Иностранцам предложат остаться...

Иностранцам предложат остаться... | Программы | ОТР

О вариантах решения проблемы демографии в России

2020-05-15T15:31:00+03:00
Иностранцам предложат остаться...
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Вадим Коженов
президент Федерации мигрантов России
Александр Потёмкин
доктор экономических наук

Оксана Галькевич: Ну а мы переходим к обсуждению нашей следующей темы. Вы знаете, в последние 30 лет как минимум именно так и было, всякий экономический кризис сильно бил в том числе и по нашей демографии. Ну и вот снова, не успев оправиться от прежних, мы вступаем с вами в новый кризис экономический, я думаю, что уже можем об этом совершенно с уверенностью сказать. И с большой долей вероятности проблемы с рождаемостью, приростом населения у нас обострятся в ближайшее время.

Константин Чуриков: Сейчас вы сможете увидеть график того, как у нас менялась официальная демография в стране, численность нашего населения. Что мы видим? Мы видим здесь, в общем-то, такие горки некие, но мы можем точно сказать, что на протяжении последних как минимум 3 лет мы видим здесь спад. И то это официальные данные, конечно, они вызывают критику у многих демографов, кто-то верит этим цифрам, кто-то не верит. И надо сказать, что у нас и до нынешнего кризиса тоже все было невесело с демографией, даже если просто вспомнить последние годы, мы теряли примерно по населению какого-то среднего города типа Великого Новгорода, или Пскова, или Тамбова.

Оксана Галькевич: Разные данные, да, приводятся. В общем, успехов было, прямо скажем, немного. Вывод, если упрощенно, можно сделать такой, что вряд ли мы сможем с вами в ближайшие 10–20 лет увеличить население страны собственными силами на несколько десятков миллионов человек, по-другому говоря, не нарожаем. Но это время упустить нельзя, потому что это вопрос в том числе и выживания страны. Стало быть, наряду с привычными мерами нужны, наверное, какие-то нестандартные решения. Давайте вместе тогда думать, какими они могут быть.

Константин Чуриков: Ну и сейчас, собственно, новость: Минэкономразвития подготовило законопроект о возможности получить вид на жительство в России за покупку жилья. То есть иностранный гражданин покупает квартиру и живет среди нас.

Оксана Галькевич: Есть деньги...

Константин Чуриков: Он сначала вид на жительство, потом там, того и гляди, гражданство дадут. Кстати, были тоже и такие же инициативы.

Давайте сейчас оценим предпринимаемые в плане демографии меры в нашей стране. Первым будет Александр Потемкин, доктор экономических наук. Александр Петрович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр Петрович.

Александр Потемкин: Добрый день, добрый день, студия, добрый день, страна.

Оксана Галькевич: Александр Петрович, ну вот если говорить на самом деле вот об этой новости, которую мы только что привели, вы бы как ее оценили, предоставлять гражданство, вид на жительство точнее, людям, которые готовы серьезно инвестировать в экономику страны, в частности покупать жилье?

Александр Потемкин: Можно начать с другого? Вот ваш коллега сказал, что теряем по городу в 300 тысяч приблизительно, – это совершенно неправильные цифры. Значит, цифры вообще в последнее время совершенно, так сказать, я не знаю, кого обманывают, себя обманывают или нас обманывают. Значит, за последние 30 лет в России родилось 47 миллионов человек, умерло 61 миллион. Если за 30 лет умирает 60 миллионов человек, 61, это каждый год по 2 миллиона умирают. А то, что говорят, 300 тысяч погибают, – это, видимо, какие-то случайные смерти, не связанные с естественной убылью и так далее, и так далее.

Константин Чуриков: Александр Петрович, я исходил из официальной статистики за неимением другой.

Александр Потемкин: А я тоже ссылаюсь на официальную статистику. Посмотрите, значит, у нас официальная статистика такая: у нас 1 миллион 300 тысяч в среднем за 30 лет рождается людей, 47 миллионов. Значит, еще это рождается, но это не все остаются в стране, очень большая миграция.

Константин Чуриков: Так.

Александр Потемкин: Значит, еще можно какие цифры посмотреть? За 30 лет выпускники 9 класса и выпускники 11 класса: значит, 9 класс – это 1 миллион 200 тысяч человек, а 11 класс – это 600 тысяч человек. Значит, не востребовано среднее образование, нет рабочих мест. И когда платят пособие до 16 лет, если этому ребенку 16 лет, он уже не получает никакой помощи от государства, он должен идти работать.

Константин Чуриков: Александр Петрович...

Оксана Галькевич: Вы ведете к чему? Я хочу уточнить, Александр Петрович, вы ведете к тому, что таким образом молодой человек, не востребованный в государстве, в своей стране, откладывает рождение детей, создание семьи в силу того, что он не может как-то себя обеспечить?

Александр Потемкин: Ну если он не получит никакого пособия после 16 лет, он идет работать, как раз 9 класс он заканчивает и ищет работу для себя. Поэтому, значит, цифры о том, что называется в России 147 миллионов, – это не просто неправда, это откровенная ложь. Какие 147 миллионов? В России проживает сейчас максимум 105 миллионов, включая мигрантов.

Оксана Галькевич: Ну это если, может быть, смотреть, кто куда выезжает...

Константин Чуриков: На чем вы основываетесь, Александр Петрович, чтобы все-таки мы разобрались?

Александр Потемкин: Нет, ну вы можете... Росстат передает такую информацию: значит, за последние 30 лет, повторяю, 47 миллионов родилось, за 30 лет, это средняя продолжительность жизни у нас 70–72 года. Значит, получается, что, если мы умножим эту цифру, значит, если 45%, умножать надо в 2 раза, вот получается, что страна со 100-миллионным населением максимум.

Константин Чуриков: Но есть еще, смотрите, у нас еще...

Александр Потемкин: А естественная убыль есть, миграция есть.

Константин Чуриков: Есть еще миграция, все-таки к нам приезжают из других стран, кто-то тоже там тихой сапой получает гражданство...

Александр Потемкин: А сколько уезжают из России?

Константин Чуриков: А вот расскажите, кстати, у вас какие данные? Пожалуйста.

Александр Потемкин: У меня данные такие.

Константин Чуриков: И откуда.

Александр Потемкин: Значит, в Европе около 10 миллионов живет россиян, которые выехали, 4,5 миллиона – люди, которые имеют двойное гражданство, которые живут и в России, и в Европе. Значит, в Европе около тысячи русских магазинов, там немцы, французы, итальянцы ничего не покупают, там русские товары, это в основном покупают люди из бывших стран, из республик Советского Союза. Но основной покупатель – это россияне.

Оксана Галькевич: Александр Петрович, а давайте перейдем от констатации сложной ситуации к каким-то мерам. А что нужно сделать, чтобы вернуть этих людей на родину, чтобы магазины с русскими товарами и покупатели были здесь, чтобы наше население прирастало каким-то образом? Что нужно делать, как вы считаете как доктор экономических наук?

Александр Потемкин: Значит, надо вспомнить реформы Екатерины II Великой. У нас Павел когда взял государство, Павел I, это конец XVIII века, в начале XIX века, население было 38 миллионов, а на конец XIX века, при Николае II стало 93 миллиона, то есть почти в 3 раза увеличили население – за счет преференций, которые давались иностранцам.

Оксана Галькевич: Ага.

Александр Потемкин: Не просто купил дом или квартиру и получил гражданство, это не будет мотивации. Мотивация должна быть следующая...

Константин Чуриков: Александр Петрович, я правильно вас понимаю, что вы говорите об иностранцах с Запада? Иностранцы из Средней Азии – это не те иностранцы, о которых вы говорите?

Александр Потемкин: Нет, это не те иностранцы.

Константин Чуриков: Так.

Александр Потемкин: Иностранцы, которых, значит, в 3 раза практически увеличили цари российские, вот население Русской империи. Значит, что давала Екатерина и все другие цари? Три гектара пашни, 15–20 кубов леса мог человек приехать, получить...

Константин Чуриков: Так. Александр Петрович, но это было тогда, а сейчас как? Тоже пашню, тоже лес?

Александр Потемкин: И сейчас у нас 100 миллионов пахотных земель заросли сорняком, 100 миллионов гектаров.

Константин Чуриков: То есть пускай эти голландцы приезжают и пропалывают наконец, займутся делом, да, французы, немцы?

Александр Потемкин: Да.

Оксана Галькевич: Вы думаете, кстати, поедут они к нам, поедут? У нас совсем другие условия жизни, климат другой, условия земледельчества совершенно иные.

Александр Потемкин: Да, прошу прощения, такая информация, чтобы вы знали: из Европейского союза уезжает более 50 тысяч человек в год в Латинскую Америку, это без семьи считается, это как глава семьи, 50 тысяч. Почему? Потому что ограничивают, всякие ограничения в сельском хозяйстве, нельзя больше 300 свиней держать, нельзя больше 500 коров держать и так далее. Уезжают... аграрии.

Константин Чуриков: Александр Петрович, мы, конечно, вам верим, но я, например, не видел ни одного португальца, который бы переехал за последние лет 10 в Бразилию, в основном бразильцы приезжают в Португалию и там тоже получают ВНЖ.

Оксана Галькевич: Нет, на самом деле, Костя, это правда, в Аргентину уезжает очень много европейских пенсионеров.

Константин Чуриков: В Аргентину может быть.

Давайте сейчас запустим опрос...

Александр Потемкин: Подождите, я не знаю, какими пользуетесь вы цифрами, я, так сказать, владею языками, из Европы выезжают как минимум 100 тысяч...

Константин Чуриков: Александр Петрович, eu tambem falo portugues, «я тоже говорю по-португальски».

Давайте сейчас послушаем Любовь из Московской области, что скажет нам Любовь.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вас беспокою из города Пущино на Оке, это Подмосковье, потому что я затронула... Я уже пенсионерка, вот тут такой вопрос, «Предложить иностранцам остаться...» Нужно создать такие законы и такие, как вам сказать, условия, чтобы свои россияне не уезжали, чтобы русские не уезжали бы.

Оксана Галькевич: Ага. Любовь, с этим никто, собственно говоря, и не спорит, мы с вами абсолютно согласны, что нужно создавать условия не только специально для иностранцев, но и для своих граждан тоже. Вопрос в том, что убыль населения у нас очень стремительная, нам нужно как-то наверстывать.

Зритель: Знаете, дело в том, что нужно стимулировать. Вот у меня муж в свое время служил в Германии, и он когда приехал, говорит: «Люба, вы знаете, там за детей, она может не работать, а за детей ей платит государство. Она родила, она может получить деньги, на это может купить однокомнатную квартиру, второго ребенка родила – больше, а четырех детей она родила, у них, получается, она может дом двухэтажный купить и жить в этом», – понимаете?

Оксана Галькевич: Ага. Ну у нас тоже есть программы финансовой поддержки семей, но говорят, что они не очень эффективно работают.

Зритель: У нас молодежи негде жить, работать негде. Поэтому я предлагаю...

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Александр Потемкин: Нет, таких законов, конечно... Дама рассказывает об истории, когда воссоединение было двух стран, ГДР и ФРГ, таких законов сегодня в Европе нет, что, если ты четырех детей имеешь, можешь купить дом, такого нет. Но, конечно, надо улучшать... Вот, допустим, 5 тысяч рублей платят сейчас в связи с пандемией – что такое 5 тысяч рублей? Это 161 рубль в день. Ну что можно, как можно ребенка содержать на 160 рублей в день, это с учетом...

Константин Чуриков: Но сейчас уже и 10 тысяч рублей платят, Александр Петрович, но я понимаю, да, о чем вы говорите.

Оксана Галькевич: На тех, кто старше.

Александр Петрович, скажите, а вот европейцы на самом деле, так скажем, коренное население Италии, Германии, Франции, они ведь не такие уж активно рожающие, так скажем, граждане. Вы знаете, переехав, так скажем, в Россию, где гарантия, что они присоединятся, поправят, помогут нам поправить демографический индекс?

Александр Потемкин: Да. Значит, вот, допустим, возьмем Германию, Испанию, Италию. В Германии более 20% иностранцев живет, 83 миллиона в Германии населения, общее население, из которых более 20 миллионов иностранцы, которые имеют немецкое гражданство, турки, персы, курды и так далее, и так далее, россияне, но тем не менее они внутри себя не считают себя немцами и представляют всегда, что «я русский», «я перс» и так далее, и так далее. Какие гарантии?

Должен быть закон, который приглашает и который говорит следующие преференции, как Екатерина: 3 года не платишь налоги, 5 лет и так далее, и так далее, получаешь двойное гражданство. Надо расписать это все, нужно привлечь людей, которые бы расписали, какие должны быть законы, чтобы привлечь иностранцев.

Константин Чуриков: Да. Александр Петрович, я так и представляю, как наши с распростертыми объятиями встретят тех, кто не будет платить налоги.

Оксана Галькевич: Я боюсь, население не поймет.

Константин Чуриков: Знаете, с вами можно соглашаться или не соглашаться, но вас интересно слушать. Спасибо вам большое. Александр Потемкин, доктор экономических наук.

Опрос запустим?

Оксана Галькевич: Да, опрос запустим сейчас. Люди пишут, что своему народу землю не дают, земли у нас действительно очень много, лесов достаточно. «Каким образом возникла такая убыль населения?» – друзья, ну это можно долго тоже рассуждать на эту тему. Давай опрос запустим.

Константин Чуриков: Давайте спросим наших зрителей: при покупке квартиры, как вы считаете, иностранцам надо давать, предоставлять вид на жительство?

Оксана Галькевич: Недвижимость какую-то, необязательно квартиру.

Константин Чуриков: Ну обычно квартиру покупают. Вид на жительство давать иностранцам или нет? «Да» или «нет» на номер 5445.

А сейчас мы к нашему разговору подключаем Вадима Коженова, это президент Федерации мигрантов России. Вадим Викторович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Вадим Викторович.

Вадим Коженов: Добрый день, здравствуйте-здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый.

Скажите, вот среди граждан Средней Азии, я так понимаю, все-таки вы, скажем так, представляете интересы многих мигрантов, но прежде всего из Средней Азии, насколько я понял, – среди них много ли тех, кто сегодня покупают квартиры в каком-нибудь городе России?

Вадим Коженов: Ну, я бы не сказал, что их прямо много, но они есть, может быть, это несколько процентов от всего потока. Но все-таки чаще всего они покупают недвижимость уже после того, как получили здесь статус постоянно проживающих, когда приняли решение, что все, они уже переезжают в Россию, что называется, насовсем.

Оксана Галькевич: Ага.

Вадим Коженов: И тогда уже, конечно, они копят денежки, соответственно, может быть, продают какую-то недвижимость на родине и стараются, конечно же, купить здесь жилье, потому что это стабильность, не надо арендовать, то есть ты живешь своим, отношение опять же как к своему дому, ну и все сопутствующие моменты.

Оксана Галькевич: Вадим Викторович, а вот, вы знаете, мы, кстати, не коснулись… Мы говорим все о европейских мигрантах, которых как-то можно было бы переселить сюда и что-то предоставить, о мигрантах их Средней Азии, с бывшей территории Советского Союза. К вам, может быть, обращаются, так скажем, наши бывшие соотечественники, так называемые русскоязычные люди, русские, те, этнические какие-то группы, которые вот в России проживают, допустим, в силу сложностей оформления гражданства? Мы знаем, что у нас это непросто, некоторые там годы на это тратят, в общем, оказываются здесь фактически в положении мигрантов. У вас есть такие истории?

Вадим Коженов: Ну смотрите, давайте мы все-таки отдадим должное программе переселения соотечественников, она работает хорошо. У нее есть определенные моменты, есть некие слабые места, одним из самых слабых мест считается, что каждый субъект Российской Федерации добровольно выбирает, хочет он участвовать в этой программе или нет. Соответственно, по понятным причинам Москва и область в этом не участвуют, и многие, например, по этой программе переезжают условно в Иркутск, в течение пары лет получают паспорт и потом уже с паспортом так же едут в Москву, потому что все равно в основном все стараются приехать в крупные города.

Оксана Галькевич: Ну, многие так делают во всем мире на самом деле: кто-то, уезжая в Канаду, перебирается сначала во франкоязычную часть, потому что там проще, а потом перебирается в англоязычную, а потом переезжает уже куда хочет. Да, это такая распространенная практика.

Вадим Коженов: Ну да. Но в целом, если человек адекватный, нормальный, если он понимает какие-то простейшие правовые вещи, переехать сейчас в Россию по программе переселения соотечественников не очень сложная задача.

Оксана Галькевич: Даже так. Это неожиданно слышать.

Константин Чуриков: Вадим Викторович, вот мы с предыдущим нашим экспертом говорили об опыте Европы, где действительно не все интегрируются иностранцы, приезжие, мы видим, что и здесь, мягко говоря, действительно не все интегрируются. Что нужно сделать, для того чтобы меньше было этого взаимного раздражения у нас, как вы считаете?

Вадим Коженов: Ну, это огромная, большая работа, и в принципе, если взять нашу организацию, то главная задача и цель даже по уставу – это адаптация и интеграция мигрантов, это самое важное, нужное и, наверное, самое сложное. Тут нет какого-то одного решения, надо делать очень много чего. Соответственно, нужно, чтобы было хорошее горизонтальное общение, нужно, чтобы был понятный режим трудоустройства, нужно, чтобы был опять же понятный режим вот этих всех документов, то, что вот сейчас обсуждается. То есть это такое большое количество вопросов и задач, что я не смогу ответить на него, даже если вы мне дадите 2 часа. Но по факту надо понимать, что это действительно то, что нужно делать.

Оксана Галькевич: Но тут еще надо сказать, что у нас и нет такой масштабной программы адаптации приезжих, в отличие от той же Европы.

Константин Чуриков: У нас есть экзамены, которые якобы, значит, должен...

Оксана Галькевич: Да, скорее какие-то заградительные, барьерные вещи.

Константин Чуриков: ...сдать иностранный гражданин, прежде чем получить патент и так далее, но на практике, я не знаю... Я, конечно, не националист, но я очень часто слышу иностранную речь даже вот как-то в повседневной своей жизни.

Вадим, давайте сейчас послушаем Елену из Воронежа. Елена, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Добрый день. Слышно меня?

Константин Чуриков: Да, отлично.

Зритель: Значит, я хочу вот что сказать, дорогие ведущие, любимые, что если в стране некомфортно проживать коренному населению, если опасно проживать, если мы лишены медицинской помощи из-за того, что разрушено государственное здравоохранение, мы, те, кто сейчас живет в стране, то эта страна никогда не будет привлекательна для высококвалифицированных людей, которые переезжают и готовы переехать в другую страну. А нужна ли нам абсолютно неквалифицированная рабочая сила, если у нас не хватает работы даже для, в общем-то, жителей страны?

Но у нас обесценен труд, мы лишены государственного здравоохранения, 85% медицины платная, которая недоступна даже самим врачам, а я доктор, я вижу, что происходит со здоровьем населения, это страшная ситуация. И приглашать сюда иностранцев... Ну я еще раз хочу сказать, что некомфортно жить самим гражданам страны, некомфортно будет и тем, кто приедет. Спасибо.

Оксана Галькевич: Елена, а что делать нам? Вот если мы говорим все-таки о демографии, о том, что у нас убыль населения идет, что нам делать, собственно? С чего нам начинать, с какого края нам хвататься за эту проблему?

Зритель: Оксаночка, хвататься надо за внутренние проблемы, которые за 20 лет не решены никак. Надо возвращать здравоохранение в государственное русло, потому что произошел фактически геноцид населения, 85% населения не имеют возможности получить квалифицированную медицинскую помощь, а она есть, она на каждом шагу, это платные клиники, а за счет оптимизации бюджетных не осталось, и там, извините, из квалифицированной помощи только клизменная, и та закрыта.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Спасибо, Елена, за вашу речь, за ваше выступление. Вадим Викторович, вот наша зрительница говорит, что сейчас не нужен нам низкоквалифицированный, неквалифицированный какой-то труд, – вы что скажете в свою очередь? Спрос какой сейчас?

Вадим Коженов: Ну, мое мнение все-таки, что не должна такая важная и сложная мысль определяться какими-то отдельными людьми даже самого высшего уровня, это должно определяться экономикой. Если здесь люди требуются, они едут, находят работу, значит, работа для них есть, пусть едут; если они приезжают, работы нет, то они тогда и не поедут.

То есть у нас все-таки рыночная экономика, а не плановая, и давайте мы дадим возможность экономике самой регулировать этот важнейший момент. Потому что на данном этапе по очень разным оценкам, мы не раз это уже обсуждали, но все равно до 10 миллионов мигрантов в стране есть и они все работают, потому что, если бы они не работали, соответственно, а воровали, как некоторые утверждают, уже бы давно все было украдено и все были бы убиты. Эти люди работают в реальном секторе, значит, реальный сектор требует, чтобы они приехали и работали.

Понятно, что конкретно сейчас, в период пандемии, огромная проблема, от 30% до 50% людей не имеют работы, мы оказываем сейчас очень большую продуктовую помощь, раздаем просто коробки, грубо говоря, с продуктами, я вижу все эти ну реально печальные картины, которые мы видим в хостелах или где-то в квартирах, когда людям уже совсем нечего есть, это большая проблема. Но в целом эта пандемия пройдет рано или поздно, я думаю, что уже достаточно скоро, мы видим, что уже в европейских странах снимают ограничения, потихоньку люди начинают возвращаться к нормальной жизни.

И как только это все случится, экономика более-менее начнет восстанавливаться, и опять же, если рабочие руки, условно говоря, из Средней Азии нам нужны, пусть они едут и работают; если не нужны, они ехать не будут, то есть они же едут на конкретные рабочие места.

Оксана Галькевич: Вадим Викторович, если говорить о тех людях, которые выбирают Россию, вот вы говорите, что их немного, но они есть. У нас, к сожалению, предыдущий собеседник говорил о том, что можно бы и европейцев приглашать, но у нас нет портрета европейца, который по прошествии нескольких лет решил стать гражданином России, но у нас есть вы и у вас есть примеры людей, которые по приезде из других стран решили остаться в нашей стране. Что это за люди? Какой-то портрет можете описать? И какие причины были для них главными, для того чтобы сделать свой выбор в пользу нашей страны?

Константин Чуриков: Оксана просто редко ездит на такси, поэтому задает вопрос, да.

Оксана Галькевич: Костя, нормально я езжу на такси, и за рулем, в отличие от тебя, езжу.

Вадим Коженов: Я понял. Смотрите...

Оксана Галькевич: В метро, кстати, езжу, Костя.

Вадим Коженов: Какого-то одного портрета, безусловно, нет. То есть у нас есть на самом деле примеры, когда приезжают люди по линии образования, студенты отовсюду абсолютно, это и Африка, и Европа, и Азия, Юго-Восточная Азия, откуда угодно. Они здесь могут, пока учатся в ВУЗе, соответственно построить уже семью или какое-то начало семьи, найти себе девушку, жениться, и все, они остаются. Есть люди, которые приезжают по работе, например, им...

Константин Чуриков: Ой, связь пропала.

Оксана Галькевич: Да, к сожалению, сорвался звонок.

Константин Чуриков: Давайте сейчас выведем в эфир нашего зрителя.

Оксана Галькевич: Юрий, Краснодарский край у нас. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Значит, по поводу того, что у нас население уменьшается. У нас население уменьшается оттого, что у нас полностью все, везде химия. Любой продукт взять, мясо, это все химия, это во-первых.

Оксана Галькевич: Нездоровое питание, понятно.

Зритель: Здоровое питание нужно.

Во-вторых, у нас должно быть в руках власти нефть, газ, винно-водочные изделия, табачные изделия, все должно быть в руках государства, а не каких-то одних-единственных людей, которые в день зарабатывают по миллиону долларов.

Константин Чуриков: Подождите, а у нас нет разве государственных нефтяных компаний?

Зритель: Надо сделать так, чтобы государство наше расцветало.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Вот тогда нам не нужны будут и иностранные рабочие, у нас будут свои работать, дать им заработать.

Константин Чуриков: Юрий, а разве у нас все нефтедобывающие, газодобывающие компании частные? Мне кажется, у нас есть несколько крупных государственных игроков.

Зритель: Нет, это так кажется нам.

Константин Чуриков: Да?

Зритель: Все идет через Центральный банк, от Центрального банка мы получим, если взять коробку конфет, одну конфетку нам дадут, а остальное дадут разным там, Германия, Америка...

Оксана Галькевич: Понятно, сложная, сложная очень арифметика.

Константин Чуриков: Сложная мысль. Спасибо, Юрий.

Оксана Галькевич: Спасибо большое нашему зрителю.

К нам вернулся Вадим Викторович Коженов. Вадим Викторович, вот нам пишет Москва и Московская область, что иностранцы из, так скажем, развитых стран вряд ли к нам поедут, вряд ли они будут стремиться получить второе гражданство нашей страны, но при этом к нам приезжают многочисленные мигранты из Средней Азии и занимают наши рабочие места. Вот вы сейчас как раз говорили перед тем, как связь наша прервалась, о том, что к нам приезжает много людей, но все работает, все трудоустроены, значит, все нормально в экономике, места они ничьи не занимают?

Вадим Коженов: Ну, непосредственно сейчас, в период пандемии, конечно, ситуация гораздо хуже, но если мы говорим, допустим, про 2019 год, то да, эти места в любом случае местные жители занимать не хотят и занимать их не будут, на эту работу не пойдут.

Я на самом деле хотел бы добавить с точки зрения демографии, раз у нас пошел такой немного шутливый тон, кто за здоровое питание, кто еще за что-то. Мне кажется, для серьезного роста демографии нужно сделать одну вещь – напрямую каждую пятницу в 8 вечера выключать телевидение и Интернет, оставлять один музыкальный канал на телевидении, Интернет отключать полностью, и включать в понедельник в 6 утра. Я думаю, будет очень серьезный прирост населения через 10 месяцев после начала такой акции.

Оксана Галькевич: У меня встречное...

Константин Чуриков: Подождите, секунду, выключать телевизор и включать какую-то музыку, вы сказали?

Оксана Галькевич: Музыку включать хорошую.

Константин Чуриков: А какую? Enigma, да?

Оксана Галькевич: Хорошую.

Вадим Коженов: Нет, смотрите, вот у нас есть, допустим, у нас есть 50, сколько, 100, у кого 200 каналов – вот их все выключать, оставлять какой-то один музыкальный, со спокойной музыкой, и все, а Интернет выключать полностью, и будет результат.

Оксана Галькевич: Вадим Викторович, можно подумать... У меня встречное предложение: давайте в пятницу после 10 часов вечера, ровно по окончании программы «ОТРажение». Спасибо большое.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое.

Вадим Коженов: Да.

Оксана Галькевич: У нас на связи был Вадим Коженов, президент Федерации мигрантов России.

Вадим Коженов: Всего хорошего.

Константин Чуриков: Да, можно создать такую специальную демографическую радиостанцию, там будет определенный темп, только вечером будет вещать...

Оксана Галькевич: Давай итоги подведем, итоги нашего опроса. Друзья, мы вас спрашивали, нужно ли иностранцам давать вид на жительство за приобретение недвижимости, квартир в нашей стране. Ну вот 94% настроены против, нет, не давать ничего, тем более и пашни тогда не давать, и лес не давать, ничего.

Константин Чуриков: При наличии правильного музыкального потока мы и сами все решим.

Оксана Галькевич: Да, Костя? Ну давай, на третьего вперед.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О вариантах решения проблемы демографии в России