Исторический облик города: как его сохранить и приумножить

Исторический облик города: как его сохранить и приумножить | Программы | ОТР

исторический облик города, строительство, архитектура

2020-08-11T14:36:00+03:00
Исторический облик города: как его сохранить и приумножить
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Рим Бикмаев
Руководитель городского центра «Арт-Квадрат» г. Уфа
Петр Мирошник
координатор Общественного движения «Архнадзор»

Иван Гостев: В России хотят сохранить исторический облик всех городов и поселений. Минстрой разработал законопроект, который предполагает целый свод правил при строительстве любых новых зданий. Застройщиков обяжут соблюдать требования, в том числе к цвету фасада, размеру окон и высоте потолков. Сейчас нормы распространяются только на охраняемые объекты.

Дарья Шулик: Ведь когда речь заходит о городах, важно не только, сколько построено, но и как. Порой здания могут в буквальном смысле изуродовать не только облик населенного пункта, но и жизнь самих горожан. Будем ли мы теперь жить в городах с гармоничной застройкой? И не подорожает ли строительство в связи с новыми требованиями? Узнаем у наших экспертов.

А вы позвоните и расскажите. В вашем городе удается сохранить гармонию между историческим наследием и новостроем? Или у вас есть вопросы к архитекторам, как у героев сюжета нашего корреспондента Анны Тарубаровой? Давайте посмотрим, а потом обсудим.

СЮЖЕТ

Дарья Шулик: «Кукуруза» прижилась. Но не во всех городах эти «кукурузы» приживаются.

Иван Гостев: Но, к сожалению, во многих они строятся.

Дарья Шулик: И жителям не нравятся, да.

Иван Гостев: Уважаемые зрители, как в вашем регионе, в вашем городе с такими «кукурузинами»? Пожалуйста, позвоните и расскажите, напишите нам.

Дарья Шулик: Нравится ли вам, как выглядят ваши города?

Иван Гостев: А мы продолжим нашу беседу с Петром Мирошником, координатором общественного движения «Архнадзор». Петр Александрович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Петр Мирошник: Здравствуйте.

Иван Гостев: Петр Александрович, у нас есть как бы два такие полюса. С одной стороны – люди, которые хотят сохранить неизменным исторический облик города. С другой стороны – те, кто говорит: «Мы не хотим жить в музее. Мы хотим жить в городе, который развивается». Как, с одной стороны, сохранить историю, традиции, культурный облик города, а с другой стороны, сделать так, чтобы и город был современным, и инфраструктура развивалась? Как эту золотую середину найти?

Петр Мирошник: Во-первых, развивать инфраструктуру на территории нашей огромной страны есть где. А исторические города занимают какие-то доли процента, их территория занимает доли процента от территории страны и считаные проценты от территорий самих городов. Сохранных исторических центров у нас довольно мало.

В общем, тут рассуждать можно, с одной стороны, с точки зрения буквы закона, который конституционной обязанностью вменяет сохранение культурного наследия и каждому гражданину, и государству. А с другой стороны, вопрос эстетический, о котором и был сюжет. На самом деле это вопрос далекий от закона, потому что закон устанавливает четкие рамки, и вопрос об эстетике снимается сразу. Потому что все разговоры о колористических паспортах памятников или не памятников, а просто зданий на исторических улицах – все это очень четко прописано, и тут не обо что ломать копья.

Дарья Шулик: Тут еще, наверное, такой вопрос… Не знаю, можно ли так сказать: вкусовщина. Вот поставили эту «золотую кукурузу», как мы сейчас смотрели, – и кто-то очень доволен, считает, что очень даже красиво. А люди, может, более старшего возраста скажут: «Да нет, не нужна такая «кукуруза» в городе».

Иван Гостев: Каким образом определить все-таки – надо или не надо?

Дарья Шулик: Как? Это же жителям должно нравиться, правильно? Им же жить в этих городах.

Петр Мирошник: Есть достаточно общее мнение о том, что архитектурный стиль в современной архитектуре отсутствует уже 50 лет, после возникновения модернизма. Ничего нового придумано не было. Кстати, есть достаточно устойчивый термин «лужковская архитектура», которая по всей стране, и не только по нашей стране. Все вот это – не вопрос эстетики, а вопрос отсутствия, в том числе и у архитекторов, понимания, куда нам двигаться.

Да, в такие периоды принято возвращаться к проверенным средствам. Неоклассика, как известно, несколькими волнами возвращалась как универсальный архитектурный язык. В принципе, это вариант. Хотя опять же многие, в том числе и я, считают, что абсолютно нелепо сейчас нынешними и архитектурными, и строительными технологиями пытаться строить классическую архитектуру. Вот это все в современных материалах и в современном исполнении выглядит совершенно не так, как та же неоклассика начала XX века.

Дарья Шулик: В смысле? Из современных материалов нельзя построить здание в классическом стиле, как раньше строили? Или что?

Петр Мирошник: Слишком много вопросов и противоречий возникает при современных материалах, при современных технологиях проектирования, при современных строительных нормах и так далее. Ну, это уже частные вопросы. Неоклассика получается, когда используется кирпич, когда архитектор рисует рукой и так далее.

Иван Гостев: Ну, это уже такие более общие вопросы.

Давайте послушаем, что нам хотят сказать наши телезрители, вместе с вами. Елена из Казани к нам дозвонилась.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Елена.

Иван Гостев: Елена, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Иван Гостев: Вы довольны застройкой в вашем городе?

Зритель: Ну да. Я живу в Казани. У нас власти, естественно, все предусматривают. Если инвестор какой-то «заходит» в город и предлагает высокоэтажные, многоэтажные здания, то правительство сразу все рассматривает и сразу «зарубает». Только малоэтажные. Сохранение облика города, естественно. Казанский кремль, все эти старинные усадьбы. Все у нас есть. Стараются. Ну, есть, конечно, несколько зданий. Я не знаю, как они проскочили.

Дарья Шулик: Они в центре, эти несколько зданий, да? В историческом центре?

Зритель: Да. У нас есть учебное заведение КГТУ, и там у нас такой треугольный дом стоит. Очень много было по нему вопросов, но вроде как оставили.

Иван Гостев: Елена, у вас замечательный, совершенно необычный дворец бракосочетаний «Казан». Я слышал, что хоть он построен, в общем, довольно недавно, люди очень довольны, считают, что он отлично вписался в городской ансамбль.

Зритель: Да. Он вообще… Конечно, крутое очень здание, очень, вписалось отлично.

Дарья Шулик: Яркий пример, что современная архитектура может понравиться жителям. Спасибо, Елена.

Давайте послушаем, к нам еще дозвонился Вадим из Рязани. Вадим, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Дарья Шулик: Как у вас обстоят дела с архитектурой? Нравится все в городе или нет?

Зритель: В общем-то, как и во всей стране, наверное.

Дарья Шулик: Ну, у всех по-разному. Видите, из Казани позвонили и вполне даже довольны историческим центром.

Иван Гостев: Кому-то нравится, а кому-то – нет.

Дарья Шулик: А у вас как?

Зритель: У нас очень много исторических мест. И знаменитых людей проживало очень много и в Рязани, и в области. Но дело в том, что, может быть, я согласен, денег нет на реконструкцию и прочее. А то, что не сохраняется, старые дома – это очень плохо.

Иван Гостев: Вадим, а в каком состоянии у вас исторические здания?

Зритель: Вы знаете, не все, конечно, но в основном в плачевном. Я понимаю, что нельзя уделять столько на это средств, но все-таки есенинские места. И меценатов у нас раньше много было. А сейчас все деньги идут только на строительство новых домов – все выше и выше.

Дарья Шулик: Спасибо, Вадим.

Ну а мы возвращаемся к Петру Александровичу. Петр Александрович, вы слышали, да? Все-таки жители городов радуют за то, чтобы все-таки была красивая историческая застройка, старинная, скажем так, ну, в классическом русле. Вот не хотят новострой. И говорят о том, что все-таки отреставрировать исторические здания порой гораздо дороже, нежели построить эти… Опять возвращаюсь к «золотой кукурузе», которую мы видели в сюжете. Действительно, порой из стекла и бетона что-то возвести гораздо быстрее и легче, чем отреставрировать то, что уже есть.

Петр Мирошник: Безусловно, быстрее и легче. Но тут вопрос на самом деле о статусе исторического поселения, которого несколько лет назад были лишены практически все исторические города в стране. У нас город Москва не имеет статуса исторического поселения. Хотя понятно, что не вся Москва в пределах МКАДа и Новой Москвы, а только исторический центр должен получить такой статус. То же самое относится к десяткам городов. Поэтому, да, естественно, наверное, это ключевой вопрос – придание этого статуса.

А дальше, естественно, включается здоровый механизм сохранения и реставрации того, что находится в границах исторического поселения. Но поскольку при отсутствии этого статуса режим строительства определяется градрегламентами и постановлениями местной администрации, понятно, что любой инвестор, который, как кто-то говорил выше, «заходит» с предложением, имеет большие шансы построить и «кукурузину», и любой другой фрукт.

Иван Гостев: Петр Александрович, вот какой вопрос. Я бы хотел напомнить, что у нас генпланы, возможно, ждут изменения – появятся территории неопределенного функционала, которые будут отданы на откуп местной администрации, и она сможет решать, что там строить.

Вот представьте, такая ситуация. Семья с детьми купила квартиру в надежде, что будет тихонечко так прогуливаться по аллее без шума, без людей, без машин, без газов. И вдруг строят торговый центр, где, соответственно, парковка, всякие винные рестораны. И жизнь превращается, в общем, в такой шумный ад. Как вы считаете, как можно защититься от подобной ситуации?

Петр Мирошник: Никак. Это происходит в Москве и в других городах прямо сейчас. Никак нельзя защититься. К сожалению, так работает экономика в нашей стране, да и в других странах тоже.

Дарья Шулик: А вот эти изменения, которые в Минстрое предлагают, возможно, помогут как-то в этом направлении? Все-таки девелоперов же будут обязывать к фасаду, к форме. Рядом, например, с красивыми жилыми домами уже какую-то огромную стекляшку, возможно, не поставят. Или все-таки нет?

Петр Мирошник: Вы знаете, тут на самом деле есть еще один разрез – это местное самоуправление. В Москве, например, постоянно проходят со скандалом и криком слушания по тому или иному новому строительству или сносу чего-то старого. В принципе, конечно, муниципалитет, который ближе всего к жителям, должен принимать градостроительные решения – муниципальное собрание в Москве, например. Ну а какие-то более глобальные вещи могут решаться на уровне городской администрации.

Иван Гостев: Спасибо большое, Петр Александрович.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Гостев: Спасибо большое.

Давайте послушаем мнение еще одного эксперта. Рим Бикмаев, руководитель городского центра «Арт-квадрат», из Уфы.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Рим.

Иван Гостев: Рим Рифгатович, здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, о вашем «Арт-квадрате», потому что земля слухами полнится. Говорят, вы замечательно сохранили там, с одной стороны, культурный облик, а с другой стороны, как-то очень хорошо оживили этот квартал. Как вам это удалось?

Рим Бикмаев: Во-первых, у нас так совпало, что в одних руках оказалось довольно-таки большое количество объектов, в том числе памятников архитектуры. Получается так, что силами частного инвестора при содействии республики и города у нас получился такой проект.

Дарья Шулик: А затратное вообще это мероприятие? Потому что чуть ранее мы говорили, что сохранить порой какое-то историческое здание гораздо дороже и сложнее, нежели построить быстренько стекло, бетон – и все готово.

Рим Бикмаев: Однозначно дороже реставрировать историческое здание. Сложнее с точки зрения взаимодействия с пожарными, согласования, экспертиз больше. Но на нашей практике пока мы видим, что это окупается.

Иван Гостев: А как вы смогли реновировать ваш проект? Как-то обошлись малой кровью, да?

Рим Бикмаев: Что?

Иван Гостев: Каким образом вы осуществили реновацию вашего проекта? Удалось обойтись малой кровью? Или это были такие значительные все-таки затраты?

Рим Бикмаев: Здесь довольно-таки значительные затраты в нашем проекте. Пока мы еще не вышли на полный объем работы, то есть у нас еще не все помещения запущены.

Иван Гостев: Понятно. То есть еще ждут изменения.

А вот какой вопрос. Пишут нам телезрители из Москвы: «Когда-то Эйфелеву башню требовали снести как уродство, называли гвоздем». Как вы считаете, Рим Рифгатович, действительно, может быть, это такой естественный процесс, что сначала жители не очень довольны какой-то новинкой архитектурной, а потом привыкают к ней – и она становится символом города? Вспомнить, например, тот же самый Эмпайр-стейт-билдинг – сначала не хотели покупать офисы в этом здании, а теперь карточка визитная Нью-Йорка.

Рим Бикмаев: Ну, я согласен, что на вкус и цвет товарищей нет. Одному нравится, а другому – нет.

Есть другое мнение, что однозначно нужно сохранять те здания, которые были построены 100 и более лет назад. То есть их же потом уже не вернешь, не восстановишь. Вот это пока наша позиция.

А то, что мы рядом с этими зданиями историческими ставим строения из контейнеров… То есть мы считаем, что мы таким образом делаем место интересным. И наш подход – это не просто реставрация ради реставрации, а это именно проектом предусмотренная реставрация и приспособление к современным видам использования. Мы открываем здания для бизнесов, которые нужны сегодня. Таким образом, появляется финансирование для того, чтобы отреставрировать это здание хорошо, а не так, как делают обычно: поштукатурил, подмазали – и вроде как пойдет.

Дарья Шулик: Ну смотрите, из Ульяновской области нам написали: «У старых городов не предназначена инфраструктура для городов-миллионников. Только строительство новых городов в современном стиле с дорогами для большого количества автомобилей, стоянки и все остальное сопутствующее». Эти старые исторические застройки уже не отвечают потребностям, скажем так, современных городов и тому количеству людей, которые в них живут, количеству машин, безусловно. Вот такое мнение. Как относитесь к этому?

Рим Бикмаев: Ну, согласен. Сразу возникают проблемы и с парковками, и с пожарными нормами, как я уже до этого сказал. Потому что нормативы меняются, а с точки зрения исторического памятника… Вот эвакуационный выход надо расширить, а с точки зрения сохранения, наоборот, ничего трогать нельзя. Ну и много таких вопросов.

Дарья Шулик: Из Самарской области написали: «Большинство построенных новых домов не выдерживают и года – начинают трескаться стены, отваливается штукатурка и прочие беды». Мы немножко ранее говорили, что современные строительные материалы…

Иван Гостев: Качество строительства, действительно.

Ну хорошо, а как вы считаете, насколько уместен тренд вертикального строительства? Понятно, что земля дорогая, дешевле построить какую-нибудь, как мы уже говорили, «кукурузу», многоэтажку, здание двадцатиэтажное, чем построить несколько пятиэтажных домов. Как вы считаете, насколько уместно вверх расти?

Рим Бикмаев: Я считаю, что всему есть мест. Например, Москва-Сити, построили несколько небоскребов – и это довольно-таки хорошо смотрится. Есть такие же истории в Лондоне и в других городах.

Иван Гостев: То есть все индивидуально. Спасибо большое, Рим Рифгатович.

Как раз давайте прочитаем несколько сообщений. Из Москвы пишут насчет как раз Москвы-Сити: «Я коренная москвичка. Мою любимую благородную патриархальную Москву уничтожают. Все европейские страны трепетно относятся, а у нас, к сожалению, корежат, навязывая жителям цветные картонные многоэтажки и унылую Москву-Сити». Вот такое мнение.

Дарья Шулик: Посмотри, какое интересное сообщение из Астраханской области: «Новострой должен эстетически радовать людей много лет, ведь красота спасет мир. И рождаемость повысится. И пить станут меньше».

Иван Гостев: Слушайте, наверное, действительно. Так и есть в какой-то степени.

Дарья Шулик: Решить проблему могут красивые города. И рождаемость…

Иван Гостев: Ведь приятно же, когда встаешь, просыпаешься утром, открываешь окно, а там – красота! Да?

Мы переходим к следующей теме. А прямо сейчас – «Несерьезные новости».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)