это вот, как бы вот бетон. Это как построить дом. Проектные работы стоят, там, во всем мире до 10%, а у нас, там, 3% почему-то, а то и 2% ,а кто-то вообще говорит, 1% давайте, ну, 1% от стоимости. Ну, я так уже, о своем. Просто при строительстве нужно думать, прежде, чем делать, вот и все. Поэтому, это должно быть законодательно прописано – думать, прежде, чем делать. В законе. Вот есть закон. Закон «Изъятие частной собственности». А перед этим нужно сделать проект, на каждую территорию и на каждый случай этого изъятия.

Виталий Млечин: Понимаете, вот эти вот слова, которые вы произнесли, думать, прежде чем делать, это, конечно, надо девизом вообще нашей страны сделать.

Илья Заливухин: Давайте сделаем, да.

Виталий Млечин: Вот как-то закрепить его.

Илья Заливухин: Давайте!

Виталий Млечин: Действительно, может законодательно. Сначала вот все продумать наперед.

Илья Заливухин: Во первых, это надо было сделать в 91-м году, когда отдавалась частная собственность. Были же страны соцлагеря, у них же было то же самое. Я ездил в Братиславу, Чехию, Словакию, спрашивал, как они делают. Они прежде, чем приватизировать, они провели везде улицы, ну, это называется, сервитуты, то есть, место общественных нужд. Там, где пространство, где будут общественные дороги. И только то, что было между общественными дорогами и разными там сетями, и так далее, они это начали продавать. А мы сначала, а, приватизация! Там, заводы, пароходы, все чего-то начали, и мы давай возьмем этот кусок земли. Этот там эту территорию, этот эту. Набрали территорию. А как дальше с ней, как бы вообще работать то теперь? То есть, это забетонировали собственностью в такую вот кашу.

Тамара Шорникова: Давайте примем еще один телефонный звонок. Нам дозвонилась Валентина из Томска.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Валентина.

Тамара Шорникова: Здравствуйте, Валентина.

Зрительница: Здравствуйте. У меня ситуация такая, что, ну, в двух словах, конечно не объяснить, но я постараюсь быстренько изложить свой вопрос. В 2004 году, когда умер свекор, мой муж получил наследство, дом, землю. Дом оформили в собственность, землю мы тоже замежевали и в 2006 году мы поставили на кадастровый учет. В 2007 году, когда была приватизация, мы решили тоже участвовать в этой приватизации и обратились к администрации. Администрация нам отказала полностью приватизировать ту замежеванную часть земли, 755 квадратных метров, и разрешила только 641. Это они объясняют тем, что там проходили «красные линии». И там будет проходить автомобильная дорога.

Илья Заливухин: Да, логично.

Зрительница: Разрешили нам приватизировать только 640 квадратов, и 113 они якобы изъяли для нужд администрации.

Илья Заливухин: Да.

Зрительница: Эта земля пойдет, там будет проходить автомобильная дорога.

Илья Заливухин: Да, все правильно.

Зрительница: Соответственно, мы не можем ее приватизировать, так как там проходит «красная линия».

Илья Заливухин: Да.

Зрительница: С этим мы согласились, заявление мы не писали, деньги нам, отобрали у нас этот кусочек земли, 113 квадратных метров и за землю деньги не выплатили. Мы стали ожидать, когда же все-таки нас будут сносить.

Илья Заливухин: А за что?

Зрительница: В итоге, прошло уже 10 лет.

Илья Заливухин: А зачем сносить?

Зрительница: 10 лет прошло, строительство автомобильной дороги все откладывается и откладывается. Но тут произошла такая ситуация, что сосед на нас написал по поводу земли, зная о том, что там тоже будет проходить дорога, что якобы мы пользуемся незаконно этой площадью. К нам пришла проверка, нам дали штраф за, по статье 7.1 за использование, незаконное использование этой земли. В итоге я обратилась в администрацию, там нам объяснили, что нам участок этот вернуть не могут, потому, что сейчас якобы они передали уже этот участок другому юридическому лицу, это департамент капитального строительства, для строительства этой дороги.

Илья Заливухин: Ну, все понятно.

Зрительница: Но забор нас заставляют переносить.

Илья Заливухин: Все логично.

Зрительница: Убрать. Мы попали в такую ситуацию, что мы заплатили штраф за свою же землю, которая была размежевана, отобрали.

Виталий Млечин: Так подождите, Валентина, а у вас там на этой земле стоят какие-то строения? Или у вас только забор заходит на нее?

Зрительница: Дом в собственности оформлен, муж вступил в наследство, родители умерли.

Виталий Млечин: То есть, у вас дом получился именно на той территории, которая вам не принадлежит? Фактически и юридически.

Зрительница: Сейчас конечно нет. На той территории мы специально не стали строить, потому, что нам сказали, что ничего не стройте.

Виталий Млечин: Понятно, на той территории, которую у вас отобрали, там ничего нет. Так почему вам не переставить просто забор, да и все.

Зрительница: Нет, там только стоит забор, там только стоит забор. Что самое интересное, мы с 2007 года этот забор и не убирали, просто мы ждали того момента, когда все-таки будут нам сносить.

Виталий Млечин: А что сносить-то у вас должны?

Илья Заливухин: Забор, что ли?

Зрительница: Забор. Сказали, чтоб мы снесли забор. И так мы не снесли, заняли самовольно участок.

Тамара Шорникова: Хорошо, Валентина, понятно. Да, история понятна. Ну, здесь, я думаю, что можно прокомментировать.

Илья Заливухин: Нет, здесь все понятно. Потому, что, собственно, они, как бы власть, правильно делают, нужно проложить дорогу, они говорят, что мы не можем ее заприватизировать вам, потому, что здесь будет проходить дорога. Ну, хорошо, что они предупреждают заранее. Потому, что если бы эта территория была приватизирована, там бы было бы строение. А потом они говорят, а вот здесь вот пройдет дорога, мы так думаем. Вот, а так «красные линии», то есть, вся градостроительная документация в порядке у этого участка.

Виталий Млечин: Ну, с одной стороны. А с другой стороны, я не очень понял, как там изначально оказался этот забор. Он же там все-таки оказался, значит, изначально-то земля была выделена.

Илья Заливухин: Да, но когда, ну, это нужно разбираться, в какой момент делался этот проект, но, понимаете, земля на данный момент не приватизирована. Да? Соответственно, все правильно, когда они обратились, чтобы она была приватизирована, то есть, ее никто как бы, ну, как, я не знаю, можно, ее же никто не покупал, это было, вступил в права собственности. То есть, она там была всегда. То есть, это не то, чтобы вот, купили, а тот, кто продавал, не сказали, что тут «красные линии». И вот заплатили за весь участок, а теперь кусок отрезают. Помогите, значит, вот кусок отрезают. Нет. То есть, был давно, в Советском Союзе кусок земли. Он вступил в наследство. И приватизация, которая сейчас должна была быть, она разрешена, только кусок этой земли это собственно то, о чем я в очень простом виде, но я говорил вот про собственно европейские города. Что да, там не все разрешали приватизировать. Потому, что, да, кстати, если что, там вот эти многоэтажные дома, 5-этажки, там не было бесплатной приватизации, там приватизация была платная. Поэтому эти все дома, ими владеет либо сообщество людей, там из 2-3 человек, либо вообще какие-то бвнки. Поэтому, не так просто переделать. Вот эта вот история дешевой приватизации, которая была у нас в стране, я сейчас может быть, скажу, ну, как бы такие, ну, как бы, не знаю, довольно таки вещи не совсем понятные, но, вот этого не должно было быть. То есть, не нужно было всем говорить, а, разбираем все. И вот понимаете, когда у людей нету средств, это все оплатить, и так далее, и так далее, но, есть имущество, вот эта ситуация, она очень сложная. Потому, что нельзя ни фасад отремонтировать, ничего. То есть, вы да, вы владеете этим домом, но у вас ни земли нету, ни денег на его обслуживание. И так далее.

Виталий Млечин: Так, а что же делать? Людей на улицу? На улицу выгнать?

Илья Заливухин: Возвращаться к социальному жилью. К арендному социальному государственному жилью.

Виталий Млечин: Но аренду тоже надо платить.

Илья Заливухин: Государственному. То есть, на самом деле, есть такое понятие в мире, «Social housing», социальное жилье. Это не значит, что это плохое дерьмо, плохое жилье, простите, на окраине там, за МКАДом. Что-то я устал просто. Вот. Какое-то просто ужасное жилье, нет. Это жилье качественное, в центре города и построенное государством, за государственный счет. Которое оно практически может бесплатно сдавать людям. То есть, люди не владеют этим жильем, но живут в нем.

Тамара Шорникова: Послушайте, мне кажется, это все равно…

Илья Заливухин: То есть, мы должны вернуться, у на было, смотрите, арендного жилья в Советском Союзе 97%. Немножко было ЖСК, жилищно-строительные кооперативы. А потом у нас резко, раз, 97%, значит, у нас частного жилья. А в мире – 50 на 50. То есть, это тема, к которой мы с вами вернемся через 10 лет, а может быть, уже через год, что нужно строить как во всем мире, и как у нас было в Советском Союзе, государственное жилье, где люди не будут владеть собственностью. И им будет от этого на самом деле лучше.

Виталий Млечин: А что с собственностью, которая уже есть? Что делать?

Илья Заливухин: Ну, пусть владеют, пожалуйста. Но они должны ее обслуживать. То есть, им государство не должно чинить фасады, например, ремонтировать и так далее. Это как «Жигули».

Виталий Млечин: Теперь, теперь государство ничего никому и не чинит.

Илья Заливухин: Вы теперь владеете машиной? Владеете.

Виталий Млечин: Мы теперь все платим взносы на капремонт.

Илья Заливухин: Вот. А хватает этих взносов на капремонт?

Виталий Млечин: Ну, это уже вопрос не к собственникам.

Илья Заливухин: А к кому?

Виталий Млечин: Это вопрос к системе.

Илья Заливухин: Ну, смотрите, на самом деле, вот эти взносы на капремонт надо смотреть, сколько они платят. То есть, есть управляющие компании, нужно выбирать, правильную управляющую компанию, следить за этими деньгами. Что эта управляющая компания делает. Потому, что вы сейчас платите, думаете. Ну, там, через 50 лет, через 20 управляющая компания нам сделает капремонт, как в Советском Союзе было. Ну как же, сделают. А управляющая компания, например, исчезнет через 2 месяца. Я не знаю, там.

Тамара Шорникова: Я не согласна с этой формулировкой. Я понимаю, что мы живем сейчас в таком мире, в котором мы вынуждены быть ответственными.

Илья Заливухин: Да.

Тамара Шорникова: Мы вынуждены решать свои проблемы сами.

Илья Заливухин: Но. государство это должно контролировать, я не спорю.

Тамара Шорникова: Я не согласна все-таки в этой ситуации с уходом государства от ответственности.

Илья Заливухин: Я не говорил, что государство должно…

Тамара Шорникова: Потому, что в любом случае, когда проводилась приватизационная кампания. Это провозглашалось, что будет жилье ваше, соответственно, это я думаю, что нужно застолбить сейчас. Второе.

Илья Заливухин: Это жилье, жилье, конечно, никто не отнимет. Просто я говорю о том, что есть некая проблема отложенная такая. Отложенная проблема, что это жилье никто, мы начали с этого, никто частную собственность не может отнимать. Но, надо понять, что делать с этим дальше. Потому, что, собственно, это частная собственность, но она будет как бы ветшать у людей в панельном фонде, который был настроен у нас за 30-40 лет. Что государство собирается делать с этим? Как бы дальше людям предоставлять новую собственность? Ой, у вас «Жигули» развалилась, вам «Фольксваген» или «Шкоду»? Вы что выбираете? Вам не кажется это странным? Ну, вообще-то? То есть, ну, когда-то надо начинать это обсуждать. То есть, пожалуйста, на тебе «Фольксваген», если у тебя твои «Жигули» развалились. Но он государственный, служебный «Фольксваген». Пользуйся им бесплатно. Но когда ты, там, переедешь в другой город, ты его отдай. Или там, ну, еще что-то, да, произойдет.

Виталий Млечин: Так, а как же пользуйся бесплатно? Бесплатно тоже ничего не бывает. Бесплатно не бывает, потому, что социальное жилье за него оплачивает общество. То есть, государство, да, будет оплачивать это жилье.

Виталий Млечин: И кому его предоставлять? Тоже всем? Тогда все переедут в бесплатное жилье.

Илья Заливухин: Правильно. Поэтому надо именно эту политику выстраивать.

Виталий Млечин: А собственность будут сдавать, и получать доход.

Илья Заливухин: Нет, ну, слушайте, это то, чем должно заниматься государство, обо всем этом думать, регулировать и выстраивать эти программы, как мы будем с этим дальше жить. Потому, что сейчас, государство в 90-х годах предоставило собственность и сказало, это ваше все, мы вам гарантируем. Но вы правильно совершенно сказали, но за этим следует огромная ответственность на много-много лет вперед. Что дальше будет? Поэтому я сейчас пытаюсь немножко, как бы забежать дальше. И на самом деле, от этого ответственность государства еще больше увеличивается. Потому, что да, надо действительно отвечать за все то, чего было приватизировано теперь. Непростая тема.

Виталий Млечин: У нас есть сюжет нашего корреспондента Елены Тимановой. Она собрала несколько ситуаций, когда людям приходится бороться за свою собственность, собственно, которую они оплатили уже немалыми деньгами. Все дело в том, что, например, предприятия устанавливают санитарно-защитные зоны, ну, и так далее. Давайте сюжет посмотрим и обсудим.

«СЮЖЕТ»

Виталий Млечин: Ну, и давайте теперь, у нас осталось 2 минутки буквально, как такая политика всех, и людей и властей, и предприятий как вот она сказывается на развитии городов? Развитии вообще нашей страны?

Илья Заливухин: Вот когда не подумали, а потом сделали.

Виталий Млечин: Конечно. Когда вот получается, люди купили, вроде законно.

Илья Заливухин: Вот так и сказывается.

Виталий Млечин: А потом вот полигон взял и расширился.

Илья Заливухин: Митинги, борьба, и, причем дальше, при развитии территорий, потому, что города развиваются, и так далее, у нас будет больше и больше таких моментов. Потому, что именно сейчас начать больше думать, больше внимания уделять, собственно, вот этим комплексным проектам развития территорий и юридической составляющей. То есть, все должно быть узаконено, все должно быть по папкам, везде должна быть цифровая вот эта политика, которая сейчас, собственно, у нас и начинает. То есть, мы, на самом деле, движемся к этому, чтобы начать. Президент говорит о комплексности, о цифровизации всех территорий и так далее. То есть, вот они документы не могут найти. То есть, когда-то, кто-то какие-то бумажки не в ту папку положил. Это все, к сожалению, это огромная проблема для всех. У меня тоже случались такие случаи, это, ну, нужно обращаться к юристам. К юристам, к Верховному суду, и так далее. Потому, что, ну, чтобы предотвратить, то есть, должная быть еще такая политика предотвращения этих ситуаций. Можно вот сейчас начать. То есть, в связи вот с этим законом, о котором мы говорили, вот там прописать, что только в цифровом виде, по комплексному проекту, и с согласованиями, не знаю, со всеми заинтересованными сторонами. Владельцами земли, бизнесом, сообществами городскими, и с привлечением специалистов можно выполнять такие работы. Вообще, как применение этого закона. То есть, если он сейчас начнется применяться без этого, то опять начнется, здесь чего-то там, консерваторию решили построить, а здесь мусоросжигательный завод решили построить без охранных зон, а здесь заправку разместили рядом с памятником погибшим героям Великой отечественной войны. То есть, понимаете, градостроительство это в плане документации по слоям. И вот эти все слои соединяются, и все охранные зоны накладываются, все юридические вопросы согласовываются. И все межевание обосновывается. И тогда люди живут спокойно. Вот, понимаете, это многосложная, многослойная работа, предваряющая какие-то дальнейшие действия с землей.

Тамара Шорникова: В каком она сейчас состоянии? Насколько активно градостроители, насколько активны архитекторы вообще, в принципе приглашаются для осуществления этих вопросов?

Илья Заливухин: Это вот зависит от власти. Потому, что на самом деле, действительно, но это нужно сделать систему. Потому, что где-то есть хорошая, ну, добропорядочная власть, она заботится об этом. И хочет, чтобы вот это все совпадало. А кто-то там до сих пор сидит и, в общем, говорит, ну, я не знаю, там кто-то до нас что-то не так сделал. Вот. Но должна быть системная работа в этом направлении, чтобы градостроительство было именно комплексным. Застройка то может быть собственниками на своем участке. А вот градостроительство должно быть комплексное. Самое страшное, это точечное градостроительство. Когда там какой-то один сдой сделали, а остальные слои этого многосложного пирога, ну Ютам, просто не стали делать. Забыли, денег не хватило.

Виталий Млечин: Нам бы очень хотелось, чтобы сейчас нас все услышали, причем все заинтересованные стороны. Давайте еще раз повторим вот эту мысль замечательную. Да? Давайте, сначала думать, а потом уже делать. Спасибо вам большое. У нас в гостях был градостроитель и архитектор Илья Заливухин. Я напомню, что это наша большая тема сегодня. Поэтому, наши коллеги в 8 вечера вернутся к ней. А мы вернемся в прямой эфир буквально через пар минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Градостроитель - об изменении процедуры изъятия земли

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты