«Арктика - это мощный экономические пояс развития России»

«Арктика - это мощный экономические пояс развития России»
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Александр Воротников
эксперт Проектного офиса развития Арктики по государственно-частному партнёрству

Арктика: планы и угрозы. Подводим итоги Арктического форума. Наши цели, кадры, вложения и отдача. И, конечно, экология. Станет ли Арктика территорией мира, к чему призвал российский президент? Один из участников форума - в нашей студии.

Тамара Шорникова: И наша первая тема, холодная и горячая одновременно: в Петербурге завершился Арктический форум, в нем приняли участие главы России, Финляндии, Швеции, Исландии и Норвегии, а также более 3 тысяч ученых, экспертов и бизнесменов. Говорили о здравоохранении, создании новых рабочих мест, развитии инфраструктурных северных городов; обсуждали и сохранение экосистем Арктики.

Петр Кузнецов: Мы тоже все это обсудим, но пока такая визитка Арктики. Начнем с того, что Арктика занимает почти 30 миллионов квадратных километров, под ними, соответственно, куча полезных ископаемых. Сейчас запасы Арктики насчитывают 22% всех неразведанных запасов углеводородов в мире – это 13% нефти и 30%, внимание, 30% природного газа. По оценкам ученых, подо льдами Арктики залегает 10 миллиардов тонн нефти, природного газа около 1 триллиона 550 миллионов кубометров.

Тамара Шорникова: Кроме того, платина и редкие металлы, алмазы, золото, более 600 миллионов тонн угля, а также газ, никель и многое другое, – в общем, можно долго перечислять. Разумеется, такая богатая территория становится и зоной конфликта. Сейчас Арктика поделена между пятью государствами, это так называемые секторы ответственности: Россия, США, Норвегия, Канада и Дания. Тем не менее точная граница Арктики не определена.

Петр Кузнецов: Да, ну это к слову о границах. Одно из главных событий прошедшего форума, с которого мы начали и к которому мы сейчас вернемся, – это признание международным сообществом принадлежности части арктических территорий к продолжению российского континентального шельфа, правда, пока только номинальное, вопрос рассматривается в ООН. И предполагается, что после этого площадь российского шельфа увеличится на 1 миллион 200 тысяч квадратных километров. Сейчас на долю Арктики приходится порядка 10% всех инвестиций в нашей стране.

Тамара Шорникова: Эти цифры и что они означают для нас с вами будем обсуждать прямо сейчас с нашим экспертом: у нас в гостях Александр Михайлович Воротников, эксперт Проектного офиса развития Арктики по государственно-частному партнерству. Здравствуйте.

Александр Воротников: Здравствуйте, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Александр Михайлович.

Тамара Шорникова: Ждем ваших звонков и SMS. Телезрители, следили ли вы за Арктическим форумом? Как мы должны там себя вести, расскажите нам, по вашему мнению?

Александр Воротников: Ну я вообще провел на этом форуме 3 дня, то есть там, кстати сказать, официально форум был 9-10-го, но 8-й день был такой предварительный, скажем, была молодежная часть, шла выставка, происходили некоторые события. Поэтому я говорю, что все 3 дня я там провел.

Общее впечатление от форума: форум состоялся, состоялся форум очень хороший. На самом деле понятно, что участие в форуме президента страны, естественно, придает форуму значимость, но помимо этого было показательно то, что было, во-первых, очень много иностранных государств, 50 государств иностранных. Первые лица тех стран, которые относятся именно к Арктическому совету, те страны, которые конкретно влияют на то, что происходит в Арктике.

Представитель Исландии, которая в следующем году становится председателем Арктического совета, и для России очень важно, потому что после Исландии мы становимся председателями Арктического совета, а значит, политика в Арктическом совете должна уже сейчас создаваться, уже при участии Исландии, и надо четко понимать, как мы будем с Исландией взаимодействовать в Арктическом совете и как потом будут переходить полномочия к нам, насколько все будет согласовано, не останется ли скрытых конфликтов, что будет иметь достаточно большие последствия. Потому что надо четко понимать, госсекретарь США совсем недавно как раз находился в Исландии, и понятно, что тема председательства Исландии в Арктическом совете была одной из основной, а потом не надо забывать, что Исландия является страной НАТО, и в общем-то для нас это очень серьезный фактор… Я вас перебил или…

Петр Кузнецов: Нет-нет, это я вас попытался перебить, но вы закончите.

Александр Воротников: Я могу просто еще… Я заканчиваю…

Петр Кузнецов: Я хотел узнать, раз уж мы вышли тогда на конфликтность, а она остается, – какая основная проблема в этом плане с взаимодействием других стран, претендующих на секторальность в Арктике?

Александр Воротников: Я понял ваш вопрос. Понимаете, по большому счету на самом деле нет никакого такого как такового конфликта, как он бывает конфликт, такого конфликта нет. То есть каждая из стран демонстрирует свою силу, свои возможности, проводит маневры военные…

Петр Кузнецов: У кого атомные ледоколы есть, тот может претендовать на большую территорию?

Александр Воротников: Понимаете, поэтому говорить по большому счету не о чем…

Петр Кузнецов: А у кого они есть только?

Александр Воротников: …потому что атомных ледоколов нет ни у кого, кроме нас.

Петр Кузнецов: Вот эта пауза очень важна сейчас была.

Александр Воротников: И нужно иметь в виду следующее, что Китай уже объявил о программе строительства атомных ледоколов. Понимаете, как раз появление атомных ледоколов Китая будет очень серьезным знаком. Надо четко понимать тоже и нам, что очевидно совершенно, что строительство атомных ледоколов, технология строительства атомных ледоколов, в общем-то, обладатели этой технологии мы. Без всякого сомнения, Китай будет с нами сотрудничать в этой теме. Причем надо иметь в виду, что, во-первых, вы знаете, Китай в прошлом году опубликовал «белую книгу», где белым по черному прописана арктическая стратегия Китая, где Китай считает, что он вообще имеет полное право действовать в Арктике. Второй важный момент, что Россия, президент страны Владимир Путин и первое лицо Китая подписали соглашение о сотрудничестве с Китаем в арктической зоне Российской Федерации. Китай не просто так хочет, скажем, войти в Арктику, он туда идет, скажем, с нашего доброжелательного отношения.

Петр Кузнецов: Ну понятно, мы рассчитываем на китайские инвестиции. Давайте про нашу выгоду.

Александр Воротников: Давайте.

Петр Кузнецов: Стратегия развития российской Арктики.

Александр Воротников: Вернемся в начало. Она закончилась.

Петр Кузнецов: Закончилась?

Александр Воротников: Она заканчивается в 2020 году и как раз…

Петр Кузнецов: Каковы основные направления? Почему она заканчивается?

Александр Воротников: Ну время, 2020 год, время. Понимаете, ведь обратите внимание, что все стратегии страны поменялись в отношении Арктики. Пришло четкое понимание, что Арктика – это не просто кусок, уголок холодной земли, обладающий только ресурсами, как кладовая, которую надо использовать…

Петр Кузнецов: Еще какими ресурсами.

Александр Воротников: Вот, на самом деле это далеко не так, не только это. Арктика – это вообще, на мой взгляд, один, а вернее, может быть, даже единственный мощнейший экономический пояс России. Вот представьте себе, что сейчас происходит в Арктике? Президент об этом, кстати, подчеркнул: Арктика теплеет быстрее, это известный факт, чем весь остальной мир.

Петр Кузнецов: Да, и скоро…

Тамара Шорникова: По параметрам поспорили с другими странами.

Петр Кузнецов: …преимущества у ледоколов и не будет, потому что можно будет проходить не только на ледоколах, на чем-то более легком.

Александр Воротников: Вот поэтому как раз я… Это не самое важное. Понимаете, ледоколы нужны именно сейчас. Почему? Ведь мы много очень говорим, что вот Северный морской путь, китайцы его называют «Ледяной шелковый путь», «Полярный шелковый путь». То есть как бы это транзит из Азии в Европу. Но в транзите что важно? Чтобы он был постоянный, а так, когда Арктика замерзает на какой-то период, особенно ее восточная часть, там могут работать только ледоколы. В общем-то, для транзита значимо что? – какая скорость транзита: если низкая, то транзит не интересен. И этот мощный транзит могут обеспечить только ледоколы класса «Лидер». И вот как раз мы возвращаемся к вашему вопросу, сколько это будет стоить, во сколько нам будет обходиться Арктика, как может сказать простой человек.

Петр Кузнецов: Нет-нет, Александр Михайлович, я даже не с этого бы начал, сколько ладно. Давайте обозначим прямо сейчас, зачем она нам нужна? Зачем Арктика России?

Александр Воротников: Арктика нужна России… Еще раз: это не только кладовая, это вообще мощный наш экономический будущий пояс. Вот как раз я об этом начал и пришел к «Лидеру», но сейчас мы вернемся назад.

Петр Кузнецов: Конкретно: мы там будем жить, мы там будем работать, мы там будем строить предприятия вместе с китайцами?

Александр Воротников: Конечно, конечно, вот смотрите… Необязательно, не только с китайцами. Мы будем там строить, естественно, переработку. Ведь очень часто говорят, что Арктика – это нефть и газ, но забывают об одном: на самом деле Арктика гораздо богаче полезными твердыми ископаемыми, там… Скажем, например, редкоземельные металлы – там самые большие запасы в мире находятся в арктической зоне Российской Федерации. Вы слышали не слышали, есть так называемое Попигайское месторождение алмазов, вот оно вообще по своему количеству в десятки раз превышает все… трубки мира. Его просто не трогали, потому что не было в этом необходимости и потому что тяжелые условия. Если же мы сейчас начинаем превращать это побережье, так как температура повышается, значит, совершенно спокойно меняются условия работы, можно будет легче добывать и строить переработку. И вот тогда появляется такой мощный экономический пояс развития России именно на побережье Северного Ледовитого океана.

Дальше следующий момент. Так как начинается… Почему побережье освобождается ото льда? Много уже говорили, «синяя экономика» использования ресурсов океана, этот океан один из самых богатых, и мы опять начинаем использовать, уже развивая «синюю экономику», биологические ресурсы этого океана.

Тамара Шорникова: Что касается как раз возможного признания части Арктики продолжением России, насколько это, во-первых, возможно, потому что был скепсис, это не в первый раз поднимается, «зарубали» несколько раз наши претензии на этот счет.

Александр Воротников: Смотрите, там ситуация, с одной стороны, достаточно ясная и понятная, с другой стороны, конечно же, это переговорный процесс. Я могу быть неправ, но я не стал бы так оценивать, скажем, оптимистично, как сейчас наши чиновники. Дело в том, что там существует определенная процедура рассмотрения заявки, и вообще претендуют еще 2 страны, Канада и Дания.

Петр Кузнецов: Не без оснований.

Александр Воротников: Конечно, а у них есть ровно такие же доказательства, что хребет Менделеева является продолжением их территории. И вот поэтому это рассматривает комиссия, сначала под комиссию, потом утверждается уже… И вот здесь как раз еще могут возникнуть какие-то проблемы. Поэтому я очень рад тому, что вот сейчас наша заявка прошла согласование и утверждена под комиссией, но поймите, это еще не окончательный этап, еще рассмотрят заявки других претендентов, и вот тогда уже будет понятна вся ситуация до конца.

Тамара Шорникова: 1 миллион 200 тысяч квадратных километров, которые мы получим в случае, если заявка будет удовлетворена, – это просто наличие земли, еще большее ее количество у нас, или это территория, на которой сконцентрированы полезные ископаемые и так далее?

Александр Воротников: Нет, вы понимаете, это не значит, что это наша территория будет, – это территория, где мы можем заниматься экономической деятельностью, это наша территория для нашей экономической деятельности.

Тамара Шорникова: Не по количеству, а по качеству насколько важна эта территория?

Александр Воротников: Конечно, важна. Там, значит, по прогнозам ученых у нас на 10-20% увеличатся утвержденные запасы углеводородного сырья.

Петр Кузнецов: Мы будем там добывать?

Александр Воротников: Да, конечно, без всякого сомнения, если у нас будут для этого технологии.

Тамара Шорникова: Будем там добывать, а дальше транзит. Вот если говорить уже про Северный морской путь, в который до 2024 года наша страна хочет вложить 735 миллиардов рублей, из них чуть больше трети вложит бюджет, все остальное – это «Новатэк» и недропользователи, «Роснефть» и так далее. Есть у экспертов сомнения по поводу выхлопа от этого предприятия, назовем это так.

Александр Воротников: Вы знаете, вообще эта тема стала очень такая жаркая, жареная, все о ней говорят.

Тамара Шорникова: Кто воспользуется?

Петр Кузнецов: Даже не у экспертов, а у людей, особенно тех, кто относит себя как раз к арктическим районам.

Александр Воротников: Ну а в чем проблема, они о чем говорят? Что не будет 80 миллионов тонн грузов?

Тамара Шорникова: Миллионов тонн груза ежегодного.

Александр Воротников: По крайней мере уже сейчас чиновники говорят, что уже только по расчетам есть больше 80 миллионов, уже сейчас об этом говорят. Вот понимаете, у нас вот очень часто подменяют в споре, уходят от проблемы, знаете, подмена тезиса: все говорят, будет не будет 80 миллионов тонн груза перевозить, но никто не говорит, что для этого надо вообще развивать территорию, чтобы для этого появилось то, что там перевозить. Но по крайней мере если вот то, что говорят сейчас, если прекрасно будет работать «Новатэк» и запустит… новые проекты, то я думаю, что особых проблем по большому счету с цифрой этой, 80 миллионов тонн, не будет. Потому что, в общем-то, еще надо обратить внимание, что многие чиновники об этом сказали уже сами, но и придется за свои слова достаточно отвечать. Я не думаю, что они просто эти слова говорили, то есть четко уже эти количества посчитаны, и многие эксперты показывают, извините, что эта цифра реальна.

Тамара Шорникова: Как это улучшит инфраструктуру находящихся рядом городов, территорий?

Александр Воротников: А вот как раз вы задали очень правильный вопрос. Вот это количество грузов вообще нельзя перевезти без улучшенной инфраструктуры этих городов, которые там расположены, потому что эти города… Во-первых, часть из них – это города-порты, соответственно, если такое количество грузов перевозить, вообще надо начинать развивать портовую инфраструктуру.

Петр Кузнецов: Да, с улучшения инфраструктуры, потому что она оставляет желать лучшего.

Александр Воротников: Конечно, она не просто…

Петр Кузнецов: Рассказывают те, кто по Северному морскому пути…

Александр Воротников: …оставляет желать лучшего, она вообще…

Петр Кузнецов: …с тех времен еще.

Александр Воротников: …в не очень хорошем состоянии, понимаете, а ее надо строить более. Но опять же эта проблема решаема, на мой взгляд как эксперта. Смотрите, у нас еще утверждена новая военно-морская доктрина страны в 2017 году, и по этой военно-морской доктрине порты должны строиться, это еще и в интересах Минобороны, поэтому все порты будут двойного назначения. Соответственно, финансирование будет идти не только, скажем, от частных компаний, которые будут развивать свой бизнес, еще и финансирование будет идти по линии Минобороны. То есть это надо тоже четко понимать, что финансирование для развития инфраструктуры есть.

Дальше: ведь помимо того, что это инфраструктура, там ведь очень сложная проблема именно со всем навигационным комплексом. То есть для того чтобы понимать, куда идти, как идти; у нас ведь там даже нет спутниковой группировки, ее только запустят к 2025 году, спутниковую группировку. Соответственно, опять здесь нам вполне может пригодиться взаимодействие с Китайской Народной Республикой, у них есть своя спутниковая группировка, у них существует все это уже на развитом уровне, мы это можем использовать.

Петр Кузнецов: Еще один очень важный вопрос до звонка: кто будет осваивать Арктику? Речь о людях. Пишет Архангельская область: «Количество покидающих Архангельскую область просто сейчас зашкаливает…»

Александр Воротников: Рекорд, я даже начал говорить…

Петр Кузнецов: Вы понимаете, о чем речь. Тех условий, тех мотиваций, что были раньше…

Александр Воротников: 10 тысяч человек уехали.

Петр Кузнецов: …когда человек уезжает на Север, он возвращается и он понимает, что он просто уже обеспечен до конца жизни, их сейчас нет. Как народ, за чем?

Александр Воротников: Вот вы понимаете, это как раз самый сложный вопрос, о котором вы говорите. Тут вообще государству необходимо разработать несколько стратегий мотивации людей, которые хотят жить на Севере и не уезжать с Севера, то есть как их завлекать на Север. Одно это может быть вахтовый метод, длинный рубль. Другое – это тем людям, которые… Есть психология первопроходца, человека-фронтира, который хочет работать на Севере, где он хочет состояться как личность. И в то же время дать возможность людям, которые живут и не участвуют, назовем так, в этих великих делах, они живут там, чтобы они стали жить на Севере. И вот это самая важная проблема, то есть надо сделать так… У меня есть время об этом сказать, 3 минуты, или потом?

Петр Кузнецов: Трех минут нет, потому что у нас сейчас Виктория, она там жила.

Александр Воротников: Давайте, а потом тогда я отвечу, что я думаю по этому поводу.

Петр Кузнецов: А потом она уехала в Рязань, правильно, Виктория? Здравствуйте. Все верно?

Зритель: Здравствуйте. Да, все правильно. Сейчас я проживаю в Рязани, а до этого я проживала в Тикси, Булунский район, Якутия, так называемые наши морские ворота.

Петр Кузнецов: Да.

Александр Воротников: Да.

Тамара Шорникова: Уехали, видимо, неспроста. Расскажите об условиях жизни.

Зритель: Вот, да. Там мои родители жили, в 1950-х гг. приехали. Я родилась в Иркутске, а жила, в детский сад пошла, в школу в Тикси. Поселок был большой, где-то 30 тысяч человек, 62 школы были построены, музыкальный, художественный музей, то есть люди туда ехали и жили, мои родители там похоронены. В 1980-е гг. я уехала в Москву учиться, а в 1990-е гг. оттуда все побежали, потому что жить невозможно было.

И вот сейчас, вы знаете, я вот слушаю вас и опять слышу про нефть и газ, про нефть и газ. А то, что там люди еще живут, неинтересно.

Петр Кузнецов: Очень важный вопрос, да.

Тамара Шорникова: Виктория, вот скажите, в 1990-е гг. просто многие бежали отовсюду, из разных регионов, не только из Арктики. Вы поддерживаете связь с родственниками, знакомыми, которые там живут? Что они сейчас рассказывают о жизни там? Есть ли там работа? Какие там зарплаты? Что удерживает на этом месте, если они там живут?

Зритель: Ну в основном русское население все уехало, в основном. Ну что там удерживает? Я не знаю, там, знаете, такое впечатление, что Чеченская война прошла. Чечня сейчас выстроилась, а вот Тикси такое впечатление… Дома разбитые, смотришь – сердце кровью обливается, потому что в 1940-е гг., когда война была в России, в Советском Союзе, когда была война, все равно Арктику поднимали, туда ехали люди, туда ехали ученые. Сейчас вот что произошло за 30 лет и почему только нефть интересует, газ интересует нашу страну, где добыть побольше, куда продать. А то, что за 20 лет все уничтожено, люди, специалисты уезжали… Конечно, я слежу, смотрю и видео…

Петр Кузнецов: Нефть, газ, пишут нам, но что народу от этой Арктики, что перепадает? Как от Дальнего Востока: ни рыбы, ни крабов, ни чешуи.

Тамара Шорникова: Спасибо большое за звонок.

Петр Кузнецов: про состояние коренных народов Севера: они как-то… Есть понимание, вот еще одна проблема, один момент, который, наверное, стоит продумать, прежде чем претендовать на очередные миллионы территории…

Тамара Шорникова: На разработку того или иного участка.

Петр Кузнецов: Они как-то будут интегрированы в эту новую стратегию развития Арктики.

Александр Воротников: Да нет, ну конечно же, будут. Вот как раз в рамках форума 10-го числа состоялось такое мероприятие, как заседание губернаторов Северного форума. Существует такая организация Северный форум, которая объединяет регионы России арктические и сопредельные государства: там есть и Финляндия, там есть Исландия и так далее, именно не страны, а регионы. Естественно, достаточно много того, что мы называем малочисленными коренными народами…

Петр Кузнецов: Очень же важно сохранить вот эту культуру первобытную, культуру и…

Александр Воротников: Вот как раз этим и занимается этот Северный форум и его участники. По крайней мере Михаил Погодаев, который возглавлял до недавнего времени, а сейчас стал замминистра по делам Арктики якутской Республики Саха (Якутия), он вообще по национальности эвен, эвены – это один из малочисленных коренных народов Якутии.

И в общем-то сейчас достаточно большие задачи поставлены, там выступал Сергей Харючи, такой вот известный очень человек, он стоял вообще у истоков создания всех таких объединений коренных малочисленных народов, он был в то время председателем Заксобрания Ханты-Мансийского автономного округа, ХМАО. И в общем-то они тоже подчеркнули, что необходимо с малочисленным коренным населением работать, нужно создать им все условия для развития. Вот даже в Якутии существует такое понятие, как кочевой университет, есть такие вещи, как кочевая школа, кочевой детский сад, то есть заботятся образованием. Была целая сессия, которая была посвящена именно выявлению, воспитанию одаренных детей у коренных народов Севера. Есть целая структура «Одаренные дети», тоже понимают, что вот здесь нужно делать, то есть большое внимание очень уделяется.

Но на мой взгляд, что нужно сделать, чтобы было лучше на самом деле, две вещи. Первое – это отойти от вот такого чиновничьего равнодушия, решать проблемы по-чиновничьи, а более серьезно это решать. А второе – это все-таки больше смотреть на экономическую составляющую взаимодействия с этими народами. Почему? Потому что очень многие запасы нефти, углеводородного сырья и других полезных ископаемых находятся на территории, где они живут. Соответственно, нужно сделать так, чтобы эти люди…

Петр Кузнецов: Уже была история с…

Александр Воротников: …получали какие-то преференции оттого, что на их земле… Я могу привести пример Канады, территории, где живут инуиты, я был в Канаде, они вообще очень хорошо на этом зарабатывают. Существует авиакомпания «Inuit Airlines» и так далее, короче, есть четкое взаимодействие между нефтяниками, газовиками и коренным населением.

Петр Кузнецов: Вот подведем итог. Все-таки создается ощущение, что абсолютный разброс в этих программах, ничего не готово, инфраструктуры нет…

Александр Воротников: Нет, еще раз, подождите…

Петр Кузнецов: …с коренными народами что-нибудь придумаем, знаем только, что нефть и газ, это мы умеем, это мы будем?

Александр Воротников: Нет, вы как-то либо меня не услышали, я вам несколько раз повторил. Вообще большинство специалистов, которые сейчас работают с Арктикой и кто геологи, все говорят о твердых полезных ископаемых, как раз разговор о нефти и газе идет в меньшей степени. О нефти и газе идет разговор только тогда, когда мы говорим про проекты, которые делает «Новатэк», а у нас вообще не уделяется внимание именно твердым полезным ископаемым. Большинство ученых сейчас доказывают, что как раз именно твердые полезные ископаемые являются основным ресурсом Арктики. Во-вторых, по поводу документов. В Арктике да, на сегодняшний день реализуются я могу сказать сколько…

Петр Кузнецов: Смысл моего вопроса даже не в нефти и газе…

Тамара Шорникова: Дело не в качестве ископаемых.

Петр Кузнецов: В том, что мы не знаем, как осваивать эти территории.

Александр Воротников: Почему? Ну почему не знаем?

Петр Кузнецов: Мы не готовы их осваивать?

Александр Воротников: Конечно же, вы неправы сейчас абсолютно причем. Понимаете, другое дело, что происходило в Арктике до этого времени? Вы должны понимать, в свое время была такая структура Госкомсевер, которая была федеральным органом исполнительной власти, которая осуществляла политику на Северах. Госкомсевер исчез в период реформирования всего нашего государства, соответственно в арктической зоне Российской Федерации не осталось федерального органа исполнительной власти, который бы занимался Арктикой, или занимались регионы… Но создали комиссию по Арктике, комиссия по Арктике – это совещательный орган.

Но сейчас ситуация коренным образом изменилась, то есть сейчас есть вице-премьер и полномочный представитель президента Юрий Трутнев, который сейчас будет заниматься Арктикой, и есть министерство. Сейчас создан федеральный орган исполнительной власти, который раньше назывался Минвостокразвития, теперь называется Минвостокарктикаразвития, то есть он четко отвечает за развитие арктической зоны Российской Федерации. Что было сказано на форуме? Что теперь…

Петр Кузнецов: Если можно, 30 секунд у нас остается.

Александр Воротников: Я очень коротко, да. Все вот эти структуры теперь будут заниматься Арктикой начиная от «Корпорации развития Дальнего Востока» и кончая всеми… Они переходят на работу, будут работать с Арктикой. И президент дал команду написать стратегию развития Арктики, и дали команду написать закон о преференциях, о защите инвестиций в арктической зоне. То есть будут не ТОРы, а теперь на всю территорию Арктики будет перенесен режим защиты инвестиций и режим, благоприятный для инвестиций. Поэтому они четко понимают, что делать в Арктике.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо вам большое, Александр Михайлович. Александр Воротников, эксперт Проектного офиса развития Арктики по государственно-частному партнерству. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски