Инфляция издержек: вырастут цены на мясо птицы и яйца

Инфляция издержек: вырастут цены на мясо птицы и яйца | Программы | ОТР

Вмешается ли государство?

2021-02-17T22:50:00+03:00
Инфляция издержек: вырастут цены на мясо птицы и яйца
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Елена Степанова
заместитель генерального директора Росптицесоюза
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Константин Чуриков: Ну что, инфляция взялась за яйца, россияне схватились за сердце.

Оксана Галькевич: Ну, вообще не смешно на самом деле уже, вот правда, даже шутить на эту тему не хочется. Потому что буквально вчера мы рассказывали о том, что колбаса и сосиски вот-вот подорожают, позавчера о том же в отношении хлеба и макарон, позапозавчера о том, что сахар и подсолнечное масло выросли в цене. Даже Путин, как ты помнишь, Костя, вмешался. А сегодня, как говорится, «никогда такого не было и вот опять», россиян предупреждают.

Константин Чуриков: На этот раз нас предупреждают о том, что вырастут в цене мясо птицы и куриные яйца.

Оксана Галькевич: Те самые.

Константин Чуриков: Те самые. Производители просят о 10% надбавки, но до торговых полок готовая продукция доберется, как мы все понимаем, с ее более весомой разницей, скажем мягко.

Оксана Галькевич: Ну неужели буквально все так рвется вверх (мы о ценах говорим)? Нет, друзья, есть в нашей потребительской корзине примеры позитива и стабильности. В разделе «Овощи» это... капуста белокочанная, стоит как вкопанная, не дорожает ну вообще ни на копейку. Продукт, конечно, полезный, но, мне кажется, что все-таки одной капустой ты сыт не будешь, правда?

Константин Чуриков: Ну, я бы смог. К слову, в нашей потребительской корзине...

Оксана Галькевич: Я бы посмотрела.

Константин Чуриков: ...не только продукты, там и лекарства, и бытовые приборы, и чистящие средства. Ну а еще в этой самой корзине должны быть деньги на проезд и на оплату жилья. Так вот все эти непродовольственные товары и услуги тоже в последнее время дорожали.

Оксана Галькевич: Ну и там, к сожалению, в корзине непродовольственной, в ее части непродовольственной, капусты своей условной не нашлось, просто все вот росло и росло в цене в последнее время. Допускаю, что, может быть, мы что-то просто пропустили, не увидели. Друзья, призываем вас: помогите нам, расскажите, может быть, вы что-то знаете. Позвоните, напишите, мы в прямом эфире, что изменилось в стоимости, а что не изменилось за последний год, мы с удовольствием вас выслушаем в прямом эфире, телефоны бесплатные у вас на экранах.

Константин Чуриков: А у меня в руках буквально несколько молний. «Интерфакс», я думаю, что вот те, кто нас вчера смотрел, помнят, что Минсельхоз уверял, что вообще курятина не дорожает. Так вот: «Рост цен на мясо кур в России за неделю с 9-е по 15-е февраля ускорился до 1,4% и стал самым высоким на мясном рынке за этот период». Далее сегодня же «Интерфакс»: «Подсолнечное масло после небольшого периода ценовой стабилизации снова начало дорожать, следует из данных Росстата».

Оксана Галькевич: Что происходит? Первый наш вопрос нашему первому собеседнику, заместителю генерального директора Росптицесоюза Елене Вячеславовне Степановой. Здравствуйте, Елена Вячеславовна. Так что же с ценами происходит? Почему они пошли в отрыв?

Елена Степанова: Добрый вечер.

Цены на птицеводческую продукцию, на мясо птицы и яйцо, действительно в текущем году растут, повышаются, и оснований для этого более чем достаточно. В первую очередь рост себестоимости, с которым птицеводы столкнулись в 2020 году, она выросла и на мясо птицы, и на яйцо на 25%, а у кого-то и выше. И согласитесь, что это достаточно серьезное основание, чтобы компенсировать растущие затраты за счет отпускной цены, которая у производителей в 2020 году была практически без изменений. И по итогам 2020 года по мясу птицы эта цена была ниже предыдущего, 2019 года, на 5,6%, средняя цена сложилась по 2020 году ниже 2019 года. По яйцу она была чуть выше, то есть среднегодовая 4,3% произошел рост по году, но это, в общем-то, в пределах сложившейся инфляции.

Константин Чуриков: Да. Елена Вячеславовна, можно, извините, вас на секунду перебью? Просто мы не сказали зрителям, что, например, сегодня, пусть это очень далекий регион и не такой уж густонаселенный, Чукотский автономный округ, но тем не менее из Анадыря пришли сообщения, что в магазинах закончились яйца.

Второе: вот как бы вы оценили комментарий (и наши зрители тоже, да) Министерства сельского хозяйства сегодня, вот уже после всех этих новостей? Цитата: «В России нет предпосылок для заметного роста цен на мясо птицы и яйца в 2021 году. В целом по прогнозу рост останется в рамках продовольственной инфляции». Ну вот все спокойно, слушайте. Вчера еще были заявления о том, что вообще у нас курятина никак не повысилась, вот вчера, там даже есть какой-то у них, мы рассказывали в эфире, бюджетное учреждение, какая-то агроаналитика при Минсельхозе, вот. Насколько власти цепко контролируют ситуацию?

Елена Степанова: Ну, вы знаете, да, есть такой Центр Агроаналитики, они занимаются оценкой ситуации на продовольственном рынке по определенным сегментам. Их работу я комментировать, конечно, не берусь. Мы проводим свой мониторинг, который показывает нам, что действительно имеется рост цен и на мясо птицы, и на яйцо. И, как я уже сказала, этот рост цен необходим производителям для того, чтобы поддержать свое производство.

Понимая значимость таких продуктов, как мясо птицы и яйцо, в общем-то, производители за счет своей доходности держали без изменения цены практически весь 2020 год. И сегодня при росте цен на зерно, колоссальнейший рост цен, на составляющие используемые ресурсы... То есть без компенсации произведенных затрат мы будем получать отрицательную доходность у производителей, что, в общем-то, негативно скажется на рынке в целом.

Константин Чуриков: Ага. Елена Вячеславовна, давайте звонок послушаем, многие желают пообщаться с вами на тему курицы и яиц.

Елена Степанова: Давайте.

Константин Чуриков: Зинаида из Новосибирска. Здравствуйте, Зинаида.

Зритель: Здравствуйте.

Елена Степанова: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу сказать, что вот я живу в городе Новосибирске, у нас своя птицефабрика, называется «Октябрьская».

Елена Степанова: Да.

Зритель: Мы ездим, я все время езжу туда с мужем, берем там грудки. Грудки стоили 170 рублей, сейчас поднялись на 20 рублей, 190. Яйцо мы брали все время там по 40 рублей, по 42 рубля, сейчас там 80–82 рубля.

Оксана Галькевич: В 2 раза.

Зритель: Мы бросили туда, не ездим уже, «Лента» у нас на Большевистской, мы уже там берем уже по 73–75 рублей. Да как это так? Вы говорите, на 10%, – какие 10%, когда в 100 раз уже поднялись эти цены? И никто за этим не следит, мы уже с мужем...

Константин Чуриков: Зинаида, хочется понять, временно́й промежуток какой. Вот вы говорите, курица стоила 170 рублей, грудка куриная, – это когда было?

Зритель: Зимой, вот с декабря уже цены все повысилися. С декабря месяца уже яйца дорогие, с декабря месяца, еще в том году, ну, в 2020 году.

Оксана Галькевич: Зинаида, да...

Зритель: А вы сейчас вот про яйца эти говорите, мы уже давным-давно, такие цены уже давным-давно.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Ну вот по яйцам от 40 рублей до 80 с копейками все-таки в 2 раза, а не в 100... Елена Вячеславовна...

Елена Степанова: Да?

Оксана Галькевич: Вот люди никак не могут понять, почему вы говорите действительно о 10%, а на полках мы видим совсем другую ценовую динамику. Как это объяснить простому потребителю?

Елена Степанова: Ну, надо сказать, что мы говорим о ценах производителей, а на полке это цены, уже которые предлагает торговая организация, торговые сети. И они несмотря на непростую социально-экономическую ситуацию в стране сохраняют свою торговую надбавку, она, в общем-то, в течение года варьируется от 40 до 50%. Согласитесь, что это немало.

Оксана Галькевич: Елена Вячеславовна, скажите, а вот в этой цепочке, так скажем, производственной цепочке, там вот эти звенья, которые росли в цене в 2020 году, они все наши, импортозамещенные, или, может быть, там какой-то импортный момент, знаете, импортный ингредиент, который сильно подорожал в связи с тем, что там курс доллара изменился, и поэтому вот вы вынуждены каким-то образом... ? Объясните, пожалуйста.

Елена Степанова: Есть, да, вы совершенно правы, такой фактор имеется в формировании себестоимости птицеводческой продукции. У нас импортозависимые ресурсы в себестоимости составляют 30%.

Оксана Галькевич: 30%. Это много или мало, кстати?

Елена Степанова: Это много.

Оксана Галькевич: Это много.

Елена Степанова: Если у нас курс валют вырос на 35% за год, то можно понять, что это существенное оказывает влияние на себестоимость, если в нем содержится на уровне 30%.

Оксана Галькевич: А что за 30% вот эти вот импортозависимые?

Елена Степанова: Это, значит, ресурсы, которые у нас используются при кормепроизводстве, это аминокислоты, витамины, добавки. Это ветеринарные препараты, которые тоже, в общем-то, привязаны к курсу валют. Племенная продукция... То есть это достаточно серьезный ресурс, который зависит от валютного фактора, и мы по полной...

Оксана Галькевич: И там замещения какого-то отечественными производителями, отечественными компаниями невозможно?

Елена Степанова: Это надо... Это одномоментно не происходит. Такие программы имеют место, импортозамещение племенной продукции, но это требует инвестиций, это требует проведения определенной политики, и, естественно, одномоментно это не произойдет и не происходит.

Оксана Галькевич: Ага.

Елена Степанова: Если говорить о втором факторе, который вот так серьезно повлиял на рост себестоимости птицеводческой продукции, то это рост стоимости зерна. Мы об этом очень много все говорили в течение года, и все потребители зерна, которые столкнулись с резким ростом стоимости, это на производстве своей продукции почувствовали.

Константин Чуриков: Да. Елена Вячеславовна...

Елена Степанова: Но мукомолы и хлебопеки получили компенсацию...

Константин Чуриков: Да. Елена Вячеславовна, еще уточню. Ваши коллеги, значит, из ассоциации АКОРТ, это, собственно, ретейлеры...

Елена Степанова: Да.

Константин Чуриков: Они называют первопричиной тоже пандемию, птичий грипп. Птичий грипп тут как-то... ? Вообще вы заметили, что птичий грипп?

Елена Степанова: Да, птичий грипп у нас имел место в прошлом году, закрыты были 7 птицефабрик. Но какого-то существенного влияния на рынок или на тем более формирование цен это не может иметь никакого.

Константин Чуриков: Ну вот я тоже об этом подумал, что, в общем... Ну и вы сами сказали, 7 птицефабрик, в принципе это ни о чем для страны.

Елена Степанова: Конечно, конечно.

Константин Чуриков: У нас все любят валить на пандемию, чуть что. А сейчас звонок.

Оксана Галькевич: Звонок у нас из Курска...

Елена Степанова: На самом деле пандемия тоже какую-то определенную сыграла роль, наверное, в каждой отрасли.

Константин Чуриков: Ну понятно.

Елена Степанова: Мы столкнулись с тем, что поначалу было существенное снижение активности населения, это изоляция, это эффект неопределенности, как будет развиваться ситуация дальше, и это мы почувствовали также на потребительском рынке. Но потом, в общем-то, были закрыты общественные пункты питания, школы, детские сады, куда также наша продукция поступает, то есть определенный сегмент потребителей выпал.

Константин Чуриков: Да.

Елена Степанова: Замещение, естественно, происходит не так быстро.

Константин Чуриков: Давайте послушаем еще звонок. Вера из Курска.

Зритель: Алло?

Константин Чуриков: Здравствуйте, Вера.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Елена Степанова: Здравствуйте.

Зритель: Вот я слушаю и не знаю... Вот я живу в Курске, сама из дома никуда не выхожу, у меня ребенок, потому что у меня ноги больные, я на пенсии. Ребенок ходит, приносит пакет, я смотрю по чеку. У нас магазины «Европа», вот у нас куры там уже около 150 рублей, яйца 100, вот если отборные, 97 с копейками, я вот вижу. Масло сливочное, я вообще не знаю, как оно может расти, так вот чтобы каждую покупку, ну сколько там пачка съедается, каждый день каждая покупка прибавляется 5 рублей или там сколько, я не знаю. И вот куда уже яйцам еще дорожать? Люди и так уже, наверное, ничего, кроме птицы... У нас сколько птицефабрик? Закрыли одну, вот сейчас стала «Красная поляна».

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Да, здесь надо отметить, что по сути курятина в нашей стране – это, пожалуй, единственное такое доступное, самое доступное мясо, свинина все-таки стоит дороже...

Елена Степанова: Да.

Константин Чуриков: То есть даже прийти в нашу столовую даже здесь, в телецентре, и 99% блюд будут на основе курятины, да, потому что остальное мясо дороже.

Елена Степанова: Да, это самый экономически доступный источник животного белка, это мясо курицы и яйца. Вот если посмотреть, то более 30% этого животного белка компенсируется за счет потребления птицеводческой продукции. Социальную значимость трудно преувеличить этого продукта.

Оксана Галькевич: Да. Вы знаете, просто мы в последнее время обсуждали и доступность рыбы, и доступность каких-то других продуктов, люди часто говорят, что нет, это очень дорого, они позволить себе не могут. Не хотелось бы, чтобы что-то подобное произошло вот с той продукцией, которую вы производите, на самом деле это действительно очень важно, такой социально значимый продукт, правда.

Елена Степанова: Абсолютно, абсолютно.

Оксана Галькевич: Мы очень радовались, кстати, успехам наших птицеводов в последнее время, когда говорили о том, что вот импортозамещаются, очень активно идет прирост. Прямо вот даже не знаем, как быть теперь, потому что теперь расстраиваемся. Елена Вячеславовна, как вы думаете, все-таки все ограничится этими 10%, о которых нам сегодня сказали, или все-таки вы думаете, что и дальше нам стоит ждать каких-то новых ступеней в подъеме цен?

Елена Степанова: Вот расстраиваться не надо. За наших птицеводов стоит порадоваться потому, что они действительно понимают социальную значимость той продукции, которую они производят, об этом я уже говорила, и ценовую политику выстраивают максимально корректно, чтобы не потерять своего потребителя. Тем более у нас на сегодняшний день прирастают очень активно свиноводы, это тоже, в общем-то, конкурент на мясном рынке. И наша основная задача сегодня – это сохранить объемы производства, а для этого необходимо компенсировать затраты на производство данной продукции.

Константин Чуриков: Да...

Елена Степанова: Необходимо сохранить своего потребителя. По оценкам 2021 года мы приходим к выводу о том, что серьезных каких-то скачков цен на мясо птицы и яйцо ожидать не приходится.

Константин Чуриков: Спасибо. Будем надеяться, будем надеяться.

Елена Степанова: Оно сейчас достаточно стабилизируется.

Константин Чуриков: Спасибо. Елена Степанова, заместитель генерального директора Росптицесоюза.

Мы действительно надеемся на гуманное отношение к нам со стороны птицеводов. Но надо сказать, что магазины, ретейлеры сегодня все-таки, извините за выражение, прокукарекали, чтобы, так сказать, в духе нашей темы, запросили повышение отпускной стоимости товаров до 10%, уже направили письмо в Минпромторг. Так что, товарищи, в принципе-то вопрос решенный.

Оксана Галькевич: В принципе вопрос, нам еще стоит Пасху пережить, когда традиционно все сразу дорожает перед Пасхой, да.

Константин Чуриков: Кстати, нам тут писали, что обычно яйца дорожают к Пасхе.

Оксана Галькевич: К Пасхе, да.

Константин Чуриков: Вы знаете, Пасха в этом году, я как человек набожный уточнял, 2 мая, поздняя Пасха, то есть, если сейчас мы только в нижней точке находимся, встретимся 2 мая.

Оксана Галькевич: У нас еще один собеседник на связи, аналитик группы компаний «ФИНАМ» Алексей Коренев. Алексей Львович, здравствуйте.

Алексей Коренев: Добрый день.

Оксана Галькевич: А как нам активно пишут наши зрители...

Константин Чуриков: Алексей Львович, правда ли, что цены на продукты растут не только в Российской Федерации, но и по всему миру? Если да, то почему там тоже растут цены?

Алексей Коренев: Ну, в принципе в той или иной мере действительно рост цен по всему миру отмечен. Связано это с тем, что пандемия и последовавший за ней экономический кризис привели к разрыву контрагентских связей, к удлинению цепочек поставки, к удлинению сроков поставки и так далее. В разных государствах это проявляется по-разному, в России в большей степени по одной простой причине: мы в гораздо большей степени зависим от импортного оборудования, от импортных субстанций, от кормов, от удобрений и так далее. Причем если в целом в пищевой промышленности у нас порядка 70% оборудования импортное, то, например, в мясопереработке почти 100%. В том же самом производстве мяса птицы почти 100% оборудования будет так или иначе импортное, его нужно обслуживать...

Оксана Галькевич: Ну вот нам сейчас собеседница наша сказала, что 30% в общей сложности в этой производственной цепи – это как раз импортные товары, которые тоже влияют на цену.

Алексей Коренев: Это импортное, это имеется в виду прикормка, лечебные, ветеринарные дела и так далее.

Оксана Галькевич: Ну да, ага.

Алексей Коренев: Я говорю не про выращивание птицы как таковой, а уже про производство курятины и так далее. Во-первых, начнем...

Оксана Галькевич: Да. Алексей Львович, подождите, ну вот все вот эти разговоры про глобализацию, я просто пытаюсь понять... Ну хорошо, у нас есть какая-то импортная составляющая в цене наших продуктов и товаров, вот мы про птицу сейчас конкретно, про яйцо говорим, но она ведь есть в том числе и в других странах. Ну вот эта вот глобализация, невозможно во Франции производить все условно, в условной Франции, в условной Испании, и всю технику, я не знаю, и все какие-то там приборы, и всю, я не знаю, ветеринарную продукцию, все корма, все-все-все-все-все, чтобы курица была вся исключительно испанская, исключительно французская. Наверное, тоже невозможно?

Алексей Коренев: Ну естественно. Смотрите, значит, ни одна курица не будет вам нести яйца под честное слово, да и сама расти не будет просто так: ее нужно кормить зерном, ее нужно содержать в теплом помещении, за ней нужно убирать, все это должно, опять же водопровод, то-се. Понятно, что все это стоит денег, и значительная часть из перечисленного в этом году подорожала, в том числе подорожало зерно, как мы уже говорили, вот предыдущая моя собеседница правильно сказала, у нас на конец прошлой недели почти 300 долларов стоила пшеница на условиях франко борт, рост почти 10% на пшеницу. А надо иметь в виду, что в себестоимости курятины почти 70% – это стоимость кормов.

Оксана Галькевич: Ага.

Алексей Коренев: Растут корма, значит, растет курятина, значит, будет расти, соответственно, производство яиц и так далее. Я же говорю про то, что помимо всего прочего, помимо стоимости пшеницы, помимо стоимости добавок, которые необходимы, лечебных препаратов и так далее у нас, собственно, все оборудование импортное, у нас логистика импортная. Вы посмотрите, где хранится, собственно, эта замороженная курятина на складах, и это будут импортные холодильники. Все это оборудование покупалось за валюту, обслуживается за валюту, обновляется за валюту, ремонтируется за валюту, а у нас за прошлый год доллар подорожал на 20%, евро на 30% и...

Оксана Галькевич: Ага. Алексей Львович, но получается все-таки (простите, я опять «свое оружие воткну и там раз триста проверну»), что страдаем-то мы в первую очередь не от этого, а страдаем, вот вы сказали, что 70% в цене зависит от кормов, от пшеницы, а пшеница – это же мы, это же наша пшеница-то.

Алексей Коренев: А пшеница скакнула в цене.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: То есть мы сами от себя, да, страдаем?

Алексей Коренев: Значит, у нас вообще в этом году рекордный сбор урожая зерновых и зернобобовых, 133 миллиона тонн...

Оксана Галькевич: ...а цены все равно растут.

Алексей Коренев: ...а цены все равно растут по одной простой причине: выросли общемировые цены, правительство решило ввести с 15 февраля повышенные пошлины на экспорт зерна, и, естественно, все, кто так или иначе завязаны на экспорт, поспешили заключить контракты на продажу зерна на экспорт достаточно много, если не ошибаюсь, 25 миллионов тонн уже экспортировано. При этом надо иметь в виду, что контракты на поставку пшеницы заключаются с временны́м лагом месяц-полтора, и, естественно, вот эти повышенные мировые цены сразу были включены в стоимость той пшеницы, которая и идет на экспорт, и по сути идет внутрь страны. То есть мы в этой ситуации оказались заложниками тех самых глобальных цен: выросли мировые цены...

Оксана Галькевич: Ой, слушайте, я вообще не знаю уже, мне периодически кажется, что постоянно с разных сторон в заложники нас берут...

Константин Чуриков: Нет, ну подожди, ну простая цепочка...

Оксана Галькевич: Потому что цены растут, мы в заложниках; цены не растут, мы все равно в заложниках.

Константин Чуриков: Простая цепочка.

Оксана Галькевич: Да, давай.

Константин Чуриков: Зернопроизводители, значит, желая получить бо́льшую выгоду, преподнесли, продавая все за рубеж, ну многое, сюрприз птицеводам, да, а птицеводы теперь вот на нас оттопчутся, да, вот.

Оксана Галькевич: Ох, в следующий раз ты на месте Алексея Львовича будешь.

Константин Чуриков: Сейчас у нас звонок есть.

Оксана Галькевич: Да, давайте звонок послушаем.

Константин Чуриков: Ольга, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ольга, здравствуйте, из Волгоградской области. Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Да, здравствуйте.

Ну, я так поняла, что не только зерно у нас идет на экспорт, но также и куриная продукция. Вот мы мелкие предприниматели, работаем, так не хватает для нас продукции, потому что все идет на экспорт. Объем у нас маленький, цены растут начиная с ноября месяца, наверное, каждую неделю на какую-то копеечку, копеечку. Но сейчас это особо заметно, на куриную продукцию, какие-то головы, ноги, костный остаток, цена растет непонятно почему. Мы же, я не знаю, у нас же нового урожая нет пшеницы? Нет. У людей зарплата не поднялась настолько, насколько растет цена, буквально на все, масло и так далее, и тому подобное.

Оксана Галькевич: Ну да.

Зритель: Я не знаю, как мы будем выживать, просто все идет на экспорт. Почему не выполняются те требуемые объемы, которые необходимы для нашего населения? Может быть, надо сначала нас обеспечить, не будет цена расти?

Константин Чуриков: Подождите, вы сказали ключевую вещь, объемы. А вот, кстати, эти объемы есть, Алексей Львович? Где-то вот написано, сколько нам, сколько не нам?

Алексей Коренев: Нет, есть, скажем так, программа продуктовой безопасности государства, где четко оговорено, какой продукции должно быть сколько на случай форс-мажорных обстоятельств.

Константин Чуриков: Так.

Алексей Коренев: Ниже опускаться нельзя, поэтому есть программа продуктовой безопасности. Речь идет о том, что не в программе продуктовой безопасности прописано, а реально на полках магазинов. На самом деле мы действительно поставляем на экспорт и пшеницу, и сахар, и цены там взлетели мировые и, естественно, потянулись вслед за ними наши. Курятины мы поставляем на экспорт не так много, как кажется. Наконец для нас открылся рынок Китая, потому что он долгое время был закрыт, и, в общем-то, для сельхозпроизводителей это золотое дно, потому что Китай-то может съесть сколько ни дай этой курятины. Другое дело, что у них очень жесткие требования по качеству курятины, по соответствию нормативам и так далее, но тем не менее.

Мы поставляем на экспорт, и на внутренний рынок у нас есть, но цены, как я уже сказал, растут не из-за того, что у нас не хватает курятины, цены растут из-за того, что у нас в стране в последние месяцы наблюдается так называемая инфляция издержек, то есть существенно выросли расходы производителей, расходы тех, кто занимается логистикой, пищевым производством и непищевым, ретейлом и так далее. Потому что, как я уже говорил, отчасти были нарушены контрагентские цепочки, отчасти возникли проблемы с поставками и замедлением, а отчасти сыграла свою роль валютная составляющая, то есть обесценивание рубля. Но в итоге мы имеем сейчас совершенно иную инфляцию, чем, скажем, мы наблюдали ранее, это не потребительская инфляция, это инфляция издержек, то есть растут расходы производителей.

Оксана Галькевич: Ага. А есть еще одна такая версия, народная, говорят: нам же пенсии опять индексировали, прибавили, поэтому, собственно, цены и понеслись. Резонно?

Алексей Коренев: Нет, это народное мнение...

Оксана Галькевич: Ерунда.

Алексей Коренев: Да. Есть все-таки, вот передо мной специалист выступал, все правильно рассказала. Значит, издержки выросли, они действительно выросли по всему направлению, не только в мясе птицы. Если помните, у нас 2 дня назад шла речь о том, что подорожают сосиски и колбаса по той же самой причине, выросли издержки у производителей мяса, растут издержки производителей рыбы, растут издержки у производителей овощей.

То есть так или иначе цены будут расти, вопрос в том, насколько быстро. Это зависит от того, вмешается или не вмешается в процесс государство. На самом деле оно уже начало понемножку вмешиваться, в конце прошлого года на 4,7 миллиарда рублей дотаций было направлено для субсидирования возросших издержек, в начале этого года еще 4,5 миллиарда рублей. Но в масштабах нашей экономики это ничтожно малые суммы, а спасти ситуацию может именно субсидирование производителей.

Константин Чуриков: Алексей Львович... Ну да, еще есть, конечно, потребители, тоже нам тут очень многие пишут, отправляют заявки на субсидирование.

Вот какие сообщения. Ну, многие пишут, что, кстати, мы неправильно написали название темы, что не надо тут использовать возвратный глагол, но не будем, ладно. Саратов: «При социализме и при плановой экономике, госконтроле были низкие цены», – о плановой экономике завтра, отметим дату, 22 февраля Госплану исполнилось бы 100 лет. Значит, пишут, что яйцо подорожало вдвое. Липецк: «Придется собаку с котом выгнать», – не спешите, поберегите животных.

Оксана Галькевич: Алексей Львович, скажите, а вот по поводу субсидий только уже не производителям, а потребителям. Сегодня снова заговорили о том, что продовольственные сертификаты так называемые, пора бы уже форсировать события в этом направлении. Как вы считаете, это путь?

Алексей Коренев: Один из вариантов. На самом деле я не очень понимаю, почему у нас так упорно не хотят вводить продуктовые карточки или продовольственные сертификаты. Те же самые Соединенные Штаты, которые живут несоизмеримо богаче нас, буквально там с 1950–1960-х гг. запустили программу продуктовых карточек, ею пользуются миллионы. Богатейшая страна мира не считает для себя зазорным выдавать продуктовые сертификаты, вот эти карточки, для тех, у кого низкий уровень заработков, потерянная работа и так далее.

Мы почему-то пытаемся выглядеть великой державой на этом фоне и продуктовые карточки не вводить, а также как бы не тратить деньги на прямое стимулирование потребительского спроса, то есть те самые «вертолетные деньги», которые активно используются в Европе, США, Азии. У нас их упорно не хотят использовать, говорят, что это не наш путь, у нас свой путь, дескать, скажем так, стимулировать потребителя прямыми выплатами вроде бы как неверно, хотя...

Оксана Галькевич: Вы знаете, что-то вот про свой путь... Как там у классика была? «Когда говорят о патриотизме...» – что-то такое...

Константин Чуриков: Салтыков-Щедрин тоже, да.

Оксана Галькевич: Звонок у нас еще есть.

Константин Чуриков: Алексей Львович, мы не просто выглядим великой державой, мы ею являемся, просто у нас, ну так совпало, дорожают яйца, картошка, морковь, масло...

Оксана Галькевич: Ох... Анатолий из Астраханской области у нас на связи.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Анатолий.

Зритель: Алло.

Оксана Галькевич: Алло.

Зритель: Ко...

Константин Чуриков: Ку-ку.

Зритель: Костя, Оксана, добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: И хочу поздороваться с вашим экспертом.

Оксана Галькевич: Алексей Львович Коренев, да.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте, да-да-да.

Алексей Коренев: Да.

Зритель: Да я смотрю, одни и те же лица вы приглашаете, а вот они что решают, не знаю. Ничего они не решат, не решат. Надо пригласить Путина, Путина, и надо пригласить Мишустина.

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Почему цены растут? Бензин у нас 95-й уже... Ой, слов нет...

Константин Чуриков: Нет, ну подождите, Анатолий, мы всегда открыты, пожалуйста. Мы, кстати, будем рады видеть вообще...

Оксана Галькевич: Путина, конечно, будем рады, и Мишустина...

Константин Чуриков: Вот у нас студия большая, вот справа, слева, студия...

Оксана Галькевич: Зовем, пожалуйста, приходите.

Зритель: У нас бензин, бензин лезет, яйца подорожали... Алло?

Оксана Галькевич: Да-да-да, слышим.

Зритель: Яйца подорожали, картошка подорожала, сахар, сахар 5 килограмм расфасованный 255 рублей. Цены вообще на все растут, на все растут, а? Почему правительство у нас так работает, а?

Ну, русский народ терпеливый, но он долго терпеть-то не будет, согласитесь со мной, он долго терпеть не будет. Вот стали бы наши... У меня два деда воевали, да, два деда, я отец, они бы сейчас встали, покойники, они бы посмотрели и сказали... Они пошли бы на Кремль, честно, на Кремль пошли бы.

Константин Чуриков: Ой… Так, Анатолий, пожалуйста, без экстремизма.

Оксана Галькевич: Не разжигайте и не призывайте, да. Спасибо, Анатолий.

Константин Чуриков: Будем соблюдать законы, да.

Оксана Галькевич: Алексей Львович, ну тут что, тут эмоции, эмоциональное такое, видите...

Алексей Коренев: Ну, тут эмоций много, но они вполне понятны, потому что вот правильно было сказано, бензин подорожал безумно. Возвращаемся опять к курятине и яйцам, да и не только к ним: в цене любого продукта, в том числе курицы и яиц, сосисок и колбасы, которые обсуждали вчера или позавчера, сидит в том числе и стоимость горючего, которое тоже растет.

Оксана Галькевич: Да вы знаете, Алексей Львович, тут эмоции-то потому, что у людей, правильно говорят, зарплаты-то так не растут. Вот раньше с тысячей рублей условно приходишь в магазин, ну сумочку какую-то, авосечку заполняешь продуктами. А сейчас ты с этой тысячей что? – ничего и не купишь там, понимаете. Ох... Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Алексей Коренев у нас был на связи, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Спасибо, друзья, и вам за активное участие, очень активно у нас обновлялся SMS-портал, очень много было звонков, спасибо.

Константин Чуриков: Да, но жизнь не стоит на месте...

Оксана Галькевич: ...как и цены.

Константин Чуриков: ...есть инновация, о которой мы обязательно расскажем через пару минут. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)