Индексация работающим пенсионерам

Индексация работающим пенсионерам | Программы | ОТР

Какие варианты для этого есть и какой будет в итоге выбран?

2021-02-09T21:00:00+03:00
Индексация работающим пенсионерам
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Олег Смолин
депутат Государственной Думы РФ, первый зампред комитета по образованию и науке
Евгений Якушев
заведующий лабораторией развития пенсионной системы Института социальной политики ВШЭ

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Давайте поговорим о пенсиях. На вопрос об их индексации ответили сегодня в Кремле. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил: власти рассматривают разные варианты.

Александр Денисов: Да, больше никаких подробностей, хотя, если прикинуть, ну какие варианты? Первый – не индексировать, ну что уже вряд ли, учитывая шумиху вокруг, так сказать, общественную, общественный интерес, дискуссию. Проиндексировать по полной, учитывая и недоплаченное с 2016 года, что для бюджета дорого. Ну и третий вариант – проиндексировать, начиная с этого года. В кулуарах даже гуляет примерный размер грядущей индексации, 4,9%, ну то есть как раз по уровню инфляции.

Ольга Арсланова: Ну и в обществе обсуждают эту индексацию тоже и, в общем, приходят к мнению о том, что она, конечно, была бы приятной, но в целом, учитывая средние размеры пенсий в нашей стране, особо не разгуляешься. Ну, кстати, сам Песков ранее напоминал, что ситуация с пенсиями все-таки у нас в стране стала намного лучше с 90-х гг. прошлого века, но в одночасье сделать большие пенсии для всех пока невозможно.

При этом около трети опрошенных намерены выйти на пенсию с состоянием в 20, а то и 50 миллионов рублей, чтобы иметь возможность путешествовать, иметь свое жилье, хорошо питаться и лечиться. Это мечты, да, опять же мы повторяем. Почти для четверти респондентов достаточно накоплений в размере от 5 до 10 миллионов рублей. 14% россиян нужен как минимум 1 миллион долларов; 18% настроены заработать и отложить как минимум 10 миллионов долларов, чтобы обеспечить прекрасную жизнь еще и внукам. Для сравнения, средняя сумма накоплений в Соединенных Штатах Америки от 200 до 500 тысяч долларов. Вообще это все какой-то фантастикой кажется, вот эти мечты россиян, мало у кого получается.

Александр Денисов: Да. Ну, поясним, это опрос негосударственного пенсионного фонда Сбербанка, как раз опрашивали будущих пенсионеров, то есть молодежь. Какие самые высокие пенсии в мире? Понятно, сравнивать бессмысленно, живем-то в России, но тем не менее, так сказать, знать куда тянуться. Самые высокие пенсии в мире получают жители Люксембурга, около 6 тысяч евро в месяц, это порядка полумиллиона. На втором месте Кувейт, где пенсия в среднем 3 тысячи евро. Дания, Финляндия, здесь порядка 2 тысяч евро. В Объединенных Арабских Эмиратах пенсионеры рассчитывают в среднем на пенсию в 1 300 евро в месяц, вот такие данные из открытых источников.

Ольга Арсланова: Намного больше, чем в России. Но все-таки многие жители нашей страны сравнивают российские пенсии часто даже не с европейскими, а с советскими, и задаются вопросом, почему же в советское время пенсия была сопоставима с зарплатой, иногда практически такой же, в некоторых случаях выше, а сейчас это невозможно. Почему на российскую пенсию в основном прожить не получается? Давайте об этом в том числе тоже поговорим и обсудим последние инициативы в нашем эфире.

Александр Денисов: Да. И с нами выходит на связь Евгений Якушев, завлабораторией развития пенсионной системы Института социальной политики Высшей школы экономики. Евгений Львович, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Евгений Якушев: Добрый вечер.

Александр Денисов: Евгений Львович, а вот, знаете, фильм, по-моему, был «Простые истины», если не ошибаюсь, вот как-то отношение в обществе резко отрицательное к простым истинам. Вот пример недавно с коллегой Маргаритой Симоньян, которая сказала: «Ну, не такие уж они и маленькие, пенсии, в девяностые еще меньше были, да их и не платили». Вот самый очевидный факт, который на поверхности: пенсионная система ровно такая, какую мы можем себе позволить, но вызвало такую шумиху, там отповедь дали и Геннадий Зюганов, и прочие. А что спорить, казалось бы, с очевидной действительностью?

Евгений Якушев: Ну, пенсионная система, правильно, отражает те экономические возможности, которые есть у государства, поэтому, когда вот вы приводите цифры по Люксембургу, надо понимать, что там самые высокие средние зарплаты. То есть это маленькое государство, маленькие расходы на вооружения, на... все вещи, и поэтому они могут себе позволить достаточно высокие налоги и высокие расходы на социальные вещи направлять. Поэтому в профессиональном плане существует понятие коэффициента замещения, то есть если ты участвуешь в пенсионной системе, уплачиваешь страховые взносы, то, собственно говоря, и получаешь какую-то пенсию. И Россия подписала международную конвенцию о том, что пенсии должны находиться на уровне 40% от среднего заработка за 30 лет человека.

Возвращаясь к вопросу о советских пенсиях. Надо помнить, что в СССР все работали и, в общем-то, тунеядство было преступлением. И если мы возвращаемся к пенсиям СССР, то пенсионная формула составляла 55–75% от последнего заработка человека, и это обеспечивало достаточно высокий уровень пенсий. Если была зарплата 120 рублей у инженера, то он мог рассчитывать на пенсию 80 рублей. И собственно говоря, переход от административной системы, государственной, советской системы, как мы называем, к рыночным отношениям привел к тому, что у всех стали разные зарплаты, и разные зарплаты, соответственно, разные взносы, разные пенсионные права.

Если мы сейчас посмотрим на 1990-е гг., то очень много людей вообще нигде не работало и не платило страховые взносы. Если мы посмотрим сейчас, то мы видим, что количество людей, занятых в официальной промышленности, сократилось до 25–30 миллионов человек, это те, кто работают на средних и крупных предприятиях. Увеличилась доля людей, которые не работают официально либо работают в «сером» секторе, собственно говоря, они не платят налоги. Это привело, собственно говоря, к тому, что у нас недобирается доходов, и, собственно говоря, все доходы, которые собираются, направляются на выплату пенсий.

Пенсионная система не совсем сбалансирована у нас, собственно, почти половина доходов ПФР – это средства федерального бюджета, поэтому 20% федерального бюджета направляется на различные социальные программы, в том числе на поддержку выплаты пенсий. Поэтому нынешние пенсии – это то, что мы имеем, и, собственно говоря, вот этот спор об индексации пенсий, наверное, как бы имеет под собой основания. Но было допущено какое-то решение в свое время о том, что не индексировать, и, скорее всего, как вы правы, сейчас примут решение начать индексировать.

Александр Денисов: Вот насчет СССР, вот часто заходит речь про пенсии той поры, «Справедливая Россия» уже не первый раз предлагает закрыть Пенсионный фонд России, мол, что мы туда складываем, в эту копилку, деньги, давайте платить напрямую. Честно говоря, не очень понятно, как это отразится на размерах и в чем виноват Пенсионный фонд, что, главный виновник наших низких пенсий?

Евгений Якушев: Ну, я думаю, что это популизм, все равно какая-то организация должна, как-то она будет называться. Важно другое, что если в 1990-е гг. пользовались трудовыми книжками, собственно говоря, было много мошенничеств, подделывали какие-то документы, можно было там нарисовать себе стаж, заработок каким-то образом, то сейчас проведена большая работа по цифровизации, введена система персонифицированного учета, и по большому счету любой человек может зайти на сайт ПФР и оценить ту пенсию, которую он получит. Я не хочу вдаваться в детали пенсионной формулы, но, собственно говоря, есть баллы, известна стоимость этих баллов...

Ольга Арсланова: Да, Евгений Львович, я воспользуюсь...

Александр Денисов: То есть система прозрачна, можно всю отследить и кивать на козни... ?

Евгений Якушев: ...то есть прежде всего видно, и, собственно говоря, можно это достаточно хорошо рассчитать.

Ольга Арсланова: Да.

Евгений Якушев: Поэтому как бы... То, что формула такая, ну, значит, она такая, она...

Ольга Арсланова: Вы знаете, она большинству непонятна. И непонятно еще вот что. Мы говорим, да, о замещении 40%, но по факту мало у кого так получается. И сколько историй от наших зрителей, и, я думаю, вы наверняка этих людей знаете, не знаю, мои родители, их знакомые, когда человек, не знаю, 40–45 лет работал и получал приличную зарплату, но пенсия у него все равно маленькая именно из-за того, смею предположить, что у нас вот эта распределительная, или солидарная система, как ее правильно назвать. То есть не получает человек 40% от своей зарплаты ну практически никогда, если только это не военный или не чиновник.

Евгений Якушев: Нет, у нас есть люди, которые получают зарплату 10 тысяч, 15 тысяч рублей в течение, вообще минимальную заработную плату, и, собственно говоря, для них пенсионная система, наоборот, дает коэффициент замещения существенно больше.

Ольга Арсланова: В их случае да, но, если человек работал за 100 тысяч, он не будет получать пенсию в 40 или 50 тысяч, он будет получать пенсию, среднюю по региону.

Евгений Якушев: Есть понятие социального страхования, то есть с этой точки зрения богатые платят за бедных. У нас идет общественное перераспределение, и с этой точки зрения нет довольных этой системы ни с одной стороны.

С точки зрения высокооплачиваемых категорий, если вернуться к истории, у нас была попытка в 2002 году ввести накопительную компоненту, собственно говоря, базовой идеей архитектуры пенсионной системы, которую предложили тогда Починок, Зурабов и Дмитриев, лидеры этого проекта, она сводилась к тому, что должно быть три вида пенсий: базовая пенсия, которая выплачивается из бюджета на уровне минимального прожиточного минимума, страховая пенсия, которая должна была учитывать стаж и заработок и обеспечивать дифференциацию размеров пенсий у людей, которые были, и, собственно говоря, накопительная компонента, которая предполагала, что люди с высокими доходами будут отчислять на будущую пенсию, у них сформируется дополнительная подушка безопасности и, собственно говоря, они не будут зависеть от, скажем так, возможностей государства, а будут зависеть от того, что накопили.

К сожалению, как вы помните, в 2014 году было принято решение заморозки, то есть это теперь уже не заморозка, а какой-то холодильник образовался с накопительной компонентой, и никакого выхода из этой системы сейчас нет, то есть замороженное не развивается. Поэтому с точки зрения людей с высокими зарплатами, у них будет небольшая пенсия, и, собственно говоря, они могут каким-то образом откладывать часть своих доходов, для того чтобы сформировать подушку безопасности, накопить, как было в опросе, какие-то суммы к выходу на пенсию.

Александр Денисов: Да, по 5–10 миллионов. Поговорим со зрителями.

Ольга Арсланова: Вопросы от наших зрителей.

Александр Денисов: Да. Ирина из Московской области, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Чуть позже поговорим с Московской областью, у нас из Бурятии звонок, давайте с него начнем. Константин, добрый вечер.

Зритель: Я не Ирина, но не знаю, хуже ли от этого кому-то будет. Добрый вечер.

Скажите, мне вот все не дают покоя советские пенсии. Смотрите, Советский Союз, вроде бы социальное государство, но там размер пенсий напрямую зависел от зарплаты, при том что вроде бы как все финансировали всех. Сейчас у нас капитализм вполне себе волчий, но мы декларируем, что одни должны финансировать других, не одни богатые должны финансировать других бедных, а скорее получается, что одни бедные должны финансировать других, еще более бедных. Вот насколько это вообще логично и справедливо, с вашей точки зрения?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Евгений Якушев: Ну, я еще раз просто приведу цифры. То есть у нас 70 миллионов человек – это экономически активные граждане. Реально как бы страховые взносы уплачивают только 50 миллионов человек в той или иной форме, с какой-то регулярностью. С этой точки зрения первые 10–15 миллионов человек уплачивают эти суммы с зарплаты 5 тысяч рублей в месяц, то есть с этой точки зрения, если у человека зарплата 5 тысяч рублей, то у него страховые взносы маленькие и, собственно, будущие права маленькие.

Ольга Арсланова: То есть, Евгений Львович, я прошу прощения, что я вас перебиваю: получается, что в советское время низких зарплат не было, да? То есть у всех были высокие зарплаты, поэтому... ?

Евгений Якушев: Да, и все работали, у нас не было людей, которые не работали. Поэтому сейчас, скажем так, если вывести все зарплаты из тени и все будут платить все налоги, то по меньшей мере можно будет в 1,5–2 раза увеличить нынешние пенсии.

Ольга Арсланова: А не будет ли справедливее все-таки привязать пенсию к реальной зарплате конкретного человека, ведь он же и налогов больше платит, если он больше зарабатывает, чем другие, он имеет право на повышенную пенсию. А кто не работал, кто не заработал, получает какой-то базовый минимум.

Евгений Якушев: Ну, наша система в принципе имеет этот порог. То есть, собственно говоря, существуют 2,5–3 средних зарплаты, 450 тысяч рублей в год, сейчас я не помню порог, цифру называть. То есть, собственно говоря, существует порог, свыше которого платятся меньшие страховые взносы, 10%, то есть система предусматривает такую вещь. Но как бы у меня нет ответа на ваш вопрос, к сожалению.

Ольга Арсланова: Да, спасибо.

Александр Денисов: Понятно. Спасибо.

Поговорим со зрителями, Ирина из Московской области.

Ольга Арсланова: Да, добрый вечер, Ирина, спасибо, что дождались.

Зритель: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, я... Алло?

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Зритель: Да. Вы знаете, я давно хотела дозвониться, в течение 2 лет как раз или 3 лет. У меня муж, я уже не буду про себя говорить, у меня муж, у него 55 лет стаж, из них он 25 лет, больше даже, проработал, мы были в Казахстане, и он доработал от инженера до начальника большой лаборатории в 300 человек, и зарплата у него была 300 рублей по тем временам.

А потом переехали, развалился Советский Союз, почти сразу же переехали в Россию, и вот здесь он работал уже в Московской области в администрации, 7 лет в администрации, немного бизнесом занимался, потом бизнес малый развалился в 2005 году, все время платил налоги, бесконечно налоги, всегда, вот.

И потом, значит, у него еще, я скажу, у него 10 лет, больше даже 10 лет полевого стажа, это вредность, понимаете? И вот ему заморозили эту самую, пенсию, которая накопительная, все, ему не прибавляли вообще несколько лет. Ну и вот, это самое, в этом году ему там где-то около 500 или 600 рублей прибавили до 20... Ну 18 800 он, что ли, получал...

Александр Денисов: В итоге какая пенсия у мужа?

Зритель: Понимаете, 55 лет стажа.

Александр Денисов: Какая пенсия?

Ольга Арсланова: Пятьдесят пять лет стажа, а пенсия?

Зритель: Говорят: работайте, честно платите налоги...

Ольга Арсланова: Сумму можете назвать, Ирина, пожалуйста, сколько в итоге он получает?

Зритель: Сейчас около 20 тысяч.

Александр Денисов: Двадцать тысяч – неплохая пенсия.

Ольга Арсланова: Московская область, видимо, поэтому.

Александр Денисов: Спасибо.

Еще у нас Вера из Татарстана на связи. Вера, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте, алло.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Я вот хотела сказать по поводу пенсий. Вот у нас в городе, это, наверное, везде в России такое случается, кто-то вышел на пенсию с суммы 8 тысяч, кто-то 20 тысяч, и вот теперь делают индексацию. Кто, значит, получает 20 тысяч, они получают больше тысячи рублей, а кто заработал пенсию 8 тысяч, получает 300 рублей.

Почему бы не сделать индексацию всем одной суммой? Статус пенсионера у каждого, да, и мы ходим в одни и те же магазины, покупаем одни и те же продукты. Ну ты смог заработать 20 тысяч рублей, да, честь и хвала тебе, но кто-то ведь... Нужны профессии все, все важны. Кто-то нянечкой работал, он получает пенсию 8 тысяч. Ну прибавьте к 20 тысячам тысячу и к 8 тысячам тысячу, да, и будет справедливо, я считаю. А то, что сейчас делается, я считаю, что это несправедливо.

Александр Денисов: Ну вот сейчас была индексация в этом году примерно на тысячу как раз, вам прибавили ее?

Зритель: Ну прибавили, 800 рублей у меня получилось к пенсии.

Александр Денисов: Восемьсот.

Зритель: А у кого 20 тысяч пенсия, да, они получили тоже почти 2 тысячи прибавку, 800 и 2 000 – есть разница при наших вот сейчас ценах? В магазины-то ходим в одни и те же, пенсионеры. Ну ты заработал 17 или 20 тысяч, похвально, да, ну а кто 8 тысяч смог только заработать, почему вот им 800?

Ольга Арсланова: Да, спасибо большое.

Евгений Львович, 8 тысяч, а нам просто очень многие зрители пишут эту сумму, 8 тысяч, 8 тысяч – это же, насколько я понимаю, ниже прожиточного минимума. Я не знаю ни одного региона, где он был бы вот на этом уровне. Как такое вообще возможно?

Евгений Якушев: У нас существует механизм, который маленькие пенсии, добавляет федеральное правительство до регионального прожиточного минимума. То есть с этой точки зрения как определяется прожиточный минимум, это другой вопрос, но пенсионная система содержит механизм, который обеспечивает прожиточный минимум пенсионера. Соответственно, если не хватает, то, собственно говоря, федеральное правительство добрасывает эти деньги.

Александр Денисов: То есть до 11 или до 12?

Евгений Якушев: Я не готов отвечать за размер цифр, надо посмотреть статистику, он отличается от региона к региону, то есть в Москве, понятно, больше, условно говоря...

Ольга Арсланова: Там в районе 18 тысяч, да, в Москве.

Евгений Якушев: Поэтому, собственно говоря, в зависимости от региона проживания вот этот минимальный уровень выдерживается. Тот вопрос, который задал телезритель, – это проблема известная. То есть есть проблема бедности, и, собственно говоря, поднимать порог бедности необходимо, и есть пропорциональное увеличение. Поэтому, когда увеличивают на 5%, для людей с высокими пенсиями это заметно, для людей с маленькими пенсиями это незаметно, поэтому пенсии всегда увеличивают и снизу, и пропорционально, вот эту индексацию пропорционально пенсионным правам, пропорционально этим вещам.

Я хотел еще вернуться к обращению дамы из Бурятии, по-моему. Собственно говоря, была принята большая программа по валоризации советского стажа. То есть понятно, что цены изменились, зарплаты изменились, вообще все эти пропорции изменились, поэтому в 2008 году была принята большая программа о валоризации советского стажа. Его пересчитали и очень многим повысили пенсию. И собственно говоря, если сравнивать темпы роста заработной платы и темпы роста пенсий, вот целых несколько лет, 2008-й, 2010-й, 2012-й год пенсии росли существенно быстрее, чем средняя заработная плата по стране, было принято политическое решение, и в пенсионную систему, собственно говоря, добавлялось очень много денег в эти годы.

Ольга Арсланова: Да, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо. Евгений Якушев был у нас на связи, завлабораторией развития пенсионной системы Института социальной политики Высшей школы экономики.

Ольга Арсланова: Да. Вместе с Евгением Львовичем мы сравнивали пенсии в Советском Союзе условно и в современной России, и вот главная мысль нашего эксперта была как раз в том, что зарплаты были разные, в Советском Союзе зарплаты были выше, а какие у нас сейчас зарплаты, вот такие и пенсии, это прямое следствие низких зарплат в России.

Но тем не менее пенсии всем считаются по-разному в нашей стране, известна фраза о том, что хочешь быть богатым пенсионером, сначала стань чиновником, потому что у чиновников, у военных пенсии рассчитываются по-другому. В некоторых регионах чиновники получают вот эту компенсацию до 90%, то есть до 90% своей зарплаты они получают в виде пенсии. Хорошо, что хоть у кого-то так, но почему не у всех? Давайте об этом тоже поговорим.

Александр Денисов: И у нас на связи Олег Смолин, депутат Госдумы. Олег Николаевич, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Олег Смолин: Добрый вечер.

Александр Денисов: Олег Николаевич, вот мы в начале упомянули про заявление Дмитрия Пескова о сценариях повышения пенсий, индексации пенсий работающим пенсионерам, он сказал, что там разные сценарии. Мы так прикинули, что примерно их три: первый – вообще не индексировать, второй – индексировать по полной программе, учитывая недоплаченное с 2016 года, третий – это проиндексировать начиная с этого года, и даже вот цифра гуляет, примерно на 4,9%, в кулуарах говорят, что так проиндексируют пенсии работающим пенсионерам. На ваш взгляд, на каком варианте остановится Администрация президента?

Олег Смолин: Скорее всего, на третьем.

Но позвольте мне сделать одно важное уточнение. Когда повышали пенсионный возраст, нам объясняли, что это делается для того, чтобы пенсии старшего поколения росли быстрее. Так вот здесь уже мой предшественник упоминал коэффициент замещения так называемый, то есть отношение средней зарплаты к средней пенсии. Напоминаю, в 2015 году этот коэффициент составлял 35% с небольшим, не 40, как положено конвенцией МОТ, Международной организации труда, которую мы ратифицировали, а 35%, а в прошлом году этот коэффициент составил 29,5%. То есть после того, как повысили пенсионный возраст и обещали пенсионерам ускоренным темпом повышать пенсии, по отношению к заработной плате пенсии только снизились, это первое.

Второе. Неиндексация пенсий работающим помимо того, что она приводит к понижению среднего уровня пенсий относительно заработной платы, она приводит еще к одному интересному явлению, это явление называется дестимулированием труда. Поскольку разница в пенсиях работающих и неработающих уже около 30%, люди либо не хотят работать, поскольку у них отбирают треть пенсии, либо мухлюют, на определенное количество месяцев устраиваются на работу, перед тем как отчитываться в Пенсионный фонд, с работы уходят, их показывают как неработающих, потом они снова устраиваются, либо просто работают без оформления, все эти три вещи тоже есть.

И когда мы пытаемся выжать из нашего дорогого Росстата и Министерства финансов данные о суммарных потерях вот в результате всех этих хитростей, потери не только Пенсионного фонда, но и Фонда обязательного медицинского, социального страхования, что недополучают регионы в виде налогов, у нас получается, что скупой платит дважды, что эти потери сравнимы с экономией Пенсионного фонда на отказе от индексации пенсий, вот ведь о чем идет речь.

Я уж не говорю о том, что закон о повышении пенсионного возраста у каждого человека, который выйдет на пенсию после 2027 года, отнимает примерно миллион рублей на современные деньги, а на те деньги, соответственно, гораздо больше. Ну легко посчитать: средняя пенсия в России 15 880, ну скажем 16, помножили на 12, 192, помножили на 5, почти миллион рублей потери оттого, что повышается пенсионный возраст.

И последнее, наверное, прежде чем я перейду к вопросам. Да, действительно, низкие пенсии – это часть низкой заработной платы. Я далек от идеализации западной системы, но в развитых капиталистических странах работник получает заработную плату примерно 50–55% от того, что он вырабатывает, от созданного им продукта, у нас 25–30%, степень эксплуатации гораздо выше. Значит, если бы у нас заработная плата... как в какой-нибудь Германии, то мы бы даже не получали немецкую пенсию, но зарплата была бы вдвое выше, и пенсии были бы, соответственно, вдвое выше.

Александр Денисов: Да. Олег Николаевич, расхожее такое мнение, вот Джозеф Стиглиц, нобелевский лауреат по экономике, он как-то высказал мысль: когда принимают неэффективные экономические решения? – когда распределяют не свои деньги и не для себя. Ну, известный всем упрек, в том числе в адрес Государственной Думы: почему такие маленькие пенсии? – потому что у вас большие, поэтому вы, мол, и голову не забиваете себе народными пенсиями, ну потому что не для себя и не свои деньги. Олег Николаевич, что ответим на этот упрек?

Олег Смолин: Что ответим на этот упрек? Что я и фракция, к которой я принадлежу, неоднократно голосовали за законы на тему о том, чтобы у депутатов Государственной Думы и чиновников пенсии были по тем же правилам, что у остальных граждан, это было бы справедливо.

Кстати, я хочу сказать чуть-чуть в защиту чиновников. Бывает, конечно, масса безобразий, пенсия у чиновников средняя выше, чем по стране, не 15 800, а 21 200, но даже у чиновников пенсии в России в среднем невелики. Это у очень больших чиновников, тем более по которым принимаются отдельные решения, бывают у губернаторов, у депутатов с большим стажем большие пенсии, в среднем у чиновников тоже не самая большая пенсия. Даже себя они обделили.

Александр Денисов: Олег Николаевич, ну у депутата с хорошим стажем, хороший стаж – это сколько? Один, два, три созыва?

Олег Смолин: Ну, там считается, я уже не помню точно, как закон прописан, но если ты работаешь несколько созывов, то ты можешь получать до 90% от оклада, не от заработной платы, а от оклада.

Ольга Арсланова: А если не секрет, сколько это?

Александр Денисов: Это то есть 350 тысяч, Олег Николаевич?

Ольга Арсланова: 90% от какой суммы?

Олег Смолин: Я не помню, сколько сейчас составляет оклад депутата Государственной Думы, но что-то порядка 70 тысяч рублей, остальное накручивается сверху как...

Ольга Арсланова: Хорошо, Олег Николаевич, а надбавки есть еще какие-то дополнительные?

Олег Смолин: Что еще, еще раз?

Ольга Арсланова: Надбавки есть? То есть 90% от 70 тысяч?

Олег Смолин: К чему?

Ольга Арсланова: К пенсии.

Олег Смолин: Нет, это пенсия.

Александр Денисов: Олег Николаевич, вы знаете, уж извините, перебиваю...

Ольга Арсланова: Интересно просто.

Александр Денисов: Ваш коллега Олег Нилов нам как-то в эфире другую цифру называл, 350 тысяч зарплата депутата.

Олег Смолин: Еще раз, зарплата депутата действительно 350 тысяч, пенсия считается от оклада, оклад примерно такой, как я вам сказал, точную сумму назвать не могу, потому что...

Александр Денисов: То есть примерно такая же и пенсия, я правильно понимаю, такая же и пенсия 350 примерно?

Олег Смолин: Нет, пенсия от оклада, ну что я, непонятное что-то говорю?

Ольга Арсланова: От 70 тысяч.

Олег Смолин: Оклад около 70, 90%...

Ольга Арсланова: Олег Николаевич, но дело даже, понимаете, не в этих суммах. Да, мы понимаем, что чиновники разного уровня, собственно, как и военные, у всех разные зарплаты, никто не говорит, что это несправедливо, вопрос даже не в этих суммах, вопрос в коэффициенте замещения. Почему коэффициент замещения у врача, у педагога ниже, чем у чиновника, да у кого угодно? Ну эти же люди тоже нужны обществу, они тоже делают что-то полезное. Почему у них 25–30%?

Олег Смолин: Потому что в России формируется сословное общество, сословие чиновников отдельно, сословие силовиков отдельно, сословие всех остальных отдельно, поэтому и так. И еще потому, что избиратели не очень хорошо обращают внимание на то, как голосуют депутаты, за их или не за их интересы. Если бы избиратели больше интересовались тем, как голосуют депутаты, у нас был бы другой состав Государственной Думы и другая пенсионная система.

Александр Денисов: Почему, мы заметили. Вот когда письмо составляли в Конституционный суд, чтобы ответили, конституционно ли, что не индексируют пенсии работающим пенсионерам, уж извините, что я возвращаюсь. Вы подписали, КПРФ, «Справедливая Россия», а вот ЛДПР что-то там в выяснения какие-то пустились.

Олег Смолин: Это надо у ЛДПР спросить, а еще лучше у «Единой России», которая больше всех, абсолютное большинство в Государственной Думе.

Ольга Арсланова: Олег Николаевич, сейчас в обществе развернулась дискуссия о том, какими пенсии были в девяностых и какие они сейчас, вот этот слом времен вспоминают. Вот насколько вообще рационально сравнивать это? И нет ли тогда резона сравнить с советскими пенсиями, которые все-таки были человеческими, на них люди почему-то могли жить, а сейчас мало кто может на пенсию выжить.

Олег Смолин: Советские пенсии были, как справедливо сказал мой предшественник, выше, если посчитать в реальных деньгах, потому что, во-первых, количество работающих было больше, во-вторых, заработная плата, если посчитать ее в реальных деньгах, у большинства людей была больше. Например, я когда закончил институт, пошел работать учителем, правда на полторы ставки, соответственно, получал примерно 3,5 прожиточных минимума. Мой студент пошел работать в школу примерно тоже на полторы ставки и получает 1,5 прожиточных минимума. Я понятно говорю? И плюс к тому уровень социального неравенства был гораздо меньше.

Я хочу напомнить вам, что сейчас фактически в России такая система, пенсионная в том числе, когда бедные делятся с нищими, но и бедные делятся с богатыми. Дело в том, что если у вас очень высокий уровень доходов, то применяется так называемая регрессивная шкала отчислений в пенсионный и другие фонды. Если бы установили нормальную, хотя бы плоскую шкалу, со всех одинаково, с супербогатых и с обычных людей, то у нас были бы другие пенсии. Хотя я всегда говорю, что главное – это величина пирога, а уже вторая позиция – это то, как мы его делим. Так вот и величина уменьшилась, и делим мы его гораздо более несправедливо.

Александр Денисов: Ну и, Олег Николаевич, не будем забывать, что из «серой» зоны надо тоже людей выдернуть, все-таки от этого тоже многое зависит.

Олег Смолин: Это правда, но тогда не создавайте антистимулы. Если вы не индексируете пенсии работающим, вы расширяете «серую» зону. Я уж не говорю о том, что очень многие люди рады были бы работать «вбелую», что называется, но идите попробуйте трудоустроиться, особенно если молодой человек, вам скажут: «Без трудовой книжки? – пожалуйста. С трудовой книжкой? – шиш».

Ольга Арсланова: Ага. Ну а пока, Олег Николаевич, мы так понимаем, что решение о наших пенсиях принимают люди, которые на вот конкретно эти пенсии никогда жить не будут.

Олег Смолин: А пока, мы насколько понимаем, в Государственной Думе уже, наверное, полгода переносятся с заседания на заседание три законопроекта, внесенные всеми тремя представителями оппозиционных партий, о возобновлении индексации пенсий работающим. А мы, между прочим, вносили в Государственную Думу законопроект, проголосовали все три фракции, кроме «Единой России», о том, чтобы установить мораторий на повышение пенсионного возраста, потому что 43% российских мужчин до 65 лет не доживают. А в моей родной Омской области на селе средняя продолжительность жизни мужчины 64,5 года, ровно как когда-то говорил Владимир Владимирович: «Это что же, отработал, в деревянный макинтош и поехал?» – вот ровно так. Поэтому, еще раз, избиратели должны спрашивать со своих депутатов, как они голосуют за их интересы.

Александр Денисов: Олег Николаевич, ну и правильно, что вносили, в Администрации президента выберут вариант, а тут и закон готов ваш, его и примете.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо. Олег Смолин был у нас на связи, депутат Госдумы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Какие варианты для этого есть и какой будет в итоге выбран?