Импортное детское питание могут ограничить. Смогут ли наши фирмы обеспечить качественные смеси для малышей?

Импортное детское питание могут ограничить. Смогут ли наши фирмы обеспечить качественные смеси для малышей? | Программы | ОТР

смеси, детское питание, импорт, ограничение ввоза

2019-11-21T12:57:00+03:00
Импортное детское питание могут ограничить. Смогут ли наши фирмы обеспечить качественные смеси для малышей?
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Александр Калинин
генеральный директор Национального фонда защиты потребителей, академик РАЕН
Людмила Пронина
Государственный советник РФ второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления РАНХиГС

Ольга Арсланова: «Не наше? Тогда не надо!» В России могут ограничить ввоз детских молочных смесей. Над этим сейчас работает Минсельхоз.

Петр Кузнецов: Чиновники собираются развивать внутренний рынок этой продукции. И есть идея, как поощрить отечественного производителя. Возможно, для них введут государственные квоты.

Ольга Арсланова: Но а пока производители изучают возможность адаптировать смеси и изготавливать ингредиенты в России. Но это в будущем. Возможно, в далеком. Что же ждет родителей и их детей-грудничков сейчас? Давайте посмотрим. На сегодняшний день примерно 95% детских смесей заменителей грудного молока в России приходится на импорт из Евросоюза и Соединенных Штатов Америки. Вот это все – что привозят в нашу страну. А вот это…

Петр Кузнецов: Они нас кормят. Кормит самое дорогое Америка.

Ольга Арсланова: С самых, можно сказать, младых ногтей кормят нас Америка с Европой. А вот это то, что мы сами можем.

Петр Кузнецов: Прививают любовь к Америке с детства.

Ольга Арсланова: Но мы же можем что-то, да? 5% смесей производится в России. Очень хотелось бы узнать у зрителей, которые покупали своим детям российские смеси: может быть, они хороши? Позвоните, расскажите. Возможно, мы лучше это делаем.

Петр Кузнецов: Но как бы то ни было, как вот этими 5% заменить 95%?

Ольга Арсланова: Это главный вопрос. Тем более что годовой объем потребления оценивается в 40 тыс. т в год. Это то, сколько нам нужно.

Петр Кузнецов: Это весь этот бублик или… а хотя здесь неважно, 5% от этих 40 тыс.

Ольга Арсланова: Это весь бублик. Но нам нужно производить 40 тыс. т в год российских смесей. Как это сделать…

Петр Кузнецов: Но, слушай, это если мы полностью перекрываем канал. А может быть, здесь идет о каких-то полумерах? Т. е. не все пройдут, но импортные все-таки останутся. Будем выяснять.

Ольга Арсланова: Что придумали наши чиновники, будем разбираться вместе с нашим экспертом. У нас на связи генеральный директор Национального фонда защиты потребителей Александр Калинин. Здравствуйте, Александр Яковлевич.

Александр Калинин: Добрый день, Оля.

Ольга Арсланова: Мы взволнованы вместе с многими россиянами, у которых есть маленькие дети: что же будет происходить на рынке? Зачем это нужно Минсельхозу и к чему это может привести?

Александр Калинин: Минсельхоз, наверное, только прорабатывает этот вопрос. Потому что спешка в подобной проблеме – это преступление против потребителей, которые не могут защитить себя сами. Это дети от 0 и до 14 лет. Мы производим где-то 5% с небольшим, всего, детского питания. И эти комбинаты известны. Они в Москве и в Московской области в основном сосредоточены. И то, смотря как посмотреть. Возьмем Истру, например. Там 2 предприятия. Одно принадлежит голландцам и французам, а одно принадлежит гражданам Таджикистана, живущим в Канаде. Ну, говорят «российский» про товаропроизводителей. Если мы сейчас…

Ольга Арсланова: Т. е. эти 5% с небольшим, то, что вы сейчас сказали, это не «Малютка» и «Малыш»?..

Александр Калинин: Нет.

Ольга Арсланова: …Это может быть марка иностранная, но производиться в России?

Александр Калинин: Я должен сказать, что сейчас построено блестящее предприятие в Ногинском районе Московской области, рассчитанное как раз на производство здесь детского питания от 0 до 3 лет. Это блестящее предприятие. Не знаю, как они его выведут на проектные мощности и когда, но за этим предприятием будущее. И за некоторыми другими. Я должен сказать, что Минсельхоз и другие наши министерства развивают сегмент детского питания, однако он по-прежнему на 95% зависим от поставок из-за рубежа. То, что у нас производится, это аккуратно списанные, как в школе, рецепты (рецептуры, точнее), технологические инструкции и технические условия. Но видно стремление наших товаропроизводителей как-то немножечко оптимизировать этот продукт с точки зрения затрат. Или особое внимание я бы хотел обратить и Минсельхоза, и Минздрава Российской Федерации на то, что у нас есть 9 генетических заболеваний для детей, где необходимо детей кормить молочными смесями, правильно сбалансированными, как специализированными пищевыми продуктами с лечебным эффектом. Я имею в виду прежде всего такие болезни, как, например, фенилкетонурия. Не все потребители знают, но все рождались в роддоме и всем делали укол в пятку. Брали кровь и смотрели. И потом делали выводы. У нас многие дети больны фенилкетонурией. А это значит, государство этим детям платит пенсию, и государство обязано за счет бюджетных средств закупать для них белковые смеси. Кто у нас такие смеси производит? Мы в основном их закупаем за рубежом. У нас есть предприятие одно-единственное, которое пытается это делать, с переменным успехом. Однако (я не буду здесь критиковать сильно, мы находимся в эфире, и никого пугать, поскольку это детское питание), но просто вам хочу сказать, что лежит у меня, например, 2 письма, подписанные одно и второе заместителями министра здравоохранения Белоруссии. Где они делают замечание и отказываются закупать российские продукты для детского питания от года до 3 лет. По определенным показаниям. Какие показания? Это рвота, диспепсия, срыгивание и многие другие факторы, которые не позволяют. Нам надо еще работать над качеством своей продукции.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Александр Яковлевич, возвращаясь к началу нашего разговора. Скажите, пожалуйста, мы правильно понимаем, что мы не столько от конечного продукта вот этого импортного, как сухой смеси, зависим, а от отдельных каких-то ингредиентов?

Александр Калинин: И от отдельных ингредиентов тоже. Это высококачественный белок, прежде всего изолят соевого белка. Это молочный белок высокого качества, с которым у нас дефицит, очень большой дефицит. Нельзя сделать молочный белок для детского питания, если молоко некачественное.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, сколько времени нужно нашим производителям, чтобы делать такие же смеси, как иностранцы, ввозящие?

Александр Калинин: Если форсировать, то года 3 – лет 5.

Ольга Арсланова: Понятно.

Александр Калинин: Но я скажу, что мы на правильном пути. Российская Федерация выруливает в этом вопросе импортозамещения. Я только что пришел с главного экспертного совета, который рассматривает пищевые продукты. Мы сегодня рассматривали несколько детских пищевых продуктов: и молочные смеси, и каши. У нас товаропроизводители активно работают.

Ольга Арсланова: Понятно. Подождем лет 5.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Это Александр Калинин. А вот здесь выясняется, что у нас трудности с локализацией производства. Вот сейчас вице-премьер Гордеев распорядился проработать вопрос об изъятии сухой сыворотки из списка запрещенки. Вот она держит. Потому что это специфический ингредиент. И если мы сейчас хотим заниматься чем-то своим, нам каким-то образом нужно из запрещенки убрать вот эту сухую сыворотку, без которой мы все-таки не обойдемся.

Ольга Арсланова: Издержки импортозамещения. Не все гладко.

Петр Кузнецов: Только сейчас, вот на этой стадии, когда мы придумали запрещать импорт, мы выяснили, что очень многие ингредиенты нужны, а они в запрещенке. Теперь мы будем пересматривать список.

Ольга Арсланова: Приветствуем Людмилу Пронину, профессора РАНХиГС. Людмила Ивановна, здравствуйте.

Людмила Пронина: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Как вы относитесь вообще к ограничительным мерам (к квотированию или к каким-то дополнительным налоговым бременем, которое могут возлагать на иностранцев), если речь идет о детском питании? Это все-таки отдельная категория, где качество намного важнее амбиций, импортозамещения и всего чего угодно.

Людмила Пронина: Я, конечно, полагаю, что никаких не должно быть, во всяком случае – значимых, ограничений. Хотя сейчас то, что касается иностранных производителей, в том числе и по данной теме, по данным продуктам, они в этом отношении, скажем, неконкурентные, что ли. Потому что даже их участие в госконтрактах запрещено. Но хорошо, что как раз по смесям и вообще по детскому питанию они входят у нас в национальный продукт демографии по федеральному проекту, по ним нет санкций. Вот это хорошо. И хорошо, что по ним нулевой НДС. Но то, что касается перспектив, я вот конец слышала уважаемого коллеги, наверное, из Минздрава (Калинин, по-моему, Минздрав, а может быть и нет)…

Ольга Арсланова: Представитель общественности потребителей.

Людмила Пронина: А, Общество потребителей, да-да. Хорошо. Так вот, в том, что касается перспектив и сроков, все-таки импортозамещение в этой сфере в том числе, и вы сами говорили, и по результатам совещания, которое упоминалось, – что импортозамещение здесь у нас не прошло. И очень маловероятно, что у нас получится получать эти ингредиенты самостоятельно в тот период времени, который указал коллега Калинин: 3-5 лет. Достаточно сложно это. Потому что зависит, действительно, от производства натуральных продуктов, из которых производятся эти смеси. Дело в том, что качество молока, качество воды даже (у нас такой федеральный закон есть): попробуй-ка ты сделай это реально. И даже контролировать это сложно. Потому что если это фермерский продукт, и у нас сейчас нет колхозов и совхозов. Поэтому вот это второй аспект того, что в течение такого времени очень сомнительно. А с другой стороны, здесь могут быть, конечно, экономические различные преференции, которые касаются вот именно, с чего вы и начали вопрос, касаются иностранных производителей. Все-таки придется покупать полностью эти смеси лечебные. Это касается лечебных смесей для соответствующих заболеваний и для симптомов определенных.

Ольга Арсланова: Т. е. мы их сами не можем сделать?

Людмила Пронина: Да-да. Вот эти лечебные смеси – нет. Обычные смеси детские производятся, здесь отдельный вопрос, конечно, качество и т. д. А вот лечебные смеси – все-таки не получится. Я сомневаюсь, что за такой период времени. Потому что даже если какие-то ингредиенты получится самим производить и включать в состав этих смесей, то сами смеси – это достаточно длительный продукт, я уже об этом говорила. Теперь я хочу сказать, что все-таки есть…

Петр Кузнецов: Очень коротко, если можно. У нас времени не так много. Спасибо.

Людмила Пронина: Да-да. Еще региональные есть некоторые аспекты. Сейчас, например, бюджет Москвы очень хороший, социальный, на 2020 год. Ну, на трехлетку. Смотрите, появилась новая программа, которая касается обеспечения бесплатными лекарствами остальными, товарами, инфраструктурой и т. д., вот это вот. И я думаю, что за счет региональных бюджетов все-таки можно напрягаться и более в быстром темпе, опережающем таком темпе, пытаться производить хотя бы эти ингредиенты, которые удовлетворяют стандартам детского лечебного питания. А может быть, даже полностью какие-то виды этого питания (скажем, для детей-инвалидов определенных категорий – диабет и т. д., много там всего) это производить.

Петр Кузнецов: Да, да.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое за этот комментарий.

Ольга Арсланова: Людмила Пронина была в эфире. Еще раз напоминаем: Минсельхоз пока только задумывается о том, как же ограничить иностранцев и поощрить отечественного производителя.

Петр Кузнецов: Да уж, задумайтесь, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Но пока наша импортозависимость – на 95%, как минимум.

Петр Кузнецов: Еще одна тема, успеем

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)