Инвестпортфель на старость

Инвестпортфель на старость | Программа: ОТРажение | ОТР

Как подготовиться к пенсии?

2021-03-01T21:50:00+03:00
Инвестпортфель на старость
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Гости
Игорь Липсиц
доктор экономических наук, профессор НИУ ВШЭ
Алексей Родин
основатель Агентства семейных финансов

Петр Кузнецов: Итак, о пенсиях, это важно, потому что Минфин не отказывается от идеи доработать новую систему пенсионных накоплений, а именно добровольную на этот раз. На официальном сайте министерства появилась информация о планах внести в Госдуму соответствующий законопроект, когда он будет, соответственно, проработан.

Тамара Шорникова: Он предполагает, как сказано, возможность формирования гражданами за счет личных взносов дополнительных источников финансирования пенсионного дохода.

Петр Кузнецов: Представляете? О плане мало что известно, разрабатывать его будут, скорее всего, после парламентских выборов. Роль государства в этой инициативе сформулирована в общих чертах. Вообще, как говорят, под грифом секретности его будут разрабатывать. Задаемся вопросом, есть ли шанс у системы добровольных накоплений, или все-таки в России она обречена на провал.

Тамара Шорникова: Сколько денег нужно накопить к моменту выходу на пенсию? 27% опрошенных россиян считают, что им нужно от 20 до 50 миллионов рублей, чтобы комфортно отдыхать на пенсии. У 22% планы скромнее, 5–10 миллионов рублей, по крайней мере с такими запасами можно не экономить на основных потребностях.

Петр Кузнецов: Сейчас самое интересное: 18% опрошенных назвали 750 миллионов рублей. Но просто сюда включены несколько пенсий, то есть россияне, назвавшие такую сумму, считают, что этих денег хватит не только им, но и нескольким последующим поколениям.

Тамара Шорникова: Семьсот пятьдесят миллионов...

Петр Кузнецов: Миллионов рублей.

Тамара Шорникова: Даже звучит как-то футуристически. Это исследование Сбербанка, если что.

Петр Кузнецов: То есть мы тут даже попытались с Тамарой посчитать: если ты вот с пеленок начинаешь накапливать, допустим, это если в год миллиону, то столько не получится, это же сколько в год миллионов нужно откладывать... Где такие водятся?

Тамара Шорникова: В общем, интересный опрос.

Петр Кузнецов: Но их 18%.

Тамара Шорникова: Да. Еще 14% россиян считают, что к выходу на пенсию им понадобится минимум 1 миллион.

Петр Кузнецов: Вот, вот!

Тамара Шорникова: Вопрос реальная история, да? На исполнение всех желаний, не реализованных за время работы. Разумеется, в Москве стоимость комфортного существования старшего поколения оценивается выше, 65 тысяч рублей в месяц, в Петербурге на 10 тысяч меньше.

Петр Кузнецов: Во Владивостоке чуть больше, 57 тысяч рублей в месяц, в Хабаровске почти 52,2. Самыми непритязательными в этом плане оказались жители Рязани, 38,5 тысяч рублей в месяц на пенсии.

Тамара Шорникова: В общем, как заработать все эти миллионы, мы сейчас об этом будем говорить с экспертами. А вы расскажите, во-первых, какую пенсию хотели бы получать, во-вторых, что делаете для того, чтобы такую пенсию получать: откладываете сейчас, инвестируете, может быть, во что-то, покупаете что-то. Звоните и пишите.

Петр Кузнецов: Какие суммы у вас, да.

Алексей Родин с нами сейчас на связи, он основатель Агентства семейных финансов. Здравствуйте.

Алексей Родин: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: По поводу добровольных накоплений у нас, конечно, вопрос первый. Вообще люди у нас проявляют интерес к такой форме? Ведь все накопительные программы – это по сути отложенные покупки, да, вот сейчас? Готовы ли на такое многие наши граждане?

Алексей Родин: В прошлом году, вообще я считаю, год был, когда грянул гром, как в поговорке, грянул гром, мужик перекрестился – вот люди наконец-то поняли, что надо самим что-то делать. Они поняли, что надо самим беспокоиться о себе, о своем бюджете и о своем будущем. И я думаю, что вы все знаете, что за последний год в 2 раза увеличилось количество брокерских счетов на Мосбирже.

В принципе, в принципе это все возможно, возможно накопить суммы, о которых вы говорите, только что говорили. Например, если вы будете инвестировать в течение 40 лет каждый месяц 10 тысяч рублей, вы 50 миллионов себе накопите, создадите такой капитал, это абсолютно нормальная история, потому что наша статистическая доходность на нашем рынке в рублях порядка 15% в среднем, соответственно все получится.

Только вопрос в том, что мы об этом не знаем с детства, мы только сейчас учимся все это делать, мы наконец-то понимаем, что нам надо что-то сделать и создать свою пенсию самим, ну и государство, конечно, нас к этому подталкивает. Кстати, статистически лет через 20 пенсии не будет, и, кстати, не только в России. А почему? Потому что будет на одного работающего четыре – пять пенсионеров, просто неоткуда будет брать пенсию. То же самое будет в Европе и за океаном, я думаю, тоже.

Тамара Шорникова: Алексей Леонидович, об инструментах поговорим сейчас. Давайте сразу решим вопрос с безопасностью. Вы говорите об очень больших промежутках: если вы будете по 10 тысяч откладывать 40 лет, тогда... У нас за достаточно короткую недавнюю историю было несколько случаев, когда люди полностью теряли свои сбережения. Насколько реально так долго копить в нашей стране? Насколько это безопасно?

Алексей Родин: Вопрос хороший. Теряли, да, в девяностых, в двухтысячных уже рынок начал стабилизироваться. Я не думаю, что сейчас нашей стране грозит дефолт, я думаю, что мы достаточно себя уверенно чувствуем, наш рынок тоже; конечно, он не лучший в мире, но по крайней мере мы можем статистически понимать наш будущий результат. Вы знаете, если говорить о том, что вот, скорее всего, в будущем я все потеряю, тогда проще вообще ничего не делать, сидеть и не думать об этом самом будущем.

Хотя, с другой стороны, опять же сам Владимир Путин когда-то сказал, это было года 4, что ли, назад, у меня даже где-то на компьютере запись есть, что нашим гражданам никто не запрещает инвестировать за рубежом. За рубежом рынки понадежнее, права инвесторов защищаются, соответственно, лучше – пожалуйста, у всех возможность такая имеется.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, по поводу вот этого нового плана, который разрабатывается. Мы все понимаем, ну я надеюсь, что многие из нас хотя бы, что пенсии маленькие, потому что у нас маленькие зарплаты, соответственно, размер пенсии зависит от размера зарплаты. Что единственное эффективное можно сделать, это повысить зарплаты, тот самый коэффициент замещения. Государство по каким-то там причинам не может это сделать, не может резко увеличить рост доходов, чтобы были соответствующие пенсии, тем более это будет отложенный эффект. И вот сейчас государство, видя, что другого варианта нет, оно каким-то образом побуждает граждан накапливать самостоятельно. Но здесь вопрос опять-таки, если зарплата маленькая, откуда у него возьмутся эти лишние деньги.

Алексей Родин: Я думаю, что...

Петр Кузнецов: Как эту пенсию ни называй, накопительная, добровольная, то есть сам откладываешь, не сам, зарплата та же.

Алексей Родин: Зарплата та же, да. Но вы знаете, я считаю, что что-то делать нужно. Вот не думать, что вот как у нас все плохо, а надо что-то делать. 10% от зарплаты в принципе откладывать может практически каждый человек, всего лишь 10%. Я люблю приводить такой пример. Представьте, что завтра начальник сказал: «Дорогой друг, ты хороший работник, но у меня проблемы, у нас проблемы, и ты будешь получать не 30 тысяч рублей, а 27». Вот 3 тысячи сами отложите от своей зарплаты, представьте, что вам ее понизили, и начинайте инвестировать.

Куда? Например, ну начать можно с самого надежного, что на нашем рынке есть, – это государственные облигации, ОФЗ так называемые, вот хотя бы с них начать. Это самое надежное в рублевой зоне, надежнее ничего придумать надо, это гарантии государства. Хотя бы туда, уже будет доходность выше, чем в банке. А дальше уже, скажем так, повышать свою квалификации в инвестициях, там уже можно дальше идти и...

Петр Кузнецов: Здесь уже надо финансовую грамотность прокачивать населения, а на это тоже нужно тратить немалые средства, и государству прежде всего, конечно.

Алексей Родин: Я честно скажу, моя, скажем так, волонтерская, что ли, деятельность, я консультант Минфина по программам повышения финграмотности населения, и эти программы идут, и в школах уже начали финграмотность преподавать, и в институтах, и в коммерческих предприятиях. К сожалению, вот эта вот программа увеличения, повышения финграмотности на рабочих местах почему-то просуществовала чуть-чуть меньше года, я тоже в ней участвовал. Любая компания могла оставить заявку, к ней бы пришел я или кто-то другой из моих коллег, провели бы, прочитали бы курс, где говорили бы и о том, как за бюджетом следить, и как инвестировать, как с кредитами разобраться и так далее, то есть все вот эти вот азы. Но все равно, честно скажу, государство работает, может быть, не так рьяно, как в других странах, но работа идет, это означает, я сам в ней участвую.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем звонок, Михаил из Ростовской области. Здравствуйте.

Зритель: Ага, здравствуйте, студия.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Алло?

Петр Кузнецов: Да, Михаил, вы около телевизора, просто там эффект задержки есть. Если есть возможность без задержек, или выключите, или в другую комнату куда-нибудь, если она у вас есть, другая комната. Михаил?

Зритель: Ага. Это, здравствуйте. Вы меня слышите?

Петр Кузнецов: Да.

Тамара Шорникова: Поехали, Михаил. Какой у вас вопрос?

Зритель: Ага, да. У нас такой вопрос: почему, как можно накопить с пенсии, которая на двоих составляет 14 тысяч, на двух человек?

Тамара Шорникова: Это уже ваша пенсия, правильно?

Зритель: Нет, это пенсия моих родителей, они на двоих получают 14 тысяч.

Петр Кузнецов: Да. Наш эксперт сказал, что при любом доходе можно 10% откладывать, с любой суммы. Правильно, Алексей Леонидович?

Зритель: Как? А как можно на 14 тысяч?

Петр Кузнецов: Ну, давайте рассмотрим конкретную сумму. Это ключевой вопрос ваш был, да, как это возможно?

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Вот, пожалуйста, как специалист по финансовой грамотности.

Алексей Родин: Да. Михаил сказал про пенсию, что она 14 тысяч на двоих.

Петр Кузнецов: На двоих, ага.

Алексей Родин: Да, у нас пенсии государственные очень маленькие, к сожалению да. Пенсии во всем мире примерно 25% от зарплаты, вот это и есть 25% от нашей средней зарплаты по стране, к сожалению. А я говорю о том, что можно откладывать со своей зарплаты, когда ты работаешь. Да, тяжело, но, во-первых, можно ужаться немножко, как-то эффективно использовать средства, следить за бюджетом, а во-вторых, все-таки никто нам не запрещает повышать свой уровень и расти.

Просто я очень... Я постоянно встречаю людей, ну частенько встречаю людей, которые говорят «не могу», но, когда мы с ними садимся и начинаем рассматривать их бюджет, оказывается, что могут по чуть-чуть. Здесь эффективность, здесь купили какую-то не совсем нужную вещь, здесь можно как-то эффективнее использовать средства... То есть надо просто заниматься бюджетом.

Вы правильно сказали, финансовая грамотность, такие азы, они нам нужны. Мы их не изучали, только сейчас наши дети начинают это в школе изучать. Да, нам тяжело, мы в таком переходном периоде, но... Знаете, сами научитесь и научите своих детей, и они будут жить лучше, вот только так. Здесь нет рецепта, который спасет сразу, по щелчку пальцев, всех.

Петр Кузнецов: Алексей Леонидович, очень коротко, пожалуйста. Мне все-таки хочется задать вопрос напоследок об отношении государства к пенсионерам. Вот объясните, пожалуйста, мы сейчас не берем экономики в расчет и размеры зарплат. Почему на Западе пенсионеры активная часть населения, которая, соответственно, приносит очень большие деньги в экономику, ну не большие, но инвестирует в экономику, путешествует, тратит и так далее, причем даже в экономике других стран, а у нас вот после 60 просто возраст дожития, пенсии оскорбительно низкие? Почему государство у нас не рассматривает пенсионеров как инструмент инвестиций?

Алексей Родин: Я приведу пример, отвечу на ваш вопрос, почему там путешествуют, а у нас нет. Привожу пример: средняя пенсия в США 3 300 долларов. Из чего она складывается: 1 100 платит государство, 1 100 – это работодатель, он тоже участвует в создании пенсии в силу...

Петр Кузнецов: Корпоративная пенсия.

Алексей Родин: Да, корпоративная пенсия. И 1 100 сам сотрудник направляет часть своей зарплаты с самого первого своего рабочего дня. Вот из-за они и создают свой капитал и получают в среднем 3 300 на человека, это им позволяет путешествовать, вот так это происходит. Да, нам тяжело, мы первое поколение, которое начинает что-то делать, но да, наши дети будут жить лучше.

Петр Кузнецов: Ну то есть в этой пропорции дали понять, что не только вклад исключительно государства в будущее пенсионера, понятно.

Алексей Родин: Да, однозначно, это так во всем мире, да.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо. Алексей Родин, основатель Агентства семейных финансов, с нами на связи был.

Тамара Шорникова: Да. Послушаем телезрителей. «Как вы готовитесь к пенсии?» – спрашивали корреспонденты в Краснодаре, Чебоксарах и Иркутске людей на улицах, вот что отвечали.

ОПРОС

Тамара Шорникова: «И все».

Петр Кузнецов: Мнения людей на улицах различных городов.

Игорь Липсиц с нами, он доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики и наш еще один эксперт в этой теме. Здравствуйте, Игорь Владимирович.

Игорь Липсиц: Здравствуйте, Тамара, Петр, приветствую вас.

Тамара Шорникова: Игорь Владимирович, вот SMS пришла из Дагестана, я прямо подпишусь под этим вопросом: «Где купить эти чудодейственные облигации?» Это отсыл к предыдущему эксперту, который говорил, что одно из самых надежных сейчас – это вкладываться в гособлигации. Но это всегда так звучит, ну приобретите там гособлигации и так далее. Человеку, который никогда с этим не сталкивался, это что, куда идти? Это к брокеру, в банк? Что это такое, где это брать?

Игорь Липсиц: Ну, в принципе у нас российские банки помогают вам с этим работать, в том числе, например, «Сбер», да и практически любой крупный банк помогает вам открыть брокерский счет, в принципе помогает этим заниматься, так что в этом смысле каких-то особых трудностей... Есть компании, которые инвестиционные готовы вам помогать, так что в этом смысле было бы желание и было бы умение принимать на себя риски.

Ведь на самом деле, когда вы начинаете выходить на фондовый рынок, вы выходите в место, где очень высоки риски. Вы начинаете покупать акции, но акции – это достаточно такая рискованная форма вложений, в этом смысле люди не всегда это понимают; люди видят некую высокую доходность и не понимают, какие риски. Даже с облигациями государственными, которые нам так хорошо предлагают и предлагают высокую доходность, мы же тоже уже имеем некоторый опыт 1998 года, когда государство отказалось платить по своим ценным бумагам и мы получили дефолт государства по казначейским обязательствам, которые тогда были. Поэтому нет, на фондовом рынке ничего безрискового, поэтому просто вот надо это понимать.

Петр Кузнецов: Да. Ну вот смотрите, Игорь Владимирович, согласитесь, доверия нет, финграмотность на минимуме, к сожалению. И вот сейчас побуждает государство, план будет разработан, побуждает россиян самостоятельно как-то накапливать. Как россияне будут накапливать без доверия и с минимальной финансовой грамотностью? – куда-то складывать, условно говоря под подушку. Когда люди начинают накапливать и не инвестировать в экономику, это может для нее иметь плохие последствия?

Игорь Липсиц: Да, конечно. На самом деле это вполне изученный в экономической науке вопрос, и американские экономисты посчитали в свое время, что, скажем, каждый дополнительный пункт нормы сбережений в США сокращает на 1–1,5 пункта рост валового продукта США. Потому что люди не тратят, люди откладывают, и, казалось бы, банки могут взять эти накопления и инвестировать или кредитовать население, но, с другой стороны, раз нет спроса, то под что я буду наращивать мощности, под что я буду брать кредиты. Поэтому, когда люди очень активно сберегают, это беда экономики. И мы, например, знаем японскую беду, что японцы очень бережливая нация, это очень сильно портит развитие экономики, вот такая странная история с экономикой.

Тамара Шорникова: А если вкладываться в покупку машин, квартир? Это вроде как мы что-то покупаем, с одной стороны, а с другой стороны, наверное, кажется, что понадежнее, чем вклады в банках или акции, облигации. Это надежный инструмент?

Игорь Липсиц: Ну, насчет машин я бы вообще не обсуждал эту тему. Если вы покупали машину, то вы помните, что в тот момент, когда вы выехали за ворота автосалона, ваша машина обесценилась на 30%, я думаю, что вы это прекрасно знаете.

Что касается квартир, то тут тоже у людей есть некоторые иллюзии, людям кажется, что раз они купили недвижимость, то это вот актив, который будет всегда ценен. При этом они забывают, что актив этот будут они продавать, допустим, через 20–30 лет, за это время появятся новые квартиры и квартира, которая у них, уже будет морально устаревшей и, в общем, не очень будет востребована на рынке. Но просто об этом никто не любит говорить и всем кажется, что «я купил квартиру, это прекрасно».

Я тоже с этим согласен, на самом деле лучше уж покупать недвижимость, лучше играть с недвижимостью в России, чем с какими-то другими инструментами, это более надежно, но опять же не в каждом городе. Вот тут тоже надо смотреть, в каком городе ты покупаешь квартиру, какое будущее у твоего города. У нас не все города имеют будущее, многие города будущего не имеют. У нас есть города, где квартиры продают за рубль, лишь бы от них избавиться, ну есть такая проблема.

Петр Кузнецов: Ага. Игорь Владимирович, разработка этого плана по добровольным накоплениям, можно сказать, что это говорит о том, что по сути идет признание провала пенсионной реформы, повышения пенсионного возраста, что поняли, что ничего не работает, пусть граждане самостоятельно копят? И вопрос в следующем: если эта система будет принята с добровольной, что будет с системой, которая действует сейчас, то есть обязательной накопительной системой? Говорит ли это о том, что она как-то будет модифицирована? Что произойдет?

Игорь Липсиц: Я не могу ответить на ваш вопрос. Дело в том, что проект закона, который должен представить Минфин 15 декабря, засекречен, поэтому мы не знаем...

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович, я о самой попытке переложить все на плечи...

Игорь Липсиц: Я понимаю, о чем идет речь. Но дело в том, что конкретно вот сегодня в России есть в плане законотворческой деятельности Минфина проект закона о поощрении населения к добровольному накопления. Что это за закон, мы не знаем, он засекречен, и мы о нем узнаем только после 15 декабря. Конечно, у меня есть некоторые гипотезы, что там будет происходить, но поскольку это секретный документ, а я никаким образом не могу знать, что там есть, то я могу только строить гипотезы. Они нехорошие, но я не хочу их озвучивать, чтобы не сеять панику.

Я думаю, что на самом деле вся пенсионная система сыплется, она сыплется во всем мире, это не только наша, российская беда. Я своим студентам лет 10 назад стал говорить, что у них пенсии не будет; они обиделись на меня, сказали: «Как же так, у вас есть, а мы чем хуже?» Ну вот меняется же ситуация, поэтому, к сожалению, я боюсь, что у нынешних молодых вот настоящих пенсий в том смысле, как сейчас, может и не быть. Будут какие-то другие механизмы, и они будут, вероятно, не такими «нежными», как сейчас, я бы сказал.

Петр Кузнецов: Но, Игорь Владимирович, вы знаете, о чем я сейчас подумал? Ведь добровольные накопления – это такой удел все-таки расчетливых, правда же?

Игорь Липсиц: Да.

Петр Кузнецов: Поэтому, наверное, государство вынуждено изобретать какие-то способы изъятия части средств у граждан ради их собственного же блага на самом деле. Потому что многие из нас уверены, я вот даже по себе сейчас, что я как-то справлюсь, а вот когда пенсия наступит, здесь уже понимаешь, что и не справишься, а уже поздно.

Игорь Липсиц: Ну, понимаете, Петр, во-первых, дело даже не только в сознательности. Давайте же возьмем статистику доходов в России; если ее посмотреть, то картина такая, что 81% граждан России вообще не имеют никаких шансов, никаких возможностей копить на старость. Потому что, с моей точки зрения, при нашей стоимости сегодняшней жизни копить могут те семьи, у которых на душу в месяц больше 45 тысяч рублей, а таких у нас примерно 28 миллион. А все остальные, соответственно, считайте, 118, они получают так, что хотя бы им прожить, прокормить детей, хоть как-то там лечение оплатить – вот все, что они могут. Они просто не могут копить на старость, в этом смысле их просто даже ругать нельзя, за что их бранить, что они не копят?

Ну вот он копит, ваш слушатель сказал, 2 тысячи в месяц, что он с этими деньгами будет делать? Это бессмысленно. Мы должны по меньшей мере 15 тысяч откладывать начиная с 30–35 лет, тогда мы хоть что-то будем иметь, и то дальше будет еще масса сложных вещей. Я уж там... Вы этой темой меня разбередили, я уже понял, что мне надо записать целую лекцию для своего канала на YouTube, как себя вести в этом смысле.

Петр Кузнецов: Отлично.

Игорь Липсиц: Но большинство населения просто не может копить.

Тамара Шорникова: Мы посмотрим обязательно.

Петр Кузнецов: Мы с удовольствием посмотрим, да.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Тамара Шорникова: Игорь Липсиц, доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)