Исключить кофе и энергетики, а пить травяные чаи – такой совет дал психиатр, чтобы не нервничать в самоизоляции

Исключить кофе и энергетики, а пить травяные чаи – такой совет дал психиатр, чтобы не нервничать в самоизоляции | Программы | ОТР

стресс, нервы, кофе, травяной чай, самоизоляция

2020-04-10T20:17:00+03:00
Исключить кофе и энергетики, а пить травяные чаи – такой совет дал психиатр, чтобы не нервничать в самоизоляции
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Михаил Черныш
первый заместитель директора федерального научно- исследовательского социологического центра РАН, доктор социологических наук

Анастасия Сорокина: Если не поможет самоизоляция, я попробую самоликвидацию. Такая, казалось бы, безобидная ошибка. Но многие россияне отмечают, что сегодняшние реалии жизни негативно сказываются на их нервах. Борьба с коронавирусом в одних вселяет панику, в других – раздражение. Люди боятся за свое здоровье и не только шарахаются в сторону от тех, кто ходит без масок и не соблюдает дистанцию, но и проявляют разного рода агрессию. Весна – вообще время, когда душевное равновесие и без того весьма уязвимо, но в этом году испытание для наших нервов оказалось особенно серьезным.

Александр Денисов: Да. ВЦИОМ провел опрос. Опрос показал хорошие результаты. Более половины россиян положительно оценивают свою жизнь, свой быт в условиях самоизоляции. Негативно только четверть опрошенных. Что еще рассказывают? Что пользуются услугами психологов наши сограждане, как ни странно. Вырос спрос на услуги психологов.

Анастасия Сорокина: По итогам другого исследования, самоизоляция стала испытанием на прочность для многих пар. 14% заявили, что чаще стали ссориться. 12% начинают припоминать друг другу старые обиды. А вот 5% хотят развестись, как только загсы начнут работу.

Но есть и положительные моменты. Около четверти рады тому, что стали больше времени проводить вместе.

Александр Денисов: Да. И поговорим на эту тему с нашими экспертами. Звоните также вы. Подключайтесь, рассказывайте, как переживаете эти времена. На связи с нами Михаил Черныш, первый заместитель директора Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН, доктор социологических наук. Михаил Федорович.

Михаил Черныш: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Александр Денисов: Михаил Федорович, как-то был у нас священник в студии, мы обсуждали ту же самую тему – самоизоляцию. И он говорит – не нужно страдать и прочее, а попытаться ответить себе на вопрос «для чего мне дано это время?» Вы для себя как ответили на этот вопрос? Для чего оно вам дано? Вот такое…

Михаил Черныш: Вообще-то говоря, для нас как раз никакой проблемы нет, для тех, кто занимается наукой. У нас как раз появилось время почитать книги, заняться какими-то научными проблемами. То, что было отложено, наконец получило должную толику внимания. Одним словом, есть, чем заняться. Для нас это не проблема.

Анастасия Сорокина: А какие вы видите в этой ситуации проблемы для людей? С тем, что они оказались в таком заточении. Что действительно просто этот ритм жизни, в котором мы постоянно находимся (дорога, работа, нагрузка), он сменился и организм испытывает стресс, или все-таки это ситуация, связанная с тем, что очень много информации, которая так или иначе на нас влияет, и она связана с болезнями, с проблемами, с такими очень грустными событиями.

Михаил Черныш: Вы знаете, здесь нет какого-то одного фактора. Здесь работают вместе сразу несколько факторов. Во-первых, то, о чем вы сказали – информационное пространство сейчас насыщено новостями о вирусе, новостями о болезни, о смертях. И это, конечно, много людей побуждает размышлять о тех вещах, о которых они обычно никогда не думают. Быть более тревожными, чем обычно. А второе – это сами условия, в которых люди пребывают. Они сейчас пребывают в условиях стесненных. Их перемещения ограничены.

И, кроме того, нарушен привычный ритм жизни. И многие вынуждены находиться в более тесном социальном пространстве, чем обычно. То есть 24 часа в сутки с людьми, даже близкими – это может быть немалым испытанием для людей.

Александр Денисов: Михаил Федорович, а как вы думаете, может быть, мы после этого станем терпимее? Постоянно же сталкиваемся с какими-то неприятностями. Пошел в магазин – кто-то орет «не подходи близко». Один раз можно грубо отреагировать, но на второй-третий раз думаешь: «Все понятно. Человек раздражен». Так воспитывается в нас терпимость. Мы понимаем: «Да, люди нервничают». Может быть, это наоборот плюс?

Михаил Черныш: Знаете, здесь вы разделяете точку зрения священника, который был у вас в студии, который сказал, что все это нам дано для того, чтобы мы пережили это испытание и стали сильнее. Конечно, какая-то часть людей будет воспитывать себя и будет стараться обдумывать все то, что с ними происходит. Но, я думаю, большинство людей не будет этого делать. Они просто ждут, когда это все закончится.

Анастасия Сорокина: По вашему мнению, что побудит… Часто вспоминаем великих наших писателей, поэтов, которые из-за изоляции, из-за такого режима ограничения пространства создавали, творили. Сейчас в каком направлении пойдет творчество? Какая, может быть, волна появится в обществе?

Михаил Черныш: Я не думаю, что немедленно мы увидим какие-то продукты, которые станут отражением того, что сейчас происходит в обществе. Все-таки нужен определенный лаг, определенная пауза, прежде чем общество и творческая интеллигенция осмыслит все, что происходит сейчас. Но мы знаем с вами, что Пушкин написал несколько замечательных, гениальных произведений, именно находясь в изоляции.

Правда, эта изоляция была относительная. Мы с вами понимаем. Он находился в имении, где все-таки можно было свободно передвигаться.

Александр Денисов: Да, выехать только нельзя было.

Михаил Черныш: Да, выехать нельзя было. Но имение довольно обширное и расположенное на природе. Все-таки там была некоторая свобода перемещений. Можно было выйти на крыльцо и можно было пообщаться со слугами. И это было, конечно, преимущество.

Александр Денисов: Вы знаете, Пушкин вообще нам много рецептов оставил. Он же был невыездной, за границу не мог уехать. Все мечтал. И он нам дал рецепт, как быть, куда отправляться отдыхать: «В глуши степей вдали Италии своей». Тоже дал нам ответ.

Михаил Черныш: Конечно.

Анастасия Сорокина: Сейчас мы дадим слово зрителю из Архангельской области. На связи Александр. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, Александр. Мы вас слушаем.

Зритель: Александр, ведущий, мы с вами разговаривали недели три назад. Я звонил по поводу Лыковых еще.

Александр Денисов: Да, было, да.

Зритель: Так вот, они на самоизоляции были 50 лет почти.

Александр Денисов: Да, пока к ним не стали приезжать. Вот они тогда стали болеть. Да, мы с вами говорили.

Зритель: Да. Я хотел сказать, что блокада Ленинграда 3 года была на изоляции, и в каких условиях – вы сами знаете. Люди жили в голоде и холоде. Так что тут потерпеть. С телевизором, с компьютером, с телефонами, сытыми можно потерпеть.

Александр Денисов: Абсолютно верно. Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Михаил, многие зрители сейчас нам пишут о том, что самоизоляция – это возможность заняться тем, о чем долго мечтал, но не хватало на это времени. Какие у вас есть свои, может быть, какие-то профессиональные советы, как с пользой провести время, которое сейчас не ограничено в плане работы?

Михаил Черныш: Здесь советы, прямо скажем, достаточно банальные. Занять себя чем-то таким, что тебя развивает. Чем-то таким, что дает тебе удовлетворение. Тем более, что обстоятельства позволяют это делать. Все-таки не нарушена связь, есть интернет. Можно подобрать себе какое-то занятие, которое приносит удовольствие и которое одновременно является развивающим. И это, конечно, снимает до определенной степени тот стресс, который испытывают люди, находясь в изоляции.

Александр Денисов: Спасибо вам большое. На связи был Михаил Черныш, доктор социологических наук. А сейчас у нас есть интересный материал. Наши корреспонденты спросили в разных городах России прохожих, раздражают ли их те люди, которые не носят маску и нарушают дистанцию. Давайте послушаем и продолжим обсуждение.

ОПРОС

Александр Денисов: Тюменец очень веселый, конечно. Ни во что не верит, но все с собой носит. Пока мы смотрели, наш редактор Александр говорит: «А что ж ты свою историю не рассказал?» Раз мы с вами накоротке, рассказываю. Захожу в магазин. И навстречу мне попадается мужчина, который кричит: «Отходи, не подходи!» Я вначале даже не понял, что с ним творится, что он хочет. Видимо, боялся, что какие-то микробы с меня на него попадут.

Анастасия Сорокина: Кстати, каждый день пишут сообщение, спрашивают, почему мы так близко сидим и не соблюдаем дистанцию.

Александр Денисов: Если мы сядем в разных концах, вы нас не увидите. А потом было продолжение. Я подошел к продавщице пробивать воду, что-то еще я купил. Она говорит: «Каждый день такие истории. Вот каждый день попадается обязательно товарищ, который кричит на всех остальных».

Как тут реагировать одному и другому?

Анастасия Сорокина: На связи Александр Федорович, психиатр. Александр Михайлович, добрый вечер.

Александр Денисов: Александр Михайлович, рады вас видеть. Давайте успокоим и тех, и других – и кто кричит, и на кого кричат. Как поступать?

Александр Федорович: Я думаю, что в этой ситуации нужно поступать очень просто. То есть, иными словами, каждый для себя решает этот вопрос – носить маску, перчатки. Я тут на днях видел господина вообще в противогазе и так далее. Соблюдать дистанцию и прочее. Насколько мне моя тревога, моя мнительность позволяет или не позволяет поступать тем или иным образом. Наверное, да. Прошу понять меня правильно. Это не есть призыв гражданского неповиновения ни в коем случае. Но, тем не менее, когда кто-то третий пытается навязать мне какую-то доктрину без особых на то оснований, у меня это вызывает определенные сомнения. То есть если я надеваю маску, то почему я не могу подойти ближе? Если я стою на дистанции, почему я не могу стоять без маски? И в этих противоречиях на самом деле скрывается очень много непростого, такого, что само по себе уже сеет панику в наших гражданах.

Анастасия Сорокина: Александр Михайлович, мы назвали тему «На нервах». Весна – вообще в принципе время, когда обостряются, оголяются наши нервы. Что делать? Пока можно ходить в аптеку, что там можно купить для успокоения? Или как вообще наладить свой распорядок дня, чтобы все-таки хотя бы как-то себе помочь в такое непростое время?

Александр Федорович: Наладить распорядок дня – это один из ключевых моментов, который касается именно соблюдения правил общежития на самом деле. Стрессогенность среды колоссальная. Поэтому распорядок дня, особенно если он согласован, особенно если в семье более двух человек, особенно если эти люди разнопоколенные, разных возрастов, то вопрос договоренности занимает прямо ключевую позицию.

Что касается похода в аптеку, насколько мне известно из разговоров со специалистами, никакой специфической терапии именно против Covid-19 нету.

Анастасия Сорокина: Я про стресс, про нервы. Даже не столько про вирус. Понятно, что за этим мы все следим.

Александр Федорович: Речь идет о чем? О том, что нужно укреплять иммунитет. Речь идет о том, что если у человека какие-то хронические заболевания, то их надо лечить. А что касается нервов, то я бы здесь рекомендовал, во-первых, категорически избежать всех психоактивных веществ стимулирующего свойства, то есть таких, как кофе, энергетики и так далее. И, наверное, отдать предпочтение веществам растительного происхождения успокоительного спектра. Например, успокоительным чаям. Из этого можно состряпать целую церемонию. Это приятно, вкусно, и в этой ситуации будет довольно полезно, потому что успокоить периферическую нервную систему – это в высшей степени важно, потому что если есть волнение, то мы в принципе никак не можем воспринимать информацию рационально.

Анастасия Сорокина: Очень многие советуют сменить обстановку, когда она какая-то стрессовая, выйти на улицу, погулять, подышать свежим воздухом. Сейчас такая ситуация, что нельзя этого сделать. Вот это как-то можно заменить чем-то?

Александр Федорович: Тут уже упомянутые вещества растительного происхождения – их всего четыре: валериана, пустырник, боярышник, пион. Вещества обладают антистрессовой активностью. Конечно, не настолько мощной, насколько обладают нейролептики, но тем не менее.

Что касается прогулок на свежем воздухе, то это не совсем так, потому что на самом деле стресс снимает не прогулка, а физическая нагрузка. Поэтому, если есть возможность открыть, например, окна у себя дома и отдать предпочтение именно какой-то физической реальной настоящей нагрузке, то она как раз будет обладать антистрессогенным действием.

Александр Денисов: Александр Михайлович, зрители хотят у вас совета спросить. Ирина из Москвы у нас на связи.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте, Ирина.

Анастасия Сорокина: Ирина, мы вас слушаем.

Зритель: Да, здравствуйте. Я хочу сказать, что я полностью поддерживаю. Самое главное – ощущения человека. Вот вы говорили о распорядке дня. Я встаю утром, составляю себе… Мне 63 года. Я давно на пенсии. И также активности мало. Но, конечно, на улицу хочется, это все прекрасно. Но можно так организовать день. Я, например, занимаюсь английским языком каждый день. Полиглот. Танцую под музыку. Делаю зарядку. Хожу в магазины и соблюдаю дистанцию. Даже если вижу – человек идет мне навстречу, перехожу на другую сторону улицы.

Просто это какие-то вынужденные меры, но, я думаю, они предохранят меня. Захожу в магазин: если он переполненный, я пройду в магазин, который на расстоянии 30 метров. Я считаю, что эти меры вполне оправданы. Меня очень успокаивает разговор с моей соседкой. С одной стороны, я ее поддерживаю. Она старше меня намного. И после ее разговора я вселяю в нее веру, я ей объясняю некоторые фейки, которые ей звонят бабулечки, говорят, что распыляют с самолета что-то. Я ей объясняю. После разговора со мной она просто счастлива. Благодарит меня и говорит, что я вселяю… И она в меня тоже вселяет. Я говорю: «Марья Прохоровна (моя соседка, привет ей), закончится все – мы выйдем и будем с тобой гулять. И все будет хорошо. Держитесь, люди».

Александр Денисов: Ирин, а вот у многих руки дошли до дел, которые все откладывали, теперь время появилось. Кто-то холодильник помыл, нашлось время. У вас какие несделанные дела? Пришло время для них.

Зритель: Ой, столько тряпок выбросила ненужных. Начала заниматься вязанием, разбираю хорошие интересные узоры. В основном занимаюсь английским – перевожу песни Beatles. Мне 63 года.

Александр Денисов: Хорошо, что вы про вязание сказали. Молодым зрительницам посоветуем. Сейчас никто ни вязать, ни шить не умеет. Потому что, смотрите, масок нет, никому в голову не приходит взять да сшить. Очевидно же.

Зритель: Элементарно. Даже из косыночек, из каких-то там… Сейчас у меня есть… Это элементарно делать – из косыночек, из простыней, марлю в шесть слоев заложить складочками. Ее можно отпарить, ее можно продезинфицировать, постирать, выгладить, над паром подержать. Это же многоразовая будет.

Александр Денисов: Да, совершенно верно. Спасибо вам за интересный рассказ. Молодые красавицы могли бы этим и заняться в свободное время и не скучать.

Анастасия Сорокина: Саш, с тобой хотят поспорить. Как раз с Красноярского края пишут, что «на самоизоляции связала три свитера сыновьям, отремонтировала все книги в библиотеке, прочитала два романа, освоила кучу новых рецептов, и времени вообще не хватает».

Александр Денисов: Настя, там, наверное, подписано, молодая красавица или нет. Я тогда буду спорить.

Анастасия Сорокина: Дополните, пожалуйста, свой ответ. Давайте сразу звонок выслушаем из Нижегородской области. Андрей на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я по поводу чем заняться во время самоизоляции. Пусть каждый вспомнит, что он читал в школе, в детстве, возьмет любимую книгу и прочитает ее по новой, а потом еще мы можем за это время превратиться… Россия – самая читающая нация.

Александр Денисов: Правильно, Андрей. А станем самой перечитывающей, если следовать вашей логике.

Зритель: Нет, но много книг еще других написано. Не только те, которые мы читали в детстве, например, а еще если перечитаем, много написано других произведений.

Анастасия Сорокина: Андрей, хочется спросить. Вы сейчас что читаете?

Зритель: «Незнайку на Луне».

Александр Денисов: Андрей, очень интересный выбор, конечно. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Очевидно, что перечитывает. Александр Михайлович, кстати говоря, есть ли какие-то рецепты на подготовку… Сейчас вы столкнулись со всеми проблемами своими, со своими близкими, с какими-то трудностями, от которых убегали в суете рабочих дней. Вот сейчас нет никаких у нас поблажек, даже очень много смешных роликов, как родители столкнулись наконец лоб в лоб с детьми, и уже не скажешь: «Знаешь, мне пора на работу». Надо сидеть и заниматься. Вот какие профессиональные, психологические рецепты можно дать себе, когда ты понимаешь, что ты вдруг оказался немножечко не в той реальности, в которой ты жил? Как использовать это время, чтобы себя немножко перезапустить?

Александр Федорович: Ситуация в высшей степени сложная, ровно потому что поменялись графики у всех людей, у всех жителей какой-то конкретной квартиры. И перечитать книжки, и посмотреть фильмы, и так далее может себе позволить тот, у кого есть такая возможность. Понимаете? Человек живет один или, например, в паре, и у них площадь и пространство позволяют каждому получить какое-то интимное пространство. Тогда да. А вот если есть дети, а тем более дети разновозрастные, то это проблема очень серьезная, которую решить вот так запросто, перечитывая книжки, не представляется возможным. Взаимодействие с детьми – крайне сложная ситуация. И в ней нужно искать выход исключительно в поддержке родных и близких. Потому что очень часто, я знаю, люди селятся рядом. Например, родители и дети. И тогда можно, например, внуков отправить к бабушке, если бабушка не переживает какую-то тревожную ситуацию. У меня, например, родители категорически против того, чтобы я к ним приехал. Они полны опасений, которые почерпнули из средств массовой информации.

Александр Денисов: Спасибо большое, Александр Михайлович.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)