Индия задумалась о геополитическом союзе с Россией и Японией

Гости
Виктория Перская
директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве РФ

Константин Чуриков: В такое неспокойное время живем, что редко кто-то кому-то, вот нам в частности, предлагает дружить, а тут захотела это сделать Индия. Как пишет местная газета Hindustan Times, власти Индии задумались об усилении сотрудничества и даже о новом геополитическом союзе, таком треугольнике, который должен объединить Индию, Россию и… Японию. Точка, больше никаких стран в этом списке нет. Зачем это индийцам? Зачем это нам? И против кого дружим?

Сейчас мы об этом спросим Викторию Перскую, это директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Виктория Вадимовна.

Виктория Перская: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Виктория Вадимовна, а мы разве с Индией не дружим? У нас разве какие-то напряженные отношения? Зачем понадобился им этот союз каким-то образом документально оформленный, с подписями и печатями?

Константин Чуриков: У нас же есть БРИКС.

Оксана Галькевич: Да.

Виктория Перская: Вы знаете, мы дружим с Индией. Просто здесь, если вы помните, была Соединенными Штатами, по их инициативе, создана группа QUAD, в которую вошли Япония, Индия, Австралия и США. Основное направление было противодействие развитию Китая, с тем чтобы воспрепятствовать развитию инклюзивного, как сегодня называют индийцы, взаимодействия Китая со всеми странами Азиатско-Тихоокеанского региона. И вот этот союз, естественно, был инспирирован Соединенными Штатами, но Индия не очень хочет поддерживать вот эту конфронтационную линию.

Более того, в индийской прессе, в индийской научной литературе очень много уделяется вопросов тому, что группа QUAD не должна носить геополитического союза против кого-то, вот как вы выразились, не дружить против кого-то, а она должна являться именно такой, что ли, расширяющейся компонентой или расширяющимся объединением, в которое постепенно будут входить все страны, имеющие отношение к Индо-Тихоокеанскому или, правильнее сказать по-русски, Тихоокеанскому региону.

Константин Чуриков: Виктория Вадимовна, но мне показалось, что все-таки в этом списке нет Китая, и самое очевидное, что это какой-то, в общем, такой аналог…

Виктория Перская: Да, и правильно, потому что… Ну, во-первых, я вам могу сказать, здесь надо рассматривать два направления, экономическое и геополитическое. Сейчас я вам сказала истоки геополитического, почему Индия хочет сдружиться в геополитическом плане с Японией и Россией, то есть чтобы Россия включилась в это геополитическое взаимодействие.

Но есть и экономические причины. Например, Япония очень заинтересована во взаимодействии с Россией в части энергетики, лесного хозяйства, медицины, информационных технологий, а также кооперации с малым бизнесом и кооперации российских университетов. Индия заинтересована во взаимодействии с Россией в лесном хозяйстве, энергетике, использовании арктического пути и также в развитии информационных технологий. Кроме того, платформы, которые позволяют партнерам создавать и развивать экономические отношения без посредников.

В чем интерес России? Экономический интерес тот же самый: лес, агро, использование природных богатств, также медицина, транспортно-логистические центры и прочее.

Константин Чуриков: Ну, глобально лес, труба и вот эти провода с электричеством – все, да?

Виктория Перская: Нет-нет-нет, неправильно. Переработка, не поставка леса, а переработка, вот о чем идет сегодня речь. Теперь: труба… Ну вы знаете, что до Индии трубу, конечно, сейчас планируется провести через Пакистан, но это достаточно длительный процесс, сразу не произойдет. А вот поставки продукции из Индии в Европейский союз через арктический путь или собственно обустройство арктического пути – Индия в этом заинтересована, потому что это на самом деле большие инвестиции. Даже Моди предложил около 1 миллиарда долларов для своего среднего и малого бизнеса для развития экономики в России на Дальнем Востоке.

Оксана Галькевич: Виктория Вадимовна, а вот эти вот, так скажем… моменты, точки напряжения во взаимоотношениях Индии и Китая, у них там спорные территории, с Пакистаном у них тоже там на границе не все спокойно… Может быть, какая-то военная тоже подоплека…

Константин Чуриков: Составляющая.

Оксана Галькевич: …есть в этом предложении?

Виктория Перская: А я вам могу сказать, что здесь есть элемент геополитический. И вот здесь России, и правильно отмечает, например, Кортунов о том, что Россия ведь сейчас тесно взаимодействует с Китайской Народной Республикой, и полицентризм предполагает как раз, что мы не дружим против кого-то, мы дружим, реализуя свои национально-экономические интересы. Я думаю, что в политическом плане этот треугольник пока не проработан и не подготовлен. Ну, может быть, я очень так радикально заявляю…

Константин Чуриков: Так.

Виктория Перская: Дело в том, что даже сегодня позиция на Дальневосточном экономическом форуме, она не… В общем-то, вы видели, как отреагировала японская сторона. У нас достаточно много противоречий в части оценки Курильских островов, не заключен до сих пор мирный договор. Между Китаем и Индией вы назвали противоречие. А вот что интересно между Китаем и Японией, то мы проводили исследование, и, в общем-то, по оценке китайских и японских специалистов, у них экономики довольно сильно синхронизированы с точки зрения развития экономических циклов, а вот это уже говорит об углублении взаимодействия между Японией и Китаем.

Константин Чуриков: Подождите, мне хочется немножко побредить. А может быть такое, что мы можем использовать дружбу (ну извините за выражение «использовать») с Индией, в общем, союз, какие-то отношения, для того чтобы Индия, поскольку она, скажем так, гораздо теснее сотрудничает с Соединенными Штатами, чтобы как бы Индия стала таким нашим, не знаю, дополнительным посредником, что ли, заступником в налаживании наших отношений с глобальным Западом, нет?

Виктория Перская: В условиях полицентризма вряд ли Индия будет выполнять, возьмет на себя выполнение такой роли, потому что, наверное, Моди очень четко отстаивает приоритет национальных экономических и политических интересов Индии. И выполнять роль посредника можно только тогда, когда есть какое-то развитие конфликтной ситуации, в данном случае конфликтной ситуации нет, поэтому говорить о том, что Индия примет на себя роль посредника, по-моему, несколько преждевременно.

А вот говорить о том, что экономическое партнерство, и сейчас на Дальневосточном форуме как раз стоят отношения, обратите внимание, в повестке дня Россия – Индия, Россия – Китай, Россия – Япония, Россия – Южная Корея. То есть мы позиционируемся как экономическая держава, имеющая определенный возрастающий политический вес на международной арене, и одновременно мы рассматриваем вопрос о том, что экономические отношения должны быть в приоритете, соответствовать своему территориально-экономическому развитию, а уже политическая составляющая будет, понимаете, подстраиваться в какой-то степени под реализацию вот этих экономических интересов.

Оксана Галькевич: А как вы думаете, перспективы у этой идеи, у этого предложения будут? Вот надо сказать, что ведь на Восточном форуме как раз во Владивостоке Индия собирается сделать первые шаги к обсуждению этого предложения своего. Как вы думаете, перспективы?

Виктория Перская: Вы знаете, судя по тому, что в повестке дня этого нет как такового, но первые шаги были сделаны в 2019 году, когда Индия впервые дала идею о том, что группа QUAD не должна являться геополитическим союзом наподобие НАТО в этом Тихоокеанском регионе. Это был 2019 год. После этого достаточно много было сделано шагов экономического и политического плана по сближению отношений между Россией и Индией, между Россией и Японией.

Но смена правительства в Японии, вы знаете, оказала существенное влияние на развитие отношений между Россией и Японией. И вот сегодня позиция японской стороны, то, что комментировал Дмитрий Песков о том, что японская сторона, в общем-то, обиделась на то, что мы не прислали приглашение руководителю, премьер-министру Японии, она свидетельствует о том, что политически еще этот диалог не налажен, то есть есть еще трения, а вот экономические связи должны и будут развиваться, они получат…

Оксана Галькевич: Виктория Вадимовна, без Японии, я так понимаю, нам баланс определенный не соблюсти, но, может быть, еще какие-то потенциальные участники могут быть в этом союзе? Я не знаю, Вьетнам, например (давайте я буду бредить), Лаос, Камбоджа, что там, Таиланд?

Виктория Перская: Конечно, совершенно верно. Вот индийская позиция как раз и рассматривает… То есть я вам сейчас называю позицию не только Нарендры Моди, но и приближенных к кругам правительства ученых, которые отстаивают точку зрения, что индо-тихоокеанская инициатива, или индо-тихоокеанская платформа, не должна являться союзом против кого-то – это должна быть инклюзивная всеобъемлющая платформа, которая объединит страны, находящиеся в этом регионе, и создаст условия более преференцированного экономического развития. Но здесь надо забывать о том, что есть ведь еще и АТЭС и есть АSEАN…

Константин Чуриков: Так.

Виктория Перская: …где именно интеграционные отношения достаточно широко развиты. Поэтому в какой-то степени Индия предпринимает шаги о том, чтобы преобразовать вот эту явно политически направленную группа QUAD, созданную американцами и по инициативе США, в более, я бы сказала, смягченную форму, то есть убрать вот это открытое противостояние.

Оксана Галькевич: Слушайте, Виктория Вадимовна, спасибо вам большое, я как на лекции побывала.

Константин Чуриков: Нет, секундочку…

Оксана Галькевич: Я хотела спросить, когда зачет сдавать, ха-ха, так интересно.

Константин Чуриков: Лекция продолжается, подождите. Виктория Вадимовна, я помню, значит, изучал вопрос, ну мне рассказывали…

Оксана Галькевич: Ну ты-то, да, умник знатный.

Константин Чуриков: …как тепло Хрущева встречали, значит, «Хинди руси бхай бхай», там у нас была какая-то там дружба вообще какая-то несусветная…

Оксана Галькевич: Сдал зачет, сдал, ха-ха.

Константин Чуриков: Вот, понимаете. Мы так вообще все индийское любим, на самом деле ну хочется поговорить с Махатмой Ганди, жалко, «не с кем поговорить».

Оксана Галькевич: Ты прямо цитируешь.

Константин Чуриков: С Индией что сегодня нас в практической области связывает? Что Индия нам поставляет, что мы ей поставляем?

Виктория Перская: Вы знаете, с Индией нас связывает очень и очень многое. Если вам хочется поговорить с Махатмой Ганди, ха-ха, то, конечно…

Константин Чуриков: И мне тоже, всем хочется поговорить.

Виктория Перская: …вы можете поговорить с его дочерью, ха-ха.

Оксана Галькевич: У нас два человека в стране, которые хотят, но уже не с кем.

Константин Чуриков: Как минимум, ха-ха.

Оксана Галькевич: Костя и Владимир Владимирович.

Виктория Перская: Так что здесь, в общем-то, понимаете, широкий круг наших касаний. А если говорить об отношениях экономических, то вот как ни замечательно, что ли, но с Индией у нас отношения… Во-первых, у нас энергетическая сфера, мы строим там атомные станции, вы знаете, это крупнообъемный проект, крупномасштабный проект достаточно интересный. Причем это станции самого последнего поколения, высокозащищенные. И вот если сегодня (ну не сегодня, а вчера) Украина заключила со Штатами о том, что Westinghouse будет инвестировать 30 миллиардов долларов в восстановление или строительство новых блоков Хмельницкой атомной станции, то вот представьте, что объемы взаимодействия России и Индии на порядок выше.

Но кроме того, что делает «Росатом», он еще, вот что интересно, мы одновременно формируем инфраструктуру существования и содействия, инфраструктуру существования вот этой атомной станции. Что имеется в виду? Более того, созданы детские сады, школы, развивается система профессионально-технической подготовки. Индусы очень заинтересованы в развитии совместных программ высшего образования с Россией. Почему? Потому что основная сейчас проблема, которую Индия поставила на 2021–2025-е гг., – это создание национальной системы образовательной, которая готовит кадры не для поездки, работы в Америке или в Японии, а для того, чтобы они могли работать на кооперационной основе с иностранными партнерами, но в интересах своей страны и на территории своей страны.

Теперь: Индия очень заинтересована… Я время, наверное, трачу, да?

Константин Чуриков: Нет-нет, договорите, интересно.

Виктория Перская: Вот. Индия очень заинтересована в создании совместных проектов по добыче алмазов и по переработке алмазов. Дело в том, что на территории Индии есть эти полезные ископаемые, но у них нет такой точной переработки, такого использования…

Оксана Галькевич: Ага, вот так вот!

Виктория Перская: …в промышленном секторе.

Оксана Галькевич: Как у нас в Якутии.

Константин Чуриков: Виктория Вадимовна, спасибо вам большое! Виктория Перская, директор Института исследований международных экономических отношений Финансового университета при Правительстве. Мы вот очень-очень познавательное телевидение…

Оксана Галькевич: Как всегда, интересно очень, да.

Константин Чуриков: И напоследок Рабиндранат Тагор, помнишь, да?

Оксана Галькевич: Давай, процитируй. Конечно, помню.

Константин Чуриков: «Молния бьет, но (как там, что там?) цветет вишня после дождя».

Оксана Галькевич: Да что ты, я с этим томиком засыпаю каждый вечер.

Константин Чуриков: Примерно, по памяти.

Оксана Галькевич: Друзья, идем дальше. Рабиндранат…

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)