Индустрия анти-детства

Индустрия анти-детства | Программы | ОТР

Как уберечь подростков от веществ, опасность которых очевидна, но не доказана?

2020-09-25T23:38:00+03:00
Индустрия анти-детства
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Нелюбов
врач-психиатр, нарколог
Сергей Полозов
Член Совета по проблемам профилактики наркомании при Совете Федерации, председатель Всероссийского общественного движения «СТОПНАРКОТИК»

Александр Денисов: «Индустрия антидетства», вот уже второй раз за неделю мы возвращаемся к этой теме. Во вторник обсудили вводимый в регионах запрет на продажу несовершеннолетним энергетиков, энергетических напитков. Напомню, 40 регионов уже приняли такие законы.

Анастасия Сорокина: Как одна за другой области стали запрещать продажу детям баллонов, зажигалок и других емкостей со сжиженным газом, которым дышат подростки-токсикоманы. Сначала Владимирская область, затем Башкирия приняла такой закон, на очереди Ростовская область.

Александр Денисов: Да. Вот складывается ощущение, что приходится регионам бороться с целой индустрией, выбравшей детей как такую свою основную клиентуру, которую можно держать под газом, под кофеином, под воздействием разных табачных смесей и при этом прикрываться отговорками, что вред, мол, не доказан, чего вы там придумываете какие-то законы против.

Поговорим на эту тему про индустрию антидетства с нашими сегодняшними собеседниками, два эксперта у нас на связи. Это Сергей Полозов, член Совета по проблемам профилактики наркомании при Совете Федерации, председатель Всероссийского общественного движения «СТОПНАРКОТИК»...

Анастасия Сорокина: …и Сергей Нелюбов, врач-психиатр, нарколог, с нами на связи. Сергей Дмитриевич, здравствуйте.

Сергей Нелюбов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Вот мы так обозначили «Индустрия антидетства». У нас сложилось впечатление, смотрите, под газом, значит, дети находятся, продают им эти баллоны, под кофеином, энергетики, еще вот эти табачные... Вот складывается ли у вас такое же впечатление, что целый сектор бизнеса избрал как свою целевую аудиторию именно детей? Может быть, даже поощряя как-то, продвигая свою продукцию? Или нет, или это все случайность, ну дети такие, своим умом до этого доперли, что называется, говоря по-русски?

Сергей Нелюбов: Ну, я могу сказать однозначно, что наркодилеры усиленно занимаются внедрением, продвижением тех наркотических препаратов, которые не запрещены нашим законом. Все эти газы, все эти курительные смеси по химическому составу очень схожи с теми наркотиками, которые по нашему законодательству запрещены, и поэтому усиленно обрабатывают молодежь... таких звучных названий, как «офисные наркотики», «безвредные табачные курительные смеси», «безвредные веселящие газы» различных названий, на которые бросается молодежь, особенно подростки, которые не знают всех последствий, которые может вызвать прием этих препаратов.

Александр Денисов: А как они им это рассказывают? То есть где это, в соцсетях идет пропаганда? Каким образом они... ?

Сергей Нелюбов: Это социальные сети, большую роль играют закрытые группы, которые существуют среди подростков. Если раньше, лет 20 назад, была мода на прием тяжелых наркотиков, героина, опийной группы препаратов, то сейчас мода на эти наркотики прошла и среди подростков в большей степени выражена потребность и мода такая на прием вот таких наркотиков, вышеперечисленных наркотиков, которые в настоящее время усиленно распространяются по всей стране. Это не только в тех областях, которые вы перечислили, но и в нашей области достаточно распространенное явление, к которому надо однозначно принимать определенные меры воздействия не только на законодательном уровне, но и на уровне образовательном, определенные профилактические мероприятия проводить не только с подростками, но и с родственниками подростков, с родителями подростков. Не просто так подросток идет принимать наркотики, он идет принимать наркотики, для того чтобы изменить свое психоэмоциональное состояние...

Александр Денисов: Сергей Дмитриевич, про образование еще поговорим, отдельная важная тема, поговорим, вернемся еще к этому вопросу.

Анастасия Сорокина: Сергей, как председатель движения «СТОПНАРКОТИК», какая работа, как среди именно молодежи, тех самых уязвимых детей, которые поддаются влиянию, можно проводить работу, чтобы их оградить от этих вот предпринимательских нападок?

Сергей Полозов: Ну, в первую очередь надо сказать, что это не новая история, как говорится, все новое – это хорошо забытое старое: в свое время все, что касалось токсикомании, было очень сильно развито у молодежи, только сейчас на замену клею и различным лакокрасочным изделиям пришли зажигалки и баллоны с газом, веселящий, о котором только что говорили. В первую очередь это, во-первых, информационная кампания для родителей, потому что им важно знать, что такая опасность есть и как ее выявить по первичным признакам каким-то физиологическим, как поговорить правильно с ребенком.

Ну и вообще, в целом все, что касается профилактики не только наркомании, токсикомании и вообще, в принципе асоциальных действий, здесь очень большая проблема, потому что, с одной стороны, в школах это большая нагрузка на педагогов, специалистов, которые там работают, а если это внешние, приходящие специалисты, то они не всегда бывают экспертами, более того, иногда вот эту тонкую грань между профилактикой и пропагандой не выдерживают, наоборот, больше интересуют ребят какими-то новыми веществами, о которых они раньше не знали.

Поэтому здесь требуется, конечно, государственная система профилактики наркомании с уже обученными специалистами, ее сегодня не хватает, к сожалению, и вот несмотря на то, что мы работу ведем как движение общественное, и ряд других общественных движений, которые схожей деятельности, нам, конечно, количественного состава не хватает, чтобы охватить большое количество школ и делать это регулярно. Но это, наверное, один из единственных способов.

Александр Денисов: А государство успевает вот за этими, отлавливать все эти моменты? Потому что ну кому в голове придет, что зажигалки начнут эти продавать детям, какие-то баллончики и так далее.

Я вот вспомнил, думал, а сталкивался ли я с этим в жизни хоть раз, я удивился про этот газ, а потом вспомнил, что сталкивался. В секцию по боксу ходили двое подростков, ну они перед взрослыми занимаются, мы приходили вечером, они чуть раньше. Так вот тренер рассказывает: два пацана не вернулись с выходных – один умер, вот они подышали вот этим баллоном, другой в реанимации, откачали, все-таки спасли. Прямо рядом это все происходит, хотя, казалось бы, и спортом занимались, и все. Вот как, каким образом это доходит до них? Ходили занимались в секцию, и вдруг этот газовый баллончик выплыл у них.

Сергей Полозов: Ну, в первую очередь, конечно, это распространение внутри самой молодежной среды, это огромное количество всяких видеороликов, которые в открытом доступе в социальных сетях или в YouTube находятся, создание определенного мифа вокруг этого употребления, ну и безнаказанность, безусловно. Вот вы сказали о том, что там полиция успевает отрабатывать, – нет, конечно, не успевает. Более того, мы регулярно жалуемся, проводя рейды на продажу шариков с закисью азота, с так называемым веселящим газом, и как бы мы его ни пытались запрещать, они по-прежнему продаются, находятся лазейки, и полиция, я вам честно говорю, просто разводит руки, говорит: «Нам все равно нечего сделать здесь». Они ходят, порой просто у них опускаются руки у них самих из-за того, что нет законодательных каких-то возможностей.

Что касается снизинга, то в Москве принят был такой закон, если я помню правильно, то указом мэра он запрещен, но там штраф 4–5 тысяч рублей для физических лиц и 10 тысяч для юридических, по-моему. Соответственно, это совершенно не...

Александр Денисов: Вообще ничто для них.

Сергей Полозов: Мне кажется, небольшой штраф, тем более доказать само по себе вовлечение в снизинг – это вообще какая-то фантастика.

Александр Денисов: Сергей Дмитриевич, у меня к вам вопрос. Вы знаете, расскажу еще одну историю. На этой неделе у нас была тема, про энергетики мы говорили. Вот любопытна реакция представителей бизнеса, на нас, кстати, обиделись очень сильно и так далее, претензии высказывали. Женщина рассказывает нам, что, мол, своим детям она ни в коем случае...

Анастасия Сорокина: Объяснила, что это вредно.

Александр Денисов: ...не разрешает пить вот эти вот энергетики и прочее, но при этом говорит, а что регионы их запрещают, если вред не доказан. Вот эта логика, конечно, интересная: значит, своим доказывать не нужно...

Анастасия Сорокина: Есть подразделения Минздрава, которые проверяют, дают разрешение, чтобы это поступило на продажу, что не доказано, что в этом что-то вредное есть, продается же.

Александр Денисов: Да. Как это вообще у нас складывается вот таким образом, что опасные вещи, серьезные, невозможно доказать вред этих энергетиков и прочего?

Сергей Нелюбов: Ну, я так думаю, что торговые компании, которые продают энергетики, ссылаются на исследования, которые проводятся на взрослых людях, у которых устойчивая нервная система, у которых сформирована нервная система, может быть, действительно в меньшей степени влияют энергетики, которые содержат большое содержание кофеина, в меньшей степени влияют на психику, на организм взрослого человека. А для подростков прием данного препарата вызывает достаточно выраженные изменения как в центральной нервной системе, так и со стороны сердечно-сосудистой системы, в том числе и выраженную зависимость от кофеина.

Поэтому говорить о том, что это безвредный напиток, достаточно кощунственно со стороны тех лиц, которые заявляют об этом. Нужно, по всей видимости, принимать определенные законы, которые бы ограничили определенные возрастные группы в приеме этого препарата, приеме этих напитков, которые вызывают выраженную зависимость у подростков.

Александр Денисов: Причем на федеральном уровне, а не на региональном. Вот, кстати, любопытный вопрос...

Анастасия Сорокина: ...почему никак не принимают.

Александр Денисов: Да, Сергей, к вам, почему на федеральном уровне не проходят вот эти законопроекты о запрете вообще всех этих, почему регионы вынуждены отлавливать каждую блоху отдельно и решать таким образом вопрос? Почему федерально это не принимается?

Сергей Полозов: Ну, в первую очередь здесь надо посмотреть то, как вообще, в принципе логика законотворчества устроена, поскольку закон федеральный принимается для всех территорий одномоментно. Поэтому чаще всего, когда проблема появляется на земле, на нее первыми реагируют исполнительные власти, законодательные власти, они принимают свои какие-то внутренние законы. Если это требуют, уже большое количество регионов такие законы принимают, то, соответственно, идет направление законодательной инициативы уже в федеральную Думу, и там принимается закон. Так гораздо проще, скажем так, двигать федеральный закон.

Но я хочу сказать, что сегодня есть законодательные акты, которые позволяют так или иначе уже запрещать, и есть законы, которые о вреде здоровью, под этот закон можно и энергетики в том числе, и зажигалки с газом подводить. Но не торопится судебная система, скажем так, принимать такие решения по этому закону.

Плюс в 2015 году Владимиром Путиным был внесен антиспайсовый закон, суть его была достаточно простая. Если какое-то вещество, неважно какое, используется, скажем так, в других целях, скажем так, для потребления в качестве наркотика или психоактивного вещества и это массово происходит на территории страны, то это вещество можно запретить для продажи, хранения и распространения на территории России сроком на 1 год, провести клинические испытания. И вот если эти испытания докажут, что вещество безопасно, тогда, соответственно, запрет снимается, а если доказано, что вещество опасно, то оно изымается в принципе из оборота на территории России.

То есть в принципе сегодня законодательные акты есть, просто нужно, чтобы этим занималась юридическая служба и находили, скажем так, возможности для этого. Просто часто бывает, что руки до этого не доходят и никто не инициирует этих расследований каких-то больших глобальных. Плюс я уверен, что ситуация с энергетиками, вопрос лобби, именно бизнес-продвижения является открытым вопросом, уверен, что деньги здесь играют немаловажную роль, как раз именно как прибыль.

Александр Денисов: Сергей Дмитриевич, как вы думаете, почему? Были же законопроекты, в Думу вносились, о запрете тех же самых энергетиков, но потом... Даже до первого чтения они не доживали. Сергей Дмитриевич, как думаете, по какой причине? Что, настолько сильное лобби?

Сергей Нелюбов: У меня только одно в голове – это определенное лобби, которое пробивает запреты на все эти инициативы, которые исходят от здравомыслящих как медицинских работников, так и общественных деятелей, которые занимаются этой проблемой. В Соединенных Штатах, например, лицам до 22 лет запрещена продажа всех алкогольных напитков, а у нас подросток может с 18 лет принимать любое количество алкоголя любой крепости, это не запрещено у нас законом. Я не говорю уже о кофеине или о тех энергетических напитках, которые у нас продаются, любой подросток может прийти и купить.

Но я так думаю, еще многое зависит от культуры людей, которые продают эти напитки. Потому что у нас в любой магазин зайдите, где написано про запрет продажи алкогольных напитков подросткам, на всех вывесках висит, а любой подросток может купить любой алкогольный напиток, никто не спрашивает у него документы, какой у него возраст.

Анастасия Сорокина: Ну, к слову сказать, не знаю, даже я сталкиваюсь, у меня все время паспорт спрашивают, если что-то надо купить, в этом плане все-таки контроль есть.

Сергей Нелюбов: В большей степени надо заниматься все-таки определенной работой с семьями таких подростков, которым бы родители определенную культуру прививали подросткам, формировали у них определенную настороженность в плане приема тех или иных...

Александр Денисов: ...веществ, понятно, да.

Анастасия Сорокина: У нас есть опрос, наши корреспонденты на улицах задавали вопрос: «Как вы думаете, откуда у подростков тяга к опасным соблазнам? Что их провоцирует?» Давайте посмотрим, потом обсудим.

ОПРОС

Анастасия Сорокина: Выслушаем еще одно мнение от нашего зрителя, на связи со студией Федор из Волгоградской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Федор, как нужно бороться с такой индустрией антидетства? Что противопоставить этому?

Зритель: Ну смотрите, мое мнение, это семья, в первую очередь семья, это родители. Они должны интересоваться, чем живут их дети, в первую очередь. Второе – это, конечно, школа. Но сейчас, мое мнение, школьные учителя абсолютно заняты отрабатыванием денег, которые им платят, и у них нет времени на душевную близость с ребенком.

Александр Денисов: Да, школу можно вычеркнуть сразу же, они там работают по две ставки, там явно не до досуга детей.

Анастасия Сорокина: Не до этих вопросов.

Александр Денисов: Да уже они и не имеют права заниматься, это считается вмешательством в личную жизнь и так далее, в частную жизнь.

Зритель: Согласен, но заметить это возможно. А дома родители в основном занимаются зарабатыванием денег, и опять же некому следить. Я стараюсь, например, за своим ребенком следить, потому что что он смотрит, с чем он играет, чем он интересуется. Конечно, ему пока 10 лет, но я хотел бы на выходе увидеть, как бы в 18 лет увидеть того ребенка, какого я хочу, чтобы он был полноценным членом общества, четко видел свои перспективы и стремления.

Александр Денисов: Федор...

Анастасия Сорокина: Но постоянно контролировать-то очень сложно, сейчас такое количество ресурсов, информации. Как с этим-то быть?

Зритель: Согласен, но нужно смотреть, чем ребенок... Я уверен, что если проводить с ребенком хотя бы полчаса по вечерам, то можно уже увидеть. Можно посмотреть, что он смотрит, чем он интересуется, поговорить с ним. Общение, в первую очередь общение со своими детьми, потому что иначе... Иначе мы получаем вот именно воспитание улицы, а это ни к чему хорошему не приведет.

Александр Денисов: Да, если сам не займешься, то займется кто-то другой.

Зритель: Точно.

Александр Денисов: Федор, про деньги сказали, что заняты деньгами, – то есть вы деньги решили не зарабатывать, посвятили себя сыну?

Зритель: Ну, я решил сменить свою сферу деятельности, чтобы побыть побольше со своими детьми. Ну как сказать, не то что побольше, но быть больше. Наверное, я в чем-то себя буду ограничивать, но зато я смогу больше быть с детьми, да.

Александр Денисов: А раскройте секрет, как вы, работу какую-то нашли поудобнее, поближе к дому или дома работаете?

Зритель: Да-да-да, я сменил вообще, полностью, диаметрально стиль работы, но я бы не хотел как бы рассказывать, но диаметрально сменил направление, я надеюсь, у меня все получится и с детьми, и с работой.

Александр Денисов: Да, спасибо большое, Федор. Сынку вашему тоже большой привет, чтобы все хорошо сложилось, 10 лет, мы поняли, ему. Спасибо, Федор.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Вы знаете, уважаемые эксперты, вот мне понравилось в опросе, который мы посмотрели, высказывание одной мамы, она говорит: «Корень зла – это отсутствие кружков». Ведь это вторая важная половина... Хорошо, мы приняли эти законопроекты, побороли тех торговцев, этих, запретили, наложили штрафов – ну а что дальше? Вот если нет настоящей хорошей индустрии детства, если кружки эти платные, если секции платные, а может быть, даже их и платных нет, такое тоже может быть, что тогда делать с детьми, куда их пристроить, такое слово употребим?

Сергей Полозов: Смотря кому вопрос. Давайте я попробую ответить.

Александр Денисов: Давайте.

Сергей Полозов: Ну, на самом деле, когда я смотрел вот этот вот опрос на улице, я на эту женщину тоже обратил внимание, у меня сразу было ощущение, что это, скажем так, передача ответственности с семьи на то, что кто-то виноват другой. Здесь вот Федор правильно сказал только что, я бы к этому еще добавил, что помимо того, что внимание должно быть в семье, выстроенное доверие между ребенком и родителями. Потому что в любые моменты каких-то сложностей, каких-то стрессовых ситуаций, когда ребенок взрослеет, он так или иначе делится с родителями теми вещами, которые для него важны. И предложение каких-то там веществ тоже в том числе обсуждается с родителями, когда выстроенные доверительные отношения, когда ребенок знает, что родители его не будут ругать, когда они с ним спокойно поговорят, обсудят, это первое.

Второе – это то, что касается в принципе... Вот как раз тоже была речь о мессенджерах, о различных социальных сетях, то есть в принципе система общения живого потерялась, то есть дети уходят в социальные сети и там, собственно, находят себе отражение себя и поиск какой-то информации. Ну вот кружки... Тут на самом деле трудно говорить, потому что, с одной стороны, понятно, что условия, созданные в Москве, не такие же, как во всех остальных регионах, в Москве достаточное количество кружков, я думаю, что каждый житель каждого района знает, огромное количество бесплатных в том числе кружков, и на льготных условиях кружков.

Но сами по себе кружки, чтобы вы понимали, я думаю, что это тоже достаточно очевидно, не являются решением проблемы вовлечения в те или иные асоциальные действия, потому что огромное количество в том числе и спортсменов потребляют и алкоголь, и наркотические средства, и вы приводили пример с боксерами, которые не вернулись с выходных. Поэтому сами по себе кружки – это иллюзия, что они являются каким-то там воспитательным элементом и родители могут снять с себя ответственность, записав на огромное количество кружков своих детей. Дети прогуливают эти кружки, с удовольствием в том числе, находят, общаются с этими же ребятами, находят какие-то другие увлечения.

Так что первостепенной всегда будет ответственность родителей, и сейчас ответственность гораздо выше, чем раньше, можно сказать, именно из-за того, что соблазнов больше, интернет поглощает детей все больше, и здесь важно выстроить именно систему взаимодействия с ребенком, в том числе контроля за интернетом. Тоже вы говорили о том, как же найти на это все время...

Александр Денисов: Последить, чем он занят, Сергей, да-да-да.

Сергей Полозов: Сейчас есть специальные программы для этого, и можно спокойно вести дистанционно даже это управление.

Александр Денисов: Сергей, поговорим с Ларисой из Белгорода и Сергею Дмитриевичу дадим слово. Лариса, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, я вас приветствую из города Белгорода. Меня зовут Лариса, фамилия моя Ивашова, я преподаватель с многолетним стажем.

Мое предложение конкретное: нужно по телевидению обязательно показывать фильмы о вреде наркотиков, алкоголя, притом выделить время на федеральных каналах, чтобы мы смотрели не развратные вот эти передачи, а именно передачи для детей, чтобы они проходили в субботу или в воскресенье, когда дети дома, притом без приукрашивания показывать результат вот этих всех воздействий на детский организм и в будущем на взрослый организм.

Александр Денисов: Спасибо за предложение, Лариса. Сергей Дмитриевич, как считаете, вариант?

Анастасия Сорокина: Как вы считаете?

Сергей Нелюбов: Я сомневаюсь, что подростки будут смотреть такие фильмы по субботам и как-то воспринимать эту информацию. Я больше, соответственно, согласен со своим тезкой, что в первую очередь, чтобы предотвратить все эти последствия, нужно, чтобы семья определенную работу проводила со своими детьми, чтобы не только были доверительные отношения с ребенком, но и чтобы родители сформировали у ребенка навык оценивать себя, свои поступки, оценивать то, что ему надо в той или иной ситуации, чтобы у ребенка был сформирован этот навык оценки окружающей ситуации, оценки себя и своей необходимости участия или не участия в той или иной ситуации. Это будет являться основным фактором, который приведет к тому, что подросток не пойдет принимать те или иные психоактивные вещества.

Александр Денисов: Спасибо большое, Сергей Дмитриевич, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это был Сергей Нелюбов, врач-психиатр, нарколог, а также с нами на связи был Сергей Полозов, член Совета по проблемам профилактики наркомании при Совете Федерации, председатель Всероссийского общественного движения «СТОПНАРКОТИК».

Александр Денисов: Впереди у нас интересная тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)