Импорт авто парализован. Всё из-за электронных ПТС

Импорт авто парализован. Всё из-за электронных ПТС | Программы | ОТР

Почему цифровизация в России приводит к коллапсу и когда ситуация нормализуется?

2020-11-20T13:52:00+03:00
Импорт авто парализован. Всё из-за электронных ПТС
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Гости
Константин Панкратенко
директор компании «ДВ-Авто» (г. Владивосток)
Илья Минкин
генеральный директор АО «Электронный паспорт»

Денис Чижов: С ноября российский авторынок перешел на электронные ПТС. Бумажные больше не выдаются. Но сразу хочу всех успокоить: бежать и срочно менять их не нужно. Имеющиеся на руках сейчас бумажные по-прежнему действуют и будут вытесняться постепенно.

Марина Калинина: Хотели как лучше, а получилось как всегда, как говорится. Из-за того, что ввели эту систему электронных ПТС, в нашей стране практически заблокирован импорт подержанных автомобилей. И вот эти самые автомобили стоят на таможенном складе во Владивостоке, и склад ими уже просто забит.

Денис Чижов: Вот эту тему как раз хотели обсудить с вами и с экспертами. Первый из них – это директор компании «ДВ АВТО» (из Владивостока как раз, с места событий практически) Константин Евгеньевич Панкратенко. Константин Евгеньевич, здравствуйте. Слышите нас?

Марина Калинина: Константин?

Денис Чижов: Вы нас слышите? Нет, сорвался.

Пишите, звоните. В первую очередь нас, конечно, интересует мнение Дальнего Востока. Хотя и в Сибири тоже праворульных автомобилей в избытке. У нас практически от Дальнего Востока до Сибири – что такое левый руль, там совершенно никто не знает. Это диковинка просто какая-то. Это важная тема для всех. Если вы сейчас заказали автомобиль, ждете и не понимаете, почему же автомобиля у вас нет, то вот причина – электронный ПТС.

Константин Евгеньевич, вы нас слышите теперь?

Константин Панкратенко: Да-да-да, слышу вас.

Денис Чижов: Расскажите, пожалуйста, что поменялось сейчас в оформлении? То есть как это было и как сейчас? Почему же опять цифровизация не удалась?

Константин Панкратенко: Ну, не удалась по одной причине: мы живем в России. Ничего не было протестировано. Начало было положено 1 июля, а с 1 ноября уже полностью, полноценно ввели электронный ПТС. На данный момент, в принципе, задержек никаких таких серьезных нет. Система была сделана для уменьшения сроков растамаживания автомобилей, но, к сожалению, на данном этапе системы не отработана и происходят задержки. То есть автомобили выпускаются, но выпускаются без ПТС. То есть машина по факту должна вывозиться на эвакуаторах. Просто нужно сидеть, проверять и ждать, когда же выдадут этот пятнадцатизначный код, по которому уже можно будет проверять.

Денис Чижов: Константин, секундочку! Я не понял. Вы говорите, что задержек больших нет. Но новости-то приходят, что именно на складах просто машины стоят, некуда…

Константин Панкратенко: Да.

Марина Калинина: Вот вы расскажите. Может быть, вы своими глазами видели.

Константин Панкратенко: Да-да-да, я вас слушаю.

Марина Калинина: Масштаб бедствия-то какой?

Константин Панкратенко: Масштаба бедствия нет. Это все СМИ. Мы каждый день забираем машины из порта. Ну, таких масштабов, что 3 тысячи автомобилей, конечно, нет. Да, есть мелкие – 20, 40, ну, 100 машин стоит, которые не успевают забрать. Но чтобы тысячами эти автомобили стояли – такого нет.

Денис Чижов: Ну а как проще-то все-таки? Вот сейчас устаканится, все будет стабильно хорошо. Электронный ПТС – это лучше, чем бумажный? Удобно?

Константин Панкратенко: Ну, где-то, наверное, в течение месяца все уже устаканится, систему выработают. Ну, все-таки лучше было, когда была бумажка.

Денис Чижов: Почему?

Константин Панкратенко: Ну, с этим было намного проще. Таможенникам передали документы – и выдали уже бумажный ПТС. И автомобиль можно было сразу забрать с таможни с бумагами, а не так, как на данный момент. То есть это дополнительные затраты, это эвакуатор. То есть на автомобиле передвигаться запрещено, пока ПТС не будет. В этом вся сложность.

Денис Чижов: А затраты какие? Цифры можете назвать нам?

Константин Панкратенко: Цифры? Да, конечно. От 3 500 до 5 500.

Денис Чижов: Это что?

Константин Панкратенко: Это эвакуатор, чтобы из порта вывезти автомобиль.

Денис Чижов: Еще какие-то расходы добавились в связи со сменой системы?

Константин Панкратенко: Ну да, конечно. Это постоянка. Вы же сами понимаете, что машина не может… На автомобиле ездить запрещено, пока на него не выдали ПТС. То есть машина должна стоять где-то на стоянке какой-то определенный промежуток времени, пока не выдадут документы.

Денис Чижов: Я пытаюсь посчитать…

Марина Калинина: Слушайте, может быть, просто как-то… Ну почему выход простой не найти: выдать бумажный ПТС пока, чтобы человек мог передвигаться, а в течение, ну хорошо, двух-трех недель он идет и получает свой электронный пятнадцатицифровой номер электронного ПТС.

Константин Панкратенко: Не услышал ваш вопрос. Можете повторить?

Марина Калинина: Я так долго говорила, а вы меня не услышали. Я говорю, что…

Константин Панкратенко: Проблемы со связью.

Марина Калинина: Нельзя ли выдавать временный бумажный ПТС, а потом человек через какой-то определенный промежуток времени идет и получает электронный?

Константин Панкратенко: Ну, это же не от нас зависит. Если бы такая система была, то, да, это было намного проще. То есть как раньше были транзитные номера.

Марина Калинина: Ну да.

Константин Панкратенко: Но сейчас такого нет. То есть, да, вы можете забрать автомобиль с таможни, чтобы не капал СВХ, но ездить на автомобиле запрещено, пока не будет электронного ПТС. Ну а что говорят? Вообще сроки какие?

Константин Панкратенко: Ничего не говорят. Мы надеемся, что это все отработается за месяц, за полтора хотя бы.

Марина Калинина: А машины все прибывают и прибывают, насколько я понимаю?

Константин Панкратенко: Конечно, конечно. Машин очень много заходит во Владивосток. В месяц это 2,5 тысячи минимум. Но это же не значит… Вообще система электронного ПТС – по факту на данный момент это просто на удачу.

Марина Калинина: Это как?

Константин Панкратенко: Серьезно, серьезно, я вам говорю серьезно. Некоторые машины выходят сразу с ПТС, а некоторые машины выходят без ПТС.

Марина Калинина: А вообще на каком этапе этот ПТС электронный выдается? Сама схема какова? Я не очень могу понять.

Константин Панкратенко: Вы имеете в виду, как это все вообще происходит?

Марина Калинина: Вот когда получается этот ПТС электронный? Вы говорите, что какая-то машина получает, а какая-то не получает.

Константин Панкратенко: Это просто удача, честно. То есть здесь не зависит, какая это машина, таможится она на физическое лицо, на юридическое лицо. Это просто дело случая.

Марина Калинина: Что-то с Константином у нас связь какая-то не очень хорошая получилась.

Но у нас есть еще один эксперт – это Константин Панкратенко, директор компании «ДВ АВТО». Здравствуйте.

Денис Чижов: Илья Михайлович Минкин к нам присоединяется сейчас.

Марина Калинина: Простите.

Денис Чижов: Константин Панкратенко покинул из-за связи. Гендиректор АО «Электронный паспорт».

Илья Минкин: Да, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте. Расскажите нам про эту электронную систему, электронный паспорт, который почему-то никак не хочет нормально работать.

Илья Минкин: Хорошо. Ну, система электронных паспортов введена не вчера, не позавчера и не 1 ноября. Она с 2018 года работает. До 1 ноября 2020 ода был переходный период. За это время на систему перешло практически 90% рынка, по крайней мере все производители, все импортеры официальные. То есть 90–95% перешли на электронные паспорта.

Что касается Владивостока, то… Ну, я периодически бываю во Владивостоке и решаю вопросы, чтобы максимально снизить риски, чтобы максимально все запустить. Хочу сказать, что весь 2019 и 2020 год мы пытались во Владивостоке эту историю растолкать. Фактически были в той самой ситуации, которую вы буквально несколько минут назад озвучили, то есть когда вы можете получать как бумажный паспорт, так и электронный паспорт. Это ваш выбор, это ваше решение. Поэтому этот переходный период был достаточно длительный, и он был отработан.

А теперь что касается схемы, о которой вы только что спрашивали. Абсолютно правильный вопрос. Схема на самом деле не изменилась практически. Дело в том, что когда машина приезжает из Японии или откуда-то еще, она должна растаможится, это обязательно. Она должна пройти оценку соответствия. Оформляется свидетельство о безопасности конструкции транспортного средства. И потом оформлялся либо бумажный ПТС, либо теперь сегодня оформляется электронный паспорт.

Поэтому, как совершенно точно предыдущий коллега сказал, для того, чтобы машину забрать с таможни, нет никаких ограничений вообще. То есть машину с растаможки можно спокойно увезти в том направлении, которое вы считаете нужным.

Другой вопрос, что нужно для того, чтобы потом обеспечить эксплуатацию. Для того чтобы не менять схему и чтобы не менять привычный ритм жизни, было принято решение, что оформлять электронные паспорта будут те же самые организации, которые сегодня оформляют свидетельства о безопасности конструкций, которые последние годы этим занимаются.

Сегодня во Владивостоке таких организаций, которые я вижу работающими, семь компаний. Да, действительно, они, на мой взгляд, могли бы больше оформлять и могли бы больше делать, но цифры приблизительно такие. Сегодня ежедневно поступает заявок на 250 машин. И приблизительно на 250 машин ежедневно оформляют свидетельство о безопасности конструкций. А дальше оформляются электронные паспорта. Если взять сегодняшний день, то за сегодняшний день таких машин по московскому времени, с утра – 177. Я думаю, где-то до 200–250 до конца будет сделано.

Кроме того, несмотря на то, что таможня не работает в выходные во Владивостоке, мы тем не менее продолжаем круглосуточную работу. Поэтому где-то за субботу-воскресенье, как мы полагаем, будет оформлено еще, может быть, где-то до 500 паспортов. По крайней мере, такую информацию нам дают такую информацию нам дают лаборатории.

Что касается машин, скопившихся в порту, то мы информацией владеем, мы ее постоянно мониторим. Машин в порту Владивостока всегда много, это нормальная история. Сейчас их стало чуть-чуть больше. И тут есть одна действительно непростая проблема. Дело в том, что 5-го числа две достаточно крупные лаборатории, которые работали во Владивостоке, закрыли, ну, по каким-то причинам. Я не буду вдаваться в подробности.

Они успели до 5-го числа оформить свидетельства о безопасности конструкции, но при этом не оформляли электронные паспорта. Где-то около 500 машин, которые действительно получили проблематику. Там, где мы можем помочь, там, где люди к нам напрямую обращаются, прямо на сайт, на электронную почту и просят: «Помогите!» – мы немедленно реагируем и эти вопросы закрываем.

Марина Калинина: Я еще хочу спросить… Подождите, Илья Михайлович, буквально секунду. Я хочу спросить у наших телезрителей: вообще им нужны эти электронные паспорта? Сталкивались ли они, когда цифровизация чего-то начинается, начинаются и проблемы? Позвоните и расскажите. Или у вас все гладко? Может быть, и такое.

Илья Михайлович, я хочу спросить: а вообще чем бумажка-то не устраивала? Ну, была она всю жизнь и была. Нужно ли было тратить столько сил на эту цифровизацию и на электронные паспорта, для того чтобы сейчас были проблемы? И новая задача – как теперь эти проблемы решить?

Илья Минкин: Ну смотрите. Тут есть, наверное, два ответа. Первый ответ: это решение было принято давно, еще в 2014 году. Этот вопрос решали, решали пять стран. В общем-то, вопрос решен не так плохо, судя по предварительному эксперту, ведь он тоже сказал, что особых проблем нет.

Теперь – что касается того, что получили люди. Сегодня все машины, которые продаются в континентальной части (мы берем сейчас Приморский край), они все с электронными паспортами, и уже не один месяц, и не один десяток месяцев. И что получили люди? Фактически они думают, что им не нужна эта бумажка. Они, может, о ней ничего не знают. То есть на самом деле мы, наоборот, избавили людей от бумажки, которая была лишняя, которую нужно было хранить. Если вы ее потеряете, то нужно было ее обязательно оплатить и получить заново, 800 рублей заплатить за это дело.

Сейчас это стало дешевле. Оформить паспорт стоит 600 рублей, ни больше ни меньше. 600 рублей. Бумажка стоит до сих пор 800 рублей. Поэтому на самом деле это документ личного хранения, который потихонечку уйдет из оборота и которые не будет мешаться, а будет нужен только тем, кому это будет, по сути, интересно. Там будет формироваться история машины. Там будут формироваться все необходимые данные, которые нужны.

Ну и плюс не забывайте еще цифровизацию. Сегодня ГАИ регистрирует машины без единой задержки, с точки зрения получения паспорта. То есть они вводят VIN, именной номер кузов для приморского края. Соответственно, через 30 секунд уже вся информация у них на мониторах, и с ней работают. Это тоже ускоряет процесс. Ну, как-то так.

Денис Чижов: Илья Михайлович, а насколько надежна эта система? Потому что если у тебя есть бумажный паспорт, то вроде бы у тебя всегда есть подтверждение с печатью, с подписью? А вдруг там сбой какой-то произойдет? И куда бежать автовладельцу?

Илья Минкин: Ну, первое. Надо сказать, что бумажку можно потерять. Давайте не будем об этом забывать. И мы их часто теряем. По статистике, если интересно, в год заменяется около 1 миллиона бумажных паспортов.

Денис Чижов: Ну хорошо. Но все-таки за бумажку отвечаю лично я. Если я ее не потерял, то все в порядке. А здесь от меня не зависит. Сбой не по моей вине произошел какой-то. И куда бежать?

Илья Минкин: Я сейчас договорю, простите. Когда вы бумажку теряете, вы обращаетесь в те же цифровые системы, которые позволяют вам получить новую. Здесь история точно такая же. Система многократно защищена резервными копированиями. Это несколько баз, которые параллельно работают. Уровень защиты такой же, как у любой государственной информационной системы. Плюс у ГАИ вся информация, которая получается по электронным паспортам, тоже имеется и хранится. Поэтому здесь практически невозможно какой-то коллапс создать.

Марина Калинина: Спасибо. Илья Минкин, генеральный директор компании «Электронный паспорт».

Пару SMS почитаю, а потом с еще одним экспертом на эту поговорим. «Цифровизация в таком виде, как сейчас, только осложняет жизнь», – это из Ленинградской области сообщение. И Челябинская область: «Нет, не нужен электронный паспорт. Бумага надежнее».

Сейчас мы узнаем мнение нашего следующего эксперта – это Максим Едрышов, руководитель Федерации автовладельцев России. Максим, здравствуйте.

Максим Едрышов: Добрый день.

Марина Калинина: Ваше мнение по поводу электронных паспортов технического средства?

Максим Едрышов: Ну смотрите. Мне кажется, это наше неизбежное будущее, потому что действительно страна переходит на цифру. И если взять другую сферу – недвижимость, то на цифру перешли достаточно давно, и все данные о приобретаемой недвижимости хранятся в реестре недвижимости, и никаких проблем в связи с этим не возникает.

Но люди все равно переживают, потому что действительно люди считают, что бумажка – это надежно. И как-то спокойно людям, когда у них есть какое-то документальное подтверждение того, что у них есть в собственности транспортное средство. Люди при этом готовы даже переплачивать госпошлину, но получить вот этот заветный документ.

И здесь очень большая проблема в том, что у нас как-то мало времени и мало внимания уделялось такой информационной кампании, чтобы людям рассказать: «Не пугайтесь, ничего страшного в этом нет». Первое время люди действительно будут переживать, бояться всего этого, бояться, что они могут лишиться автомобиля. Хотя все эти данные действительно защищены. И то, что они потеряются… Ну, вероятность, конечно, есть, но она тысячные доли процента составляет.

Марина Калинина: Максимум, ну смотрите, у нас как только звучит слово «цифровизация» и что-то электронное, люди, уже наученные горьким опытом, они понимают, что сейчас начнутся проблемы. Так было с Госуслугами, и до сих пор периодически бывает. Так было с электронными дневниками различными и так далее, и так далее. Сейчас – электронные технические паспорта. И тоже проблемы.

Максим Едрышов: Ну, проблемы в первое время, скорее всего, будут. Это неизбежно, потому что система только-только проходить какую-то обкатку. Ну, самое главное, что данные защищены. Вот в этом основная суть. А когда не работает база данных Госавтоинспекции, то невозможно провести никакие регистрационные действия. И даже при наличии бумажного документа его все равно невозможно привезти сейчас.

Марина Калинина: Давайте послушаем… Максим, вы не отключайтесь. Давайте послушаем Андрей из Московской области. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, постоянно сталкиваюсь с цифровизацией. У меня ощущение, что это просто издевательство над людьми, сделанное с единственное целью: про всех все знать. Мне как пользователю, например, совершенно не нужна вот эта электронная запись. Мы ставили в этом году для компаний две машины и столкнулись с тем, что бюрократизма и трудней стало больше, потому что с нас потребовали с ГАИ этот распечатанный электронный документ, который нам дали в автосалоне, страховку. То есть у нас чиновники умножаются в количестве…

Вот переводится в электронный вид, а люди должны им теперь копии предоставить. Это сделано не для того, чтобы людям было удобно, а для кого-то: для чиновников, для государства. То, что вы не можете поставить машину при том, что у вас база данных висит в ГАИ, при наличии официального документа – это ваша проблема. Это не должно быть проблемой пользователей. А наши «замечательные» чиновники все время перекладывают это на пользователей и радостно рассказывают, что они сейчас это решат.

Марина Калинина: Да, спасибо.

Зритель: Вот такая точка зрения.

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок.

Максим, что вы думаете по этому поводу?

Максим Едрышов: Вы знаете, Андрей совершенно прав в этой ситуации, потому что действительно электронная база данных висит у государства, а человек не может получить государственную услугу. Например, летом был такой глобальный сбой, и люди неделю не могли поставить машину на учет, причем по всей стране.

И это действительно проблема, потому что у нас за несвоевременную постановку на учет есть еще и штрафные санкции для автомобилиста – около 3 тысяч рублей. Это штраф, если автовладелец не зарегистрировал свой автомобиль в течение 10 дней с момента покупки. И эта проблема действительно есть.

Но вообще, по сути, ПТС (паспорт транспортного средства) нужен сейчас исключительно для регистрационных действий. То есть когда человек управляет автомобилем, он ему совершенно не нужен. И сейчас, учитывая то, что и так уже достаточно давно есть записи эти в электронной форме, то в настоящее время это действительно документ абсолютно не нужный. Все это и так уже есть.

Марина Калинина: Ясно. Вот из Хабаровского края нам пишут: «Очень часто база ГИБДД не видит новых электронных паспортов».

Максим Едрышов: Ну, сейчас еще рано пока делать какие-то выводы, потому что сами электронные паспорта появились у нас не так уж давно. При этом, конечно огорчает то, что нам, по сути, предлагают сырой продукт, и нам предлагают тестировать этот продукт на своей шкуре, как говорится. То есть человек приходит регистрировать машину – и начинаются танцы с бубном. «Вот принесите нам бумажную копию, принесите что-то еще». Это, конечно, недопустимо. В этом плане я согласен, что такого быть не должно в принципе.

Марина Калинина: Вот смотрите. Я сама столкнулась с такой историей. У меня, правда, не электронный паспорт на машину, но меня попросили в распечатанном виде страховку, хотя она у меня в электронном виде оформлена. И когда я сказала: «Я же есть у вас в базе, вы можете просмотреть», – мне сказали: «Нет, на бумажке». То есть я должна была ее еще и распечатать.

Максим Едрышов: В некоторых подразделениях Госавтоинспекции требуют до сих пор квитанции об оплате госпошлины. Нам поступают такие сообщения. Хотя тоже есть база данных. Если человек платит госпошлину, то инспектор по базе обязан видеть этот документ. Ну, проблемы, увы, случаются. И самое печальное, что, действительно, все эти проблемы…

Марина Калинина: Еще давайте один звонок, Максим, вместе с вами послушаем. Юрий из Хакасии нам дозвонился. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Спасибо вам за эту передачу. Вы подняли для водителей тему злободневную. Я водитель… не водитель, а шофер с 45-летним стажем, объехал всю страну. Я что бы хотел сказать? Я согласен с предыдущим специалистом, что неизбежно это, мы все равно перейдем на эти электронные паспорта. Но хотелось бы, чтобы какой-то период оставались еще и бумажные носители. Почему? У нас зачастую останавливает ГАИ, но нет у них базы данных, не вся забитая еще.

Скажем, я живу в сельской местности, недалеко от Саяногорска. Меня останавливает ГАИ – ну, буквально 200 метров от дома. И я забыл водительское удостоверение. У меня 45 лет стажа. Ну почему ему не пробить в базе данных? Но у него ее нет. Все, я заплатил штраф. Вот такое мое мнение.

Марина Калинина: Спасибо. Максим, у нас меньше минутки остается, минутка.

Максим Едрышов: Абсолютно согласен. Действительно, с одной стороны, говорят, что электронный ПТС, мы уходим от бумажек. С другой стороны, если ты забыл свидетельство о регистрации, то автомобиль на штрафстоянку уезжает при этом. Вот так у нас.

Марина Калинина: Слушайте, ну это парадокс какой-то. Нас заставляют все это переводить в цифру. А если у тебя на бумажке не написано, то ты еще и штраф заплатишь.

Максим Едрышов: Да, и штраф, и на штрафстоянке будет машина стоять, если нет свидетельства о регистрации. То есть такие вещи, взаимоисключающие. Надеюсь, что когда-нибудь мы придем или к полной цифровизации, или по желанию автовладельцев мы сможем получать бумажные документы тоже за какую-то дополнительную плату. Почему нет, если люди это хотят делать?

Марина Калинина: Ну смотрите. Пока такой переходный период, почему мы сразу отказываемся от бумажных носителей, и сразу нужны цифровые? Может быть, микс как-то сделать? Ну, хотя бы пока, пока система не очень хорошо работает.

Максим Едрышов: Для меня это тоже не совсем понятно, почему мы так решили раз и навсегда резко перейти на «цифру». Что же, действительно переходный период должен быть. На мой взгляд, в этом ничего плохого нет, если автовладелец приедет и напишет заявление: «А я хочу еще и бумажный ПТС. Введите электронный ПТС сами как хотите, но дайте мне бумажку. Я готов заплатить за нее госпошлину». Это будет компромиссный выход, конечно. Но не знаю, готовы ли у нас чиновники так сдать назад несколько.

Марина Калинина: Вы не хотите такое предложение внести, чтобы они все-таки сдали немножко назад? Ну, потому что действительно это неудобно, вносит какой-то дискомфорт.

Максим Едрышов: Ну нет, мы обязательно такие предложения подготовим и направим. Но не уверен, насколько это будет перспективно. Хотя это, на мой взгляд, надо делать, учитывая текущие технические проблемы, которые возникают у людей.

Марина Калинина: Спасибо вам большое за ваш комментарий. Это был Максим Едрышов, руководитель Федерации автовладельцев России.

Ну что, на этом дневная часть «Отражения» подошла практически к концу, у нас осталось совсем немного для вас информации, а именно – какие темы будут обсуждать наши коллеги в вечерней части программы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему цифровизация в России приводит к коллапсу и когда ситуация нормализуется?