Итоги пресс-конференции Владимира Путина. Международная безопасность

Гости
Владимир Жарихин
политолог
Виктор Литовкин
военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке

Ольга Арсланова: Это программа «ОТРажение», «Общественное телевидение России». У нас сегодня необычный эфир. Мы следили весь день за пресс-конференцией Владимира Путина, за его общением с журналистами. Очень много вопросов мы еще не успели обсудить и будем делать это в ближайшие почти 2 часа, да?

Александр Денисов: Да. У всех нас свежи впечатления от проектов соглашений по безопасности между Россией и США, между Россией и НАТО, ну, считая, тоже США, суть которых проста: действуйте в своих национальных пределах, если не одумаетесь, то... А вот интересно, что. Владимир Путин этот интерес чрезвычайно усилил, высказавшись в хлесткой манере. Все-таки вот эти проекты оказались не просто проектами, а ультиматумами Западу.

Владимир Путин, президент РФ: Наши действия будут зависеть не от хода переговоров, а от безусловного обеспечения безопасности России сегодня и на историческую перспективу. В этой связи мы ясно и четко дали понять, что дальнейшее движение НАТО на восток неприемлемо. Ну чего здесь непонятного? Мы, что ли, ставим ракеты рядом с границами Соединенных Штатов? Нет, это же Соединенные Штаты со своими ракетами пришли к нашему дому, на пороге нашего дома находятся уже. Ну разве это какое-то избыточное требование, не ставить больше никаких ударных систем у нашего дома? Поэтому важен не ход переговоров, важны результаты.

Ну разве мы не знаем, я же много раз уже об этом сказал, и вы наверняка знаете хорошо: ни одного дюйма на восток, сказали нам в 1990-е гг. Ну и чего? На-ду-ли, просто нагло обманули. Пять волн расширения НАТО, и теперь уже, пожалуйста, в Румынии, сейчас в Польше появились соответствующие системы. Вот о чем речь. Ну поймите же вы в конце концов, не мы кому-то угрожаем. Мы, что ли, пришли туда, к границам США, или к границам Великобритании, или куда? К нам пришли и теперь еще говорят: «Нет, теперь и Украина будет в НАТО», – значит, и там будут системы. Или бог с ним, не в НАТО, на двусторонней основе будут базы и ударные системы вооружений. Ну вот о чем идет речь. А вы требуете от меня каких-то гарантий – вы должны нам дать гарантии, вы, и немедленно, сейчас.

Александр Денисов: Эту тему мы обсудим с нашими экспертами. В студии Владимир Леонидович Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ, – Владимир Леонидович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, добрый вечер.

Владимир Жарихин: Здравствуйте.

Александр Денисов: Стал вас взглядом наш... И Виктор Николаевич Литовкин, военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке, – Виктор Николаевич, здравствуйте.

Виктор Литовкин: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Похвастаюсь, Оля сегодня хвасталась, я тоже буду хвастаться: в Женеве я выкрикнул из зала президенту на пресс-конференции вопрос, была ли попытка ввести нас в заблуждение, в обман. Президент тогда отшутился, мне было страшно неловко, я даже не хотел в сюжет этот фрагмент брать, но сейчас его все цитируют: «Обман, синий туман, давайте не будем...»

Владимир Жарихин: То есть он вам ответил на вопрос, но несколько позже.

Александр Денисов: Ответил-ответил, «сейчас песни начнем петь, иностранцы нас не поймут». Все-таки, возвращаясь к тому вопросу и вот к этому ответу, все-таки обман и синий туман, как считаете?

Владимир Жарихин: Ну, обман, ну да, синий туман. Но надо учиться на этом, в конце концов, и больше не поддаваться на обманы. Вообще, если вот общее впечатление от этой пресс-конференции, я уже посмотрел реакцию коллег, некоторые говорят: ну вот как-то не хватало огонька, темперамента, как-то вот был слишком, может быть...

Александр Денисов: Да куда ж огненнее?

Владимир Жарихин: Да.

Александр Денисов: Вот эта фраза, что «немедленно и сейчас».

Владимир Жарихин: Ну вот насчет «огненный». Понимаете, действительно он угадал необходимость сейчас говорить все-таки, я бы сказал, вот так вот, что называется, спокоен как уда, вот успокоить людей, потому что COVID, эти все крики «завтра война» вообще... И надо сказать, они оттуда, с Запада, проникали и к нам, людей невротизировали. И поэтому он совершенно спокоен был. Он, когда задал наш журналист вопрос по поводу всей этой истории с вот этими российскими предложениями, которые называют...

Александр Денисов: ...ультиматумами.

Владимир Жарихин: ...ультиматумом, да, он сказал: все нормально, они их приняли к рассмотрению, будем в январе рассматривать, так что спокойно встречайте, мол, Новый год.

Александр Денисов: В Женеве, кстати...

Владимир Жарихин: А вот когда уже журналист Fox News решил покачать, что называется, проверить, задать фактически вопрос, который будет не вопросом, а проверкой, а готова Россия поддаться. Когда он задал этот вопрос, тут же получил в лоб, что называется, – это вы должны, а не мы, подвинуться, вы сюда пришли, а не мы. То есть он четко, так сказать, регулировал: здесь спокойствие, все нормально, встречаем Новый год, ха-ха, а вот здесь не ждите от нас больше мягкости, ее больше не будет. И слава богу.

Александр Денисов: А вот, кстати, интересный момент, Владимир Леонидович (Виктор Николаевич, вам еще слово дадим), вы сказали, выбрал момент. А что вот в этом моменте было такого, что вот все, именно сейчас как раз и публикуем? Что, НАТО развернулось только сейчас в Румынии, в Польше? Вот эти установки, которые за две минуты перепрограммируются в ударные, – это было даже не год, не два, не три назад.

Владимир Жарихин: Вы понимаете, в чем дело? Мне кажется, так сказать, вот произошел психологический перелом. Раньше мы все-таки, надежда была у руководства нашей страны, надежда была: мы до них достучимся, мы им объясним и они поймут. Ну хорошо, эти не поймут, придут другие, может быть, более разумные, придет другой президент в Штатах, он послушает, поймет. А здесь совершенно четко уже поняли: все, только угроза на угрозу, только размен и только жесткие переговоры. Теперь, так сказать, мы уже никого уговаривать не будем. Поэтому, понимаете, я и говорил, что этот ультиматум, да, он направлен туда, для них, но он направлен и для нас самих. Мы как бы подвели черту этим ультиматумом, что, так сказать, отступления нет...

Александр Денисов: Для себя.

Владимир Жарихин: И те, кто внутри продолжают говорить: «Да как-то мы с ними договоримся, да вот они вроде поймут, что больше на нас не надо давить, и отстанут», – нет, только сила на силу, давление на давление.

Ольга Арсланова: А вот об этой силе, Виктор Николаевич, хотела бы спросить. Президент в цитате говорил, да, «надули», обещали не расширять, а вот пятая волна расширения НАТО на восток. Но на вопрос, а будет ли война, собственно, вопроса к оппонентам, что мы вот этому расширению можем противопоставить? Что это может быть за сила? Потому что, честно говоря, волнение не исчезло, если это будет военная сила.

Виктор Литовкин: Ну, войны не будет, потому что понятно, два лагеря, скажем так, обладающие ракетно-ядерным оружием, воевать не могут. Да, могут быть какие-то пограничные конфликты, могут быть события на Украине, но не связанные с ядерным оружием. Потому что мы знаем, что за Украину ни Соединенные Штаты, ни НАТО воевать не будут.

Александр Денисов: Байден сказал впроброс, уходя с пресс-конференции: «Такой вариант даже не рассматривается».

Виктор Литовкин: Да-да-да.

Александр Денисов: Я считаю, это просто откровение.

Виктор Литовкин: Нет, ну это понятно, потому что, ну... Я иногда говорю, что надо быть клиническим самоубийцей, чтобы начинать войну с Россией, никто этого не будет делать. Но провокации одна за другой, и расширение НАТО на восток – это тоже многоходовая провокация, это попытка показать России ее место, что Россия должна быть прилежным учеником, а мы из-за океана или из Брюсселя будем вам рассказывать, как вы себя должны вести. Вы обратите внимание на то, что были переговоры Путина с Байденом в Женеве, да, вроде бы договорились, какие-то комиссии создали...

Александр Денисов: Группы.

Виктор Литовкин: ...по стратегической стабильности...

Александр Денисов: Безопасности и кибербезопасности.

Виктор Литовкин: ...по кибербезопасности разговаривать. Выступает Блинкен, глава внешнеполитического ведомства Соединенных Штатов, и все опрокидывает: ультимативный тон, вранье на каждом шагу, нам рассказывают, какие мы нехорошие, и т. д. Куда это годится? Будет наконец какое-то соглашение о безопасности, будет признана равная безопасность для всех сторон, будут с нами разговаривать уважительно, так, как мы этого заслуживаем, как вторая мировая держава, обладающая самым большим ядерным потенциалом? Оказывается, не хотят они этого делать, они хотят быть, как Блинкен сказал, если не будет Америки, кто будет управлять миром? Спрашивается, только вас и ждали, чтобы миром управлять. Без вас 250 лет, которые вы существуете, а до этого миром никто не управлял, что ли? Так что...

Ольга Арсланова: Виктор Николаевич, и все-таки что мы можем сделать?

Виктор Литовкин: Что мы можем противопоставить, да? Ну давайте...

Александр Денисов: «Циркон» можем?

Виктор Литовкин: «Циркон» обязательно можем. Но давайте вспомним...

Ольга Арсланова: Страшно...

Владимир Жарихин: И «Посейдон» можно...

Виктор Литовкин: Тут есть очень маленький... Ну, «Посейдон» – это уже оружие Судного дня.

Александр Денисов: Это во вторую очередь.

Ольга Арсланова: Кхе-кхе.

Виктор Литовкин: Давайте вспомним, как нас все время обманывали. Вот поставили они Aegis Ashore в Румынии и поставили в Польше. Перед этим они нам рассказывали, что это было сделано для нестабильных режимов, которые нам угрожают...

Александр Денисов: От Ирана.

Виктор Литовкин: Иран, Северная Корея. Я когда-то у Рамсфельда, министра обороны Соединенных Штатов, спрашивал, как Северная Корея может угрожать Соединенным Штатам, где Северная Корея и где США, – «Вы не понимаете, это законы физики и географии». Ну ладно, старенький Рамсфельд был, я был молодой, задорный и т. д. Но потом они начали рассказывать, что это операнды, а потом признались: да, ребята, это против вас. Потом они рассказывали нам, что это оборонительные системы, там против ракет малой и средней дальности, что никогда в эти пусковые стаканы Mk 41 не загружались «Томагавки», что мы им указывали. Вот Трамп вышел из договора ракет средней и меньшей дальности и тут же продемонстрировал нам, что на земле то же самое можно сделать, те же «Томагавки» в те же пусковые стаканы.

Я почему так долго это подвожу? У нас «Циркон», и у нас «Калибры» тоже на море, они не подпадают под договор о ракетах средней и меньшей дальности, которого в принципе уже не существует. Но как только они поставят эти «Томагавки» на землю, у нас и «Циркон» на земле может быть, и «Калибр» может на земле, и еще много чего может быть на земле. У нас есть система «Искандер-М», она стреляет на 500 километров. Ну вот от Калининградской области, там граница с Польшей 500 километров, когда-то Меркель говорила, они достают до Берлина, но, слава богу, они могут достать до Бюхена, где у американцев хранятся атомные бомбы.

Необязательно ядерная боеголовка будет у «Искандера», но атомные бомбы, которые нам прямо угрожают из Европы, и в Европе американцы в нарушение договора о нераспространении ядерного оружия проводят, Комитет ядерного планирования при НАТО есть, куда входят все страны, не обладающие ядерным оружием, кроме Франции, Франция обладает ядерным оружием, но она туда не входит принципиально. Они переоборудовали самолеты стран, не обладающих ядерным оружием, – это все в нарушение договора, приспособления по применению этих бомб. Они обучили летчиков, немцев, датчан и т. д., применению этих бомб. Они несут, эти самолеты несут боевое дежурство на аэродромах в Эстонии, в Латвии и в Литве, в Польше. Это для нас прямая угроза. Владимир Владимирович говорил о ракетах, которые могут быть, но уже сейчас прямая угроза. Сколько лететь, как вы думаете, от базы «Эмери» под Таллином до Санкт-Петербурга?

Александр Денисов: Ну, 7 минут, мы слышали, 10?

Виктор Литовкин: 180 километров по прямой, 180 по прямой.

Александр Денисов: Ого.

Виктор Литовкин: Ну что это такое? Я думаю, что если мы поставим свои «Искандеры», вот Александр Григорьевич Лукашенко просил нас...

Александр Денисов: Если они перестанут «грибы» разводить в своих этих...

Виктор Литовкин: Да-да-да.

Александр Денисов: Знаете, они же там «грибы» разводят в шахтах.

Виктор Литовкин: Да. Если в Польшу привезут американцы ядерное оружие, но они туда не привезут его, он попросил нас туда поставить ядерное оружие. Ну вот «Искандер» с ядерными боеголовками. Александр Григорьевич...

Ольга Арсланова: Он нам разрешит поставить там.

Виктор Литовкин: Да. Он говорит, сараи он все сохранил, ха-ха, хотя они должны были быть разрушены, и вот туда наши «Искандеры» встанут.

Александр Денисов: Пока далеко не ушли. Вы рассказывали, что страны, которые даже не входят в альянс, тем не менее они им помогают с вооружением. Заглядываем в 7-ю статью вот этого проекта соглашения, договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о гарантиях безопасности, 7-я статья: «Стороны исключают развертывание ядерного оружия вне национальной территории (это формулировка наша ключевая, «вне национальной территории, только там у себя, в своей норе возитесь), возвращают такое оружие, уже развернутое за пределами национальной территории, на национальную территорию. Вот как думаете, им этот пункт? Они внимательно изучают, Владимир Путин сказал, что готовы к дискуссии.

Виктор Литовкин: Я думаю, что они вряд ли его вернут.

Александр Денисов: Вряд ли?

Виктор Литовкин: Почему? Потому что ядерное оружие, которое они разместили в Европе, – это оружие, которое повязывает их общим преступлением, я бы так сказал.

Александр Денисов: Где оно есть? В Польше, в Румынии есть?

Виктор Литовкин: Где оно есть? Нет, оно есть в Италии, оно есть в Бельгии, оно есть в Нидерландах, оно есть в Германии, оно есть в Турции.

Александр Денисов: Ядерное?

Виктор Литовкин: Ядерное оружие. Американские бомбы свободного падения B61, которые они сейчас модернизируют, B61-12 будет, которые прицепляются к самолетам F16 и Tornado, Eurofighter, они могут подвешиваться под этими самолетами. Поэтому вот это для нас, я еще раз повторюсь, прямая угроза, их должны убрать. Но американцы вряд ли согласятся на это. Но любые переговоры, любой договор – это поиск компромиссов, да? Вот хотя Столтенберг сказал, что мы не признаем этих ультиматумов и т. д., и т. п., но американцы сказали, что мы будем разговаривать.

Александр Денисов: Ну, не он тут главный в этих переговорах, мы прекрасно понимаем.

Виктор Литовкин: Я хотел это сказать, он вообще никто.

Александр Денисов: Никто, да. Равно как и дама, отвечающая за оборону в Германии, там у них сейчас дама...

Виктор Литовкин: Не только, во Франции, у нас в Норвегии... Женщин много.

Александр Денисов: И кстати, мы только «за»: чем больше у них дам отвечает за Министерство обороны, тем мы спокойнее будем жить.

Владимир Леонидович, вопрос: может... ? Вот мы, я вас спросил, почему именно этот момент выбрали. А может быть, это момент силы? Мы четко отдаем себе отчет, что мы уже сильнее, причем существенно, чем США, в оборонном планете, а Китай уже сильнее, Владимир Путин говорит, что станет, уже стал, сильнее в экономическом плане, чем США. То есть момент истины все, вот он в данный момент исторический?

Владимир Жарихин: Ну, тут несколько моментов истины, знаете. Вот я подумал: они сейчас нас еще чем пугают, вот эти смартфоны? Смартфоны, без смартфонов вы не проживете и т. д. Вы понимаете, в чем дело...

Виктор Литовкин: Как без французского сыра, который...

Владимир Жарихин: Все патентное право... Они говорят: «Мы не будем вам передавать технологии», – все патентное право основано на чем? Человек патентует, но при этом заключает договор, что за плату любой может использовать этот патент. Но если они закрывают возможность использовать эти патенты, значит, мы имеем полное право использовать их без их разрешения. И таким образом спокойно копировать их iPhone, копировать их технологии, запчасти для самолетов и т. д., и т. п. Поэтому это во многом пугалки на самом деле, они на это, прекрасно это понимая, на самом деле не пойдут.

Александр Денисов: Но все-таки момент силы, как, согласны с этим утверждением, что очевидно, что расклад ясен даже самим американцам, потому они взяли эти бумажки, женщина, я не помню, в синем пальто, взяла их, прижала к груди и поехала в США с этими бумагами, а мы их выложили на странице МИД в интернете?

Владимир Жарихин: Нет, ну понимаете, конечно...

Александр Денисов: Они понимают, что все.

Владимир Жарихин: Конечно, это... Это игра, это игра, я бы сказал, достаточно рискованная. Владимир Владимирович не на этой пресс-конференции, несколько раньше, но правильно сказал, что они прижали нас к стенке, у нас нет другого выхода. И да, мы готовы идти на эту рискованную игру, потому что любые другие варианты для нас еще хуже. И поэтому они тоже должны понимать, что коль скоро мы решились на, так сказать, этот, как его называют они, ультиматум, нам действительно уже отступать некуда и мы действительно готовы рисковать. Но в то же время сказать, что мы уж рискуем термоядерной войной, что она тут в январе точно начнется... Ну, знаете, это для ток-шоу, которые...

Александр Денисов: ...с неквалифицированными экспертами.

Владимир Жарихин: ...зачастую теряя популярность, начинают раскручивать вот это, не задумываясь о том, как они действуют на людей. Владимир Владимирович очень хорошо сегодня успокаивал людей, он говорил не только и не столько об этой проблеме, которой мы сейчас с вами посвятили столько времени, а говорил о школах, говорил об ипотеке, говорил о тех проблемах, которые должны волновать людей каждый день, а не проблемы только отношений с Америкой в вооружениях, кто кого круче и т. д., и т. п.

Александр Денисов: Раз к внутренним делам подталкиваете, подхватываю вашу подачу. Про Китай зашла речь, Китай, кстати, поддержал вот эти наши ультиматумы США. Сравнение, для Белоруссии не в пользу было сравнение с Китаем: если Китай – это сотрудничество выше союза, всеобъемлющее и не имеющее аналогов в современной истории, президент сказал, то Белоруссия, наше взаимодействие даже хуже, чем взаимодействие в Европейском союзе между странами. Вот не обидно? Мне, честно говоря, было грустно такую констатацию услышать. Да, мы топчемся...

Владимир Жарихин: Ну вот вопрос был от «Синьхуа», да...

Александр Денисов: Да, вопрос, да, про Китай, вот сравниваю.

Владимир Жарихин: Три дня назад «Синьхуа» брало у меня интервью по поводу итогов встреч наших президентов. Я там наговорил, и, самое интересное, они даже из того, что я наговорил, сделали нечто вроде клипа, перемежая это всякими индустриальными пейзажами, как мы хорошо заживем, когда вместе будем, самолеты у нас будут совместные летать и т. д. Они тоже очень заинтересованы на самом деле. Хотя у нас любят поговорить: вот они там такие-сякие, они наш лес забирают... Вообще-то они силой не забирали, мы сами отдавали...

Ольга Арсланова: ...с удовольствием в аренду.

Владимир Жарихин: ...а сейчас, кстати, начали наводить в этом порядок, вот. Поэтому действительно с Китаем у нас все хорошо, но при этом говорить, что у нас совсем плохо с Белоруссией, я бы не стал. Я бы сказал, что, если послушать Александра Григорьевича, такое создается, на язык он немножко невыдержанный...

Александр Денисов: Несдержанный, несдержанный.

Владимир Жарихин: Да, несдержанный. А если смотреть на реальные дела в отношениях, по-моему, все достаточно нормально, тем более в военно-технической области, да?

Виктор Литовкин: Ну, надо вспомнить, если сравнивать с Евросоюзом, что он создавался уже 60 лет, как бы от ассоциации металла и угля, стали и...

Александр Денисов: Со второй попытки, первая попытка Евросоюза при Гитлере была, вот как раз...

Виктор Литовкин: Да-да-да. И потом... Евросоюза есть надевросоюзные всякие формы, не только Парламентская ассамблея, но там есть Совет Европы и т. д., назначаются главы этих структур. А у нас такого нет, у нас есть Союзное государство, которое еще не имеет общей Конституции, не имеет общего рубля и т. д., и т. п. Так что сравнивать... И потом, у нас это 10–15 лет всего происходит, с Евросоюзом сравнивать бессмысленно. Но у нас, да, есть единение. Я вот вчера прилетел из Минска, прекрасный город, красивый, чистый, аккуратный, люди живут хорошо и т. д. И я думаю, что они понимают, что они живут еще и потому, что они в союзе с нашим государством. И они не беспокоятся за свою безопасность, потому что за спиной у них находится Россия с ракетно-ядерным оружием. Я не первый раз произношу эти слова, но все должны помнить, что мы имеем оружие сдерживания любого агрессора, и никто воевать с нами по-настоящему не захочет и не рискнет.

Но вопрос в том, что в этом соглашении, которое мы предложили американцам, ключевое звено – это Украина. И надо понимать, что сегодня главное – это Украина. И когда будут идти переговоры и какой-нибудь там будет компромисс или, грубо говоря, размен, то не будет размена по Украине. Если размен будет по Украине, то, ребята, убирайтесь с Украины, убирайте свои базы, убирайте своих инструкторов с Украины, убирайте свое оружие с Украины и не подталкивайте Украину к братоубийственной войне на Донбассе. Потому что если на Донбассе развернется широкомасштабное наступление, то понятно, что Россия не останется в стороне, что там проживает уже полмиллиона граждан Российской Федерации, и мы обязаны по Конституции их защищать. И какие действия будут? Судя по тем словам Владимира Владимировича, это будут решительные действия, ну примерно так, как это было в августе 2008 года, когда...

Александр Денисов: Вы имеете в виду позавчера на заседании в Минобороны?

Виктор Литовкин: Да-да-да. Ну, это нельзя разделять, совет, заседание Военного совета Министерства обороны и сегодняшнюю пресс-конференцию, в принципе это общее мероприятие, оно структурировано в едином плане, с одной идеологией. И те слова, которые были сказаны в Министерстве обороны, были повторены сегодня, ну, может быть, в другой окраске, но по сути это были одни и те же слова.

Ольга Арсланова: Виктор Николаевич, мы понимаем, что вот этот ультиматум, который по сути ультиматум, хотя по форме президент его предпочитает так не называть, – это попытка составить новую карту взаимоотношений с Соединенными Штатами Америки. А мы понимаем, что для того, чтобы карту перерисовать, должен измениться ландшафт. Изменился ли он? Возможны ли действительно какие-то качественные изменения в отношении США к нам и у нас к Соединенным Штатам?

Виктор Литовкин: Ну, пока у американцев не изменилось отношение к нам, они все продолжают быть высокомерными, заносчивыми и пытаются учить нас, как нам жить, да, это их норма поведения...

Ольга Арсланова: К сожалению, они могут себе это позволить пока что.

Виктор Литовкин: Нет, я думаю, что они уже не могут так себе позволить, потому что если ты хочешь разговаривать со своим партнером, то надо разговаривать на равных, и мы им об этом говорим. И подтверждаем это требование, которое заложено в этом проекте соглашения, подтверждаем нашими достижениями в военной области, в военно-технической области: это гиперзвуковой блок «Авангард», который полк развернут на Алтае у нас; это полк самолетов МиГ-31 с «Кинжалом», гиперзвуковой ракетой, которую несет он; это «Цирконы», которые мы ставим на корабли.

И самое главное, я всегда хочу рассказать людям, что «Цирконы», «Калибры», «Ониксы» и торпеды у нас сегодня строятся в одной пусковой установке, это универсальная пусковая установка. Это большое достижение в том смысле, что не надо тратить средства дополнительные, чтобы для каждой ракеты делать свою пусковую установку, в одной пусковой установке все это может запускаться. И несмотря на то, что у американцев, конечно, 11 ударных авиационных группировок, у нас в принципе ни одной, но вот, обладая таким вооружением, мы как бы ставим себя почти на одну ногу с американским флотом, самым сильным, самым мощным флотом в мире.

Александр Денисов: Говорят, он уже ветхий, да-да-да.

Виктор Литовкин: Ну, тем не менее они строят авианосцы каждые 5 лет, новый авианосец атомный, но неважно, дело не в этом смысле. Дело в том, что у нас есть средства борьбы с авианосцами. Я уж не буду углубляться в детали, как это может происходить. Но я хочу сказать, что это основание разговаривать с американцами на равных и показать им, что они не могут больше разговаривать с нами через губу, мы этого никогда себе не позволим и им тоже.

Александр Денисов: Владимир Леонидович?

Владимир Жарихин: Вот сегодня в дискуссии в очередной раз наш новый молодой лидер «Яблока» сказал любимый довод: куда мы лезем? У нас 2% мирового ВВП...

Александр Денисов: Это лидер, которого не выбрали, все-таки надо сделать примечание.

Владимир Жарихин: Ну, я не очень разбираюсь в последнее время в партийном строительстве...

Александр Денисов: Не прошел в Думу, да-да-да.

Владимир Жарихин: У меня возникает вопрос: а когда был Карибский кризис, сколько у нас было мирового ВВП и сколько ВВП по отношению к Штатам, которые имели тогда 26% мирового ВВП? А сколько у нас было тогда ядерных зарядов? Это сейчас у нас паритет, а тогда было, по-моему, 1 к 20, у нас 1, а у них 20, да? И тем не менее они вынуждены были пойти, когда мы жестко поставили вопрос, на переговоры с нами. Так что нечего себя ушами по щекам бить и говорить: «Вот когда мы через 20 лет достигнем там чего-то такого, тогда мы можем говорить, а пока, мол, надо помалкивать».

Виктор Литовкин: Можно один, можно минуточку?

Александр Денисов: Да-да-да, конечно-конечно.

Виктор Литовкин: Вспомните пример, когда Дональд Трамп обещал Ким Чен Ына превратить в радиационную пыль.

Владимир Жарихин: Да-да-да.

Виктор Литовкин: Подогнал к берегам Северной Кореи три ударных авиационных группировки, на каждом авианосце до 90 самолетов ударных. И что? Они там потолкались-потолкались и бежали, а потом Трамп предложил Ким Чен Ыну встретиться и переговорить за столом. Так что не все как бы весовые категории можно так вот пренебрежительно сравнивать, что вот у Северной Кореи ничего нет, а Америка – это ведущая мировая держава. Нет, воля, решительность, правота, которая стоит за тобой, историческая правота, геополитическая правота, позволяет разговаривать со всеми на равных, когда у тебя есть за спиной то, что есть у нашей страны.

Александр Денисов: Да. Вот Виктор Николаевич сказал, что нужно воспринимать, да, действительно, это единая линия прочерченная, сегодня, да, что-то эмоциональнее, экспрессивнее было. Что касается Украины, Владимир Леонидович, как считаете, мы подошли к четкой формулировке, к четкому пониманию и для нас, и для них относительно Украины? Президент вот как раз в Министерстве обороны сказал «государство-экстремист». Вот мы перестали употреблять «братья и сестры», уводящую нас от сути происходящего, от смысла. Безусловно, братья и сестры там есть, но это уводит от смысла. Приводит ли нас вот эта формулировка четкая как раз к сути происходящего – «государство-экстремист», готовое разместить у себя и ядерное оружие, и готовое по любому щелчку ценой собственной жизни рискнуть по команде хозяев?

Владимир Жарихин: Да. Ну, во-первых, злые языки на Украине говорят, что сегодня украинские власти отменили все мероприятия, потому что надо было сидеть и слушать врага, что он говорит, ха-ха, это во-первых.

Александр Денисов: То есть нас вот сейчас сидят слушают?

Виктор Литовкин: Ну естественно.

Александр Денисов: Ха-ха.

Владимир Жарихин: Пресс-конференцию, пресс-конференцию надо слушать...

Александр Денисов: Ну и нас заодно, Владимир Леонидович, что же, ха-ха, присоединиться тоже хочется, ха-ха.

Владимир Жарихин: ...какие другие мероприятия могут быть? И они внимательно, конечно, слушали. Но, к сожалению, это так, это жизнь, это реальная структура государства, особенно такого государства, ну практически то ли авторитарного, то ли уже почти тоталитарного, как Украина... К сожалению, не население братское, а политическая и экономическая элита определяет настроение страны и ее действия. И к сожалению, политическая и экономическая элита сейчас двигает ситуацию в направлении противостояния максимального с Россией, это факт. И с ним надо, его тоже надо учитывать. И уже то, что они сегодня все мероприятия отменили, говорит, что они наглые, но трусливые, и поэтому с ними тоже надо перестать говорить так, как мы хотим говорить с украинским народом, с ним надо говорить уважительно и миролюбиво, а вот с ними надо говорить жестко до предела, только так они понимают.

Александр Денисов: Женщин на воинский учет, вы слышали, они ставят с сегодняшнего дня, что ли. Все предприятия обязаны всех работниц, врачей, инженеров, поставить на воинский учет в случае якобы, что мы собираемся на них не сегодня завтра пойти катком.

Владимир Жарихин: Ну, это потому что им надо вот создавать вот эту атмосферу истерии в стране постоянную. Потому что в этот момент забывают поглядеть на термометр в комнате и посмотреть, сколько там градусов в комнате.

Александр Денисов: Или поменьше кокаина употреблять, например.

Виктор Литовкин: Или посмотреть, да, какие цены в магазинах, на рынках и т. д., почему промышленность у них не работает никак.

Владимир Жарихин: Вот вы понимаете, когда украинское руководство долго боролось с руководством Молдовы и наконец победило, они наконец заняли последнее место в Европе по уровню жизни населения, вот борьба была очень тяжелая...

Виктор Литовкин: Албанию обогнали.

Владимир Жарихин: Нет, они все время за последнее место боролись с Молдовой. Молдова сильно сопротивлялась...

Виктор Литовкин: Да, но перед этим была Албания на последнем месте.

Владимир Жарихин: Да.

Александр Денисов: Вы знаете, хочется, как Верочка из «Служебного романа», сказать: «И это не самое главное». Президент сказал, что разрушило нашу страну? – не внешняя угроза, а мы сами. Вот действительно, год... Кстати, про развал СССР никто не спросил, хотя ровно 30 лет с того момента, 25 декабря, как Горбачев там подписал бумаги по собственному желанию, вот. Как считаете, вот эта угроза стала меньше, или есть какие-то признаки?

Виктор Литовкин: Развала России?

Александр Денисов: Вот именно внутреннего, внутреннего, о чем говорил президент.

Виктор Литовкин: Я думаю, нет.

Александр Денисов: Нет, да?

Владимир Жарихин: Мне тоже кажется, нет.

Виктор Литовкин: Да. Потому что... Ну, одна из причин, ну я тяну одеяло на себя...

Александр Денисов: Тяните.

Виктор Литовкин: ...по своим профессиональным как бы интересам. Одна из причин развала нашего Советского Союза была участие непомерное в гонке вооружений, в которую мы втянулись с Соединенными Штатами. Ну, сегодня бюджет Пентагона 770 миллиардов долларов, бюджет нашего Министерства обороны 60–65 миллиардов долларов – ну разве можно сопоставить?

Александр Денисов: В 10 раз меньше, да?

Виктор Литовкин: Да в 10 с лишним раз меньше. Разве можно сопоставить эти бюджеты и то, что американцы производят? Производят много плохого и т. д., и т. п., у них все равно «железа» больше, чем у нас. Но, с другой стороны, мы имеем необходимое и достаточное, для того чтобы никакие американцы нам не угрожали ничем и никогда на нас не напали. И это вот сегодня у нас трезвое, разумное, здравомыслящее руководство страны. Мы не гонимся... Ну вот смотрите, мы создали оружие самого последнего поколения, я не буду про ракеты, не буду называть ракеты, которые мы уже называли, танк Т-14, он только сейчас поступает в войска, хотя 10 лет он проходит подготовку. Мы не разворачиваем серийное производство этих танков – зачем? У нас есть неплохие наши модернизированные танки Т-72, там М3, Т-90МС и т. д., и т. п. Зачем нам нагонять, тратить деньги?

Александр Денисов: А танки нужны, если есть «Циркон» и «Авангард»?

Виктор Литовкин: Конечно-конечно.

Александр Денисов: Нужны? А зачем?

Виктор Литовкин: А потому что нет победы в бою, если нога солдата не наступит на территорию противника...

Владимир Жарихин: Ну или танка...

Виктор Литовкин: Да, можно наступить только при помощи танка, потому что это ударная сила сухопутных войск. Бронетранспортер тяжелый «Курганец-25» – тоже столько же, «Бумеранг», легкий бронетранспортер, тоже столько, ну и многие другие виды вооружений, которые у нас на Красной площади мы видели. Но в войсках их немного. Мы наладили технологию, мы наладили производство. Нужно будет – мы это запустим в серию и большими партиями, а сегодня мы их обкатываем. Су-57, мы обкатываем этот самолет, мы разрабатываем для него вооружение, ракеты и т. д., и т. п. Мы тяжелый беспилотник «Охотник», который недавно показывали, новый вариант этого «Охотника»...

Александр Денисов: С самолетом летает вместе.

Виктор Литовкин: Да. Не только один, он может летать один, управляться оператором на земле, он может летать вместе с самолетом, с Су-57, он может роем летать...

Александр Денисов: А это, кстати, новый шаг, что вместе с авиацией, с самолетом?

Виктор Литовкин: Конечно, конечно.

Александр Денисов: А в чем тут новизна?

Виктор Литовкин: А управление с самолета.

Александр Денисов: А, самолет же управляет?

Виктор Литовкин: Да, не самолет, а летчик-оператор, который в самолете, он управляет этим беспилотником и может роем управлять беспилотников. Вот представляете, рой беспилотников, 12–13 беспилотников, за спиной у него Су-57, и они летят на авианосную ударную группировку противника, а там 15 кораблей, на всякий случай. И они между собой распределяют цели, каких-то два-три беспилотника на авианосец, какие-то один-два на крейсеры, эсминцы и т. д., они разбирают эти цели. У нас, кстати, «Оникс», крылатая ракета, вот так летает роем, они выстраиваются, это искусственный интеллект нашего оружия. Это только у нас есть, у американцев этого всего нет, вот.

Ольга Арсланова: Владимир Леонидович...

Владимир Жарихин: Да, вот насчет...

Александр Денисов: Внутреннего, да?

Ольга Арсланова: Да.

Владимир Жарихин: Вы понимаете, очень трудно из себя вытравить марксистский анализ, которому обучали, обучали в старые времена...

Ольга Арсланова: Может, и не нужно.

Владимир Жарихин: Я подхожу вот к вопросу по поводу возможности распада...

Александр Денисов: Что нам враг не нужен, сами постарались тогда.

Владимир Жарихин: Нет, дело не в этом, дело не в этом. В то время, к сожалению, значительная часть тогдашней в том числе и коммунистической элиты была заинтересована в распаде государства, потому что предвидели будущую приватизацию и прекрасно знали, где находятся основные...

Виктор Литовкин: ...средства производства.

Владимир Жарихин: ...сладкие места, это в Российской Федерации. И поэтому отделяли остальных, чтобы им не досталось. И тогда это все шло на распад. Сейчас они уже владеют собственностью, они теперь хотят ее сохранять и приумножать, а значит, им нужно сильное государство, которое эту собственность охраняет, и, больше того, даже в чем-то агрессивное, на внешнеполитической арене. И поэтому заинтересованных в нашей экономической и политической элите в распаде государства не стало. Вот, так сказать, это не значит, что они хорошие такие белые зайчики, наши олигархи, но сейчас у них заинтересованности такой нет.

Александр Денисов: Да и влияние они такое уже утратили.

Владимир Жарихин: Да и... Ну, давайте так не будем...

Александр Денисов: Что, не уверены, не уверены? Вон, хозяина шахты как тепленького взяли все.

Владимир Жарихин: Ну что такое хозяин шахты...

Ольга Арсланова: Но впервые в современной истории.

Александр Денисов: Ну хорошо, Ходорковского как тепленького.

Виктор Литовкин: Нет, конечно, есть как бы инструменты, для того чтобы повлиять на этих людей, безусловно так.

Владимир Жарихин: Безусловно.

Виктор Литовкин: Безусловно так есть, и руководство страны этим пользуется, безусловно.

Ольга Арсланова: Мы приходим к выводу, что собственность – это лучшая гарантия стабильности.

Виктор Литовкин: Да, средний класс без собственников не существует, а основа любого государства – это средний класс. И этот средний класс, общество гражданское не может существовать без среднего класса, средний класс не может существовать, если нет гражданского общества.

Владимир Жарихин: И кстати, вот когда в Москве, и здесь надо отдать должное Лужкову при всех его недостатках, которые я тоже знаю, когда он сделал приватизацию квартир и вынуждены были распространить ее на всю Россию, они тоже заложили фундамент устойчивости государства: у людей появилась собственность.

Виктор Литовкин: За что они держатся.

Владимир Жарихин: За что они держатся.

Ольга Арсланова: Владимир Леонидович, врага надо понимать...

Владимир Жарихин: Да.

Ольга Арсланова: Ну, грубо назовем врагом, хотя не хотелось бы, конечно... Мы понимаем, что Соединенные Штаты Америки прагматики, ну и, в общем, наверняка есть какой-то экономический интерес во всем, что они делают. Есть мнение, что, например, после выхода из Афганистана куда-то нужно продавать оружие, например, поэтому есть заинтересованность в каких-то локальных конфликтах. Давайте вот с этой точки зрения посмотрим на то, что между нами происходит, экономическая выгода нашей стороны и американской стороны – она какая? Противостояния.

Владимир Жарихин: Ну, наша экономическая выгода, ее сформулировал в свое время Столыпин, но никак у нас не получается такое время, такое количество времени, «Дайте мне 20 лет»... Ну вот не дают. Они, наверное, тоже выучили это высказывание Столыпина и поэтому не дают нам спокойствия, не то что мы на 20 лет...

Ольга Арсланова: Но выгода им какая? Какая? Зачем?

Владимир Жарихин: Хотя бы на 2–3 года, это, так сказать, факт, это их интерес. Поэтому наш интерес на самом деле, мы действительно стремимся к миру и спокойствию, но не дают. Поэтому да, наши интересы различны.

Что касается вот их политической элиты, у нас сейчас очень любят рассказывать, как это, как покойный Задорнов, «американцы тупые». Больше того, однажды тут я как-то встречался, приехал зав политическим отделом посольства Германии, ну и, видимо, чтобы мне понравиться, начал говорить по типу Задорнова, что американцы тупые. Я ему на это ответил...

Александр Денисов: Немец, да?

Владимир Жарихин: Немец, ну так. На это я ему ответил: понимаешь, в чем наша с тобой проблема? Наша проблема состоит в том, что там действительно не очень образованных где-то 280 миллионов человек. Но, к сожалению, есть там миллион, который очень образован, который изучил все наши иезуитские политические модели, которые разрабатывали столетиями, воюя в Европе, и сейчас применяют к нам, и нас с тобой дурят по очереди.

Александр Денисов: А вы не преувеличиваете их... ?

Владимир Жарихин: Не преувеличиваю.

Александр Денисов: Такое ощущение, что элита стремительно...

Владимир Жарихин: Я с ними много общался, много общался, с Майклом Макфолом даже мы однажды фильм делали вместе «Технологии избирательных кампаний».

Александр Денисов: А у вас есть ощущение, что... ?

Владимир Жарихин: Они умные, они умные, и с ними непросто.

Виктор Литовкин: С ними непросто, безусловно.

Владимир Жарихин: И непросто им противостоять. Тем более, слава богу, у Владимира Владимировича это получается.

Александр Денисов: Но, глядя на их дряхлеющую элиту, возникает ощущение вырождения, выморочности, вот как у нас раньше в книгах...

Виктор Литовкин: Нет, ну там же есть под ними... Айсберг, он же глубокий, он далеко, элита – это верхушка айсберга. Но надо помнить, что Соединенные Штаты еще держатся за счет доллара, весь мир завязан на доллар...

Владимир Жарихин: Конечно.

Виктор Литовкин: И Соединенные Штаты регулируют поток этих долларов и переход этих долларов. В американских банках могут наложить санкции и заморозить любую страну, и все эти SWIFT и прочие системы обмена валюты, передачи торговли – это все Соединенные Штаты. ВТО, Всемирный банк, Резервный банк и т. д. федеральный – все это Соединенные Штаты. И конечно, они благодаря вот этим нитям, этим сетям держат весь мир в руках. Неслучайно мы сейчас даже при торговле оружием с Китаем, с Индией, с Египтом стараемся переходить на родные, на местные валюты, потому что американцы в любой момент могут наши деньги, которые находятся в американских банках и т. д., заморозить и мы ничего не получим за свое вооружение.

Александр Денисов: А кстати, вот вы показали, что там вот внизу, на что опирается американская элита. Мы когда смотрим на государство-экстремист, даже государство анти-Россия, как сегодня сказал Владимир Путин про Украину, сразу видим за ними, за Украиной США. Что мы видим за Джозефом Байденом? Мы понимаем, что это конечная фигура, или мы тоже отдаем отчет, что там за ним и обман, и синий туман, и бог его знает, что за льдина там?

Виктор Литовкин: Безусловно, там все это есть.

Александр Денисов: Все это есть?

Виктор Литовкин: Безусловно есть.

Александр Денисов: А как тогда нам выстраивать, если он никто, если у него избирательный цикл... ?

Виктор Литовкин: Нет, он президент Соединенных Штатов, но... Вы вспомните, когда Путин с ним разговаривал по телефону, Путин сидел один в своем кабинете, а там сидело четыре человека с Байденом, потому что это опора его, он требует от них что-то делать. Это не значит, что они точно так же будут делать, потому что мы уже говорили, есть Байден, есть Блинкен, позиции их расходятся, Байден говорит одно, соглашается на одно, а Блинкен делает все по-другому.

Александр Денисов: Ну Блинкен, кстати, что, разве не производит впечатление совершенно обесценивающейся элиты, разве нет?

Виктор Литовкин: Нет, это хитрый, ловкий человек, умный человек.

Александр Денисов: Хитрый, да?

Виктор Литовкин: Да. Поэтому так просто таких людей...

Александр Денисов: Но не Киссинджер.

Виктор Литовкин: Ну...

Владимир Жарихин: А что Киссинджер?

Виктор Литовкин: Мудрецов на свете мало.

Владимир Жарихин: А что сделал Киссинджер?

Александр Денисов: Хитрец, Китай обхаживал...

Владимир Жарихин: Он хитрец, он решил противопоставить Китай Советскому Союзу.

Александр Денисов: Да.

Владимир Жарихин: Противопоставил.

Виктор Литовкин: Ему это удалось.

Владимир Жарихин: Но в итоге вырастил для Соединенных Штатов конкурента, который если не хлеще, то уж на уровне Советского Союза точно. Это его достоинство, да, для Соединенных Штатов? Не уверен.

Александр Денисов: Тогда же вы сами против своей теории работаете, выступаете, что у них крепкая, такая мудрая элита, – так вот же вам и провал, сами же и нащупали, Владимир Леонидович.

Владимир Жарихин: Нет, я говорю, что они очень, так сказать, образованы в тактических вот этих вот действиях. Стратегически они часто... Им как раз вот не хватает вот этого вот, 2 тысячи лет войн за спиной, как в Европе, ха-ха.

Виктор Литовкин: Ну да, в военном плане, может быть, они не так, конечно, сильны, как мы...

Владимир Жарихин: В стратегическом.

Виктор Литовкин: Но тем не менее они помогли развалить Советский Союз.

Владимир Жарихин: Но в тактическом они очень...

Виктор Литовкин: Вот они придвинули НАТО ближе к нашим границам, они продолжают давление на нас, они вот Украину от нас отрывают и т. д., и т. п.

Владимир Жарихин: К сожалению, достаточно эффективно, будем говорить прямо.

Виктор Литовкин: Да-да-да. Они умело работают, тем более что у нас не все понимают, что делают Соединенные Штаты, и часто противостоят им только на словах, а надо уже делами. И поэтому вот сегодняшняя пресс-конференция, позавчерашнее выступление Владимира Владимировича на коллегии Министерства обороны говорят о том, что мы перестаем говорить, мы будем делать. И я надеюсь, что не только в январе, когда начнут переговоры между Россией и Соединенными Штатами, мы до этого времени подкрепим свою позицию какими-то реальными делами. Потому что американцы могут долго с нами разговаривать, долго вести переговоры, а под предлогом этих переговоров проводить свою политику на той же Украине, потому что Украина для них – это колониальная страна и они что хотят, то и делают с этой Украиной.

Александр Денисов: И им не жалко ее.

Виктор Литовкин: И им не жалко. И более того, они могут провоцировать нас во время этих переговоров на какие-то, знаете, провокационные действия, чтобы сорвать эти переговоры и не договориться ни о чем. Так что тут, грубо говоря, надо держать порох сухим и ухо востро.

Александр Денисов: Еще интересный момент, Владимир Путин сегодня вспомнил, и он, кстати, неоднократно рассказывает эту историю, про американских специалистов военных, которые сидели на наших оборонных предприятиях, в том числе и с ядерным оружием, все сидели записывали, отдельный стол был у каждого товарища...

Владимир Жарихин: Ну если бы только на оборонных предприятиях. А Фонд Сороса, который, так сказать, скупал значительную часть нашего интеллектуального продукта...

Александр Денисов: Сотрудники ЦРУ скупали, да-да-да. И вот даже выдали прослушку, Бакатин выдал систему прослушки в посольстве США. Вот вы объясните, мы дураками были, они вот так к нам относились, как к дуракам? Почему они не оценили наш шаг, очевидный шаг навстречу с распростертыми объятиями?

Виктор Литовкин: Ну потому что они имеют свой интерес. Они понимали, что они должны быть единственным и неповторимым в мире гегемоном, адвокатом, судьей, палачом...

Александр Денисов: «На них боженька уснул», как сегодня Владимир Путин сказал.

Виктор Литовкин: Да-да-да.

Владимир Жарихин: Потом, понимаете, можно было просто...

Виктор Литовкин: Мы были наивные.

Владимир Жарихин: ...так повнимательнее почитать и британскую, и американскую историю. В общем-то, это все Британская империя на самом-то деле...

Александр Денисов: Англосаксы.

Владимир Жарихин: Только из Лондона в Вашингтон столица перенеслась. И увидеть, что, собственно говоря, они никогда абсолютно не имели ни капли великодушия по отношению к своим оппонентам, ни капли. И вот это надо было видеть. Но...

Александр Денисов: Так все-таки дураками были, Владимир Леонидович?

Владимир Жарихин: Вы понимаете, в чем дело?

Виктор Литовкин: Наивными, я считаю, что мы были наивными.

Владимир Жарихин: Наивными, наивными мы были.

Виктор Литовкин: Мы думали, что мы теперь приобретем партнеров, мы будем друзьями, мы будем вместе развиваться, будет международное разделение труда и т. д., и т. п. Вот как та же Европа, которая вступила в Евросоюз и в НАТО: Польша потеряла всю свою оборонную промышленность, какие делали корабли, какие делали танки и т. д., и т. п. Вот сегодня ведь когда НАТО требует 2% ВВП от каждого государства, которое входит в НАТО, это же 2% не на то, чтобы развивалось НАТО, это для того, чтобы закупали американскую технику, это оброк американцев на Европу, потому что это вклад в развитие военно-промышленного комплекса Соединенных Штатов.

Вы посмотрите, что осталось у французов? Французы самолеты умеют делать, какие-то корабли умеют делать, подводные лодки, немцы бронетехнику умеют делать, итальянцы вертолеты, а все остальное американское у них: системы ПВО все, системы ПРО – это все американское. Самолеты американские, F-35 – это чей самолет, который они навязывают Европе? В Великобританию вот недавно прилетел целый полк этих самолетов, Финляндия закупила эти самолеты. Чьи? – все американские. Но они иногда, да, отдают шведам, чтобы они продали свой самолет какой-то стране, например, Венгрии или какой-то еще стране. Так американцы доминируют во всей Европе.

Владимир Жарихин: Потом вот насчет Европы. Мы, ориентируясь именно на Европу, на Европу послевоенную, мы воспринимали западный мир именно таким. Но Европа послевоенная – это были волки, у которых выдернули клыки, которая была белой и пушистой только потому, что была оккупирована американцами и Советским Союзом. Но как только, так сказать, не стало Советского Союза, клыки у них начали отрастать, вот ведь. А мы тогда ориентировались вот на эту Европу, которая мирная, в которой уютно, в которой хорошо, спокойно, забывая, что это континент бесконечных жесточайших войн...

Александр Денисов: Да оттуда вся главная дрянь и гадость выходила.

Владимир Жарихин: ...жесточайшей оккупации других стран и континентов. Почему эта Европа стала такой белой и пушистой? – да потому что ее оккупировали две великие державы тогда. А мы думали, что это весь мир такой.

Александр Денисов: Все, сошлись на мнении, что были наивными, наивными, наивными и доброжелательными. Ну что ж...

Владимир Жарихин: Не будем наивными, но останемся доброжелательными.

Александр Денисов: Доброжелательными, да-да-да.

Виктор Литовкин: Но не к врагам.

Владимир Жарихин: Но не к врагам.

Александр Денисов: Ха-ха-ха. Спасибо большое, спасибо.

Владимир Жарихин: Вот слово военного.

Александр Денисов: Ха-ха.

Владимир Леонидович Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ, был у нас в студии, и Виктор Николаевич Литовкин, военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке. Спасибо вам большое за интересный разговор, спасибо.

Владимир Жарихин: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)