Импортное детское питание могут ограничить. Смогут ли наши фирмы обеспечить качественные смеси для малышей?

Импортное детское питание могут ограничить. Смогут ли наши фирмы обеспечить качественные смеси для малышей?
Стоматология: вам бесплатно или хорошо?
Стоматология не по зубам. Наркоманы выходного дня. Переходим на российское ПО: что будет с рынком электроники?
Никита Кричевский: Людям нужно осознание того, что в них заинтересованы, что им помогут, если что
Юрий Мельников: Дешёвые энергоресурсы невыгодно экономить
Александр Хуруджи: Предприниматели не должны бояться ошибаться. А риски надо страховать
Инвестиции в российский бизнес. На примере производства холодильных витрин в городе Орёл
Максим Руссо: Дети на заказ с желаемыми свойствами – мы хотим спортсмена или мы хотим математика – это разве что через полвека станет возможно
«Взял кредит на зубы». Откуда такие цены в стоматологии? И станет ли в поликлиниках меньше зубных кабинетов?
Почему «голливудская улыбка» так дорого стоит, и как жители регионов находят деньги на лечение зубов?
Реальные цифры: ваши поправки в Конституцию
Гости
Александр Калинин
генеральный директор Национального фонда защиты потребителей, академик РАЕН
Людмила Пронина
Государственный советник РФ второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления РАНХиГС

Ольга Арсланова: «Не наше? Тогда не надо!» В России могут ограничить ввоз детских молочных смесей. Над этим сейчас работает Минсельхоз.

Петр Кузнецов: Чиновники собираются развивать внутренний рынок этой продукции. И есть идея, как поощрить отечественного производителя. Возможно, для них введут государственные квоты.

Ольга Арсланова: Но а пока производители изучают возможность адаптировать смеси и изготавливать ингредиенты в России. Но это в будущем. Возможно, в далеком. Что же ждет родителей и их детей-грудничков сейчас? Давайте посмотрим. На сегодняшний день примерно 95% детских смесей заменителей грудного молока в России приходится на импорт из Евросоюза и Соединенных Штатов Америки. Вот это все – что привозят в нашу страну. А вот это…

Петр Кузнецов: Они нас кормят. Кормит самое дорогое Америка.

Ольга Арсланова: С самых, можно сказать, младых ногтей кормят нас Америка с Европой. А вот это то, что мы сами можем.

Петр Кузнецов: Прививают любовь к Америке с детства.

Ольга Арсланова: Но мы же можем что-то, да? 5% смесей производится в России. Очень хотелось бы узнать у зрителей, которые покупали своим детям российские смеси: может быть, они хороши? Позвоните, расскажите. Возможно, мы лучше это делаем.

Петр Кузнецов: Но как бы то ни было, как вот этими 5% заменить 95%?

Ольга Арсланова: Это главный вопрос. Тем более что годовой объем потребления оценивается в 40 тыс. т в год. Это то, сколько нам нужно.

Петр Кузнецов: Это весь этот бублик или… а хотя здесь неважно, 5% от этих 40 тыс.

Ольга Арсланова: Это весь бублик. Но нам нужно производить 40 тыс. т в год российских смесей. Как это сделать…

Петр Кузнецов: Но, слушай, это если мы полностью перекрываем канал. А может быть, здесь идет о каких-то полумерах? Т. е. не все пройдут, но импортные все-таки останутся. Будем выяснять.

Ольга Арсланова: Что придумали наши чиновники, будем разбираться вместе с нашим экспертом. У нас на связи генеральный директор Национального фонда защиты потребителей Александр Калинин. Здравствуйте, Александр Яковлевич.

Александр Калинин: Добрый день, Оля.

Ольга Арсланова: Мы взволнованы вместе с многими россиянами, у которых есть маленькие дети: что же будет происходить на рынке? Зачем это нужно Минсельхозу и к чему это может привести?

Александр Калинин: Минсельхоз, наверное, только прорабатывает этот вопрос. Потому что спешка в подобной проблеме – это преступление против потребителей, которые не могут защитить себя сами. Это дети от 0 и до 14 лет. Мы производим где-то 5% с небольшим, всего, детского питания. И эти комбинаты известны. Они в Москве и в Московской области в основном сосредоточены. И то, смотря как посмотреть. Возьмем Истру, например. Там 2 предприятия. Одно принадлежит голландцам и французам, а одно принадлежит гражданам Таджикистана, живущим в Канаде. Ну, говорят «российский» про товаропроизводителей. Если мы сейчас…

Ольга Арсланова: Т. е. эти 5% с небольшим, то, что вы сейчас сказали, это не «Малютка» и «Малыш»?..

Александр Калинин: Нет.

Ольга Арсланова: …Это может быть марка иностранная, но производиться в России?

Александр Калинин: Я должен сказать, что сейчас построено блестящее предприятие в Ногинском районе Московской области, рассчитанное как раз на производство здесь детского питания от 0 до 3 лет. Это блестящее предприятие. Не знаю, как они его выведут на проектные мощности и когда, но за этим предприятием будущее. И за некоторыми другими. Я должен сказать, что Минсельхоз и другие наши министерства развивают сегмент детского питания, однако он по-прежнему на 95% зависим от поставок из-за рубежа. То, что у нас производится, это аккуратно списанные, как в школе, рецепты (рецептуры, точнее), технологические инструкции и технические условия. Но видно стремление наших товаропроизводителей как-то немножечко оптимизировать этот продукт с точки зрения затрат. Или особое внимание я бы хотел обратить и Минсельхоза, и Минздрава Российской Федерации на то, что у нас есть 9 генетических заболеваний для детей, где необходимо детей кормить молочными смесями, правильно сбалансированными, как специализированными пищевыми продуктами с лечебным эффектом. Я имею в виду прежде всего такие болезни, как, например, фенилкетонурия. Не все потребители знают, но все рождались в роддоме и всем делали укол в пятку. Брали кровь и смотрели. И потом делали выводы. У нас многие дети больны фенилкетонурией. А это значит, государство этим детям платит пенсию, и государство обязано за счет бюджетных средств закупать для них белковые смеси. Кто у нас такие смеси производит? Мы в основном их закупаем за рубежом. У нас есть предприятие одно-единственное, которое пытается это делать, с переменным успехом. Однако (я не буду здесь критиковать сильно, мы находимся в эфире, и никого пугать, поскольку это детское питание), но просто вам хочу сказать, что лежит у меня, например, 2 письма, подписанные одно и второе заместителями министра здравоохранения Белоруссии. Где они делают замечание и отказываются закупать российские продукты для детского питания от года до 3 лет. По определенным показаниям. Какие показания? Это рвота, диспепсия, срыгивание и многие другие факторы, которые не позволяют. Нам надо еще работать над качеством своей продукции.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Александр Яковлевич, возвращаясь к началу нашего разговора. Скажите, пожалуйста, мы правильно понимаем, что мы не столько от конечного продукта вот этого импортного, как сухой смеси, зависим, а от отдельных каких-то ингредиентов?

Александр Калинин: И от отдельных ингредиентов тоже. Это высококачественный белок, прежде всего изолят соевого белка. Это молочный белок высокого качества, с которым у нас дефицит, очень большой дефицит. Нельзя сделать молочный белок для детского питания, если молоко некачественное.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, сколько времени нужно нашим производителям, чтобы делать такие же смеси, как иностранцы, ввозящие?

Александр Калинин: Если форсировать, то года 3 – лет 5.

Ольга Арсланова: Понятно.

Александр Калинин: Но я скажу, что мы на правильном пути. Российская Федерация выруливает в этом вопросе импортозамещения. Я только что пришел с главного экспертного совета, который рассматривает пищевые продукты. Мы сегодня рассматривали несколько детских пищевых продуктов: и молочные смеси, и каши. У нас товаропроизводители активно работают.

Ольга Арсланова: Понятно. Подождем лет 5.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Это Александр Калинин. А вот здесь выясняется, что у нас трудности с локализацией производства. Вот сейчас вице-премьер Гордеев распорядился проработать вопрос об изъятии сухой сыворотки из списка запрещенки. Вот она держит. Потому что это специфический ингредиент. И если мы сейчас хотим заниматься чем-то своим, нам каким-то образом нужно из запрещенки убрать вот эту сухую сыворотку, без которой мы все-таки не обойдемся.

Ольга Арсланова: Издержки импортозамещения. Не все гладко.

Петр Кузнецов: Только сейчас, вот на этой стадии, когда мы придумали запрещать импорт, мы выяснили, что очень многие ингредиенты нужны, а они в запрещенке. Теперь мы будем пересматривать список.

Ольга Арсланова: Приветствуем Людмилу Пронину, профессора РАНХиГС. Людмила Ивановна, здравствуйте.

Людмила Пронина: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Как вы относитесь вообще к ограничительным мерам (к квотированию или к каким-то дополнительным налоговым бременем, которое могут возлагать на иностранцев), если речь идет о детском питании? Это все-таки отдельная категория, где качество намного важнее амбиций, импортозамещения и всего чего угодно.

Людмила Пронина: Я, конечно, полагаю, что никаких не должно быть, во всяком случае – значимых, ограничений. Хотя сейчас то, что касается иностранных производителей, в том числе и по данной теме, по данным продуктам, они в этом отношении, скажем, неконкурентные, что ли. Потому что даже их участие в госконтрактах запрещено. Но хорошо, что как раз по смесям и вообще по детскому питанию они входят у нас в национальный продукт демографии по федеральному проекту, по ним нет санкций. Вот это хорошо. И хорошо, что по ним нулевой НДС. Но то, что касается перспектив, я вот конец слышала уважаемого коллеги, наверное, из Минздрава (Калинин, по-моему, Минздрав, а может быть и нет)…

Ольга Арсланова: Представитель общественности потребителей.

Людмила Пронина: А, Общество потребителей, да-да. Хорошо. Так вот, в том, что касается перспектив и сроков, все-таки импортозамещение в этой сфере в том числе, и вы сами говорили, и по результатам совещания, которое упоминалось, – что импортозамещение здесь у нас не прошло. И очень маловероятно, что у нас получится получать эти ингредиенты самостоятельно в тот период времени, который указал коллега Калинин: 3-5 лет. Достаточно сложно это. Потому что зависит, действительно, от производства натуральных продуктов, из которых производятся эти смеси. Дело в том, что качество молока, качество воды даже (у нас такой федеральный закон есть): попробуй-ка ты сделай это реально. И даже контролировать это сложно. Потому что если это фермерский продукт, и у нас сейчас нет колхозов и совхозов. Поэтому вот это второй аспект того, что в течение такого времени очень сомнительно. А с другой стороны, здесь могут быть, конечно, экономические различные преференции, которые касаются вот именно, с чего вы и начали вопрос, касаются иностранных производителей. Все-таки придется покупать полностью эти смеси лечебные. Это касается лечебных смесей для соответствующих заболеваний и для симптомов определенных.

Ольга Арсланова: Т. е. мы их сами не можем сделать?

Людмила Пронина: Да-да. Вот эти лечебные смеси – нет. Обычные смеси детские производятся, здесь отдельный вопрос, конечно, качество и т. д. А вот лечебные смеси – все-таки не получится. Я сомневаюсь, что за такой период времени. Потому что даже если какие-то ингредиенты получится самим производить и включать в состав этих смесей, то сами смеси – это достаточно длительный продукт, я уже об этом говорила. Теперь я хочу сказать, что все-таки есть…

Петр Кузнецов: Очень коротко, если можно. У нас времени не так много. Спасибо.

Людмила Пронина: Да-да. Еще региональные есть некоторые аспекты. Сейчас, например, бюджет Москвы очень хороший, социальный, на 2020 год. Ну, на трехлетку. Смотрите, появилась новая программа, которая касается обеспечения бесплатными лекарствами остальными, товарами, инфраструктурой и т. д., вот это вот. И я думаю, что за счет региональных бюджетов все-таки можно напрягаться и более в быстром темпе, опережающем таком темпе, пытаться производить хотя бы эти ингредиенты, которые удовлетворяют стандартам детского лечебного питания. А может быть, даже полностью какие-то виды этого питания (скажем, для детей-инвалидов определенных категорий – диабет и т. д., много там всего) это производить.

Петр Кузнецов: Да, да.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое за этот комментарий.

Ольга Арсланова: Людмила Пронина была в эфире. Еще раз напоминаем: Минсельхоз пока только задумывается о том, как же ограничить иностранцев и поощрить отечественного производителя.

Петр Кузнецов: Да уж, задумайтесь, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Но пока наша импортозависимость – на 95%, как минимум.

Петр Кузнецов: Еще одна тема, успеем

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски