Людмила Пронина: Сегодня самая критичная отрасль — тяжелая промышленность. Но и здесь есть прорывы

Гости
Людмила Пронина
государственный советник РФ второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС

Оксана Галькевич: Костя, давай посмотрим, что в нашей студии: компьютер импортный две штуки, ручка тоже импортная тоже две штуки, костюм, стакан, стулья, телекамеры тоже не российские, а отечественное что-то есть?

Константин Чуриков: Люди, Оксана, наши люди повсюду.

Оксана Галькевич: Мы окружены импортом, а как замещение?

Константин Чуриков: Оксана, подожди, отдельные примеры у нас имеются, а в общем, импортозамещение конечно осталось на словах в красивых лозунгах, именно к таким выводам пришли экономисты сразу трёх независимых друг от друга организациях, - это институт Гайдара, РАНХИКС и Всероссийская академия внешней торговли.

Оксана Галькевич: Эксперты говорят, что предприятий, критически зависимых от импортного сырья или оборудования, за последние три года стало даже больше. В 2014 году их было 40%, а теперь почти 70%. Замещать никто ничего не стремится. Производители жалуются на низкое качество отечественного сырья и оборудования, на неадекватные цены на сырье и оборудование и на то, что государство не особенно поддерживает производство внутри страны.

Константин Чуриков: Я слышал, что некоторые просто жалуются на то что рады бы купить здесь эти комплектующие в стране, да просто их нет, никто не производит ни плохие, ни хорошие. Картина действительно грустная, некоторые эксперты вообще говорят, зачем говорить об импортозамещении. Но мы ее сейчас развернем вместе с вами. В этой студии Людмила Пронина, профессор института государственной службы управления РАНХИКС при президенте, доктор экономических наук, государственный советник второго класса, Людмила Ивановна, здравствуйте.  

Людмила Пронина: Добрый день.

Константин Чуриков: Уважаемые телезрители, как вы думаете, почему все так невесело с импортозамещением, если вы сотрудник какого-то предприятия, расскажите, как у вас, из чего вы делаете то, что производите. Людмила Ивановна, думаю, что наш разговор будет очень общим, если мы не сконцентрируемся на самых болезненных точках, вот мы знаем, что наши самолеты военные и все, что связано с ВПК, это все отечественное. Если брать другие секторы экономики?

Людмила Пронина: Константин, можно я все-таки начну с нуля об этом говорить. Импортозамещение – означает увеличение выпуска объёма товаров и услуг отечественного производства вместо аналогичных товаров и услуг зарубежного производства.

Константин Чуриков: И не имеет значения в этом товаре. Сколько нашего, сколько не нашего?

Людмила Пронина: Нет, почему, имеет значение, мы стремимся к тому, чтобы нам все-таки увеличить объем продукции нашего отечественного производства. Это к чему ведет, к тому что мы будем увеличивать и ВВП. ВВП у нас запланирован 3,2% в этой трехлетке. Имеется в виду 18-20 год. За счет чего, если посмотреть факторы увеличения, один из факторов, это как раз выпуск в том числе отечественных товаров.

Оксана Галькевич: Костя видимо имел в виду, можно ли считать автомобиль BMW, собранный в Калининградской области, или где-то еще, российским автомобилем?

Людмила Пронина: На самом деле, если есть соответствующая лицензия, если мы купили эту лицензию, то практически это уже наш автомобиль, потому что качество тоже соответствующее.

Константин Чуриков: Прибавку ВВП дает?

Людмила Пронина: Конечно, обязательно, любое производство дает добавку. Хорошо разделили, надо дифференцировать группы различные, берем машинное оборудование, которое подвергается импортозамещению, а с другой стороны, сырье и материалы – вторая группа. Здесь очень сильная дифференциация. Мы говорим с вами в целом о программе, она у нас финансируется за счет бюджетных средств. Проектов достаточно много, около 900 сейчас. Но в отношении машинного оборудования проектов несколько меньше сейчас, чем в отношении сырья и материалов. Если говорить о второй группе, то значительную роль играют отрасли и обрабатывающая промышленность и в первую очередь сельское хозяйство.

Оксана Галькевич: По сельскому хозяйству, наверное, получше картина будет?

Людмила Пронина: Да, используются такие правовые формы, как малый и средний бизнес, в сельском хозяйстве в виде фермерских хозяйств сейчас очень сильно стимулируется. Специальная госпрограмма у нас есть. Поэтому, если мы с вами говорим о том, что программа специальная, у нас очень большие (по сравнению с тем что было), это 150 млрд. рублей.

Оксана Галькевич: Кстати по сельскому хозяйству сомнений меньше всего.

Константин Чуриков: А почему, обработка земли, сборка урожая, при помощи какой техники производится, отечественные комбайны и прочее, или это иностранного производства?

Людмила Пронина: Есть различная техника, там идет и зарубежное и аналоги, которые производятся у нас в тяжелом машиностроении на Урале. Нельзя сказать, что все заместилось, идет работа в этом направлении. То, что касается машинного оборудования, здесь очень много интересных проектов и, начиная с 15-го года, надо сказать, что проекты продвигаются. Хотелось бы два примера привести, они более понятны будут. Много проектов в IT сфере, а есть проекты, которые для потребительского спроса, например, в здравоохранении. Уже Ростелеком разработал интересный проект -навигационная хирургическая станция. Нельзя сказать, что она везде применяется, но начала применяться и качество операций, диагностирование… Это уже все действует. Теперь возьмите пищевой пример: есть такая Белая дача, там сейчас практически на 100% вот на эту картошку фри перешли, Макдональдс будет вместо этой. Ну это очень простые примеры, всем понятные. 

Оксана Галькевич: Людмила Ивановна, дело в том, что мы не для того, чтобы перечислить примеры успешного импортозамещения, конечно они есть, мы не сомневаемся в этом, но по тем данным, которые в самом начале привели, если говорить о тенденциях: такое ощущение что в 2014 году, когда была начата эта кампания, произошел разворот в обратную сторону. Если были критически зависимых 40%, а теперь 70%, стало быть, пошли не тем путем, не в ту сторону, почему?

Людмила Пронина: Вы знаете, здесь действительно очень интересно посмотреть, какие для этого причины существуют, 2014 год у нас с вами предкризисный, чтобы что-то стимулировать, нужны причины. Поэтому конечно вот эти факторы кризисного состояния, девальвации рубля, очень много финансовых моментов. А затем начались уже санкции, опять стимул для того, чтобы развивать что-то свое. Эти стимулы сейчас нельзя сказать, что снизилось влияние этих факторов, тем более, если говорить санкциях, но это непредвиденные вещи, внешние факторы. А вот что касается финансового состояния, все-таки сейчас экономика у нас определенный рост присутствует.

Константин Чуриков: Заметный, уверенный!

Людмила Пронина: Заметный рост, потому мы с вами наметили в бюджете на трехлетку эту, что 2,4% роста ВВП, это не просто.

Константин Чуриков: Секундочку, ну мы в бюджете можем все что угодно наметить, мы можем туда какие угодно цифры приписать.

Людмила Пронина: Константин, не надо, я финансист и в Госдуме и везде работала с финансами, это очень серьёзный расчеты и прогнозы. Не хочу сейчас залезать во все эти методики, но это очень важно. Рост промышленности, у нас было падение промышленного производства 15-ый год, а сейчас уже идут проценты, больше 1% рост инвестиций, 0,2% было. А как без инвестиций, без финансовой составляющей вы будете что-либо развивать.

Оксана Галькевич: В Китае сейчас какой рост?

Людмила Пронина: В Китае сейчас 6,7%, хотя было 15-16%, все падают.

Константин Чуриков: Давайте нашего зрителя послушаем, Сергей из Нижнего Новгорода хочет с нами поговорить. Добрый вечер, Сергей.

Сергей: Добрый вечер, хотел бы вам рассказать о том, что очень сильно вам пускают пыль в глаза, и ваши слова имеют место. Все электронные компоненты, которые… Есть охранные системы, они собираются на базе электронных компонентов, все электронные компоненты в России отсутствуют.

Константин Чуриков: Начинка - самое главное?

Сергей: Да, та самая начинка идет из Китая, мало того, если брать Газпром Трансгаз Нижний Новгород, то там тоже так же есть программа импортозамещения и инженеры закупают оборудование, которые якобы производится в России, но на самом деле, оно производится в Китае и китайцы просто ставят русские бирки на них.

Константин Чуриков: Сергей, при этом мы с вами отлично понимаем, что для государства, для страны, Газпром – стратегически важная компания, на нее приходится весомая часть доходов, которую получает бюджет. Кстати, кажется, Газпром у нас под санкциями?

Сергей: Да, конечно под санкциями.

Людмила Пронина: Там частичные.

Константин Чуриков: Нет, ну сама позиция, спасибо Китаю, что поставляет, что есть из сегодня выпускать охранные системы и прочие приблуды, но легче не становится.

Оксана Галькевич: Кстати говоря, была история, связанная с нашей компанией "Национальное достояние", были претензии к этой компании именно в связи с тем, что отказывались закупать у местного производителя оборудование у российского производителя. Конечно, наверное, всегда можно каике-то резоны привести, объяснить почему это не делается внутри страны, но вот…Мы в самом начале об этой причине тоже говорили, о том, что жалуются и на качество и не стремятся замещать.

Людмила Пронина: На самом деле то, что сказал коллега Сергей, это опять же, дополнительный стимул к тому, чтобы замещать своим китайское производство. Не только в сфере IТ, но и в сфере обрабатывающей промышленности и просто в сфере потребления. Смотрите, вам нравится покупать, что-либо китайское, если есть возможность купить что-либо другое? Я никогда не останавливаюсь на этом и не пытаюсь искать что-то другое. Это дополнительный стимул чтобы своё развивать. Нельзя говорить, что три года прошло и мы берем только отрицательные факторы, всегда что-то новое – это все-таки новое. Вынужденное, вынужденные факторы будут работать.

Константин Чуриков: Вы знаете, мы берем для обсуждений, рассматриваем разные темы они имеют и положительные стороны для государства.

Людмила Пронина: Я не об этом.

Константин Чуриков: Я к тому, что нам звонят и пишут люди, эфир уже закончился, а они продолжают писать о том, что их волнует. То есть то, о чем мы говорим – не потому что РАНХИКС опубликовал доклад.

Людмила Пронина: Я не об этом хотела сказать. Это говорит о том, что в любой сфере где мы замечаем с вами недостатки, они очень серьёзные, надо их ликвидировать и решать эти проблемы, но нельзя говорить о том, что давайте мы с вами вот эту "пыль вытрем" и перестанем этим заниматься. Нет, я уже некоторые аргументы вам привела, что надо работать и повышать и в сфере безопасности, экономическая безопасность, мы с вами очень серьёзным фактором считали бы именно свое производство.

Константин Чуриков: Так мы об этом и говорим, импортозамещение – есть экономическая безопасность.

Людмила Пронина: Конечно, но вы этих слов не произносили, а там другие факторы есть. Плюс еще хочу сказать: цифровая экономика сейчас у нас недавно проходил Гайдаровский форум, очень серьёзные вещи были в этой сфере. Поэтому и программа уже цифровой экономики существует. Распоряжение правительства уже было принято, поэтому там развитие и ITтехнологий полно! Поэтому и мероприятий, и денежек, выделенных на это полно. Поэтому то что сказал Сергей, это все решаемо, но это не сегодня и сразу.

Константин Чуриков: Несколько минут назад вы говорили о проектах, вы знаете, слово "проект" немного пугает в нашей стране, потому что мы много раз видели эти проекты, их приносили президенту, показывали ему планшет с жидкокристаллическим экраном ЧБ, который должен войти в жизнь каждого школьника, показывали Yota-мобили, это все мы уже проходили.

Оксана Галькевич: В то время, когда китайцы торгуют в наших магазинах очень приличными мобильными телефонами.

Константин Чуриков: Да, какая дистанция достаточная, с которой мы уже должны судить о том, сделано это или нет. Три, четыре года прошло – мало, сколько нужно подождать?

Людмила Пронина: Я думаю, что нам нужно еще раз посмотреть итоги после очередного окончания бюджетного цикла. В бюджете все абсолютно 18-20 год. Если мы к 20-му году посмотрим, там будет совершенно другая ситуация. А что касается конкретных, вот дорожная карта, когда мероприятие, кто что делает, сколько стоит, вот как раз в программе, как я вам говорила цифровой экономики, очень много мероприятий, которые начинается даже с июля 18-го года, даже с января есть кое-что, где будут решаться проблемы в сфере высоких технологий и в различных сферах, которые касаются представления населению государственных муниципальных услуг.

Константин Чуриков: Телемедицина – важный проект.

Людмила Пронина: Да, очень много всего.

Оксана Галькевич: Вы знаете, много сообщений на нашем смс портале, люди очень активно все это комментируют, пишет, например, нам Марат из Татарстана, что все у нас импортное и этим нужно, наверное, смириться по его мнению. Ханты-Мансийск пишет, что отечественный товаров на своих прилавках они тоже не замечают, Алтай жалуется, что развалены там заводы, и вот пишет нам один телезритель, вступает с вами в некую заочную дискуссию: "О каких процентах минимальных мы говорим, почему мы этому радуемся, в то время, как страна умирает"? Может мы чрезвычайно высокие цели себе ставим? Я имею в виду журналистов, нам хочется, как в Китае 6,7%, а у нас вот 2,4%.  Когда мы научимся в этих сложных условиях санкций, постоянных вызовов как-то компенсировать недостаток денег в экономике, сложности с заимствованием на внешних рынках?

Людмила Пронина: Есть внешние факторы, от которых мы не зависим, санкции, политическая ситуация в мире, природные вещи, вот Москву завалило снегом, попробуй проехать на работу или пройти пешком в центре Москвы. То есть, есть внешние факторы, есть внутренние, мы с вами сейчас говорим о факторах внутренних.

Константин Чуриков: Исходим из того, что внешние факторы, санкции – это надолго.

Людмила Пронина: Да, исходим из этого, а, что касается внутренних факторов, то развитие экономики сейчас все-таки в положительном тренде, если нет отдельных застоев в отраслях.

Константин Чуриков: А вот самое критичное, назовите пожалуйста, где особенный застой?

Людмила Пронина: Самый критичный конечно тяжелая промышленность, потому что, не смотря на то развитие, как я уже говорила, сельское хозяйство, там база была такая, поэтому рост кризис 1,3%, когда все отрасли просели. В промышленности очень тяжелое состояние в связи с инвестициями, хотя опять же, есть прорывы, есть интересные вещи. В обрабатывающей промышленности различная ситуация, пищевая промышленность, растет, у нас более-менее цены. Опять же, это связь с сельским хозяйством.

Оксана Галькевич: А вот спрашивают: семенной фонд у нас в сельском хозяйстве отечественный?

Людмила Пронина: Семенной фонд конечно по многим культурам по большей части зарубежный. Опять же, когда есть какой-то недостаток, в любой сфере деятельности, вы должны его выявлять и работать на этим, исследования в этом смысле для того, чтобы нам семенной фонд производить, есть. Вернёмся к внутренним факторам: это то, что нужно…опять же я возвращаюсь – очень интересные проекты, которые касаются цифровой экономики и это касается искусственного интеллекта, робототехники, это все будет влиять положительно в том числе и на импортозамещение. Мы поставили эти меры и должны не покупать этих роботов, посмотрите, сколько есть в том же Сколково, даже школьники этим занимаются, искусственный интеллект, масса всего. То есть в сфере высоких технологий это будет сейчас развиваться достаточно интенсивно.

Константин Чуриков: Я не знаю, о каких технологиях нам сейчас расскажет Дмитрий из Омска, здравствуйте.

Дмитрий: Здравствуйте, не все настолько плохо и катастрофично, как вы говорите, вы в начале передачи указали некоторые ключевые параметры, я с этим согласен, но к примеру: у меня друг занимается программным продуктом в Омске, производится для американской компании, но также реализуется на российском рынке. Трехмерное моделирование, складской учет, другой у меня друг занимается программами, я не могу их рекламировать, называть. Я с небольшим коллективом электронной техникой занимаюсь. Безусловно, электронная база в России практически вся представлена китайская, но это не значит, что нет отечественных. Дело в том, что отечественную нужно покупать большими партиями. Это недостаток отечественных предприятий, они не реализуют в малых партиях качественный конкурентно-способный товар. Импортозамещение есть, оно идет и говорят картошка французская, ищите не французскую, я и моя семья не употребляем импортное, у нас все отечественное, оно куплено на базах, безусловно, азиатские фрукты идут из Азии.

Константин Чуриков: Безусловно, Дмитрий, еще раз, с сельским хозяйством примерно все понятно.

Людмила Пронина: Я поддерживаю коллегу, очень интересная была мысль, наши специалисты, продвинутые в сфере IT технологий, часто работают или в совместных компаниях, или в иностранных компаниях, чаще всего совместных, здесь трудно отделить или учесть. Их участие в разработке этих ноу хау являются, как мы будем причислять это к нашему импортозамещению, или нет? Еще не вполне корректный учет, даже в докладе, который вы цитировали, я там увидела массу некорректных вещей.

Константин Чуриков: Ну он при содействии РАНХИКС подготовлен.

Людмила Пронина: Да, но я же его не писала, поэтому еще эта некорректность самого мониторинга может быть, потому что закон больших чисел, здесь много чего и то, что мы не вполне эту методику импортозамещения скорректировали. Поэтому здесь надо развиваться и корректировать саму методику учета, чтобы потом сказать, встретимся с вами через год, другая ситуация!

Оксана Галькевич: Людмила Ивановна, а вот кстати говоря, по пропорции вопрос: до какой степени возможно и нужно импортозамещение в любой экономике? Не обязательно в России, невозможно же производить абсолютно все внутри одной сраны, тем более, у нас процессы глобализации.

Людмила Пронина: Очень интересный вопрос! Кооперация международная ни в коем случае, ее значение не снижается, другое дело, как мы можем реализовать в тот или иной период времени. Поэтому значение экспорта кстати и в части нашей продукции, мы же экспорт осуществляем, продукция не только является аналогом, но и совершенным ноу хау. Экспорт продукции даже не менее 4% прироста ВВП. А что касается импорта, нет чёрного без белого и нет экспорта без импорта. Поэтому мы импортировать тоже должны обязательно, иначе мы будем в изоляции. Мы же не будем нашу экономику по принципу натурального хозяйства выстраивать.

Константин Чуриков: Все равно вспоминаются бессмертные строки Салтыкова-Щедрина: разбудите меня через сто лет, и я вам отвечу, что по-прежнему, пьют и воруют". Нам зрители пишут: "плохому танцору всегда что-то мешает", "могу поспорить, что в 25-ом году нам будут рассказывать про 35-ый год, что тогда станет лучше", "вся срана, - торговые центры и аптеки (что правда), а производить что-то надо. Критические точки, где мы особенно отстаем и здесь нам уже запад не помощник, а может и Китай не помощник. Вот скажут в Газпроме: "Не будет этих деталей". И что мы тогда делать будем? Это вопрос всем нам.

Оксана Галькевич: Станкостроение, наверное, очень сложная сфера для нас?

Людмила Пронина: Да, любые отрасли тяжелой промышленности достаточно трудно развивать. Здесь вытягивает оборонка, почему, посмотрите, сейчас у нас в бюджете, я все возвращаюсь к бюджету, потому что для меня это любимый конек, достаточно высокие затраты до трети, даже до 40% доходят расходы и сейчас то, что формируется специальный банк по оборонке, для госзаказов. Это серьезная вещь, она может восприниматься неоднозначно и, тем не менее эти ноу хау в этой сфере в большей степени развиты и будут развиваться. Это не только ружья и огнеметы, это ITтехнологии тоже в этой сфере, она очень сильная и продвинутая, а с таким финансированием будет это продолжаться.

Константин Чуриков: Спасибо большое.

 

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты