Итоги Олимпиады в Токио: что было хорошо, а что не получилось у наших спортсменов

Гости
Олег Чернозуб
ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ
Николай Яременко
спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт»
Андрей Андреев
главный научный сотрудник Института социологии РАН, доктор философских наук

Ольга Арсланова: Олимпийская сборная России поставила в Токио свой личный рекорд, если сравнивать с достижениями на предыдущих соревнованиях: завоевала 71 награду, в медальном зачете заняла пятое место, а по общему числу золотых, серебряных и бронзовых трофеев вошла в тройку лидеров после США и Китая. Сильнейшими мы оказались в борьбе, в фехтовании, в спортивной гимнастике и стрельбе. Таковы итоги прошедшей Олимпиады.

Александр Денисов: «А Баба-яга против!». Был такой мультфильм по сценарию Эдуарда Успенского. Вот вы видите сейчас статистику. Накануне Олимпиады-80 он вышел. Бабушка-злодейка символизировала бойкотировавший наши игры Запад.

Баба-яга до сих пор против. В Норвегии и США появляются статьи, мол: «Тоже мне наказали сборную России, отстранив, лишив и гимна, и флага, а та и завоевала все, что можно». Да и к тому же всем было понятно, что это российские атлеты. По цветам формы и символу на ней угадывался наш триколор. Да и надпись тоже была говорящая – по-английски ROC, но прочитать можно было и как РОС.

Ольга Арсланова: А по фамилиям не догадаешься русским, да?

Владимир Путин, президент России: Наши атлеты своими выступлениями как раз лучшим, самым лучшим, наилучшим образом доказывают, что все попытки политизировать спорт здесь – они ничтожны, бессмысленны, а то и вредны, и, вообще-то, не имеют никакого смысла. Вот мы говорим про отсутствие российского флага. Да, лучше бы, чтобы он был. Но на форме наших спортсменов, как мы видели, значок Российского олимпийского комитета с российским триколором. И что? Музыка Чайковского им нравится больше, чем музыка Александрова? Ну, не знаю. Пусть слушают музыку Чайковского.

Александр Денисов: Фрагмент из 1-го концерта Чайковского, несущий ядерный заряд патриотизма (неудивительно, что на родине композитора в Воткинске собирают межконтинентальные ракеты), этот фрагмент слушали 20 раз – именно столько выходили за золотом наши олимпийцы.

Сборные по стрельбе, спортивной гимнастике, фехтованию мы уже упомянули. Упомянем синхронисток, которые продемонстрировали не мастерство, а искусство, настоящий балет в воде. Упомянем парящего над рингом боксера в полулегком весе Альберта Батыргазиева (сейчас мы его покажем), который в бешеном темпе загонял в углы соперника-американца. И как забыть сухой счет борца Заурбека Сидакова, не отдавшего спортсмену из Белоруссии ни одного очка. Кстати говоря, тоже спортсмен наш, перешел в сборную Белоруссии. Не все у нас попадают в сборную, с перебором у нас отличных спортсменов.

Про Олимпиаду поговорим с Николаем Яременко, спортивным обозревателем, главным редактором газеты «Советский спорт».

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Николай Николаевич, добрый вечер.

Николай Яременко: Добрый вечер, коллеги.

Александр Денисов: Николай Николаевич, личная боль: суббота, финал по волейболу Россия – Франция, до тай-брейка дотянули, а потом как отключили нашу сборную!.. У вас какое объяснение? Наверняка многие зрители тоже до сих пор в шоке. Мне даже говорить про это обидно.

Николай Яременко: Для того чтобы выяснить, что происходило, надо быть, конечно, внутри сборной, рядом. Я не могу взять на себя такое право – объяснять, что произошло. Ну, это бывает, это спорт. Вы знаете, ведь не каждый раз… Подвиг – это не то, что по плану может происходить. Поэтому всегда против таких медальных планов, как принято у функционеров, потому что спортсмены там подвиг совершают, а он уже запланировал, знаете, как у Мюнхгаузена: «В 16:00 у меня подвиг», – вот здесь примерно та же самая история. Ну, не все всегда происходит.

Мне единственное хочется, чтобы мы были всегда последовательными. Потому что мы каждый раз говорим про этические вопросы. Нам не нравится, как кусают нас представители других стран, говоря о том, что наша медаль, как у пловца Рылова, «дурно пахнет», «на нем тоже лежит печать этого читерства», как говорили спортсмены. Но при этом, правда, соперники находили в себе силы потом прийти на пресс-конференцию и извиниться за это. Они находили в себе силы и извинялись.

Александр Денисов: А какая медаль у Рылова дурно пахнет? У него две метали – несопоставимых, практически противоречивых, на 100 метров и на 200. Какая дурно пахнет? Или все?

Николай Яременко: Спортсмен, который второй раз проиграл Рылову, об этом говорил.

Вы знаете, для меня важен момент такой. Вот говорили много, что в России не сильно интересуются Олимпиадой, не всех олимпийцев знают. Я вчера была на матче «Динамо» – ЦСКА. Когда объявили за пять минут до конца матча… А там всегда легендарный гонг динамовский кто-то из приглашенных бьет. И вот объявили, что у нас олимпийский чемпион Евгений Рылов. Вы знаете, как взорвался ликующим гулом и аплодисментами весь стадион? И еще попробуй скажи, что не знают спортсменов-олимпийцев. Еще как знают и гордятся!

Александр Денисов: Просто, знаете, Николай Николаевич, не вовремя проводили этот опрос, спрашивали до Олимпиады: «Вы знаете спортсменов?» – «Да мы знаем, что там молодая поросль взойдет. Вот они приедут – и мы их запомним».

Николай Яременко: Нет, самое главное… Вы знаете, я в огромном количестве всяких телевизионных ток-шоу участвовал, в разных круглых столах, потому что спортсменов как бы вывозят активно из Японии. Там регламент, что…

Александр Денисов: За 48 часов, да-да, они должны покинуть.

Николай Яременко: Нужно подать документы, когда ты уезжаешь, когда команда улетает. А за 48 часов ты должен покинуть. И вы знаете, с огромным количеством наших олимпийцев и чемпионов уже посчастливилось пообщаться. Вы знаете, там, конечно, люди задают вопросы. А есть ли у них права, чтобы ездить на машине, которую подарят? А что они думают о своей грядущей наверняка депутатской деятельности? И много других вопросов, которые, наверное, имеют право задавать журналисты.

А я смотрю на ребят молодых – они просто очень устали! Летели же и так далее. И они очень счастливы! Никаких этих калькуляций и подсчетов у них нет. Это просто счастливые люди, которые наслаждаются счастливым моментом. Мне даже жалко, что их по ток-шоу таскают и рассказывают, что им не надо было туда ехать.

Ольга Арсланова: Николай Николаевич, а не кажется ли вам, что вот эта Олимпиада была проверкой на настоящие болельщицкие качества? Потому что без живых зрителей, а все равно люди смотрели любыми доступными способами. Смотрели, болели. Да, вот такие обстоятельства странные, да, Олимпиада такая немножко не настоящая, но тем не менее, если ты увлекаешься спортом и болеешь за свою страну, то тебе это не мешает.

Николай Яременко: Я не думаю, что здесь, поверьте, прямо такая проверка для болельщиков. Многие ли из нас когда-либо ездили на Олимпиады? Нет, наверное.

Ольга Арсланова: Наверное.

Николай Яременко: Чаще мы смотрим футбол по телевизору, чем футбол на стадионе. Каждый из нас футбол по телевизору смотрит чаще. Я думаю, очень ограниченное количество людей, которые по телевизору не смотрят футбол из принципиальных соображений. Поэтому здесь с Олимпиадой то же самое.

Мне важна другая проверка, которая была, – проверка для наших чиновников, проверка для всех сопровождающих. Понимаете, ведь есть очень много глобальных нюансов, надо честно признать, вот честно признать. Я никогда сильно функционеров не хвалю, но Олимпийский комитет, его руководство, и даже не только его руководство, а юристы, они сделали все возможное, чтобы олимпийская команда выступала в Токио.

Надо ли напоминать, какие усилия в прошлом году надо было приложить на слушаниях в CAS, в Спортивном арбитражном суде. Не будь этой всей гигантской работы, не было бы нас на этой Олимпиаде. И спорили бы мы сейчас о судьях, о медалях, не гордились бы 20 раз прозвучавшей величественной музыкой Чайковского.

Причем поехать на игры – это только часть вопроса. Все, кто следил за новостями из Японии, прекрасно знают, насколько тяжелые были эти игры. Дело даже не в ограничениях с флагом, гимном, символикой, использованием слова «Россия». Но все это были причины для потенциальных придирок со стороны, скажем так, заинтересованных коллег. И наши спортсмены, тренеры, представители делегаций сумел пройти этот путь в Токио очень достойно! Если коротко и честно: на провокации не велись, в скандалы не лезли, даже когда нас активно туда затягивали.

И я прекрасно знаю, хотя об этом не принято говорить (и, наверное, это скрывать будут в ОКР), но я знаю, что президент ОКР Станислав Поздняков общался постоянно на эту тему и с федерациями, и с Комиссией спортсменов ОКР, и с самими спортсменами, чтобы не велись на провокации. И все это сыграло свою роль. Команда оказалась готова и ментально, и психологически.

Тем более, да, без зрителей выступают, ковид-протоколы. Ковид не побежден на планете, и надо по ковид-протоколам действовать очень строго, до мельчайших деталей. Мы знаем из новостей, что не всем странам это удавалось, кто-то сбегал посмотреть красоты. Но нам это удалось.

Александр Денисов: Безусловно, нам удалось. Мое личное впечатление (может быть, у вас другое), что все-таки в неофициальном таком зачете победила команда международных спортивных функционеров. Понимаете, все говорят «вместе». Да не вместе! Психостимуляторы нельзя, даже ввозить в Японию нельзя, а кому-то можно. Человек с допингом – нельзя на Олимпиаде появляться, но кому-то можно! Понимаете? Уронить снаряд и стать чемпионом нельзя в принципе, но опять же кому-то можно. Это победа команды функционеров, на мой взгляд.

Николай Яременко: Коллега, коллега, вот давайте не мешать все в одну кучу. Потому что я и по поводу Симоны Байлз могу сказать, что у нас такие спортсмены потом гниют в детдомах для детей с особенностями ментального развития, а тут она становится олимпийской чемпионкой.

Я вам могу сказать и про ленту. У нас все неожиданно стали специалистами по художественной гимнастике, у нас все теперь рассказывают, какая золотая медаль ценная, а вот у израильтянки она не ценная, и пусть она ею не гордится. Вот это неправильно. Здесь тоже надо быть иначе. Я не хочу вас утомлять, но есть правила, которые три года назад очень четко менялись, в художественной гимнастике. Абсолютно честная победа израильской спортсменки. Будет вам интересно – расскажу почему. Но вот здесь не надо…

Ольга Арсланова: Нет, Николай, вы нам скажите главное: нас засудили или не засудили? В целом было судейство справедливым или нет?

Николай Яременко: Нас не засудили. Есть правило, когда ты баллы получаешь и штрафные, которые с тебя снимаются за упавшую ленту, за упавший предмет. Но они снимаются по-разному: потеряла ли ты темпоритм, сделала ли ты шаги навстречу ленте. Ноль шагов – меньше штраф. Два шага – больше штраф. Пять шагов – совсем большой штраф. Она не потеряла темпоритм и она не делала шаги навстречу ленте.

И при этом, хотя наши девочки… Я безумно люблю Дину Аверину! Дина и Арина – это мои любимицы-близняшки. Я когда звоню… У них один мобильный телефон до сих пор на двоих. Очень трогательные девочки! Звонишь одной, говорю: «Передай Арине трубку», – и так далее. Я обожаю их! И их тренера Шаталину обожаю! Но, понимаете, на эмоциях она может считать, что засудили. Тренер может на эмоциях сказать. Но…

Александр Денисов: Николай Николаевич?

Ольга Арсланова: Оп-па! Это не мы, честное слово.

Александр Денисов: Звонок у нас, поговорим. Николай Николаевич, связь у нас рвется.

Ольга Арсланова: Давайте мы сейчас, пока восстановят связь, мы послушаем пока звонок и вернемся к нашей беседе.

Александр Денисов: Сергей, Смоленск.

Ольга Арсланова: Сергей, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Полностью согласен с главным редактором «Советского спорта». Мы просто не так интерпретируем победу израильской спортсменки, которая на самом деле вырвала победу из рук наших спортсменов.

Александр Денисов: Ну как вырвала? Смотрите. У нее сняли сколько? Сколько у нее сняли за этот снаряд, что она уронила, ленту? Сколько там? 0,4. А сколько сняли у нас?

Зритель: В том-то и дело.

Александр Денисов: У наших сколько сняли баллов?

Зритель: В этом и заключается спорт – кто кого переиграет.

Александр Денисов: Да-да-да.

Зритель: Тем более я хочу сказать, что в медальном зачете наша сборная заняла достойное место, несмотря на то что она была на десятом месте по количеству участников и уступала не только таким европейским странам, как Франция, Германия, Италия и ФРГ, но мы и с Испанией шли в ногу, хотя там живет жителей в три раза меньше, чем в Российской Федерации. Мы уступали по количеству участников в том числе Канаде и Австралии, где, соответственно, живет в четыре и шесть раз меньше жителей, чем в нашей стране.

У нас просел бокс. Мы послали туда не тех спортсменов, не тех зачетных спортсменов, которые должны были выступать на Олимпиаде, потому что в их почтенном возрасте нужно было…

Александр Денисов: Сергей, а самый интересный момент – сколько было русских финалов на этой Олимпиаде: по фехтованию, по теннису, даже борьба. Наш Заурбек Сидаков боролся с белорусом. Но кто этот белорус? Это наш, из Махачкалы, просто он перешел год назад в Белоруссию. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо. Блестящая команда у нас была!

Ольга Арсланова: Николай Яременко возвращается к нам. Мы видим, что, действительно, медалей много, победы заслуженные. Судейство, по словам Николая Яременко, было справедливым во всех видах. Так я вас понимаю?

Николай Яременко: Есть правила, на которых мы сами настаивали. Мы всегда сами настаивали на том, что… Если нам не нравится, то давайте, как в фигурном катании, чтобы меньше субъективности было: отсекают самую высокую оценку, самую маленькую оценку, чтобы вот этот субъективный фактор исключить. Но всю же компанию судей не купишь, да?

А вот здесь очень многие сказали: «Посмотрите, как они долго совещаются». Простите, мы сами никогда не настаивали… Мы лидеры в этой дисциплине, но мы никогда не настаивали, что нам надо поменять правила. Поэтому, вы знаете, когда против тебя ударяет то же самое, на чем ты настаивал, как бы глупо об этом говорить.

И мне не нравится, что сейчас начинаются опять эти истории: «Посмотрите, Алишер Усманов – один из спонсоров Израильской федерации художественной гимнастики». Да какое это имеет значение, правда это или неправда? Давайте честно – судейство было честным. И не надо эту бедную израильскую девочку принижать. Она молодец, она завоевала золото в честной борьбе.

Александр Денисов: Николай Николаевич, поняли вас. Спасибо, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Николай Яременко, спортивный обозреватель, главный редактор газеты «Советский спорт», был у нас на связи.

И опрос.

Ольга Арсланова: Да. «Довольны ли выступлением наших спортсменов на Олимпиаде? – спрашивали корреспонденты у жителей разных городов. – И что считаете главным событием этих игр?» Давайте посмотрим.

ОПРОС

Александр Денисов: И продолжим наш разговор с Андреем Леонидовичем Андреевым, главным научным сотрудником Института социологии РАН, доктором философских наук. Он у нас на связи. Андрей Леонидович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Андрей Андреев: Добрый вечер.

Александр Денисов: И наш второй эксперт – Олег Леонидович Чернозуб, ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ. Олег Леонидович, приветствуем вас.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Олег Чернозуб: Добрый вечер.

Александр Денисов: У меня к вам вопрос, один на двоих: что делает Олимпиаду Олимпиадой? Только ли медали, очки, рекорды? Или что-то еще? Вот будут ли про Токио вспоминать так же, как, например, мы вспоминаем Олимпиаду-80, и снимать такие фильмы добрые, как «О спорт, ты – мир!»? Что их отличает или не отличает? Андрей Леонидович, давайте начнем с вас. Понятно, безусловно, были особые обстоятельства – ковид, отсутствие зрителей, но тем не менее. Андрей Леонидович?

Андрей Андреев: Вы знаете, я внимательно смотрю зарубежную прессу. И относительно Олимпиады надо сказать… Вот я сейчас послушал наших граждан, выступающих телезрителей. У нас как-то с большим энтузиазмом воспринимается Олимпиада, чем в зарубежных странах. Ну конечно, там тоже у людей разные мнения, но очень много разочарованных голосов. И эти разочарованные голоса связаны с тем, что те недостатки, которые, в общем-то, конечно, всегда были присущи большому спорту, потому что там, где большой спорт, там и коммерция, там и политические всякие дела тоже. Ведь Московская Олимпиада тоже не гладко прошла, с точки зрения политической, да?

Александр Денисов: Ну, туда не приехали США, ФРГ и Япония, а все остальные, в общем, приехали.

Андрей Андреев: Приехали. Ну, сами понимаете, США – это ведущая спортивная держава тоже. Конечно, жаль, что их не было. И это смазало, безусловно, впечатления. Но сейчас очень много откликов в зарубежной печати о том, что Олимпийское движение действительно находится в кризисе, потому что оно коммерциализируется активно и очень много политики, очень много политических интриг. Иногда реальной интриги, может быть, и нет, но уже, так сказать, такой создан фон, что люди во всем подозревают.

Вот мы видим случай с сестрами Авериными, да? Разные мнения. Люди воспринимают это, так сказать, как выпад против нас, да? Может быть, его и не было. Но ведь эти ощущения, эти впечатления тоже не на пустом месте возникли. И мы знаем, что политиканства очень много вокруг Олимпиады и на самой Олимпиаде было. Поэтому, конечно, проблемными становятся Олимпийские игры.

Александр Денисов: Андрей Леонидович, будут ли вспоминать с теплотой, так же как вспоминают Олимпиаду-80, вспоминать игры в Токио?

Андрей Андреев: Ну, жизнь покажет. Я не берусь тут прогнозировать.

Александр Денисов: По ощущениям.

Андрей Андреев: В нашей стране точно Олимпиаду-80, конечно, Токио не перекроет.

Ольга Арсланова: В любом случае любую домашнюю Олимпиаду всегда воспринимаешь ближе.

Андрей Андреев: Ну конечно, конечно.

Александр Денисов: Олег Леонидович, а вы как думаете? Андрей Леонидович, спасибо. Олег Леонидович, вы как думаете? Олимпиаду делают только ли награды, очки, рекорды или что-то еще?

Олег Чернозуб: Я думаю, что Олимпиаду делают прежде всего ее зрители, прежде всего ее общественно-политическое звучание. Наши уважаемые участники передачи, которые отвечали на вопросы корреспондентов, они, конечно, я так думаю, давали так называемые социально одобряемые ответы. «Олимпиада – это хорошо?» – «Да, хорошо. Это такое дело, что ой-ой-ой!» А вот мы провели исследование и просили хотя бы спортсменов каких-нибудь известных назвать. Естественно, никто ничего не знает.

Александр Денисов: Правда, вы проводили это исследование до этого, отметим.

Олег Чернозуб: Да-да-да. Ну, к Олимпиаде. Естественно, спорт вообще и Олимпийские игры в частности постепенно, за вычетом буквально отдельных видов спорта, постепенно уходят на периферию общественного сознания. Это связано прежде всего со стагнацией любительского спорта и со все большей коммерциализацией того, что собственно от спорта осталось. Неслучайно в глубинах народного сознания родилась поговорка, которую я тоже разделяю и в этом смысле не могу быть объективным. Поговорка звучит так: физкультура – сила, спорт – могила.

Да, действительно, любой человек, кто более или менее занимался спортом, он понимает, что мы уже давным-давно вышли на пределы физических возможностей человека. И те замечательные новые рекорды, которые мы можем наблюдать в спортивных залах, на площадках, в бассейнах и так далее, – это в огромной степени… я не хочу обижать спортсменов, поэтому не скажу, что на 100%, но в огромной степени заслуга не столько спортсменов и тренеров, а сколько фармацевтов и физиологов.

Ольга Арсланова: То есть, Олег Леонидович, вы считаете, что такие грани, границы человеческих возможностей зрителей все меньше и меньше вдохновляют, потому что не совсем естественным образом достигаются?

Олег Чернозуб: Это во-первых.

Во-вторых, сам процесс коммерциализации спорта заставляет зрителей все чаще и чаще задумываться о том, а что он смотрит. Вы знаете, что интересно, в истории человечества это все уже было. Как мы с вами знаем, первые Олимпиады и вообще Олимпийское движение (греческое) было любительским, там никто профессионально спортом не занимался.

Ну, в частности, все мы знаем, что известный философ Платон на жизнь себе зарабатывал, получая деньги от учеников и от сильных мира сего, консультируя их по широкому спектру вопросов. И вместе с тем был олимпийским чемпионом по самому на тот момент крутому виду спорта – по панкратиону. Но он панкратионом не зарабатывал себе на жизнь.

Все это закончилось с нашествием Рима. Олимпийские игры постепенно зачахли, и спорт сместился в то, что мы сейчас наблюдаем. Спортом стали различного вида гладиаторские бои. И уже через несколько столетий на развалинах Колизея по всей Римской империи (ну, по западной ее части) паслись козы.

Примерно то же самое происходит на наших с вами глазах. Профессиональный спорт, который знала Европа современная, – это борьба, когда борцы в цирках, преимущественно в XIX веке, устраивали состязания. За этими состязаниями наблюдали толпы болельщиков.

И именно с того периода в связи с этой практикой в нашу жизнь вошло еще одно крылатое выражение, называется «гамбургский счет». Я думаю, что большинство наших зрителей не знают, откуда оно происходит. А происходит оно от соревнований, которые время от времени профессиональные борцы устраивали в Гамбурге за закрытыми дверями, для того чтобы на самом деле выяснить, кто на каком месте и кто из них умеет бороться. Потому что полностью все публичные состязания были – как сказать? – коммерческими. Они были куплены, проданы, и по второму разу проданы и куплены.

Поэтому проблема современного профессионального спорта заключается прежде всего в том, что он профессиональный. И во-вторых, он должен быть организован так, чтобы из зрителей извлечь как можно больше денег. Поэтому здесь формируется объективная база, материальные предпосылки для того, чтобы зрители во всем этом процессе был последним человеком, задача в отношении которого заключается не в том, чтобы ему помочь развиться, призвать его, так сказать, к светлому будущему, сориентировать на собственное развитие, непосредственно на физкультуру, а задача заключается в том, чтобы приковать его внимание всеми возможными средствами…

Александр Денисов: Олег Леонидович, ну тогда, следуя вашей логике… Мы начали с того, как вы говорите…

Олег Чернозуб: …и извлечь из него денежные средства.

Ольга Арсланова: Показать ему рекламу.

Александр Денисов: Да. Вы сказали, что Олимпиаду делают не рекорды, точнее, не только рекорды, но зрители. Эту Олимпиаду, если верить организаторам, – сколько? – 4 или 5 миллиардов по всему миру посмотрели. Там тоже очередная планка взята, столько до этого не было зрителей. То есть все-таки праздник состоялся. Я правильно вас понимаю? Если следовать вашей логике, Олимпиада состоялась, и это было прекрасно?

Олег Чернозуб: Ну, в мировом масштабе – да, конечно, праздник состоялся. И здесь мы должны понимать, что как раз в связи с ограничениями, связанными с пандемией, количество зрелищ, которые людям нужны… И мы не должны это забывать. И мы не должны, кстати говоря, свысока и презрительно относиться к тем людям, которые эти зрелища потребляют.

Александр Денисов: Нет, ни в коей мере! Но я чувствую, что все-таки ваше личное мнение немножко другое. Не зря вы столько про коммерцию. И Андрей Леонидович говорил, и вы говорите. То есть у вас впечатление от этой Олимпиады другое?

Олег Чернозуб: Я хотел закончить свое долгое выступление, извините ради бога, тем, чтобы отметить третий пункт. А третий пункт заключается в том, что мало того, Олимпийское движение и спортивные соревнования в целом стали коммерциализированными, а они на наших глазах становятся еще и политизированными. То есть это дополнительный фактор, который, безусловно, живое и искреннее внимание зрителей к спортивным соревнованиям убивает. И по-другому он с этим вниманием поступать не может.

То есть можно будет зрительское внимание удерживать хитрыми ходами, какой-то яркой шумихой, агрессивной, но фундаментальная основа для этого внимания, а именно глубинный, реальный интерес человека и интерес к человеку организаторов соревнований, конечно, он этими факторами нарушается, разрушается, сводится на нет.

Александр Денисов: Слово Андрею Леонидовичу дадим. Андрей Леонидович, для вас это было праздником? Еще раз откровенно вас спрошу. Вот эта Олимпиада. Вы же застали Олимпиаду-80, наверняка сравнивали.

Андрей Андреев: Ну конечно, конечно. Нет, для меня любая Олимпиада – праздник. В общем, действительно, праздник этот состоялся. Но мы (я думаю, что и Олег Леонидович со мной согласится) говорим о тенденциях. Да, в общем, все было хорошо и здорово, если не считать этих шероховатостей, о которых мы уже тут сегодня несколько раз говорили. Но перспектива для меня совершенно не ясна. И это связано, между прочим, не только со спортом, а это связано с очень глубинными изменениями в цивилизации. Понимаете…

Александр Денисов: Андрей Леонидович, спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Простите, что прервали на полуслове. Время у нас вышло, к сожалению.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)