Ирина Волынец и Сергей Симоненко. Реформа школьного питания: чем и как будут питаться наши дети?

Гости
Ирина Волынец
председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет»
Сергей Симоненко
директор НИИ детского питания филиала ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии», кандидат технических наук, профессор

Петр Кузнецов: Итак, большая тема с 20 до 21 часа – поговорим о школьном питании. Дело в том, что Роспотребнадзор подготовил такие масштабные поправки в СанПиНы…

Ольга Арсланова: …которые уже, конечно, все обсудили, мне кажется, особенно родители, у которых дети-школьники.

Петр Кузнецов: Абсолютно. Мы сейчас посмотрим и все проиллюстрируем, вы поймете, что действительно очень-очень много спорных нюансов по питанию детей не только в школах, но и в детских садах и лагерях, в общем, в общеобразовательных учреждениях.

Ольга Арсланова: Посмотрим.

Петр Кузнецов: Так вот, по новым правилам в школьных столовых будут продавать кислородные коктейли, давайте с этого начнем.

Ольга Арсланова: Издалека.

Петр Кузнецов: Правда, получить стакан лакомства можно будет только по назначению врача-педиатра и только под присмотром школьной медсестры. Еще одно удивительное новшество – запрет на алюминиевые столовые приборы, зато по новым правилам повара смогут при необходимости раскладывать пюре с котлетами в одноразовые тарелки, то есть одноразовые тарелки вроде бы не такие вредные, как алюминиевая посуда.

Ольга Арсланова: Но при этом тарелки должны быть по-настоящему одноразовыми, ведь их использовать повторно нельзя.

Петр Кузнецов: Их действительно должны использовать один раз. Мне кажется, отдельный должен быть контролирующий орган для этого.

Ольга Арсланова: Толщина омлетов и запеканок…

Петр Кузнецов: Самое интересное.

Ольга Арсланова: …по правилам не должна превышать 4 сантиметров, в противном случае, как опасаются санитарные врачи, творог и яйца могут не пропечься. Также чиновники дали кулинарам указания по времени приготовления блюд: сосиски нужно варить минимум 5 минут, яйца 10 минут после закипания, а продать готовые бутерброды в буфете придется максимум за час, а нераспроданные остатки оставлять для учеников следующей смены или тем более на завтра строго запрещается, то есть нельзя будет этого делать.

Петр Кузнецов: То есть выкидывать: не успели реализовать за час – выкидывайте.

Ольга Арсланова: Или ешьте сами.

Петр Кузнецов: Еще Роспотребнадзор рекомендует использовать для детского питания продукты, обогащенными витаминами, микроэлементами, бифидобактериями, а также предусматривается использование исключительно йодированной соли.

Ольга Арсланова: Подробно расписано, из чего должно состоять меню школьников, давайте на него посмотрим. Например, следует в него включать мясо, птицу, молоко, сливочное и растительное масло, хлеб ржаной и пшеничный с каждым приемом пищи; рыбу, яйца, сыр, творог, кисломолочные продукты предлагают добавлять в меню раз в 2-3 дня.

Петр Кузнецов: Вот так вот должен выглядеть стандартный завтрак, обед или ужин для детей в школе. Может быть, и ужин, потому что там еще и по 20 минут теперь будут перемены делать, а это значит лишний час в школе, об этом еще поговорим. Вот нельзя кормить детей и подростков пирожными и тортами, кровяными, ливерными колбасами, заливными блюдами мясными, рыбными, форшмаком из сельди, макаронами по-флотски с рубленым яйцом и фаршем, творогом из непастеризованного молока. Нельзя грибами, консервированными овощами и фруктами, паштетами, блинчиками с мясом и с творогом, жареными во фритюре продуктами. Нельзя детям давать квас, кумыс, газировку (газировку ладно, почему кумыс нельзя?), острые соусы (горчицу, кетчуп и майонез). Под запретом жевательная резинка и леденцовая карамель – все то, что они любят, в общем.

Ольга Арсланова: Список продуктов – это самое интересное и, наверное, больше всего обсуждается сейчас родителями. Список продуктов, которые школьники смогут приносить в школу из дома, будет детализирован, то есть теперь, уважаемые родители, если все это утвердится, мы не сможем на свое усмотрение ребенку что-то собирать, что мы привыкли и что ему нравится. Получается, что принесенное с собой яблоко, булочка или какой-то продукт в рамках специфической диеты дети смогут съесть в то время, которое им удобно, исключительно если…

Петр Кузнецов: По яблоку вроде бы разрешение есть, по таким продуктам.

Ольга Арсланова: Но если продукты, например, скоропортящиеся, насколько уже сейчас известно, его скорее всего проносить запретят, – изымать, может быть, будут, как в аэропорту, у рамок металлоискателя?

Петр Кузнецов: То есть если принесли с собой бутерброд из дома и он съел его, например, в конце учебного дня, а бутерброд уже пролежал в портфеле, тоже интересно, кто несет ответственность.

Ольга Арсланова: Очень много непонятного: как будут за этим следить, какие все-таки правила действительно вступят в силу, возможно ли с общественностью какой-то компромисс найти, с родителями, например, теми же самыми? Об этом обо всем будем с вами говорить – звоните, рассказывайте, как кормят, кстати, вашего ребенка в школе и что вы ему с собой даете.

Петр Кузнецов: Да, давайте запустим голосование: довольны ли вы тем, как кормят вашего ребенка в школе, детском саду, детском лагере, где он у вас учится? – «да» или «нет» на короткий SMS-номер, потом мы подведем итоги в конце беседы, узнаем, довольно большинство наших телезрителей или нет.

Ольга Арсланова: А мы представляем наших гостей. У нас в студии председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет» Ирина Волынец, – здравствуйте, Ирина.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ирина Волынец: Здравствуйте. Вот такие новости у нас интересные.

Ольга Арсланова: Да. Директор НИИ детского питания филиала Федерального исследовательского центра питания и биотехнологий, доктор технических наук, профессор Сергей Симоненко. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Сергей Владимирович, здравствуйте.

Сергей Симоненко: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Как вам вот эта новость? В ней есть что-то здравое? Не кажется ли вам, что даже если что-то здравое и есть, определенные перегибы тоже очевидны, иначе не было бы такого ярого обсуждения, например, в родительской среде?

Сергей Симоненко: Во-первых, это пока проект документа. Потом это не новость, потому что предыдущий СанПиН, уже прошло несколько лет, он требовал дополнений, изменений. То, что вы перечислили, многое из этого перечня было в предыдущем СанПиНе.

Ольга Арсланова: Но вот в детских садах, например, примерно так сейчас и кормят детей.

Сергей Симоненко: Да.

Ольга Арсланова: Но при этом, если ребенок идет в школу или на подготовку в школу, никто не проверяет, что у него там в лотке сейчас, слава богу.

Сергей Симоненко: Я пока не знаю, по крайней мере пока нет никаких ограничений, предложений, это для обсуждения. Безусловно, есть особенность, которая может привести к различным видам отравлений, побочным эффектам. С другой стороны, это аспект социально-экономический, который также надо учитывать, это важная для обсуждения тема, которую мы с вами и обсуждаем.

Петр Кузнецов: Сергей Владимирович, вы сказали, что предыдущий СанПиН требовал изменений.

Сергей Симоненко: Совершенно верно.

Петр Кузнецов: При этом вы сказали, что в предыдущем СанПиНе очень многое из того, что мы перечислили, уже было. А почему он тогда требовал изменений? Поясните, пожалуйста.

Сергей Симоненко: Может быть, я неправильно сказал: дополнений.

Петр Кузнецов: Хорошо, почему «накипело» это все?

Сергей Симоненко: Вот что касается «накипело», я вам объясню. У нас нет ни одного нормативного документа, который бы регламентировал на территории Российской Федерации вопросы, связанные с питанием школьников и дошкольников. Мы давно говорили о том, что нужен был технический регламент, несколько лет назад эта тема поднимался, появился проект технического регламента, так как по закону о техническом регулировании все, что касается продуктов питания, должен быть основополагающий технический регламент, закон, который регламентирует ассортимент, режим, содержание и прочее. Поэтому, так как нет технического регламента, в общем-то, и появился этот документ, который дополняет те особенности, которые изменились за последние годы. К сожалению, не было прописано некоторых требований.

Что касается единых технологических подходов соблюдения технологических требований: вопросы хранения, транспортировки, вопросы санитарии, гигиены были внесены для обсуждения и принятия решений. Тем более что Роспотребнадзор этот документ предложил обсуждать, чтобы в дальнейшем он принял уже тот вид, который устраивал бы и потребителей, родителей и детей, безусловно.

Петр Кузнецов: К этому еще предстоит прийти, да.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о том, что бы устроило родителей, как родители отнеслись к этим возможным поправкам.

Ирина Волынец: Да. Конечно, родители насторожены, они крайне негативно относятся к любым запретам в этой сфере. Предположим, ребенку нельзя есть школьную еду по состоянию здоровья, а бывают случаи, к сожалению, когда родители не в состоянии оплатить школьный обед. И что тогда делать ребенку? А если ему еще оставаться на продленку? На одних яблоках и булочках далеко не уедешь. И тогда родители дают ребенку с собой бутерброд, и если по новым СанПиНам бутерброд можно хранить только в течение часа, то мне лично интересно как маме четверых школьников, каким образом будут контролировать и что будут делать в случае, если у ребенка найдут запрещенный продукт: его будут изымать, конфисковывать? Вообще непонятно, какие будут санкции, которые наказания…

Ольга Арсланова: Ребенок останется голодным в итоге.

Ирина Волынец: Ребенок останется голодным. Очень часто бывает так, что ребенок что-то приносит в школу без ведома родителей, то есть получается, что они недобросовестно будут выполнять свои родительские обязанности, а ребенок-подросток сам решает, что ему есть? Он может принести с собой пиццу, какой-то хот-дог, все что угодно.

Поэтому есть встречное предложение: почему бы нам всех детей абсолютно из семей малоимущих, из семей обеспеченных не кормить в наших школах бесплатно, причем всех одинаково? Нередки случаи, когда есть два стола, дети, которые принесли деньги и едят по одному меню, дети из малообеспеченных, из многодетных семей едят в другом конце столовой по другому меню. Я лично считаю, что это не только неэтично, но это жестоко по отношению к детям. Не все семьи готовы признать, что они малоимущие, именно для того, чтобы потом их детей не третировали, не гнобили как вот таких вот бедных.

Ольга Арсланова: Ирина, а вот это расслоение утверждается в самой школе? То есть школа разрешает разное меню?

Ирина Волынец: Да. Есть такие случаи, к нам обращаются. И конечно же, те же самые, допустим, многодетные семьи: пока у нас нет единого федерального закона о статусе многодетной семьи, регионы поступают по своему усмотрению, у кого на что хватило денег и ума. Где-то детей из многодетных семей кормят по умолчанию бесплатно, где-то дополнительно нужно принести справку о том, что семья является малоимущей. Дети, особенно уже подростки, всячески противятся тому, чтобы кто-то знал, что они из малообеспеченной семьи, поэтому здесь огромное количество проблем.

Если мы введем всеобщее горячее школьное питание бесплатно на территории России, мы избежим огромного количества накала страстей, которые есть сегодня вокруг питания, которое нельзя приносить в школу. Испокон века приносили с собой еду на работу, в школу; гораздо больше массовых отравлений детей в школе именно школьной едой, и мы не так часто слышим о том, что ребенок отравился едой, которую он принес из дома. Естественно, ни одна нормальная мама в случае, если она является адекватной мамой, не даст ребенку что-то с собой, чем он может отравиться.

Ольга Арсланова: Ну ладно, позавчерашнюю котлету, конечно, ему не подсунут.

Петр Кузнецов: Подождите, если мы сейчас говорим…

Ирина Волынец: Конечно, бывает всякое. Если ребенок 6 уроков сидит в школе в тепле, а потом остался на ту же самую продленку, то с котлетой, с куском рыбы, например, если он взял такое с собой, может произойти все что угодно. От всего невозможно… Но так же он может фабричной едой отравиться.

Петр Кузнецов: Понятно, но при этом та дискриминация, о которой мы сейчас начали говорить про вот эти разные столы, будет прослеживаться и в еде, которую приносят из дома, потому что один принес бутерброд с красной икрой, потому что родители могут это позволить, а другой какое-нибудь скромное яблочко.

Ирина Волынец: Ну с красной икрой, конечно, не приносят. Дети, как правило, приносят все примерно одно и то же, они больше всего на свете любят печенье, шоколад. Даже если им родители дают бутерброд, они очень часто их выбрасывают.

Петр Кузнецов: Ну школы разные, за все школы все-таки сложно нам говорить.

Ирина Волынец: Ну просто все дети любят сладкое.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей. Приветствуем Сергея из Москвы, здравствуйте, вы в эфире.

Петр Кузнецов: Сергей, здравствуйте. Что любят ваши дети? Или вы сами в школу еще ходите?

Ольга Арсланова: Сейчас узнаем. Сергей, вы в эфире.

Петр Кузнецов: Вы на связи, Сергей.

Зритель: Алло, это я, что ли?

Ольга Арсланова: Да, это вы.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: У меня внучка, мне 64 года.

Петр Кузнецов: Не угадал.

Зритель: Ну что? Сладкое она любит, конечно, и вообще она… Сложно что-то ей дать, что она не любит. Яблоко она возьмет, еще что-то. Но я считаю, что предыдущая женщина все правильно сказала, что, во-первых, нельзя делать так, чтобы одни дети кушали одно, а другие на конце стола другое. Пускай государство обеспечит полностью бесплатно. И кто за качеством будет смотреть, кто-то должен, это второй вопрос.

Петр Кузнецов: Сергей, а как вы следите за тем, чем питаются ваши внуки в школе? Вы как, спрашиваете, чем их сегодня кормили, или как это происходит? Как вы узнаете, вкусно не вкусно, правильно не правильно?

Зритель: Нет, моя внучка вообще ничем там не питается, абсолютно. Она первый класс, ей 7 лет, она просто там вообще ничего не ест, вот она такая.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Ирина Волынец: Так же трудно, маленький ребенок весь день без еды.

Зритель: Она худенькая, маленькая, ничего не хочет, поэтому мне сложно сказать.

Петр Кузнецов: А вы считаете, что это нормально?

Зритель: Нормально что? Что она ничего не кушает? Я считаю, что нет. Но она возьмет яблоко из дома, ей достаточно.

Ольга Арсланова: Лучше так, чем в столовке.

Ирина Волынец: А в столовую школьную она вообще не ходит, да? Ей там не нравится, как готовят?

Зритель: Нет.

Ирина Волынец: Сергей, а у вас готовят в школе, или в школу привозят с пищевого комбината? Потому что у нас сейчас очень часто в городах, особенно в крупных, готовят централизованно на весь город на одном пищевом комбинате и потом оттуда развозят по школам, разогревают эту еду…

Петр Кузнецов: Я думаю, Сергей этим не интересуется, потому что на внучку это не распространяется.

Зритель: Нет, извините, я не знаю, но это Москва, Южное Чертаново.

Ирина Волынец: Очень большая вероятность, что так и происходит. Эта еда бывает действительно невкусной, которую готовят в одном месте.

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо.

Вот что нам пишут зрители. «Кормят неплохо, но не всех: родители не платят, ребенок голодный», – это то, о чем вы говорили. «Кормлю своих внуков только домашней пищей, никаких сосисок, обогащенных йогуртов, непонятных бутербродов. Не позволю им питаться столовской едой, приготовленной чужими руками из неизвестно какого качества продуктов».

У нас очень многие зрители возмущены готовящимися поправками, потому что действительно не доверяют пище, которую готовят в школе или привозят откуда-то. Можно вообще в целом этой еде доверять? Потому что регулярно в новостях проходят сообщения об отравлениях массовых действительно. Вот это недоверие можно считать оправданным?

Сергей Симоненко: Вы знаете, я бы так сказал. Дело в том, что продукты школьного питания, продукты детского питания – это продукты специализированного назначения. Чаще в последнее время попадают продукты общего назначения. И я хочу вам сказать, что те продукты, которые прошли госрегистрацию, продукты школьного и дошкольного питания должны пройти обязательную регистрацию, они по своим показателям качества и безопасности намного выше тех традиционных, обычных продуктов. Поэтому менее вероятно, что можно получить какие-то негативные последствия от потребления специализированных продуктов по сравнению с обычными продуктами. Поэтому можно и дома приобрести, но мы вот…

Вы сейчас коснулись темы, у нас сейчас большое количество… Наши дети большое количество употребляют сахара, соли, а в традиционных продуктах это не ограничено, трансжиров. Это бесконтрольно. Я хочу подчеркнуть, что благодаря СанПиНу, той нормативной базе, которая есть, по крайней мере удалось сохранить, что в детское питание по крайней мере не вводятся те ингредиенты ни синтетического происхождения, а только натурального происхождения.

Другое дело, что наблюдаются вопросы фальсификации, недоброкачественных производителей и многих особенностей, которые требуют тоже контроля, где тоже опять-таки происходят на различном уровне региональном изменения. Вот я тут слышал, что меню как-то у нас может быть отдельно и так далее. Вот я вам могу сказать, что мы занимаем разработкой меню, для многих регионов разрабатывали. При разработке меню учитываем региональные особенности, условия обучения; мы создаем ассортимент и те продукты, которые могли бы для детей, допустим, с повышенной физической нагрузкой, с повышенной умственной нагрузкой, как мы делали для интерната МГУ с повышенными нагрузками или в Московской области интерната Бужарово для одаренных детей. Поэтому сейчас…

Ирина Волынец: Одаренных детей как-то кормят по-другому, чем обычных?

Сергей Симоненко: Нет, одаренных детей я подразумевал детей с определенными способностями в определенных таких…

Ирина Волынец: Нет, у них какое-то отдельное меню? Просто мне очень интересно.

Сергей Симоненко: Да. Дело в том, что существует режим определенный, надо при создании меню учитывать, какая нагрузка все-таки. Вот кто-то сказал, что можно через определенное время кормить, – нет, есть режим, который нужно постоянно соблюдать, и родителям… Родители многие не знают о том, что должен быть режим, 3-4 часа ребенок должен обязательно покушать. А что он ест? Родители ему и не говорят, что нужно соблюдать режим…

Петр Кузнецов: Но есть еще проблема в том, что многие родители не успевают покормить завтраками своего ребенка, потому что дай бог успеть его собрать в школу и отвести.

Сергей Симоненко: Согласен.

Петр Кузнецов: А получается, что обед, не знаю, после третьего урока, да? Получается, он полдня в школе проводит, вообще ничего не поев.

Ирина Волынец: Ну во всех школах по-разному, а на утро ставят самые сложные предметы, такие как математика, русский…

Петр Кузнецов: Физкультура бывает первым уроком даже.

Сергей Симоненко: Видите, разные регионы, везде условия, к сожалению, получаются… По разным регионам большое отличие в питании городских детей и в сельской местности, это тоже серьезно.

Ирина Волынец: Надо еще говорить о том, что на территории России существенно отличается стоимость школьного обеда, в разы.

Сергей Симоненко: Безусловно.

Ирина Волынец: Если сравнивать, например, Москву и Санкт-Петербург, то это почти 200 рублей, но мы округляем; есть регионы, где эта сумма составляет меньше 50 рублей. То есть понятно, что здесь учитывается региональная компонента, что стоимость продуктов отличается, но все-таки я думаю, что такой огромный разброс по стране – это слишком.

Петр Кузнецов: Давайте мы к ценообразованию еще обязательно вернемся. Сейчас посмотрим материал о массовых отравлениях в школьных столовых. Речь пойдет о Екатеринбурге.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, а кто у нас в отдельной конкретной школе сейчас может поменять меню, повлиять на это? Кто это решает?

Сергей Симоненко: Школа может поменять.

Петр Кузнецов: Родительский комитет может?

Сергей Симоненко: Нет, в школе есть руководство школы, есть родительский комитет, который взаимодействует с руководством школы; если ответственный за питание в школе.

Петр Кузнецов: Они садятся за круглый стол и решают полностью менять рацион…

Сергей Симоненко: Они садятся за круглый стол… В принципе рацион может поменять каждая школа.

Ирина Волынец: Нет, как правило, родители, конечно, не участвуют в обсуждении меню…

Петр Кузнецов: Выбрать нового поставщика, например.

Ирина Волынец: …и в выборе поставщика, потому что до тех пор, пока поставщики будут выбираться по принципу «кто дешевле предоставил товар, того и берут», до этого…

Ольга Арсланова: А сейчас такой принцип?

Ирина Волынец: А сейчас такой принцип, да, без учета качества, без учета каких-то других особенностей: тот, кто дал самую низкую цену, тот и проходит этот конкурс. До тех пор, пока мы будем экономить на питании наших детей, будут такие случаи, как мы рассматривали сейчас, – не только массовые отравления, но и продукты, допустим, с заменителями молочного жира, с пальмовым маслом. Естественно, что в документах может быть указано все что нужно, но при этом содержание, состав этих продуктов будет оставлять желать лучшего. И пока у нас будут повторяться такие случаи, когда тот поставщик, который уже проштрафился, поставляет и поставляет свою продукцию на огромные суммы, потому что в этом явно кто-то заинтересован, до тех пор наши дети будут под угрозой, их жизнь и здоровье. Я считаю, что это недопустимо.

Петр Кузнецов: Мы в рамках подготовки к этой теме изучили и зарубежный опыт, например. Выяснили, что в Италии совсем, сравнительно недавно родители отсудили право для своих детей назначать питание по своему усмотрению.

Ирина Волынец: Это прекрасная инициатива.

Петр Кузнецов: То есть и завтраки, и обеды, не знаю, может быть, во вторую смену…

Ирина Волынец: Я думаю, что нам в наших школах нужно перенять этот опыт.

Петр Кузнецов: Это правильно, что решают прежде всего родители, они будут составлять?

Ирина Волынец: Конечно. Тем более, пока еще родители платят свои деньги, даже когда – а я надеюсь, что это светлое время наступит, когда за нас будут оплачивать питание полностью, – в любом случае родители имеют право участвовать в составлении школьного меню особенно с учетом заболеваний. У нас огромное количество аллергиков, детей с глютеновой, лактозной непереносимостью; есть дети-вегетарианцы… Я против того, чтобы дети были вегетарианцами, но все-таки кто-то уже в подростковом возрасте сознательно переходит на такое меню, эти дети тоже должны иметь право на свой выбор. Конечно же, этот вопрос должен решаться с участием родителей в том числе.

Петр Кузнецов: А получится это сделать централизованно, но при этом вот так индивидуально?

Ирина Волынец: Ну конечно, невозможно подстроиться под каждого ребенка, у нас не хватит никаких мощностей, на каждого ребенка невозможно выделить ресурсов, невозможно выделить индивидуального повара, у нас пока еще нет таких условий, может быть, и не надо. Но выбрать меню для диабетика, для ребенка, который не переносит какие-то продукты, вполне можно. Даже из тех блюд, которые готовятся для всех, можно каким-то образом скомпоновать то, что можно каждому ребенку.

Кстати, вот у меня большой вопрос по использованию йодированной соли: многие дети используют йод, едят йод, потому что дают родители в виде биодобавки либо в виде витаминов, это лекарственное средство, и здесь надо очень внимательно следить, чтобы не было передозировки. Также нельзя уповать на йодированную соль, потому что при тепловой обработке пищи йод улетучивается, это тоже нужно понимать и внимательно следить за его содержанием в крови, потому что его недостаточно почти на всей территории России.

Петр Кузнецов: С нами на связи Челябинск и Артем. Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да-да, вы в эфире, Артем, говорите.

Зритель: Здравствуйте. Наконец-то до вас дозвонился, очень часто смотрю вашу программу.

Ольга Арсланова: Мы рады.

Зритель: Вот появилась возможность выразить свое мнение. Недоволен я таким нововведением, считаю, что это нововведение неправильное, это лично мое мнение.

Петр Кузнецов: Там много всего. Что вам кажется самым странным?

Зритель: Самым-самым, наверное, явным для меня кажется вот это нововведение, что запрещают родителям регулировать питание своего ребенка, пока он находится в школе. Никто кроме родителей не знает особенностей своего ребенка, что ему там полезнее кушать, что ему надо кушать, что ему не надо кушать. А школа, вот это общественное питание лишает родителей этой возможности.

Петр Кузнецов: Хотя Роспотребнадзор говорит, что ни в коем случае не будут ущемлены права родителей и детей уж тем более.

Зритель: Ну почему тогда, например, родители, мама приготовила из хороших продуктов хороший завтрак или обед для своего ребенка, почему он не может прийти в школу и покушать правильное, полезное питание, а должен кушать обед из продуктов, приготовленных не самым лучшим образом, не из самых хороших продуктов?

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Получается, что Роспотребнадзор как бы заявляет, что априори то, что родители дают с собой, скорее всего, более низкого качества, чем то, что готовится централизованно в школах. Довольно спорное утверждение.

Сергей Симоненко: Ну здесь утверждения пока не наблюдается…

Ольга Арсланова: То есть давайте Роспотребнадзор придет ко мне домой и посмотрим, чем я дома кормлю своего ребенка…

Ирина Волынец: Проверит срок годности продуктов. Выражается такое недоверие изначально родителям.

Ольга Арсланова: Недостаточно белка, недостаточно…

Ирина Волынец: Вообще всегда мамы…

Петр Кузнецов: Тут еще есть, я так понял, юридическая составляющая, потому что бутерброд, принесенный из дома на территорию школы, ребенок…

Ольга Арсланова: Это чья ответственность?

Петр Кузнецов: Соответственно, ребенок этот бутерброд употребляет уже в конце учебного дня, травится им, потому что он уже залежался, и это уже ответственность школы, потому что он был съеден на территории школы. Я думаю, что в этом есть подстраховочный…

Ирина Волынец: Нет, ну как это? Всю жизнь бутерброд не залеживался в течение всего школьного дня, испокон века, а тут он вдруг залежался.

Сергей Симоненко: Я думаю, что одна из причин… Вот до этого вы коснулись подготовки, составления меню. Меню может подготовить и неквалифицированный специалист на сегодняшний день.

Ольга Арсланова: Да.

Сергей Симоненко: И поэтому складывается чаще всего предпочтение, тот, кто составляет меню, выделение тех продуктов, которые выгодны, им отдается предпочтение, тем, кто будут, так скажем, представлять эти продукты. Если меню составляется квалифицированными специалистами, это меню можно сделать и вегетарианским… Вот у нас есть аналоги, мы делаем и вегетарианские, и для детей-аллергиков, с пониженной аллергенностью. Мы знаем, где производятся эти продукты. К сожалению, тот, кто формирует, берет стандартный набор, который есть, потому что молоко тоже бывает разное, сметана тоже разная, содержание, состав тоже разный. Понимаете, самое главное, что нарушается принцип: продукт школьного питания – это специализированный продукт, который должен быть зарегистрирован, эти продукты должны регулироваться, они должны учитываться при подготовке. Чаще всего это нарушается.

Ирина Волынец: Вот, кстати, в Казани есть положительный опыт, когда школьные столовые, кстати, на те же самые примерно деньги, которые выделяются на питание, готовят бургеры, пиццу, но правильные, из правильных продуктов, из хорошего мяса, их хорошего хлеба. Потому что тот же самый бутерброд, к которому мы привыкли с детства, – это тот же самый бургер: это мясо либо сыр, хлеб. Дети с удовольствием идут в эту столовую, которую в школе назвали кафе, причем она оборудована тоже соответствующим образом в стиле модного кафе. Например, вот так решается эта проблема, что дети с удовольствием идут, кушают, все это свежее, горячее, все добровольны, и родители, и дети, и учителя.

Ольга Арсланова: Вот что пишут наши зрители. «Рюкзаки детские видели? Вот еще там обеда с завтраком не хватало», – это правда, мне кажется, об этом можно целый час отдельно говорить. «Обычная столовская гречка с паровой котлетой куда полезнее пиццы с газировкой, которые дети из дома в портфелях приносят и едят каждую перемену», – пишет зритель из Нижегородской области. И вот из Омска: «В Омске отвратительно кормят в школах, дети жалуются на еду, на самочувствие после сосисок третьего сорта». «Это правда про разные меню для многодетных и обычных детей», – пишут наши телезрители.

Ирина Волынец: Сосиски вообще, мне кажется, нужно в школе запретить, потому что неизвестно, что там. И когда недобросовестный поставщик поставляет эту продукцию, из кого сделаны эти сосиски, когда и как, огромный вопрос. Если хотя бы кусок мяса можно разрезать и посмотреть, что это мясо, то с сосисками отдельный разговор. Мы их давно сами не едим и никому не рекомендуем сосиски.

Сергей Симоненко: В мясе тоже можно антибиотики найти, это тоже дело относительное. Если продукт детского питания зарегистрирован, а производитель достаточно известный, редко когда нарушаются какие-то технологические особенности. Чаще всего… Вы говорите о тех спектрах фальсификации, которые мы постоянно наблюдаем и с поставщиками, и с продуктами.

Ольга Арсланова: Послушаем Татьяну из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Вот вы сейчас обсуждаете. А вы в курсе, что, например, у меня ребенок учится в 10 классе, так как у нас с питанием не все правильно, я за питанием ее слежу. И вы знаете, от 14.01.19 пришло от Роспотребнадзора официальное письмо, что мы запрещаем порционное масло сливочное, во вторые блюда (картошка, пюре) идет теперь только растительное масло, гречка с растительным маслом. Даже вплоть до того, что творожную запеканку тоже хотят запретить. Как вы считаете, это нормально? И после того растительное масло настолько стало полезно, что его заменили сливочным маслом?

Петр Кузнецов: А куда это пришло, Татьяна? Вы сказали, пришло распоряжение – это куда, в вашу школу пришло, к вам домой?

Зритель: И не в одну мою, весь запад. Пришло официально в школы из Роспотребнадзора.

Петр Кузнецов: Понятно.

Зритель: Не к нам домой, это пришло в школы, западные школы, где учится мой ребенок. Это официально, я сама лично в глаза это письмо читала, я видела, что да, непосредственно с тем, что мы запрещаем порционное сливочное масло… Я вам могу даже…

Петр Кузнецов: Мы верим, про дом была просто попытка пошутить. Скажите, пожалуйста, вы сказали, что несмотря на то, что это Москва, вы недовольны питанием в вашей школе. Расскажите, пожалуйста, что там не так?

Зритель: Нет, я не то что в нашей школе недовольна, я вообще недовольна выбором сливочного на растительное масло.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: А, вот этим как раз распоряжением.

Зритель: Это раз. Вы знаете, у нас идут иногда вегетарианские борщи…

Петр Кузнецов: В школе?

Зритель: …которые дополнялись сметаной, потому что дети должны кушать… Сметану исключили из питания детей, из рациона убрали.

Ольга Арсланова: Первый раз слышу о том, что…

Петр Кузнецов: Потому что вегетарианцам сметану нельзя.

Ирина Волынец: Смотря какие вегетарианцы, бывают вегетарианцы, которым можно молочные продукты.

Петр Кузнецов: Это какой медицинский штат должен быть?

Ирина Волынец: Вообще надо аккуратнее с детьми-вегетарианцами, потому что детям нужно расти, им нужен белок животный.

Сергей Симоненко: Совершенно верно. Для развития клеточной массы необходим в первую очередь животный белок.

Ирина Волынец: Вот вырастут, потом пусть сами выбирают.

Сергей Симоненко: Поэтому без животного белка, тем более если масло, витамин А, это один из основных поставщиков. То есть в определенных рамочных мерках это необходимо.

Ольга Арсланова: А скажите, пожалуйста, после введения этих новых поправок не вырастет ли цена обедов? Потому что требования растут.

Сергей Симоненко: Во-первых, Роспотребнадзор, насколько я знаю, ценовую политику не определяет.

Ольга Арсланова: Но если качество должно быть лучше?

Сергей Симоненко: Ценовую политику определяют регионы, в каждом регионе определяется минимум, по которому, так сказать, определяется уже тот рацион, который будет реализовываться. Это региональные бюджеты.

Ольга Арсланова: А вот интересно было бы послушать родителей школьников, насколько для них дорого питание ребенка в школе, – позвоните, расскажите. Потому что мне кажется, что собрать домашнюю еду в целом будет дешевле, чем каждый день кормить ребенка в школе, скажем так, среднего еще качества едой.

Ирина Волынец: Вот у меня, например, четверо школьников. Тут нужно учитывать, что даже вкусная, домашняя пища, когда она стала холодной, уже не такая замечательная, как если мы ее дома разогрели на плите или в микроволновке.

Ольга Арсланова: Микроволновку в школе поставить можно, чтобы дети разогревали свои обеды там?

Ирина Волынец: Ну вот тоже это такой вопрос… Если будет запрещено приносить с собой скоропортящиеся продукты, которые нужно хранить в холодильнике, то по идее эту пищу должны не разогревать в микроволновке повара и сотрудники кухни, а изымать у детей. Мне вообще интересно, кто будет за этим следить…

Ольга Арсланова: Холодильник поставить, хорошо. Я не знаю, неужели…

Ирина Волынец: За наличием у детей продуктов, которые они принесли из дома, и что будет с теми продуктами, которые вдруг были найдены?

Ольга Арсланова: Слушайте, а правда, может быть, я сейчас какую-то фантастическую идею высказываю, но вот хорошо, школьник особенно в средних классах, в старших классах, это уже практически взрослый человек, который сам отвечает за свою еду, извините.

Ирина Волынец: Он сам даже может дома приготовить еду.

Сергей Симоненко: Он ее считается…

Ольга Арсланова: Вот как происходит в рабочих коллективах? Стоит холодильник, люди пришли, свои обеды туда поставили, пришло время поесть, достали, разогрели. Почему школьник не может этого сделать сам?

Ирина Волынец: Я думаю, что пока эта идея нереализуема, – представляете, какие должны быть размеры у холодильников, где они должны стоять? Все приходят, складывают свою еду; кто будет контролировать, чтобы кто-то не съел чужую еду? Здесь все достаточно сложно.

Петр Кузнецов: Это да.

Ольга Арсланова: Почему не позволить школьникам как-то саморегулироваться?

Ирина Волынец: Почему не позволить школьникам вкусную еду и бесплатно ее предоставлять нашим детям? Это, мне кажется, перспектива как раз более реальная. Мне кажется, что у нас достаточно богатая страна, в которой должно хватить мощи, для того чтобы накормить наших детей вкусной, здоровой пище не по самой минимальной цене, которую нам дали поставщики, а так, чтобы это было не в ущерб качеству.

Петр Кузнецов: Давайте еще послушаем Веру из Москвы, она школьный повар. Вера, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вера, подождите. Вот, значит, смотрите, я читаю по новым правилам: поварам придется строго следить, чтобы в банках со сметаной и пачках творога не оставались ложки и лопатки; сосиски надо варить минимум 5 минут, яйца 10 минут после закипания, а толщина омлетов и запеканок по правилам не должна превышать 4 сантиметра.

Ольга Арсланова: Вера наверняка уже все это знает.

Ирина Волынец: Кто это будет все измерять? Это вообще непонятно.

Ольга Арсланова: Прокомментируйте, пожалуйста.

Зритель: На глаз можно определить, какая толщина запеканки.

Ирина Волынец: А вот будут линейкой измерять и наказывать на 50 тысяч, если будет 4.5 сантиметра толщина запеканки.

Зритель: Я прямо на глаз определяла, я 40 лет отработала, 40 лет. Вот сейчас я на заслуженном отпуске, на пенсии, а так я бы еще работала.

Петр Кузнецов: Мы вам верим. Трудностей вы здесь не видите? Вера, скажите, пожалуйста, как сейчас кормят в школах?

Ирина Волынец: А то, что бутерброды через час надо выбрасывать? Вот это как вообще? Кто будет за это платить?

Ольга Арсланова: Давайте Веру послушаем. Вера, извините.

Зритель: Да. Я смотрю сейчас вашу передачу и болезненно отношусь, почему в школе так плохо готовят, что все это выбрасывается. Оно не должно выбрасываться, оно съедаться должно. У меня что первое блюдо, что второе блюдо, даже родители приходили ко мне и спрашивали, как я готовлю, почему дома ребенок не кушает, там и кашу варили, как это, почему родительскую кашу не едят дома, почему мою едят, почему мое пюре очень вкусное? Как вы готовите? Прямо интересовались, как мы готовим, вот как интересно.

Петр Кузнецов: Интересно. А еще интересно, куда уходит то, что осталось в конце дня.

Зритель: Я считаю, надо все съедать.

Петр Кузнецов: Нет, а вот во время вашей работы в школе куда девалась лишняя еда?

Зритель: Когда я работала, у меня ребенок вылижет прямо языком тарелку.

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Видите, как.

Ирина Волынец: Вера, а сколько в вашей школе было детей?

Зритель: 500 учащихся.

Ирина Волынец: То есть это немаленькая школа, это достаточно большая школа. Если бы у нас все повара были такими, как вы, то мы бы вообще сегодня не сидели и не обсуждали эту проблему, так что большое спасибо за то, что вы вкусно готовили для детей, от всей души.

Зритель: Да. Я бы хотела, чтобы повара так готовили. Вы понимаете, какое дело? Ко мне проверяющие приходили и говорили: «Ой, надо же, как вы… Как вы салат порезали! Надо же, какая нарезка! Ой, как же вы так все успеваете делать?» Оказывается, надо с душой, с душой!

Ирина Волынец: Да, и проверяющие все тарелки облизывали. Спасибо вам большое, Вера.

Ольга Арсланова: Во всех общеобразовательных школах в Костроме вошло в практику, например, приглашать родителей на дегустацию меню. Сегодня они оценивали питание в столовых на так называемых контрольных для поваров как раз.

Петр Кузнецов: С 2005 года в костромских школах отказались от централизованного комбината питания и поэтому кормят учеников самостоятельно. Разумеется, рацион утверждается в Роспотребнадзоре, от этого не уйти, в департаменте образования и прочих необходимых структурах. Родители могут в любое время прийти и попробовать обеды и завтраки своих детей, а затем внести предложения по замене некоторых продуктов или добавлению новых. Меню каждый день разное, школьники в целом довольны, думаю, и родители тоже.

Ирина Волынец: А как родители проходят в школу? Родителям запрещено сегодня в школе быть.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем, как комментируют.

Матвей Громов: Конечно, мама всегда у меня лучше готовит, но в школе тоже очень вкусное все. Я бы добавил, наверное, больше мясных блюд, потому что у нас очень мало мяса, а я люблю мяско.

Ирина Курчина: Мне показалось, что это очень вкусно, это очень домашняя еда. Я не нашла, допустим, каких-то ноток полуфабрикатов, такого нет. Да, действительно я считаю, что для моего ребенка это самое лучшее, питательное; это завтраки и обеды, которые необходимы ему на протяжении всего дня.

Ольга Арсланова: Продукты школа тоже закупает самостоятельно у проверенных костромских производителей. Стоимость завтраков и обедов примерно 2 тысячи рублей в месяц, для школьников из многодетных и малоимущих семей, а также для детей-инвалидов питание льготное и стоит в 2 раза меньше.

Ирина Волынец: Да, вот у нас нет единой системы. Где-то в 2 раза дешевле льготникам, где-то бесплатно полностью, а где-то нужно еще подтвердить, что ты малоимущая семья.

Петр Кузнецов: Это как определяется, например, сколько платят родители, а сколько из городской казны?

Ирина Волынец: Ну, допустим, есть регионы, где полностью питание бесплатно для детей из многодетных семей. Где-то многодетная семья должна быть еще малоимущей…

Петр Кузнецов: Это решение властей?

Ирина Волынец: Да, это решение… Кому насколько хватает денег и кто в приоритете находится.

Сергей Симоненко: Регионы определяют категории льготников, и в этой категории льготников составляется перечень детей, которые обеспечиваются бесплатным в зависимости опять же от финансовых возможностей или завтраком, или обедом.

Ольга Арсланова: Очень многие родители недовольны какими-то позициями в меню. Например, нам звонили, говорили о том, что сливочное масло должно быть вместо растительного. Вот здесь пишут, что «в нашей школе в салат, первое и второе кладут маринованные огурцы несколько дней подряд, такое впечатление, что нужно реализовывать вагон огурцов». «Все холодное, дети это не едят». Если есть претензии у ребенка и у родителей, куда можно пожаловаться? Можно как-то исправить ситуацию?

Сергей Симоненко: Первая и, наверное, самая главная все-таки причина, что квалификация специалистов, которые работают, очень низкая. Раньше где-то это была традиционная специальность, где передавалось по наследству, мама, папа, бабушка работали, как-то это почетно было. Сейчас в основном работают временные люди, естественно, без подготовки, без…

Петр Кузнецов: Это вы о каких сотрудниках?

Сергей Симоненко: Я говорю о сотрудниках, которые занимаются вопросами питания в школах. Раньше, допустим, сотрудник столовой относился как сотрудник школы, сейчас они уже как арендаторы, понимаете?

Ирина Волынец: Тем более если сейчас готовят централизованно, то сотрудникам в школе нужно только разогреть эту еду.

Сергей Симоненко: Другая система, они уже как люди, работающие в системе поставщиков и реализации. Вот это, мне кажется, важный аспект: где-то не хватает и медсестре, не хватает диетологов. Это на сегодняшний день просто необходимо, процент заболеваемости детей настолько прогрессирует. То, что вы сказали, низкоаллергенные, болезни желудочно-кишечного тракта – это сейчас настолько активно развивается… Как решать? Это можно только с созданием условий непосредственно при производстве и реализации этим квалифицированным персоналом, который, безусловно, под руководством руководителей школ и родительских опять же советов: без них и без контроля с их стороны я думаю, что сложно будет решать эти задачи.

Петр Кузнецов: Еще один звонок у нас из Смоленска. Добрый вечер, Светлана.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Светлана, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер всем. Я бы вот хотела сказать: о каком питании идет речь, если во многих школах убраны кухни? То есть все питание привозное. Как может манная каша привезтись и быть нормальной? Это одно. И во-вторых, я вот задавала вопрос детям, булочками свежими пахнет у них в школе или нет. Они на меня так смотрят: «Нет».

Ольга Арсланова: Каждый вспомнил свою школу.

Зритель: Понимаете, у нас саму кухню убрали из школ. Привозное питание уже о многом говорит.

Петр Кузнецов: В лотках, да.

Ольга Арсланова: Привозное питание может быть качественным, скажите, пожалуйста?

Сергей Симоненко: Может быть, почему…

Ирина Волынец: Я категорически против того, чтобы привозили готовую еду…

Петр Кузнецов: Секунду, по очереди.

Сергей Симоненко: Нехороший термин «привозное» – это продукты промышленного производства.

Ольга Арсланова: Да, совершенно верно.

Сергей Симоненко: Продукция промышленного производства вполне может быть высокого качества. И самое главное, на большом производстве…

Ирина Волынец: Сразу после приготовления она может быть хорошего качества, но после того как ее привезли, разморозили и снова подают детям, теряются органолептические свойства продукта, его пищевая ценность, об этом знают все диетологи.

Сергей Симоненко: Необходимо соблюдать технологические процессы от приготовления до реализации.

Ирина Волынец: Еда, разогретая дважды, не является полезной.

Сергей Симоненко: Безусловно, никто не говорит о том, что надо размораживать и дважды разогревать. Необходимо соблюдать регламенты и эти регламенты контролировать. Должны, есть у нас органы Роспотребнадзора, Главная инспекция по качеству, которые должны этим делом конкретно заниматься.

Ирина Волынец: Самые главные наши инспекторы по качеству – это дети, которые отказываются есть ту еду, которую приготовили на больших комбинатах, привезли и разогрели, потому что это невкусно. Поэтому приходится приносить с собой из дома домашнюю еду либо покупать конфеты, шоколад на переменах, в итоге мы получаем такие результаты.

Ольга Арсланова: Давайте узнаем, что думают родители. Наши корреспонденты у них спрашивали, как кормят детей в школах. Послушаем.

ОПРОС

Ольга Арсланова: А вот нам тут написали: «Камчатка, кормят плохо, отвратительно, еда холодная и очень дорого».

Ирина Волынец: На Камчатке все очень дорого, там вообще продукты дорогие.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, какие поправки действительно были бы полезны и приятны родителям и школьникам, и чтобы не слишком дорого это стоило?

Сергей Симоненко: Ну полезны… Понимаете, какие бы поправки ни были, в конечном итоге будет зависеть, как работают люди на местах, как осуществляется вот этот технологический процесс, как осуществляются закупки, как формируется ассортимент. Еще раз подчеркну: можно таким образом сформировать ассортимент и меню, что оно будет традиционным, обычным, неполезным. А что такое полезное? – это в первую очередь здоровое питание, которое необходимо по обеспечению развивающегося организма белками, жирами, углеводами, необходимыми витаминами и минералами. Поэтому необходимость… Я в начале сказал, что документ, который выходит, есть документ, который нужен для того, чтобы в дальнейшем этот же документ развивать, вносить коррективы…

Петр Кузнецов: Главное с участием родителей.

Сергей Симоненко: Безусловно. Я вот, знаете, интересно, как-то проводил мероприятие через Департамент образования города Москвы для родительских комментариев и для ответственных по питанию в школах. Те, которые отвечают за школу, формально пришли и послушали; родители сидели неограниченное количество времени и слушали, слушали внимательно. Безусловно, без родителей это невозможно.

И я знаете еще что хотел бы подчеркнуть?

Ольга Арсланова: У нас мало времени.

Петр Кузнецов: Очень коротко, у нас еще итоги.

Сергей Симоненко: Надо детей… Есть неплохой зарубежный опыт: надо детей с раннего возраста приучать и учить.

Петр Кузнецов: Ирина, в трех предложениях сможете?

Ирина Волынец: Да. Нельзя экономить на школьном питании. Я считаю, что государство должно не СанПиНы менять, а повышать стоимость школьного обеда, кормить детей за счет государства, потому что дети – это наше будущее, а питание является важнейшей составляющей здоровья и вообще судьбы нашего будущего поколения.

Петр Кузнецов: Итоги подводим, у нас они очень спорными получились. Спрашивали, довольны ли вы, как кормят ваших детей в школах и детских садах: «да» 51%, «нет» 49%.

Ольга Арсланова: Примерно пополам.

Петр Кузнецов: Отличное предложение одного из наших телезрителей сделать питание в школах просто новым, отдельным нацпроектом. Давайте на этом и закончим.

Ирина Волынец: Хороший вариант, кстати.

Петр Кузнецов: Ирина Волынец, председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет», и Сергей Симоненко, директор НИИ детского питания филиала Федерального исследовательского центра питания и биотехнологий, доктор технических наук, профессор. Спасибо вам за участие в программе.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Сергей Симоненко: Спасибо вам большое за приглашение и принятое участие.

Ирина Волынец: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тема дня

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты