Ипотека не по карману

Ипотека не по карману
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Лазарь Бадалов
доцент департамента мировой экономики и мировых финансов Финансового университета при Правительстве РФ
Константин Ордов
профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова, доктор экономических наук

Ольга Арсланова: Ипотека в России очень дорогая. Для нас это не новость, но вот теперь это наконец отметили в правительстве, такое заявление сделал премьер-министр Михаил Мишустин.

Петр Кузнецов: По его словам, ставки должны опуститься ниже 8%, при этом в среднем ставка по ипотеке в декабре прошлого года составляла 9% годовых.

Ольга Арсланова: Это нереально маленькая ставка все равно.

Петр Кузнецов: «Это бремя даже для семей со средними доходами, которые решаются на заем у банка».

Ольга Арсланова: Но сами заемщики прекрасно знают, что реальная ставка существенно выше, чем эти 9%. Ранее в «Единой России» заявили, что партия тоже будет добиваться снижения ставок по ипотеке. Ранее сообщалось, что ставка по ипотеке в России в течение уже этого, 2020 года, может опуститься ниже исторического для страны минимума, 8,5% годовых.

Как в правительстве собираются снижать ставку по ипотеке, будем выяснять прямо сейчас. Что нас всех ждет? Давайте обсуждать.

Петр Кузнецов: Давайте вместе поприветствуем Константина Ордова, это профессор РЭУ имени Г. В. Плеханова, доктор экономических наук. Константин Васильевич с нами на связи. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Константин Ордов: Да, добрый день.

Ольга Арсланова: Что это за сигналы? Кому эти сигналы от правительства в первую очередь?

Константин Ордов: Да. В отличие от отцов-одиночек, желающих взять ипотеку, нас заметно больше.

Ольга Арсланова: Да-да.

Константин Ордов: И этот вопрос животрепещущий. И надо отдать должное, что последние годы ставка постоянно, перманентно сокращается. Естественно, вопрос все-таки, ниже 8% – абсолютно верная постановка вопроса. Почему потребовал? В принципе мы сами тоже, я думаю, должны потребовать, а вот как раз от правительства и от банков, от Центрального банка в частности, мы ждем ровно достижения этих целей. На сегодняшний день вот мы слышим эти новости о том, что в России инфляция ниже, чем в Америке, мы этим сильно гордимся, но давайте тогда добиваться того, чтобы и ставки были такие же примерно, как в развитых странах.

На сегодняшний день, на мой вкус, мы вполне можем уже требовать все-таки приближения к 6%, и это не только для тех граждан, которые первоначальный взнос за квартиру чуть ли не весь выплатили либо которые на зарплатном проекте у конкретного банка, а ровно именно средняя, доступная для любого обратившегося, без вот этих последних ноу-хау о том, что вы сегодня ипотеку по сути взять с первоначальным взносом меньше 20% не можете, поверьте, в крупных городах никакого материнского капитала на этот первоначальный взнос не хватит. Так что тут у нас с точки зрения доступности ипотеки даже при понижении ставки меньше 8% на сегодня куча-куча сомнений в повышении доступности все-таки для простого человека.

Но опять же мы должны понимать, что банки будут крайне неохотно идти на понижение ставки, так как мы второй год живем с вами в этом переходном периоде для застройщиков, связанном от долевого строительства к эскроу-счетам, финансированию через банки, и банки до конца на сегодняшний день не могут оценить уровень риска. С этим, мне кажется, связано, что несмотря на всю макроэкономику, которая в принципе уже на сегодняшний день дает нам основания рассчитывать на снижение ставки по ипотеке до 6% по сути, она все еще остается ближе к 8,5–9%. Так и на самом деле, если вы обратитесь в банк сегодня, то в случае удовлетворения самым жестким его требованиям вы, может быть, можете рассчитывать при первоначальном взносе, еще разочек, примерно 20%, а то 30% от стоимости квартиры, на эту ставку в районе 8,5% годовых.

Петр Кузнецов: Константин, да, я как раз в принципе об этом хотел... Но в последние годы, я не знаю, какой точно период брать, давайте назовем его «последние годы», все-таки процентные ставки значительно снижаются.

Константин Ордов: Конечно.

Петр Кузнецов: То есть, мне кажется, 3–5 лет назад они под 20% чистых выходили.

Константин Ордов: Ну я бы сказал, от 14% до 16%, как-то так.

Петр Кузнецов: Да.

Константин Ордов: Конечно, какой временной ряд брать. Но это было связано и с высокими инфляционными ожиданиями. Мы помним, ключевая ставка у нас была 17%, а сегодня она существенно ниже, и мы все-таки ожидаем и дальнейшего понижения, и мы видим, что инфляция под контролем, и по сути, я надеюсь, это единственное, что так сильно беспокоило и Центральный банк, и правительство, и поэтому они не предпринимали сколь бы то ни было существенных действий по формированию доступности рынка жилья для тех, кто остро в этом нуждается, может быть, на сегодняшний день не имеет вот этой возможности первоначального взноса, еще чего-то.

За последние год-полтора, к сожалению, доступность немного сократилась несмотря на снижение ставок, то есть тут не стоит впадать в некое заблуждение, что, если будет не 8,5%, а 8%, от этого, собственно, каждый россиянин сможет рассчитывать на получение ипотеки и улучшение собственных жилищных условий. Еще необходимо соблюдение и создание условий параллельно, для того чтобы этот рынок, в том числе строительный как мультипликативный рынок, влияющий на всю экономику в целом и формирующий множество рабочих мест, высокие относительно зарплаты все-таки в этой отрасли, то есть это и для экономики, и для каждого гражданина, и в целом, в общем-то, очень важная задача, амбициозная весьма.

Ольга Арсланова: Константин, иногда банки говорят о том, что на ипотеке не очень зарабатывают, то есть они там где-то на границе маржинальности, соответственно нужно снижать ключевую ставку. Опасно ли это? Если ключевая ставка будет снижаться, это и риск роста инфляции, и так далее.

Константин Ордов: Она будет снижаться. Как только Центральный банк перестанет свои фобии вот так распространять, мне кажется, на все мыслимые и немыслимые проблемы, а будет именно заинтересован как в одном из показателей не только инфляции, которую мы видим... Если ему кажется, что он управляет инфляцией, собственно, тогда он перерегулировал уже и явно заигрался со своими инструментами. Если мы с вами ожидаем все-таки того факта, что банки будут снижать ипотеку, опять же ставки по ипотеке, необходимо, к сожалению, быть готовым к тому, что и ставки по депозитам также могут относительно существенно снизиться. То есть здесь есть различного рода воздействия, нет худа без добра, конечно, но то, что у нас вот банки должны все-таки...

И на сегодняшний день опять же, если мы про банки, то они от ипотечного кредитования испытывают меньше всего неудобств, там практически просрочки нет, то есть она минимальная из любого иного вида потребительского и непотребительского кредитования. Так что это и объясняет, почему маржинальность для этого вида кредитования для банка низкая, но и риски низкие. И по сути я думаю, что банк с точки зрения ипотеки как раз выигрывает от того, что это долгосрочное размещение средств, и тем самым он абсолютно точно убежден в конечной эффективности собственных инвестиций.

Петр Кузнецов: Ну да, и государство выигрывает, потому что ипотека – это экономический рост...

Константин Ордов: Конечно.

Петр Кузнецов: Экономический рост, потому что это строительство жилья. Скажите, пожалуйста, а может ли у нас появиться государственная ипотека с нулевой ставкой или с минимальным каким-то процентом, чтобы все себе позволили, в общем, все обзавелись собственным жильем?

Константин Ордов: Насколько я понимаю, на Дальнем Востоке у нас подобный эксперимент проводится, там льготная субсидируемая ставка по ипотеке. Возможно это или нет... Я вот лично сильно опасаюсь такого подхода, так как с этим будут связаны расходы, чудес не бывает, ничего бесплатного быть не может. Соответственно, если мы подобного рода некие дотации формируем, то, естественно, из другого кармана у нас в этот момент либо повышением налогов, либо еще каким-то путем эти деньги будут изымать.

А если мы говорим про нуждающихся, да, конечно. Если мы с вами говорим вот как раз про молодые семьи с детьми, которые остро нуждаются в улучшении жилищных условий, это оправдано. Если мы с вами говорим про людей, которые имеют деньги, но могут в результате повсеместного и бесконтрольного использования этого инструмента приобретать третью, четвертую квартиру под нулевую ставку, почему вдруг мы с вами должны за это заплатить и им это все профинансировать? Поэтому тут не надо огульных подходов. Например, в Москве программа «Молодая семья» работает, я, больше того, по ней получал в своей молодости квартиру, и это...

Петр Кузнецов: «Я еще получал!»

Константин Ордов: ...и это было очень удобно, из-за ребенка списали квадратные метры. То есть вот они, реальные программы, которые действуют, в которых я сам, например, тоже принимал участие и готов подтвердить, что и ставка была льготная, и вот условия по рождению ребенка и списанию квадратных метров тоже были выполнены, и я работал, для того чтобы обслуживать эту ипотеку, может быть, больше, чем хотелось бы, но это была вынужденная мера, для того чтобы семья жила лучше. Мне кажется, это правильные стимулы, важно только их не попытаться перевести в форму вот какого-то случайного обогащения.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам, спасибо за эту реплику. Это был Константин Ордов.

А мы послушаем наших телезрителей. Максим, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Внимательно слушаем вас.

Зритель: Забайкальский край, Чита.

Петр Кузнецов: Очень приятно.

Зритель: Я плачу ипотеку за однокомнатную квартиру уже 8 лет.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: Я ее брал за 11% по господдержке 8 лет назад. Я хочу сказать, что, конечно, снижение ставки по ипотеке – это хорошо, стимулирует. Но, с другой стороны, за то время, которое я плачу, квадратный метр в Чите подорожал на 20%, я плачу 11%, все равно в ипотеку брать выгоднее.

Ольга Арсланова: А сколько вы уже переплатили или в итоге переплатите, наверное, вот так будет правильнее сказать?

Зритель: Ну, наверное, я брал 1 миллион 600 тысяч, свои добавлял... Наверное, 2 с небольшим я заплачу, где-то так.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Восемь лет, да, вы уже выплачиваете, Максим?

Зритель: Да-да.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, по-прежнему посильно все? То есть не было таких ситуаций, когда вы понимали, что доходы падают, цены растут, и вы понимаете, что на стадии взятия кредита ипотечного вы оценивали все риски, просчитали, что да, потянете, и в какой-то момент, через 5 лет вы понимаете, что уже практически непосильна эта сумма, нет? Все нормально?

Зритель: Да, в общем-то, нет, потому что первые годы я старался платить побольше, снизил платеж.

Петр Кузнецов: Ага, то есть за счет этой подушки. То есть это просто юридически грамотно, называется, подошли, потому что немногие даже вот таким элементарным инструментом обладают. Спасибо вам огромное, Максим.

Ольга Арсланова: А мы продолжаем, и сейчас на связи с нами доцент Департамента мировой экономики и мировых финансов Финансового университета при Правительстве России Лазарь Бадалов. Здравствуйте, Лазарь.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Лазарь Бадалов: Да, добрый день.

Ольга Арсланова: Вот что пишут наши зрители: «Ставка на ипотеку снижена только на бумаге – говорят о том, что 9%, а по факту 10%, а то и 11%, а потом и еще выше». Так сколько же в итоге получает прибыли банк от ипотек? Сколько стоит ипотека сегодня на самом деле?

Лазарь Бадалов: Ну, смотрите, на самом деле для банков стоимость ресурсов достаточно остается высокой. Здесь нужно учитывать, и предыдущий оратор говорил о том, что ключевая ставка снижается, процентные ставки снижаются, а банки вот не очень охотно идут на снижение. Но мы забываем о том, что банки к проценту привлечения средств еще добавляют собственные расходы на привлечение этих средств. А сейчас ситуация на рынке такова, что регуляторные требования для деятельности банков ужесточаются, соответственно это сказывается и на стоимости ресурсов. По оценке банкиров, исполнение разного рода регуляторных требований, что называется, операционные расходы, они достигают 1/3.

Соответственно, к процентам привлечения, это сейчас ставки привлечения в районе 5–6%, надо добавлять еще 1/3, и вот мы будем видеть ту реальную себестоимость денег, по которой, плюс еще небольшая маржа банка, и вот реальная картина, по которой банк может предоставлять деньги в долг. А вот мы как раз и выходим на процентную ставку в районе от 9% до 12%. Собственно говоря, это как бы вполне реально.

Здесь просто нужно понимать ситуацию, что мы вот концентрируемся, зацикливаемся как-то на вопросе, связанном с регулированием процентных ставок через ключевую ставку и так далее. Но мы забываем о том, что этот инструмент не безграничен, его возможности не безграничны, и в текущей ситуации, даже если, предположим какую-то фантастическую историю, что наш Центральный банк в течение какого-то периода времени очень быстро снижает ключевую ставку до уровня 2–3%...

Ольга Арсланова: Да.

Лазарь Бадалов: Ипотека все равно не будет стоить даже 5–6%.

Ольга Арсланова: Почему?

Лазарь Бадалов: Потому что возможности снижения через этот инструмент практически исчерпаны, еще буквально у банков остается лаг примерно 2%, и все, дальше даже при нулевой ключевой ставке ставки по ипотеке будут оставаться более высокими. Почему? Потому что ипотечный кредит долгосрочный, нужно понимать, что даже банк, привлекая средства, предположим, от вкладчика на 3 года, а это крайне редкий случай, люди, как правило, на меньшие сроки размещают деньги, банк размещает эти средства на 10–15–20 лет. То есть у него разрыв в привлечении средств, в сроках привлечения средств, а это сказывается на стоимости. С этой точки зрения ипотечные кредиты получаются на самом деле для банков более рискованными, рискованными с точки зрения именно разрывов в сроках привлечения.

Как эту проблему решают за рубежом? Здесь...

Петр Кузнецов: Да, только давайте ее за 20 секунд попробуем решить.

Лазарь Бадалов: Да, хорошо. Развитие вторичного рынка ипотечного кредитования, проще говоря, рынок ипотечных ценных бумаг. На рынок должны прийти новые деньги, появиться, увеличиться предложение денег. Чем больше предложение, тем ниже стоимость продукта, это, собственно говоря, классическая модель спроса и предложения.

Петр Кузнецов: Супер, спасибо, уложились.

Лазарь Бадалов: Пожалуйста.

Петр Кузнецов: Лазарь Бадалов, мы обсуждали возможное снижение ставки дальше по ипотеке.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо вам. Оставайтесь с нами.

Ольга Арсланова: Мы скоро вернемся.

Петр Кузнецов: В 13:15, после новостей мы вспомним заявление Жана-Поля Готье, прозвучавшее в начале этой недели: шикарные женщины у нас, оказывается, а мужчины некрасивые, так считает модельер. И его коллега Карл Лагерфельд раньше нас тоже назвал просто ужасными. Давайте выяснять, что с нами не так.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски