Иоланда Чен: Наши спортсмены - это крючок, за который можно «дергать» страну, здесь мы беззащитны

Гости
Иоланда Чен
чемпионка мира по легкой атлетике

Оксана Галькевич: Итак, мы начинаем наш прямой эфир сегодня энергично, первая тема – спорт, любимая тема Константина. И вот почему сегодня начинаем со спорта. Дело в том, что исполком Всемирного антидопингового агентства WADA принял решение оставить неизменным статус соответствия РУСАДА Всемирному антидопинговому кодексу.

Константин Чуриков: В сентябре исполком WADA поставил условие: российская сторона должна до конца 2018 года предоставить доступ к данным Московской антидопинговой лаборатории. Но в срок мы не уложились из-за проблем с сертификацией оборудования, из-за этого РУСАДА могло быть признано не соответствующим антидопинговому кодексу. Но эксперты Всемирного антидопингового агентства все-таки получили все необходимые данные на прошлой неделе.

Павел Колобков: Теперь WADA переходит ко второму этапу. Мы прислали всю необходимую информацию, которая была, по сути с 23-х приборов, с сервера, даже самая глубокая база данных была предоставлена. Поэтому мы полностью открыты, будем взаимодействовать так же с WADA. Поэтому… Мы сейчас друг друга слышим, есть такой очень высокий уровень диалога. Я оцениваю наше сотрудничество сейчас как очень конструктивное.

Оливье Ниггли: После подтверждения подлинности полученных данных мы соберем вместе все имеющиеся материалы. Затем начнется перепроверка проб. Оценив все результаты, мы будем точно знать, по каким случаям у нас есть достаточные основания для преследования спортсменов, а по каким нет. Полагаю, что речь будет идти о сотне, а то и о сотнях таких случаев.

Оксана Галькевич: По заявлениям WADA, Россия может быть отстранена от участия в летних Олимпийских и Параолимпийских играх в 2020 году в Токио в случае, если данные из Московской антидопинговой лаборатории окажутся подделанными. Также в этом случае РУСАДА лишается признанного статуса.

Константин Чуриков: В общем, у нас появился шанс, но пока очень призрачный.

Уважаемые зрители, мы, конечно, обсуждали эту тему перед относительно недавней, год назад Олимпиадой. Мы тогда уверились в том, что вам это интересно, проблема допинга в российском спорте, вообще нашего престижа не только спортивного вас волнует. Вот сейчас нам интересно узнать: в данный момент вас интересуют допинговые скандалы с участием России? Пожалуйста, отвечайте «да» или «нет», наш SMS-портал 5445, в конце этой получасовки подведем итоги.

Оксана Галькевич: Ну и смотрите, с кем мы будем беседовать, обсуждать эту тему сейчас в студии. К нам пришла сегодня Иоланда Чен, чемпионка мира по легкой атлетике, заслуженный мастер спорта. Иоланда, здравствуйте, добрый вечер.

Иоланда Чен: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Все-таки что это означает? Какой сигнал нам был послан? Никакой, положительный, или это только начало нового какого-то скандала?

Иоланда Чен: Дело в том, что все-таки то, что соответствие подчеркнуто и подтверждено, приятно, потому что могли сразу перечеркнуть все наши чаяния по поводу Олимпиады и все, но тем не менее все-таки какой-то, как сказал Паша Колобков, конструктивный диалог ведется, слава богу, что он есть вообще. Поэтому я считаю, что это в принципе как небольшой плюсик, то есть это положительно.

Конечно, будет перепроверка проб, потому что что касается, например, наших легкоатлетов, у нас на 2019 год дано уже ребятам, по-моему, порядка 42 человека получили разрешения выступать в этом году, но там тоже есть с оговорками. Вот если будет перепроверка проб московской лаборатории, значит, если у кого-то будут какие-то проблемы или что-то им не понравится, будет пересмотрено, но пока 42 человека на европейский чемпионат зимний, который у нас в Глазго в этом году будет, у нас в этом году в легкой атлетике, например, зимний Чемпионат Европы и летний Чемпионат мира в Катаре будет, уже в сентябре, поздно, чтобы было попрохладнее, это есть. Но может быть цифра уменьшена если что. У нас есть спортсмены, у которых в принципе нет никаких проблем с допингом, но их пока не выпускают, им не дают никаких разрешения на выступление, есть такая проблема, тоже стараемся с этим бороться. Ну а есть спортсмены, которые просто…

У меня вообще такое, знаете, ощущение, я сейчас все это слушала, – по-моему, чище спортсменов, чем российские, на сегодняшний день вообще во всем спорте (зимнем, летнем, любом) просто нет, потому что наши спортсмены подвергаются допинг-контролю просто с утра до вечера. Вот наши легкоатлеты (Маша Ласицкене, Сережа Шубенков) летом просто с утра до вечера сдавали допинг-пробы везде: после каждых соревнований само собой, перед соревнованиями то же самое, внесоревновательный контроль – то же самое. Поэтому к ним вообще в принципе не может быть никаких претензий, поэтому у нас сейчас, наверное, самая «чистая» команда в мире, насколько я понимаю. Но тем не менее вот эти проблемы есть.

Мы, конечно, смотрим с оптимизмом, но вот мне кажется, что, вы знаете, тема санкций вообще в мировом, экономическом плане в нашей стране и в мире постепенно затухает, и очень многие даже иностранные специалисты, профессионалы в экономике, в разных сферах человеческой деятельности говорят о том, что они не работают, все чаще и чаще такие вещи слышатся. Единственное, мне кажется, чем еще нас можно уколоть, чем нас можно держать на каком-то таком более-менее коротком поводке, – это спорт, потому что там действительно были допущены нарушения, опять же, оговорюсь, такие же, как в других сборных, не больше не меньше, но тем не менее к нам претензии все-таки были. Вот это единственный, по-моему, сейчас метод, который все-таки еще придерживают вот эти западные люди, для того чтобы нас все-таки немножко держать в узде. Я очень надеюсь, что все-таки к Олимпиаде 2020 года разрешение будет получено, но пока вот такая ситуация.

Но у нас не выполнена пока еще, что касается легкой атлетики, мы должны были выполнить, получить вот этот сертификат соответствия, это раз, дать доступ к данным московской лаборатории, это два, то, что сейчас, вы знаете, ведутся переговоры, все это предоставляется, и еще за нами висит большой долг, потому что нас вот за то, что мы были дисквалифицированы, за то, что мы как бы являлись нарушителями, с нас должны были затребовать очень серьезную сумму денег, которая пока еще не заплачена. Вот, по-моему, насколько я знаю, я могу быть неточной, к сожалению, но, по-моему, до 30 июня, когда будут уже к Чемпионату мира списки делаться, все-таки мы должны заплатить эту сумму. Я надеюсь, что все-таки наше руководство, наша страна найдет возможность такую сумму найти, по меркам, которую мы тратим, воруем или еще что-то происходит, это смешные деньги, но для нормальных людей, конечно, это огромные деньги, там порядка 3 миллионов евро.

Оксана Галькевич: Иоланда, вы сказали, что нарушения нами были допущены, но не больше и не меньше, чем у других стран.

Иоланда Чен: Да.

Оксана Галькевич: Простите, но вот когда вся эта скандальная спираль закручивалась, там мы не помним акцентов на других государствах, звучала Россия, Россия и Россия.

Иоланда Чен: Да, мы больше всего кричали, что обратите внимание на других, поскольку мы даже в этой студии с вами разговаривали об американских спортсменах, о спортсменах из Ямайки, сколько было дисквалифицированных в разных видах спорта, в легкой атлетике, в биатлоне; масса была претензий к американским гимнасткам, масса была всяких проблем. Но говорили все время о нас. Поэтому я, как говорится, с себя, как честный человек, не снимаю ответственности, то есть с нашей команды ответственности не снимаю, у нас действительно были нарушители. Кстати говоря, эти нарушители всегда были не из стана звезд мировой легкой атлетики и российской легкой атлетики, это, как правило, спортсмены более низшего порядка и класса, которые действительно, может быть, «хулиганили», из-за них вот такая проблема была, но они не являлись выступающими на международной арене, то есть можно было даже не обращать внимания.

Оксана Галькевич: Подождите, а вот эта вот история с докладом Макларена, вот эти независимые расследования, комиссии, там кто-то кроме России еще присутствовал?

Иоланда Чен: Нет-нет. Мы все время пытались указать им на то, что если уж вы делаете такие доклады, если вы так серьезно отнеслись к проблеме допинга в мировом спорте, обратите внимание на остальных, почему же вы только к одной команде прицепились, в которой гораздо меньше допинговых случаев, нежели во всех остальных. Я еще раз подчеркиваю, чтобы люди не забывали: ямайская сборная по легкой атлетике в принципе была почти в полном составе, спринтеры Ямайки были отстранены, все кроме Усэйна Болта, но это просто, знаете, нонсенс, а это же рекордсмены мира, это чемпионы мира, это олимпийские чемпионы, это заслуженные люди, и тем не менее такая вещь существовала. Поэтому, конечно же, это очень обидно, что именно мы попали в эту ситуацию. Но знаете, как говорится, мы должны решать проблемы здесь и сейчас и по мере их поступления. Вот такие пока есть, надо с этим бороться, чтобы российских спортсменов, конечно же, выпустить на международную арену.

Константин Чуриков: Приветствуем Сергея из Подмосковья. Добрый вечер, Сергей, слушаем вас.

Зритель: Алло, здравствуйте. Простите, пожалуйста, я могу говорить?

Константин Чуриков: Конечно, вы уже в прямом эфире на всю страну.

Зритель: Вы знаете, я юрист, я работаю в юридической фирме, звоню из Московской области. Вы знаете, меня интересует одна вещь. Вот господин Родченков, который возглавлял наше антидопинговое агентство, – скажите, пожалуйста, как он вообще попал на работу в эту организацию, когда он находился на лечении в психиатрической больнице с диагнозом «реактивный психоз на фоне употребления психотропных препаратов»? А его сестра, насколько я знаю, была привлечена к уголовной ответственности за сбыт вот этих вот сильнодействующих веществ. Понимаете, пострадали-то кто? Пострадали спортсмены. Господин Мутко почему за это не отвечает? Вернее…

Константин Чуриков: Мутко теперь за другое отвечает… Да, Сергей, спасибо за ваш звонок. Сейчас мы спросим Иоланду про условия допуска к участию, к руководству лабораторией антидопинговой.

Иоланда Чен: Дело в том, что господин Родченков и раньше, до этого еще возглавлял, он очень давно работает в этой отрасли, мы все с ним хорошо знакомы. Психоз и попытка суицида были значительно позже, но тем не менее, естественно, странным выглядит, что после этого он был допущен вообще к такой работе, потому что люди обычно после таких случаев как-то мягко, тихо отстраняются, поэтому это, конечно, странно.

Я бы очень попросила наших телезрителей, я очень много об этом говорила в прошлом году перед Олимпиадой, не трогать Марину Родченкову, его сестру, она абсолютно к этому делу не имеет никакого отношения, она просто была жертвой просто потому, что она оказалась его родственницей, сестрой, из-за этого такая ситуация. То есть он подставил не только всех российских спортсменов, все наше руководство страны и так далее, он подставил и свою семью в том числе. У нее совершенно другая жизнь, другая семья, она к нему никакого отношения не имеет. Я с ней часто общаюсь, она с ним не общается совершенно, поэтому давайте вот эту проблему отстраним, как любит говорить наш президент, отделим мух от котлет, отделим родственников от этого абсолютно нечистоплотного, ненормального и уголовного человека.

У меня больше здесь вопросов к ФСБ, как такой человек мог оказаться в Соединенных Штатах Америки, потому что такие люди, обладающие такой информацией, работающие в таких структурах, просто вообще в принципе не должны были туда даже выехать. Насколько я знаю, у нас даже работники ФСБ не имеют права выезжать за границу просто даже на отдых, а у нас, знаете, Родченков оказался в Соединенных Штатах…

Оксана Галькевич: У нас прекрасная страна, есть где отдохнуть.

Иоланда Чен: Да. Вот это, конечно, большие проблемы, я бы с этим разбиралась, но как-то никому это не интересно, поэтому тут вот такая ситуация.

У меня, знаете, даже… Я понимаю, почему… Мы опять же много уже говорили об этом, все это повторение пройденного материала, что то, что они так к нам относятся, они нас пытаются ущипнуть, ужалить, подковырнуть, – это понятно абсолютно, они нам никто, они нам чужие люди, которые там чего-то хотят. Меня всегда удивляет, почему мы сами себе вредим и сами себе не можем в этой ситуации помочь? Вот сейчас скажу: у нас буквально на прошлой неделе великолепный турнир, например, состоялся, «Салют Гераклиона» великолепный стадион в Тушино. Это были прыжки в высоту. Все лучшие «высотники», легкоатлетические спортсмены мира были там. Два потрясающих результата было показано: Анна Чичерова 2.01 прыгнула, Маша Ласицкене, наша чемпионка мира, 2.03 выпрыгнула, рекорд этих соревнований установила, лучший результат в сезоне показала. То есть такие результаты, за такой турнир боролись бы все лучшие Гран-при мира. Но вот, понимаете, у нас есть в стране телевидение национальное спортивное, и этот турнир не был показан.

Вот я как даже работник спорта, мне это так обидно. Если мы так будем поступать со своими спортсменами, не показывать их тогда, когда это можно абсолютно сделать, у нас есть все шансы, это абсолютно бесплатно, показывай не хочу, короткий, красивый, на этот турнир приехали… У нас, знаете, там на один квадратный сантиметр было огромное количество олимпийских чемпионов: Юрий Борзаковский, главный тренер нашей команды, приехал из Украины Рудольф Поварницын, один из лучших прыгунов Советского Союза, рискуя жизнью приехал из Киева; из Минска приехал Геннадий Авдеенко, наш олимпийский чемпион, Игорь Паклин. Такие звезды мировой легкой атлетики были там! Марина Купцова… Там, знаете, олимпийских чемпионов, людей, девочки прыгали за 2 метра, ребята, которые прыгали по 2.40, было огромное количество. Как можно было не показать такой турнир? Мне так это обидно, понимаете?

Оксана Галькевич: Ну у нас сейчас футбол из каждого утюга, Иоланда.

Иоланда Чен: Вот о чем и речь. Понимаете, если мы сами будем так себя вести, ну чего же мы от них-то хотим, если мы сами так поступаем со своими спортсменами? Это ужасно обидно. И вот я с Аней и с Машей разговаривала, они говорят: ну как же так? Да, приятно, что в Интернете есть трансляции, но все-таки.

Константин Чуриков: Вы знаете, мы вчера в этой студии говорили по другому поводу, но в целом о доверии и недоверии в нашей стране. Вот сейчас мы проводим опрос, интересуют ли людей допинговые скандалы с участием России, и промежуточный результат, что 88% говорят, что нет. Как вы думаете, что за этим стоит? Просто люди устали от этой темы?

Иоланда Чен: Устали, да.

Константин Чуриков: Или, может быть, они как-то стали по-другому относиться к российскому спорту? Вообще что изменилось?

Иоланда Чен: Я думаю, что, кстати говоря, вот тот пресловутый футбол, о котором мы тут уже упомянули, он тоже делает свое дело. Люди в принципе иногда не различают, какой спорт, обыватели, потому что футбол, хоккей, легкая атлетика, фигурное катание – это все спорт, это все наша большая российская спортивная жизнь. Как ведут себя, например, наши футболисты, мы все знаем, уже не будем эти косточки перемалывать. Конечно же, на нашу футбольную сборную огромная тень, это вообще на весь наш российский спорт огромная тень, потому что для многих людей вот так ведут себя спортсмены в принципе и российские спортсмены в том числе. Поэтому людей начинает это дико раздражать, не интересовать, тех, кто профессионально не интересуется каким-то видом спорта и понимает, отличает Кокорина от Маши Ласицкене, слава богу. Но для большинства людей это как бы общее: «А, вообще все спортсмены такие».

Плюс, конечно, вы абсолютно правы, это усталость, усталость от этой темы. Некоторые люди, просто понимая и обладая критическим мышлением, конечно, понимают, что это все абсолютная неправда, что все это ложь, и верят нашим спортсменам, болеют за них, слава богу, это видно и по поддержке наших фигуристов, и легкоатлетов, и пишут и в Instagram, и везде слова поддержки, удачи желают перед соревнованиями. Они понимают, что все это из пальца высосано, и не хотят просто слушать эти отвратительные обвинения. Поэтому тут вот несколько причин, поэтому люди в массе своей пишут, что эта тема уже совершенно не интересует, просто надоело об этом говорить.

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем нашего телезрителя из Мурманска, Александр на связи. Александр, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Извините, пожалуйста, такой вот вопрос: почему в России не могут проверить Фуркада?

Константин Чуриков: Почему в России не могут…?

Иоланда Чен: Еще раз.

Зритель: Проверить. Вот антидопинг почему не могут сделать в России того же Фуркада, хотя он чемпион, он же нашего, извините пожалуйста, обругал…

Иоланда Чен: Фуркада.

Оксана Галькевич: Фуркада.

Зритель: Да. Почему не могут у нас сделать?

Иоланда Чен: Дело в том, что мы не обладаем такими полномочиями проверять иностранных спортсменов, такими полномочиями обладает WADA, Всемирное антидопинговое агентство, и, естественно, зафиксированные лаборатории есть в Британии, в Соединенных Штатах, есть в нескольких странах, по-моему, во Франции тоже. Есть лаборатории, которые обладают правом проверять всех спортсменов.

Константин Чуриков: Если бы нам дали такое право, уж мы бы их проверили.

Иоланда Чен: Если бы нам дали такое право, вообще этой проблемы сейчас бы не существовало, мы бы с вами здесь не встречались, все бы было, может быть, гораздо больше честно, но тем не менее это так.

Что касается Мартена, я категорически тоже, мне тоже неприятно… У нас вообще в спорте, в любом спорте есть такое негласное правило: там наверху ругаются, что-то происходит, политические какие-то козни, но внутри спортивной среды нормальные спортсмены, нормальные в плане менталитета и адекватности, стараются это все не комментировать. Потому что когда задают нашим легкоатлетам вопрос, что и как, или иностранным легкоатлетам, вот Усэйну Болту, кстати говоря, задавали много раз этот вопрос перед Олимпиадой в Рио, что он думает. Во-первых, он нас поддерживал, огромное ему спасибо. Во-вторых, он говорил: «Знаете что? Наше дело – бегать, прыгать, выступать, бежать на лыжах, кататься на коньках. Наше дело – доказывать свое преимущество именно на спортивной арене, ни в коем случае не комментировать вот эти все глупости». Зачем Мартен без конца вот сейчас предъявляет претензии к Логинову, тем более что он уже свою дисквалификацию закончил.

Это как вот… Мы же начинаем обвинять какие-то власти или кого-то, преступников, которые совершили промашку в жизни, ошиблись где-то, что-то случилось у них. Но они отсидели свой срок, вышли, стали честными людьми, встали на путь исправления, и мы всегда критикуем людей, которые начинают к ним предъявлять претензии. Но здесь зачем? Твое дело бегать, обыгрывая его на лыжне, и все будет хорошо, не надо вообще это комментировать, занимайся своим делом. Вот это мне, конечно, категорически не нравится.

Оксана Галькевич: Очень много звонков и сообщений на портале. Давайте предоставим слово еще Брянской области, Владимир. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ленинградская область, а не Брянская.

Оксана Галькевич: А, Ленинградская, простите.

Константин Чуриков: Нас дезинформировали, Владимир.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Зритель: Да. Я вот хотел задать вопрос ведущим, почему мы всегда не можем признать свои ошибки? Вот они там так, они там так. Ну вы признайте, что да, это было, давайте перестроим, давайте будем делать по-другому. Мы все кого-то: там у них тоже так, американцы такие, эти такие. Зачем это делать? Мы же русские люди, ну сделайте… Да, признали свои ошибки, повернули в другую сторону и идите правильно, идите своим путем. И это не только в спорте, а везде. Надо признать свои ошибки, признайте свои ошибки. Люди ошибаются, надо признать свою ошибку и больше ее не повторять.

Оксана Галькевич: Мы поняли, да. Спасибо.

Константин Чуриков: Владимир, спасибо.

Иоланда Чен: Судя по всему, не очень вы внимательно сейчас смотрели наш эфир, я как раз в начале нашей программы, нашего разговора сказала, что мы как раз признаем свои ошибки, у нас есть, были допущены эти допинговые случаи, мы их полностью признали, именно поэтому сейчас Федерация легкой атлетики все, что происходит в моем любимом виде спорта, мы пытаемся эти ошибки сейчас загладить и идем на сотрудничество, на конструктивный разговор с WADA и делаем все, что от нас требуется, это раз. Мы свои ошибки признаем, вы здесь совершенно неправы.

Константин Чуриков: На каком уровне признаем, Иоланда?

Иоланда Чен: Но если нас обвиняют уже в том, чего мы не делали, то уже извините меня, давайте мы не будем подставлять без конца эту пятую точку по нужному и ненужному поводам. Мы совершенно не собираемся признавать то, чего мы не совершали, вот здесь я категорически против. И опять же еще раз, внимательнее, только что говорила, что у Логинова была дисквалификация, отсидел, вышел… Кстати, у Ани Чичеровой то же самое: была дисквалификация, отбыла, вышла, теперь с честным, абсолютно открытым лицом, с честным именем начинает сначала. Чего тут признавать? Здесь все нормально.

Константин Чуриков: Иоланда, а на каком уровне эти ошибки были признаны в нашей стране? Просто уже что-то забылось, это было какое-то время назад. На уровне министра спорта или нынешнего уже не министра, а вице-премьера? То есть кто-то признавал ошибки?

Иоланда Чен: Нет, кстати говоря, Мутко тоже в свое время об этом говорил, что да, у нас были эти случаи, все спортсмены были наказаны, дисквалифицированы и отстранены, уже отсидели все свои дисквалификации. Кто-то вернулся, кто был несправедливо наказан, это мы видим по лыжным, тот же Саша Легков и так далее, они подавали апелляции, они бились в лозаннских судах, они выторговали на полном серьезе, прошли все эти процедуры, получили право выступать даже раньше времени, то есть им было разрешено выступать, было признано, что они абсолютно нечестно были отстранены от спорта. То есть масса всего этого происходила. Какая короткая память у наших зрителей, это удивительное дело. Я понимаю, что много событий, но все-таки…

Константин Чуриков: У нас сейчас такой каскад событий…

Оксана Галькевич: На самом деле, вы знаете, очень много событий.

Иоланда Чен: Да, но все-таки надо быть конструктивными, надо быть честными в этом плане.

Оксана Галькевич: Давайте еще Тверскую выслушать успеем. Тверская область, Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Коротко, если можно.

Зритель: Иоланда, у меня к вам такой вопрос. Вы говорите, что наезжают на нашу страну, а других не трогают. Я могу вам только сказать одно, что… биатлон, да и многие другие спортсмены ездят на соревнования за свой счет или их спонсируют рекламодатели. То есть наше государство оплачивает это все. Поэтому наехали на страну, а не на спортсменов, понимаете? Вопрос понятен?

Иоланда Чен: Нет, не очень поняла.

Константин Чуриков: Мнение, что спортсмены ни при чем, в общем, это форма выражения отношения к России как к государству.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иоланда Чен: Ну естественно, мы об этом всегда и говорим, что это единственный крючок, за который сейчас можно дергать, это наши спортсмены, к сожалению. Это действительно, мы об этом уже, по-моему, 3-й или 4-й год кричим, что это наезд на страну, и это самое лакомое место спорт, потому что оно беззащитно абсолютно. Если мы во всем другом можем ответить, то здесь, к сожалению, мы должны быть членами вот этой большой международной спортивной жизни, мы не можем здесь как-то ответить серьезно.

Оксана Галькевич: Очень мало времени уже, нам надо подводить итоги голосования. Но вы знаете, у меня такой вопрос. Очень многие телезрители, мнения-то самые разные, говорят о том, что… Вот вы сказали, возвращать на международную арену наших спортсменов. Так, может, отстояться? Они там перебесятся, мы переждем.

Иоланда Чен: Ну спортсмены, мы же тоже об этом… Господи, воз и ныне там, мы об этом говорим все время. У спортсменов слишком короткая жизнь, я об этом кричала перед Олимпиадой 2018-го, когда Петр Олегович говорил, что у нас вечность впереди и мы вообще можем 5, 6, 8, 10 лет не выступать. Спортсмен не может ждать, в Госдуме, может быть, они могут, они вообще какими-то странными категориями там, у них там миллионы, вечности, а мы, знаете, копейками, рублями и годами в спорте живем, к сожалению. Поэтому мы не можем ждать эту вечность, мы должны выступать здесь и сейчас, тем более что это честно.

Оксана Галькевич: Итоги.

Константин Чуриков: Секунду. Можете еще вот коротко ответить, такой философский вопрос из Тамбовской области: «Что дает мировой спорт простому народу?»

Иоланда Чен: Мировой спорт простому народу дает потрясающее зрелище, потрясающую интригу, потрясающее предвкушение и, конечно же, понимание, как, собственно говоря, тоже надо заниматься спортом. Это ужасно интересно, это же классная, интересная игра под названием жизнь и спорт. Ну а как же?

Константин Чуриков: И вот теперь Оксана подводит итоги.

Оксана Галькевич: Итоги, да. Мы спрашивали, интересуют ли вас допинговые скандалы с участием России. Вы знаете, интересуются этим только 13% наших телезрителей, остальные сказали «нет». Может быть, действительно та самая усталость.

Иоланда Чен: Да.

Константин Чуриков: Да и просто жизнь нелегка нынче.

Спасибо. У нас в студии была Иоланда Чен, чемпионка мира по легкой атлетике, заслуженный мастер спорта. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Мы не прощаемся, прямой эфир продолжается, впереди у нас еще интересные темы.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Могут ли нас не пустить на Олимпиаду в Токио?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты