Инаугурация по факту. О необычной церемонии вступления Лукашенко в должность президента Белоруссии

Инаугурация по факту. О необычной церемонии вступления Лукашенко в должность президента Белоруссии | Программы | ОТР

Как отреагировали на это в России и в мире?

2020-09-23T21:37:00+03:00
Инаугурация по факту. О необычной церемонии вступления Лукашенко в должность президента Белоруссии
Мусоропроводы морально устарели?
Чаты преткновения
Карантин не для всех?
Какой автомобиль - уже роскошь?
Микрозаймам закон - не указ!
Президент увидел реальные доходы
Что нового? Магадан, Калининград, Санкт-Петербург
Обязательная проверка на алкоголь и наркотики для подростков. Конец ипотечного бума. Новые правила для пилотов. Экологическая ситуация. Падение доходов. Доверие к государственным институтам
Каким государственным институтам доверяют россияне?
Кому на руку ипотечный бум?
Гости
Сергей Беспалов
ведущий научный сотрудник Центра публичной политики и государственного управления Института общественных наук РАНХиГС
Богдан Безпалько
член Президиума Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям

Александр Денисов: Инаугурация по факту – именно так, по факту мы узнали о том, что Александр Лукашенко провел при необычных обстоятельствах церемонию вступления в должность президента. Перед трансляцией в прямом эфире, как это вообще-то принято, ее не было, вместо этого белорусские каналы крутили обычные сериалы. И как говорится, в это время...

Анастасия Сорокина: В это время в Минске в закрытом режиме тайно прошла инаугурация Александра Лукашенко. О дате заранее не сообщалось, в Дворце Независимости президент принес клятву. На церемонии было несколько сотен человек: депутаты парламента, представители органов власти, официальные СМИ, актеры, певцы, спортсмены. Ни одна иностранная делегация приглашена не была, даже с российской стороны. С утра главные улицы столицы были перекрыты, на площадь Независимости стянуты силовики. После церемонии белорусские военные принесли клятву верности, а оппозиция призвала к протестным акциям по всей стране. В Европе ряд стран не признал Лукашенко президентом; МИД Литвы назвал церемонию фарсом.

Александр Денисов: Ну, о церемонии и поговорим сегодня, о Белоруссии, о президенте Лукашенко. Наш первый собеседник Богдан Безпалько, член президиума Совета при Президенте по межнациональным отношениям. Богдан Анатольевич, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Богдан Безпалько: Здравствуйте.

Александр Денисов: Богдан Анатольевич, чем объясняете такую необычную инаугурацию? Чтобы праздник не испортили?

Богдан Безпалько: Ну во-первых, любая инаугурация Лукашенко, если бы она была анонсирована заранее, послужила бы поводом для протеста, теперь она станет уже поводом для протеста постфактум. Но безусловно, спешка и тайна, с которыми он проводил инаугурацию, говорят о том, что он не доверяет собственному населению, собственным гражданам. По большому счету не совсем понятно, зачем скрывать инаугурацию, которая всегда гласная, всегда открытая, всегда чрезвычайно демонстративная для дипработников, для средств массовой информации, – зачем ее скрывать от тех 80%, которые за него якобы проголосовали?

Анастасия Сорокина: Но эта ситуация должна сейчас остановить протесты? Какая будет реакция?

Богдан Безпалько: Нет, что вы, наоборот, сейчас она послужит триггером для новых протестов, потому что сейчас все будут утверждать, что вот человек сам себя инаугурировал втайне от народа, в спешке, не пригласив даже дипработников одного из самых близких союзников, России, никого не известив. Даже белорусские государственные средства массовой информации в массе своей не были извещены о том, что будет проходить инаугурация.

Александр Денисов: Ага.

Анастасия Сорокина: Но это должно сейчас... Какие у него должны быть следующие шаги? Он может это как-то остановить, сказать, что у нас вот такой курс, у нас будет дальше дружба с Россией, и тогда хотя бы часть людей с этим примирится и как-то примет эту ситуацию? Или все-таки у него нет таких возможностей?

Богдан Безпалько: У Александра Лукашенко только один путь – путь к максимальному сохранению себя у власти, он по нему и идет вне зависимости от того, как на это будут реагировать собственное население или Российская Федерация. У него нет выбора.

Александр Денисов: Богдан, как вы объясняете суть белорусского протеста? Неужели всех подняли Telegram-каналы? В чем зерно, что смущает людей, что вызывает недовольство?

Богдан Безпалько: Большинство граждан Белоруссии позитивно относится к России или к идее интеграции с Россией, но им очень-очень надоел Александр Григорьевич Лукашенко, который находится у власти бессменно 26 лет, который по-прежнему претендует на то, чтобы быть президентом в 6-й раз после ряда процедур, и который, собственно говоря, привел страну, во-первых, к экономической деградации, во-вторых, полностью торпедировал интеграцию с Россией, а в-третьих, он просто ведет себя несдержанно, токсично, прямо скажем, иногда даже по-хамски.

Он меняет свое мнение на 180 градусов через краткий период времени, он лжет не стесняясь, например, когда он утверждал, что его сыну подарил Tesla Илон Маск, а потом Илон Маск эту информацию опроверг, и много-много чего другого. То есть им надоел у власти человек, который по сути решил, что государство является его собственностью, причем наследственной. Для большинства граждан Белоруссии это оказалось неприемлемым, их терпение уже иссякло.

Помимо всего прочего, социальный контракт, который Лукашенко обеспечил за счет помощи России, за счет какой-то хотя бы эффективности своей экономики, он сейчас тоже фактически разрушен ввиду, во-первых, пандемии коронавируса, во-вторых, фактической неэффективности белорусской экономики, более 50% госпредприятий сейчас около нуля или уже ушли в минус, и за счет того, что он фактически торпедировал идею союзного государства.

Александр Денисов: Вот сегодня он сказал, что не может бросить свой народ, предать его. Белоруссия без Лукашенко – на что она обречена, на успех, на развал? Сценарий Югославии ей грозит?

Богдан Безпалько: Я думаю, что прежде всего Белоруссия без Лукашенко обречена, ну это не очень хорошее слово, я думаю, что она пойдет по пути изменений, реформ, трансформаций. Задача нас как российских политиков сохранить идею интеграции, сохранить дружбу между Белоруссией и Россией, сохранить наши хорошие отношения в торгово-экономических и прочих отраслях. Ну а что касается возможных других сценариев, то мы все видим пример Украины, ну и примеры других государств, которые тоже на постсоветском пространстве испытали влияние цветных революций. Сейчас самое хорошее название для того, что происходит в Минске, – это бесцветная революция.

Александр Денисов: «Бесцветная революция»?

Богдан Безпалько: Там нет погибших, там нет баррикад, там не сжигают автобусы, покрышки, там не убивают силовиков, но тем не менее сотни тысяч людей принимают участие в протестах и их пытаются, эти сотни тысяч людей, наполнить смыслами вот те радикальные оппозиционеры, которые, кстати, раньше вполне успешно работали в системе Александра Лукашенко, например тот же самый Павел Латушко.

Александр Денисов: Для России Белоруссия без Лукашенко опасна или нет? Надежный это будет партнер или?

Богдан Безпалько: Все зависит от того, кто возглавит Белоруссию и по какому пути ее поведет. Мы видим, что, к сожалению, зачастую интересы государства, интересы населения совершенно не учитываются теми, кто приходит к власти в постсоветских республиках, и что, к сожалению, очень часто это означает, во-первых, русофобию и движение в сторону от России, во-вторых, экономическую деградацию. По этому пути сейчас шли и идут не только Украина, но и страны Балтии, например.

Александр Денисов: Ну, уже давно. Богдан, а чем это объяснить? Почему одна и та же проторенная дорожка у всех, именно такой ультрарадикальный национализм, обязательно антирусские настроения, с русским языком тут же начинаются неприятности?

Богдан Безпалько: Русофобия – это товар, который можно продать крупным геополитическим игрокам, условно коллективному Западу, который вот этот товар покупает по более-менее сходной цене.

Для тех, кто пришел к власти, как правило, главной задачей является оставить у себя свою партию, свою прослойку у власти, соответственно, получить какие-то экономические бонусы. Вот сейчас в Латвии, например, достаточно эффективно разваливается промышленность, экономика и даже уже «Латвийская железная дорога», но тем не менее там по-прежнему в этом обвиняют Российскую Федерацию. Почему? Потому что надеются на то, что в нынешних условиях США надавят на Брюссель и он выдаст им очередные субсидии, дотации. По сути все балтийские страны живут за счет дотаций, и Польша живет за счет дотаций, тоже весьма и весьма масштабных, но у нее экономика, конечно, побольше.

Что касается Белоруссии, все зависит от того, придут ли к власти там политики, которые будут достаточно жесткими и прагматичными, которые будут настроены на интеграцию с Россией, или же придут люди, которые просто Белоруссию, белорусскую независимость продадут на Запад. В принципе этот вариант тоже вполне сохраняется. Он сохраняется даже при Лукашенко, проблема только в том, что самого Лукашенко, вот лично его Запад не хочет покупать, ну уж слишком он непредсказуемый, слишком скандальный, слишком токсичный, слишком ведет себя неправильно и так далее.

Поэтому предпочитают все-таки, чтобы к власти в Белоруссии пришли другие люди, идеологически лояльные, абсолютно послушные, желательно с двойным гражданством, понятные, выращенные какими-нибудь фондами... или Сороса, кем угодно, и чтобы они уже, возглавив Белоруссию демократическим желательно путем, в результате цветных или иных революций, чтобы они повели ее на Запад спокойно, даже без всяких цветных революций, стрельбы и трупов.

Анастасия Сорокина: А какая сейчас может быть мировая реакция вот на эту инаугурацию? Как они могут себя повести?

Богдан Безпалько: Ну, уже часть европейских государств, правда, не самых, прямо скажем, важных в Евросоюзе, заявила о том, что это никак не влияет на легитимность Лукашенко, что они отказывают ему в легитимности. Это страны Балтии, это Польша, это Словакия, насколько я могу судить. Может быть, их список пополнится. Но в реальности главным инструментом по устранению Александра Григорьевича от власти является не отказ ему в легитимности, он в принципе спокойно с этим проживет всю свою шестую каденцию, – главным являются экономические или иного рода санкции.

А пока что коллективный Запад предпочитает достаточно осторожно взаимодействовать с Белоруссией, в том числе и с Лукашенко, как потому, что это может вызвать резкую реакцию со стороны России, так и потому, что у них сохраняется определенное отношение к Александру Лукашенко. Они приветствовали и будут приветствовать все шаги Александра Лукашенко, направленные от России, но при этом они все равно будут продолжать требовать или ожидать, что его сменит какой-то другой, более прозападный, радикально прозападный политик. Будут, конечно, стремиться к реализации этого сценария.

Александр Денисов: Богдан, а оппозиция белорусская, если можно понять, что она из себя представляет, она однородна или? То есть вот какой сценарий вероятен, понесут свой суверенитет Западу обменивать на что-то, или все-таки развернутся к России, однозначно проведут линию, не так и не сяк, а четко выстроят взаимоотношения с нами?

Богдан Безпалько: Очень сложно сказать. Почему? Потому что оппозиция – это очень аморфная, неоднородная масса. Существует координационный совет, в котором уже сотни и даже тысячи людей записаны по крайней мере, в котором есть радикальные националисты. Но по большому счету сам координационный совет не способен управлять всей этой протестной массой, там нет политиков, с которыми можно было бы вести какие-то четкие переговоры, по крайней мере сейчас.

Что касается Тихановской, ну Тихановская – это лидер, который был вынужден покинуть свою родину, она отчасти потеряла от этого часть, скажем так, морального какого-то капитала, который она приобрела во время президентских выборов. И сейчас она является человеком, на которого оказывают влияние, это все понимают. Ну и, соответственно, зачем же тогда взаимодействовать с политиком, который находится за рубежом и который подвержен чужому влиянию?

Поэтому если уж сейчас, допустим, Лукашенко кто-то свалит в течение нескольких месяцев или года, то тогда придется уже смотреть по факту, кто придет к власти в Белоруссии. Может быть, этому придется противодействовать, потому что будут задействованы какие-то силовые варианты. А вполне возможно, что Лукашенко усидит на этих штыках, дубинках и броневиках всю свою 6-ю каденцию, но потом, по истечении этого 6-го президентского срока, он все равно будет вынужден уйти и вся ситуация повторится, но это даст небольшой запас времени.

Проблема только в том, что белорусская экономика существует за счет дотаций и преференций со стороны России в том или ином виде, либо в прямом финансовом, либо в непрямом энергетическом, нефть, газ и все остальное, рынок сбыта. Нам придется всю 6-ю каденцию кормить белорусскую экономику, это то, чего от нас ждет Александр Лукашенко, и, собственно говоря, он надеется за счет этого как раз купить отчасти избирателей.

Александр Денисов: Богдан, а вот что касается белорусской экономики, называют еще по-всякому, чаще всего «семейный капитализм», ну подразумевая, как там все устроено. Вызывает ли это раздражение у бизнеса белорусского? Возможно, это и подпитывает оппозицию. Может быть, стоило как-то поаккуратнее вести дела, не брать пример с Украины, до чего там довело, мы понимаем, тоже сосредоточены были все бизнес-потоки в руках одной семьи, закончилось все это крахом, так же и здесь. Почему не делают выводов, что все-таки настраивают, ну нельзя у всех отбирать кусок пирога, все себе захватывать?

Богдан Безпалько: Понимаете, Белоруссия – это очень специфическая модель экономики, в отличие от Украины. На Украине все-таки есть, скажем так, элементы рыночной экономики, в Белоруссии их нет. Белоруссия – это государственный капитализм, где главным в государстве является чиновник, распределитель, управленец государственный, который может в том числе и отобрать какое-то предприятие, который может человека по каким-то обвинениям отправить в места заключения и так далее, и так далее.

Безусловно, это их право строить экономику так, как они считают нужным, но проблема-то для нас в том, что мы должны эту экономику содержать, мы должны содержать ее при том, что она чрезвычайно неэффективна, потому что в нынешних условиях экономика все-таки должна быть более рыночной, она должна быть более гибкой, более свободной; предприятия нужно модернизировать, они должны быть менее энергоемкими, нужно закупать и устанавливать новое оборудование, они должны как-то конкурировать между собой. Директивно все это решить невозможно. Белорусская экономика выживала за счет дешевых российских энергоресурсов, за счет российских или евразийских кредитов и за счет российского рынка сбыта (например, 75% агропродукции белорусской продается в Российскую Федерацию). За счет этого...

Александр Денисов: Сейчас восстановим связь с Богданом Безпалько.

Анастасия Сорокина: Есть у нас звонок...

Александр Денисов: Есть у нас звонок, да. Да, Богдан, поговорим со зрителем и продолжим.

Анастасия Сорокина: Владимир из Ленинградской области, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Вы знаете, вот мы всегда жили в большой крепкой стране под названием Советский Союз, и у нас никогда не возникало таких мыслей, что нас может кто-то забрать, кто-то может что-то нам навредить. Вот, на мой взгляд, Белоруссия – это часть русского мира, так же как и Украина, и нам нужно сделать все для того, чтобы эта страна была в составе Российской Федерации, только тогда она будет свободной, она будет самодостаточной. Потому что в другом случае ее просто заберут на Запад, это будет просто какая-то колония..., ну я не знаю, как назвать.

Вот у меня соседи с Белоруссии снимают жилье рядышком, они говорят... Я говорю: «Что вам не нравится в батьке?» Они говорят: «Вы знаете, он человек очень неадекватный, мы не знаем, чего от него ожидать уже, то есть он говорит одно, делает другое». Вот мне кажется, батька сегодня один, завтра другой, а Белоруссия всегда. И как говорил патриарх России, Украина и Беларусь – это и есть святая Русь, мы один народ, мы должны быть вместе обязательно.

Александр Денисов: Спасибо, Владимир, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Богдан, вы знаете, красивые, конечно, слова, братские народы, а что за ними вот сейчас стоит? Вот, допустим, начать разговаривать с белорусами, они тут же обижаются, «вот вы нас считаете нахлебниками», вы же говорили, что мы поддерживаем экономику, влияем, они болезненно на это реагируют. Так ли это на самом деле? Являемся ли мы братскими народами, или уже давным-давно разошлись по своим квартирам, как Горбачев говорит, в общеевропейском доме и забыли друг про друга, вот так вот?

Богдан Безпалько: Я согласен с вашим зрителем, который сейчас звонил и пусть немножко сбивчиво и эмоционально, но высказал главную мысль: мы одна страна, один народ при всем нашем разнообразии и так далее. Что касается нахлебничества, нахлебниками являются Лукашенко и его политическая система, его чиновничество, те, кого он кормит. Вот даже газ, который мы поставляем в Белоруссию по цене 127 долларов за 1 тысячу кубометров, сам Лукашенко через ряд фирм-прокладок продает своим же предприятиям белорусским по 255 или даже до 300 долларов за 1 тысячу кубометров. То есть когда он требует снизить цену на газ, он не о предприятиях заботится, он заботится о своей собственной марже, ну по крайней мере для своего чиновничества, силовиков и так далее.

А что касается белорусов, то надо просто терпеливо им объяснять. Понимаете, ведь в Белоруссии на самом деле, этого тоже никто не знает, хотя специалисты говорят, там свирепствует цензура: там нет российских радиостанций, российских телеканалов с политическими шоу, или по крайней мере их вырезают из эфира. Даже радиостанция Sputnik, которая там есть в Минске, вещает только в интернет-формате, а не собственно в радиоэфире, при том что там вполне спокойно вещало Еврорадио, которое сейчас, кстати, один из вот этих вот драйверов протеста против самого Лукашенко.

Поэтому нам нужны какие-то информационные инструменты, чтобы воздействовать на белорусское общество, чтобы вести с ним диалог, чтобы мы могли объяснить свою точку зрения, что мы их считаем не какими-то нахлебниками или ниже себя, мы их считаем частью самих себя, что мы-то как раз стремимся к интеграции, объединению, к тому, чтобы все мы были вместе. И препятствием этому сейчас является именно Александр Лукашенко, который еще 4 августа, до выборов, двигал войска к российско-белорусской границе, который арестовал 33 российских граждан, который говорил, обвиняя наше политическое руководство во лжи, что послали, дескать, кукловоды в Белоруссию людей, чтобы его сместить, который утверждал, что именно Россия перешла от братских отношений к партнерским и так далее, и так далее.

Здесь для нас врагами не являются простые белорусы, наоборот, это как раз часть нашего большого народа, разделенного после распада СССР границами. Для нас врагом является та политическая система, которая сейчас сама себя воспроизводит и которая не хочет потерять свое место в мире, потому что при слиянии государств, при их объединении, интеграции это неизбежно произойдет. Зачем нам нужны лишние чиновники? – ни за чем.

Александр Денисов: Спасибо, Богдан, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это был Богдан Безпалько, член президиума Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям.

Александр Денисов: Да.

Следующий наш собеседник Сергей Беспалов, ведущий научный сотрудник Центра публичной политики и государственного управления Института общественных наук РАНХиГС. Сергей, добрый вечер.

Сергей Беспалов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Да. Сергей, вот сейчас мы с Богданом говорили, тоже вспоминали вот эти красивые слова, единый народ, единая нация русская, рядовые белорусы нам не враги. Да нам и рядовые американцы-то не враги, и рядовые немцы тоже не враги, но, понимаете, мы дело имеем с выбранными ими лидерами, которые ведут по отношению к нам недружественную политику.

Вот сейчас Богдан приводил примеры, даже радиостанция где-то там вещает в недрах онлайн, поди там ее вылови. С кем Белоруссия, она определилась, с Западом или с Россией вот в данный момент? Может быть, это успокоило бы людей, которые тоже выходят и недовольны Лукашенко, потому что ну явно однозначности нет в его политике. Вот если бы четко было понятно, да, все, мы ориентируемся на Россию, мы с ней дружим, так, может быть, это людей бы успокоило и охладило, они бы разошлись по домам, сказали: «Ну слава богу, наконец-то»?

Сергей Беспалов: Да, сказать, что Белоруссия однозначно определилась, мы, конечно, не можем несмотря на то, что период самой острой турбулентности вроде бы закончился, действительно, инаугурация Лукашенко все-таки случилась, но несмотря на это сами итоги президентских выборов остаются под вопросом. Потому что, с одной стороны, мало кто сомневается из серьезных специалистов, что именно Лукашенко, а не Тихановская, получил большинство голосов; в то же самое время ясно, что ничего близкого к 80%, которые нарисовал ему Центризбирком, там не было.

Поэтому в глазах самого белорусского народа, который это, конечно же, понимает, легитимность Лукашенко крайне серьезно подорвана. И если раньше кто-то его в большей степени поддерживал, кто-то в меньшей степени, то теперь, когда всем стало ясно, что он жесточайшим образом фальсифицировал результаты выборов, можно говорить лишь о том, что белорусское общество его сколько-то еще будет терпеть...

Александр Денисов: Сергей, вы так однозначно говорите...

Сергей Беспалов: Но это принципиально иная уже ситуация, поэтому...

Александр Денисов: Сергей, извините, хочется уточнить. Вы так однозначно говорите, ну что, 80% можно взять и нарисовать?

Сергей Беспалов: Ну конечно. Все, в общем, альтернативные опросы общественного мнения показывали, что поддержка Лукашенко где-то в районе 60%. Ну и потом то количество участников протестных акций в первые дни, первые недели после выборов, конечно, свидетельствуют о том, что это не такое явное ничтожное меньшинство белорусского населения, это не 20%. Повторяю, Лукашенко, судя по всему, получил большинство голосов, но это не такое подавляющее большинство, которое ему нарисовали, это следует понимать.

Александр Денисов: Если бы он определился с вектором...

Сергей Беспалов: И Лукашенко, с одной стороны, как, в частности, сказал ваш собеседник предыдущий, и накануне выборов, и в ходе выборов, и в первые дни после выборов наделал максимум ошибок, которые только можно было наделать. С одной стороны, антироссийская по сути своей избирательная кампания, включающая там и передвижение войск к российской границе, и задержание так называемых «вагнеровцев», и массу недружественных по отношению к нам речей и так далее.

С другой стороны, вот эта вот жесткая фальсификация выборов, абсолютно неоправданное применение силы к участникам демонстраций в первые дни после голосования. Конечно, не было таких жутких зверств, о которых говорят представители оппозиции и западные средства массовой информации, включая пытки, изнасилования и так далее, но избиения, массовые задержания, стрельба пластиковыми пулями по окнам граждан и так далее, которые скандировали лозунги против полиции, – все это было, и белорусский народ, конечно, этого забыть не сможет.

Но затем фортуна в некотором смысле к Лукашенко повернулась, и эта фортуна не только российская поддержка. Дело еще и в том, что оппозиция не смогла воспользоваться теми возможностями, которые ей представились. Во-первых, у этой оппозиции никакой позитивной повестки, никакой позитивной программы не было и нет...

Александр Денисов: Сергей, а какие возможности?

Сергей Беспалов: ...у нее нет вменяемых лидеров...

Александр Денисов: Да, а какие возможности они упустили? Ну что там, устроить, полезть на баррикады, эскалация конфликта, что, какие возможности у них?

Сергей Беспалов: Во-первых, они не должны были называть Тихановскую победителем выборов, они должны были говорить о том, что выборы прошли несправедливо, действительный итог выборов установить невозможно и необходимо повторное голосование. То, что Тихановскую объявили, она сама, ее сторонники, некоторые люди на Западе законно избранным президентом Белоруссии, единственным представителем белорусского народа, и то же самое теперь относится к так называемому координационному...

Александр Денисов: Опять у нас связь пропала с Сергеем Беспаловым. Сейчас восстановим связь, поговорим про работу над ошибками в Белоруссии, сделали ли элиты выбор все-таки, определились ли с вектором, сейчас узнаем мнение у Сергея Беспалова. Сергей? Пока восстанавливаем связь.

Ну вот почитаем сообщения, что пишут наши зрители. Ну вот, правда, Москва и Московская область, понятно, Белоруссия нас не видит: «За Лукашенко голосовали сердцем».

Ну вот Сергей Беспалов вернулся. Сергей?

Сергей Беспалов: Да, мы можем продолжить.

Конечно, никто всерьез Тихановскую как президента Белоруссии, как лидера нации воспринимать не может. Кроме того, оппозиционеры не выдвинули никакой внятной программы тех преобразований, которые они хотели бы осуществлять, это только протестная сугубо повестка. Наконец, то, что они жестко ассоциировали себя с прозападными силами, с западными столицами, в то время как, я все-таки позволю себе утверждать, большинство белорусского народа ориентировано либо на равноблизкие отношения и с Россией, и с Западом, либо просто ориентировано на Россию, это, конечно, было ошибками оппозиции.

Всем этим воспользовался Лукашенко, ну и он просто показал себя как лидер, который не собирается оставлять свою страну, это не Янукович, это, как бы к нему ни относиться, мужик настоящий. И поэтому это позволило Лукашенко, конечно, перехватить инициативу, но, повторяю, качество его поддержки населением, отношение к нему белорусов радикально изменилось и таким, как прежде, таким отношением, так сказать, как к батьке действительно оно уже никогда не будет. Белорусы...

Александр Денисов: Сергей, как России строить отношения?

Сергей Беспалов: ...сколько-то еще готовы его терпеть, но именно терпеть.

Александр Денисов: Да. Как России строить отношения с Белоруссией, что дальше? Вот сегодня Кремль сдержанно, да практически никак не прокомментировал эту инаугурацию. Как нам, какое будущее нас ждет? Поначалу так вроде порадовались, пригласил к себе журналистов наших российских, с удовольствием им поулыбался. Чему нам нужно верить, этому интервью, которое он нам дал, или первому, которое он дал украинскому такому радикальному журналисту? Как выстраивать отношения?

Сергей Беспалов: Верить нужно не заявлениям Лукашенко и не декларациям его, которых за четверть века его пребывания у власти было более чем достаточно, верить нужно только его действиям. Конечно, сейчас у Лукашенко нет той свободы маневра, которая была еще несколько недель назад, которая была до выборов, когда он позволял себе проводить так называемую многовекторную политику, лавируя между Россией и Западом и за счет этого пытаясь сохранить, так сказать, максимальную свободу маневра. Сейчас он прижат к стене, и сейчас он вынужден вроде бы идти на уступки России, но у нас нет никаких гарантий, что это продлится сколько угодно долго, поэтому никакого доверия к его пустым декларациям быть не должно.

Нужно смотреть, какие будут подписаны документы, нужно смотреть, действительно ли будут переориентированы потоки с прибалтийских портов на порты в Ленинградской области, нужно смотреть, что будет с поставками, так сказать, санкционной продукции в Россию, будет ли это продолжаться в прежнем объеме и так далее, будут ли подписаны главные все эти дорожные карты по интеграции, которые давно уже готовы и подписание которых белорусской стороной было сорвано в конце прошлого года. Когда соответствующие действия будут предприняты, мы можем реагировать и можем оказывать очередную как бы поддержку Белоруссии.

Александр Денисов: Сергей, у нас звонок есть от зрителя, хочет пообщаться с вами, из Смоленской области.

Анастасия Сорокина: Виктор, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Сергей Беспалов: Здравствуйте.

Зритель: Мы вот, россияне, думаем, вот если Лукашенко уйдет либо его переизберут, мы думаем, что Белоруссия рухнет из-за того, так как Лукашенко строил Белоруссию в течение 20 лет, и Белоруссия процветает за время его правления. А что там возмущаются вот эти провокации, это возмущаются проплаченные бедные студенты и бедные пенсионеры, мы так считаем, россияне.

Александр Денисов: Спасибо. Ну вам виднее, по соседству ведь живете, Виктор. Сергей, как прокомментируете мнение зрителя?

Сергей Беспалов: Ну, позиция понятна. Я не думаю, что кто-то здесь от имени всех россиян должен говорить. Хотел бы повторить, что сотни тысяч участников протестных акций, причем не только в Минске, но и во всех мало-мальски крупных белорусских городах, – это, конечно, не проплаченные акции, хотя лидеры этих акций, безусловно, в большинстве своем находятся на содержании Запада.

Возвращаясь же к действиям России, мы должны, помогая, конечно, законной с нашей точки зрения белорусской власти, другой власти в Белоруссии нет, в то же самое время требовать от нее создания нормальных условий для функционирования пророссийских политических сил, общественных организаций, структур гражданского общества. Чтобы позицию России мы имели возможность элементарно доносить до белорусского общества, чтобы оппозиция Лукашенко в конечном итоге сформировалась не только как прозападная, а иной там и не могло быть, потому что все ростки пророссийской оппозиции выжигались в Белоруссии Лукашенко и его соратниками каленым железом последние 20 лет, это должно быть прекращено.

И вот создание таких условий для России, для людей, на Россию ориентированных, должно быть ключевым пунктом в переговорах между российскими властями и представителями администрации Лукашенко. Надеюсь, что нашим правительством, нашими властями уроки из этих двух десятилетий последних будут усвоены и пустого доверия к заверениям Лукашенко уже не будет.

Александр Денисов: Спасибо, Сергей.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо.

Александр Денисов: Будем поливать ростки, да, наши пророссийские.

Анастасия Сорокина: Это был Сергей Беспалов, ведущий научный сотрудник Центра публичной политики и государственного управления Института общественных наук РАНХиГС.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как отреагировали на это в России и в мире?