Итоги марафона «Подарите детям праздник»

Итоги марафона «Подарите детям праздник» | Программа: ОТРажение | ОТР

С вашей помощью мы собрали 930 тысяч руб. Спасибо!

2019-12-27T20:33:00+03:00
Итоги марафона «Подарите детям праздник»
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Саммит по климату. Чего ждать от заявлений глав ведущих мировых держав?
Что нового? Хабаровск, Санкт-Петербург, Кострома
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Послание Президента: социальная политика
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Гости
Александр Гарайко
президент Благотворительного фонда «Адели»
Александр Гезалов
директор социального центра святителя Тихона при Донском монастыре

Анастасия Сорокина: Настало время подвести итоги нашего благотворительного предновогоднего марафона. В течение нескольких недель мы рассказывали вам о приютах, которым нужна помощь, в Калужской, Челябинской, Тверской и Ярославской областях. Вы, наши зрители, как всегда, не остались равнодушными и вместе с фондом «Адели» собрали средства на праздник для детей и их мам. С вашей помощью мы собрали 930 тысяч рублей.

Александр Денисов: И с вашей же помощью будем тему сегодня обсуждать. В студии у нас сегодня уважаемые гости. Александр Гарайко, президент фонда «Адели». Александр Николаевич, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Гарайко: Здравствуйте.

Александр Денисов: И также Александр Самедович Гезалов, директор социального центра святителя Тихона при Донском монастыре. Александр, добрый вечер.

Александр Гезалов: Добрый вечер, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Ну что? Прежде чем обсуждать, давайте посмотрим материал Татьяны Григорьянц и Александр Смирнова, кому мы помогли, точнее – наши зрители, вы.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Мы посмотрели сюжет про приют в Тверской области. Всего съемочная группа объехала четыре приюта. Уважаемые телезрители, вы помогли как раз обитателям четырех приютов. У нас в студии люди, которые такое чудо создают, такие чудеса. Александр, давайте с вас начнем.

Александр Гезалов: Вы знаете, я очень рад, что люди помогают. И под Новый год, под Рождество это всегда было русской традицией – обращать внимание на тех, кто находится в трудной жизненной ситуации. Я услышал, что ребеночек хочет домой, к маме. Конечно, хотелось бы видеть…

Александр Денисов: Которая недалеко, чуть-чуть.

Александр Гезалов: Чуть-чуть. И конечно, хотелось бы, чтобы дети находились рядом с родителями, потому что все-таки… Вот эти два мальчика стоят, разговаривают, а рядом никого нет.

И в моей практике… Например, моя основная направляющая жизни – сделать так, чтобы дети не попадали ни в систему детских домов, ни в приюты, а попадали и жили в своей родной семье. Потому что сегодня достаточно много детей оказываются в такой ситуации, что они попадают в приют, а потом, пока в приюте находятся, в это время родители либо погибают, либо что-то с ними случается. То есть им уже подарки никто не приносит, на них деньги не собирают.

И вот недавно мы отправлялись в поездку в город Алексин, были 22-го…

Александр Денисов: Тульская область, да?

Александр Гезалов: Тульская область, да. Там есть подростковая колония, кстати. И там были в одном приюте. Конечно, я смотрю на этих детей, которые сами говорят о том, что… Вот он там находится, потому что дом сгорел, трое детей в семье. У одной семьи перегородка не там поставлена, и детей не то что забрали, а просто предложили попасть в приют.

И вот наши добровольцы стараются помочь родителям, потому что если мы поможем родителям, то детей, конечно, они заберут, и они будут жить рядом с ними, Новый год встретят вместе с ними. Вот это, на мой взгляд, крайне важно.

Безусловно, тогда, когда мы не можем помочь… Вот то, что фонд «Адели» делает – это та помощь, которая необходима, пока ребенок находится в приюте. Но все-таки важно направить свои усилия и усилия всех благотворительных фондов, общественных организаций, чтобы помогать родителям, семьям. Я сам многодетный папа, у меня четверо детей. И я очень понимаю, как важно, чтобы дети были рядом – даже если не с мамой, не с папой, но с бабушкой, с дедушкой, чтобы они были дома. Это очень важно, на мой взгляд.

Анастасия Сорокина: Александр.

Александр Денисов: Вам удалось такую атмосферу создать, что ребята как дома чувствуют себя, весело.

Александр Гарайко: Ну, я хотел бы прежде всего поблагодарить всех зрителей за то, что они не равнодушны к этой проблеме. Эта проблема на сегодняшний день, конечно, существует. Это проблема глобальная. И мы попытались этим марафоном не то что ее вывести на визуальность, а просто помочь, потому что государство, конечно же, не в силах все охватить.

И мы своими действиями уже неоднократно вместе с нашими партнерами, с каналом ОТР пытаемся провести марафон, чтобы помочь как-то в разных ситуациях, сложившихся в нашей стране. В данном случае – в преддверии Нового года, в преддверии Рождества – мы выбрали четыре приюта. Эти все приюты являются нашими подопечными, мы им помогаем регулярно. Был выезд наших сотрудников, мы вручили уже средства, которые собрали. Остальным приютам, я надеюсь, мы дособерем средства совместно с нашими телезрителями.

Александр Денисов: А сколько еще приютов вы хотите объехать?

Александр Гарайко: Ну, в приют в Тверской области мы уже собрали, отвезли, сертификат вручили, а в остальные незначительные суммы осталось собрать. Надеюсь, что за сегодняшний эфир мы все-таки дособерем это, и приюты получат свои сертификаты, получат деньги в итоге, которые они потратят на свои нужды.

Александр Денисов: А на что им нужны деньги в первую очередь?

Александр Гарайко: Основная масса – они, конечно, покупают что-то дорогостоящее именно для кухни, чтобы для трапезной создать им комфортные условия. Одежда для подростков именно тех, которые в приюте без матерей, без отцов. В большей степени без отцов, конечно. Ну и на какие-то внутренние нужды, чтобы поддерживать свой быт именно в приюте. Вот такая задача у нас непростая.

Анастасия Сорокина: Александр, каждый раз, когда вы приходите к нам в студию, вы рассказываете о том, что очень много людей, которые готовы откликнуться, готовы помочь. Есть те, кто сомневается. Есть те, кто не доверяет каким-то организациям. Хочется еще раз дать вам слово, чтобы вы подсказали. Вот тем людям, которые хотят и могут помочь, как им нужно себя вести? Что делать?

Александр Гезалов: Вы знаете, у нас действительно сформировалась целая культура благотворительная. Все ходят в детские дома, в приюты. А очень мало видно людей, которые помогают многодетным семьям, семьям в трудной жизненной ситуации.

Наша благотворительная организация, которой я руковожу, социальный центр святителя Тихона, мы взяли направление очень трудное, очень сложное – это семьи в трудной жизненной ситуации, семьи многодетные, где есть три, пять, семь, пятнадцать детей. И конечно, задач там очень много, у самой семьи внутри. И там не кухня, а там больше, наверное, невозможность часто получить необходимые ресурсы для воспитания детей. Это связано… Ну, если грубо говорить, то это и канцелярские принадлежности нужно купить, это и детей в школу хорошо собрать.

Например, сегодня ко мне обратилась семья, у них там двенадцать детей, а транспортного средства нет. И получается, что задача – найти те болевые точки, которые возникают у семьи. Это достаточно просто сделать. Просто поговорить с родителями и сказать: «А какие у вас сложности? Может, вам нужен мешок картошки? А может, вам надо помочь в вопросе таком-то?» А в каком – семья подскажет.

Другая задача – не создавать, конечно, иждивенческого настроения у семьи: «Вот мы свесили ножки и теперь сидим», – а сделать так, чтобы семья уже сама начала каким-то образом двигаться дальше. Поэтому у нас есть (я рассказывал) программа «Фудшеринг», когда семьи могут получать продукты, не проданную еду сети кафе, например, «Пан Запекан». Они эту еду забирают, замораживают, а потом уже могут ее в течение недели разогревать и давать своим детям. И сколько нагрузки снимается с мамы, чтобы она не готовила.

Ну и другие проекты. Вот сейчас, например, мы проводили «Елку желаний». «Елку желаний» проводила компания с крупной организацией. Почему-то собирали эти «Елки желаний» в детские дома, хотя в детские дома, в приюты новогодних подарков привезут много. И вот мы договорились, и сотрудники этой компании сказали: «Мы не видели таких радостных и счастливых глаз, как у детей, которые в многодетной семье впервые получили новогодние подарки». Потому что сиротам дали, он получил третий подарок, то есть у него ценности уже этой нет. Поэтому потихонечку…

Александр Денисов: В детдомах все в порядке и с помощью, и с прочим, государство обеспечивает по полной программе.

Александр Гезалов: Все там нормально: шестиразовое питание, добровольцы и так далее. Главное…

Александр Денисов: Они ездят на концерты.

Александр Гезалов: Сейчас закружились всякие новогодние праздники в детских домах, по четыре праздника в день. Дети перед спонсорами, перед добровольцами танцуют, устают.

На мой взгляд, нужно снизить количество людей, которые посещают детские дома, и повысить количество людей, которые помогают тем, кто находится просто рядом.

Мы запустили такой флешмоб, называется он «Нечаянная радость». Это когда необязательно соседу повесить какой-то пакет шикарный с продуктами, а открытку написать: «Поздравляю с Новым годом». Конфетку прикрутить. Я соседям своим…

Александр Денисов: Сейчас это называется «Тайный Санта».

Александр Гезалов: Ну, по-русски… Есть такая икона «Нечаянная радость». И чтобы человек утром вышел – раз! – и радость какая-то нечаянная. Понимаете? Не так, что вышел и 100 рублей нашел, а вот рядом сосед какой-то к тебе отнесся по-хорошему.

И достаточно много фотографий приходит, в том числе даже в Германии поддержали эту акцию. Люди начинают соседям по лестничной клетке делать какие-то такие приятные сюрпризы. На мой взгляд, это очень хорошо. Мы ведь живем в достаточно агрессивной среде, недовольство и так далее. Вот чтобы это как-то снизить, делаем такие флешмобы уже не первый год, чтобы люди немножко порадовали друг друга таким простым участием.

Анастасия Сорокина: Александр, как вы считаете, какая нужна помощь со стороны людей? Как они могут себя проявить, например, сотрудничая с вашей организацией?

Александр Денисов: Помимо финансов.

Александр Гарайко: Ну, сотрудничая с нашим фондом… У нас фонд, в принципе, целевой. Мы буквально недавно перестроились и стали участвовать в различных мероприятиях. С православными храмами, с православными монастырями мы довольно-таки давно сотрудничаем, многие у нас на попечении находятся. Мы берем у крупных поставщиков продукты (мука, макароны) и все целенаправленно направляем непосредственно в эти монастыри, которые, конечно же, благодарны в первую очередь нам как проводникам в этом всем.

Но основное, конечно, у нас – мы пытаемся собрать целевые денежные средства, которые опубликованы везде, чтобы помочь как-то им, чтобы они могли что-то приобрести, то, о чем они желают. Вот такая у нас и непростая, и несложная задача.

Александр Денисов: Александр, скажите…

Анастасия Сорокина: Саша, можно я сделаю маленькое объявление?

Александр Денисов: Да, конечно.

Анастасия Сорокина: Потому что начали переводить деньги на наш номер, на SMS-портал. Если вы хотите сделать пожертвование, то отправляйте, пожалуйста, на номер 3949. Это для тех, кто хочет внести свой вклад.

Александр Денисов: Про эти приюты. Для меня было откровением, что существуют такие приюты при монастырях. Я думал, что как-то у нас организованы детдома либо приемные семьи. Вот что это за форма такая?

Александр Гезалов: Вы знаете, на самом деле эта форма достаточно известная. Я часто бываю в церковных приютах. Безусловно, это форма, которая сформировалась до революции. Всегда церкви брали на попечение, так называемые странноприимные дома, когда принимали детей, которые оказались без родителей. Но, на мой взгляд, все-таки основная задача, еще раз повторюсь…

Александр Денисов: А почему не в детдома, а туда они попадают?

Александр Гезалов: Во-первых, многие монастыри тоже оформляют опеку и попечительство над детьми. Это нормально.

Например, я сотрудничал с Покровским монастырем в Суздале. У них были дети все как приемная семья, и мама была закреплена за ними как приемный родитель. Это нормально, потому что ответственность все-таки должна существовать. Хотя она должна быть разделена с государством, потому что дети-то государственные, даже находясь там. Это раз.

Во-вторых, на мой взгляд, все-таки воспитание в детском доме разительно отличается от воспитания детей в такой церковной среде, где есть действительно устав, где есть отношения, где не будет жестокости, жестокого обращения. Сегодня в детских домах достаточно с этим проблем.

Я считаю, что церковные приюты в этом смысле – альтернатива для детей, которые находятся на государственном обеспечении Если они будут находиться в церковном приюте, то это гораздо лучше, потому что это их и духовно воспитывает, ту агрессию, которая у них возникает ввиду отсутствия мотиваторов-родителей, снижает. Соответственно, это приводит к тому, что они выходят из этих учреждений более или менее такими психически и психологически устойчивыми. Потому что дети из детских домов, конечно, выходят в агрессивную среду, не знают, как жить, как бороться с этой средой. Соответственно, часто проигрывают в этом, потому что не хватает ни знаний, ни опыта.

Ну и дети из приютов ведь могут вернуться в монастырь к этим людям, которые их не оставят, не бросят. А сироты в детский дом вернуться не могут, потому что они уже выпускники детских домов. Надо учиться, получать образование и так далее, и так далее. А на их кроватях уже спят другие сироты.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям. Из Карелии звонок от Юрия. Здравствуйте.

Александр Гезалов: О, Карелия.

Зритель: Добрый вечер, уважаемая студия, уважаемые гости. Хочу похвалить вас, сказать, что вы дарите семейное тепло в эти приюты этим людям, детям. И во-вторых, вы воспитываете наше общество, чтобы общество было милосерднее. В век нашего рыночного нехорошего времени проявляете свое тепло и добро. Всколыхнули такие чувства. Я всегда стараюсь по мере возможностей перечислять деньги на ваши добрые дела. Действуйте так и дальше. И с наступающим вас Рождеством! Будьте здоровы! Всего доброго!

Александр Гезалов: Привет Карелии!

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Юрий.

Александр Денисов: Александр, говорили про нравы в детских домах. Я как-то был в лагере в своем детстве, и там были пацаны из детдомов. Я скажу, что серьезные ребята. У меня такое впечатление. Хорошие, но с ними нужно уметь общаться.

Сейчас, когда мы приезжаем на съемки в детдома, мне казалось, что там атмосфера другая уже. Там очень много воспитателей, а детей мало, не так много, как раньше. Я думал, что уже нет «Республики ШКИД», уже нет «Ночевала тучка золотая», как у Приставкина. Это ушло.

Александр Гезалов: Дело в том, что все-таки воспитатель в детском доме – это человек все-таки не родной и не близкий. Вот это точка номер один.

Второе. Люди, которые там работают, часто действительно не имеют какого-то образования для того, чтобы правильно и качественно воспитывать и передавать…

Александр Денисов: Почему? Учителя…

Александр Гезалов: Нет-нет. В детском доме чаще всего воспитатель не имеет профильного образования. Это уже все знают, об этом все говорят, что нужны специалисты по работе с детьми, которые находятся в детских домах. И сейчас уже появились кафедры…

Александр Денисов: То есть учителя обычные не подходят?

Александр Гезалов: Учителя должны учить, а здесь нужно все-таки воспитывать. Что такое воспитание? Может ли определить человек, что такое воспитание? Это привитие нравственных ценностей, это какие-то установки, обучение навыкам, компетенциям. А для этого нужно, чтобы тот же воспитатель, придя в детский дом, вместе с ребенком зажигал плиту, готовил еду. Он же этого не делает. Получается, что ребенок ждет, когда ему все это приготовят, и уже в готовом чайнике принимает чай в отдельный стакан.

То есть эти навыки, знания, компетенции возможны только в каком-то маленьком и компактном пространстве. И чтобы рядом был человек, который это продвигает. А это родитель чаще всего – папа, мама, бабушка, дедушка, родственники. Поэтому здесь получается такой как бы… Воспитатель просто рядом находится с ребенком, но ребенок никаких новых качественных знаний не получает, потому что система взаимодействий не та, которая необходима для развития ребенка.

Соответственно, сегодня поставлена задача (и в Правительстве, я знаю, 481-е постановление, о котором все говорят) – сделать так, чтобы все-таки системы детских домов не было. Сейчас поменяли название – на центры семейного устройства и так далее. Но все-таки важно, что вот эта фаза… чтобы до детского дома ребенок не попадал в детский дом, а чтобы он попадал сразу в приемную семью.

Сейчас, например, в Якутии случилась ситуация, когда высмотрели ребенка где-то родители приемные, якобы приемные. Я не знаю, как так получилось. Значит, они его увидели. «Везите его в Москву». Приехали, взяли. А потом по дороге до семьи сказали: «Ой, мы отказываемся. Везите его в якутский детский дом». Ребенок еще до дома не доехал, а они уже его сдали. Вот как так?

Поэтому, конечно, здесь много вопросов. Мы и общественные организации как-то стараемся двигать так, чтобы сегодня ребенок не оказывался в ситуации… Он висит на сайте, как игрушка. Его выбрали, а потом вернули. У нас ведь и возвратов порядка 10 тысяч в год, потому что не всегда люди понимают, а как и чем помочь ребенку.

Александр Денисов: Спасибо, Александр, за интересный рассказ.

Тему мы обсуждали сегодня вместе с Александром Гезаловым, директором социального центра святителя Тихона при Донском монастыре, а также с Александром Гарайко, президентом фонда «Адели». Говорили о благотворительной акции, которую провели вы, уважаемые телезрители, и фонд «Адели». Не уходите, продолжим обсуждение других тем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
С вашей помощью мы собрали 930 тысяч руб. Спасибо!