Иван Блоков: Мы – это одна из главных причин климатических изменений на Земле. Россия по объему выбросов парниковых газов на пятом месте в мире

Иван Блоков: Мы – это одна из главных причин климатических изменений на Земле. Россия по объему выбросов парниковых газов на пятом месте в мире
Долгострой. Закон о социальных предпринимателях. Россия–Украина: обмен пленными. «Резиновые» квартиры. Отказ от пластика в рознице
Брошенные стройки: почему их всё больше?
Сергей Лесков: Главный итог переговоров России и Японии - то, что они ведутся
Владимир Жарихин: Если мы начнём менять украинских моряков на Вышинского, мы, по сути, признаем его виновность
Пользоваться многоразовым вместо одноразового - это тренд, который необходимо развивать
Есть случаи, когда до 10 тысяч человек прописывали в «резиновых» квартирах. И если владельцев наказывать жёстче, то рублём, а не тюрьмой
Социальные предприниматели не должны ждать, когда государство придет к ним с заказом. Они должны сами выходить на рынок, показывая свои возможности и эффективность
«На местах в регионах нет компетенций, которые могли бы оценить риски проекта». Эксперт - о проблеме долгостроев
Омское метро и гостиницы во Владивостоке: десятки миллиардов потратили, но так и не достроили
Работа без выходных. Наводнение в Сибири. Очередь за соцжильём. Доступ к кредитным историям
Гости
Иван Блоков
директор по программам Российского отделения Greenpeace

Всплыли причины паводка. Разлив приангарских рек со всей очевидностью доказал, что человечество вступило в эпоху катаклизмов. Климатологи состязаются в красноречии, определяя случившееся как «аномалию» и «самое разрушительное наводнение». Но за всем этим стоит один простой факт: в подтопленных районах начисто вырублена тайга, а ведь еще из учебника географии известно, что именно леса и задерживают 60% осадков. То есть трагедия может повторяться теперь из года в год.

Александр Денисов: «Всплыли причины паводка». Разлив приангарских рек безапелляционно и жестко доказал нам, что человечество вступило в эпоху необратимых экологических изменений, в эпоху катаклизмов.

Анастасия Сорокина: Чтобы описать случившееся, климатологи, синоптики подбирают звучные определения: аномальное, рекордное, разрушительное наводнение. Но за всем этим стоит один простой факт: в районах затопления начисто была вырублена тайга.

Александр Денисов: Ну а мы еще из учебника географии помним, что леса, особенно хвойные, задерживают до 60% осадков. Ну вот после того, как там Мамаем прошелся, не знаю, китайский или наш родной, сибирский цирюльник, шансов спастись от большой воды у Приангарья не было.

Анастасия Сорокина: На регион обрушились сразу три циклона. Конечно, все выпадшие осадки леса не смогли бы задержать, но урон точно был бы меньше, не вся влага ушла бы в подземные воды и напитала затем реки. Сейчас подтоплено около 200 домов, в списках погибших 23 человека, госпитализировано 500 жителей. Есть и хорошие новости: спасатели нашли 30 человек, которые числились пропавшими без вести.

Мы продолжаем сбор помощи сибирякам, оказавшимся в зоне сильнейшего наводнения. Вы можете перечислить любую сумму на счет фонда «Адели» на номер 3949 со словом «Иркутск» и указанием суммы, 100, 300, 500 рублей. Партнер нашей акции «Почта Россия»: с сегодняшнего дня все отделения связи «Почты России» начали принимать посылки на адрес иркутского отделения Красного Креста бесплатно.

Александр Денисов: Достаточно принести вашу посылку на почту, сделать пометку «Гуманитарная помощь». Принимают к пересылке на почту средства личной гигиены (шампуни, зубная паста, щетки, мыло), моющие, дезинфицирующие средства, мобильные телефоны, постельное белье, одежду, обувь, одеяла, подушки, а также нескоропортящиеся продукты.

Анастасия Сорокина: Будем обсуждать эту тему вместе с вами, присоединяйтесь к обсуждению. А в студии у нас сегодня Иван Павлович Блоков, директор по программам российского отделения «Greenpeace». Иван Павлович, здравствуйте.

Иван Блоков: Добрый день.

Александр Денисов: Да, Иван Павлович, вот мы уже проблему наметили с вырубкой лесов. Действительно ли такая серьезная проблема, которая и привела к таким тяжелым последствиям?

Иван Блоков: Нет, наверное, будет неправильно говорить, что вырубка лесов есть основное, что привело к последствиям.

Александр Денисов: То есть комплекс?

Иван Блоков: Вырубка лесов просто немножко увеличила степень наводнения. В целом основная причина, наиболее вероятная – это изменение климата. Дело в том, что на территории Российской Федерации и во всем мире фиксируется не только повышение температуры, об этом все знают, но еще и резкий рост экстремальных природных явлений. Так, в России за 18 лет (по 2017-й) в 3,5 раза возросло количество экстремальных явлений, которые происходят у нас. Это показывает то, что климат меняется очень сильно, и среди прочих бед все больше и больше будет возрастать частота и масштаб такого рода явлений. Поэтому даже если бы этот лес сохранился, с точки зрения задержки наводнения, а следующее наводнение произойдет неизвестно где, потому что это вопрос вероятности, причем может быть абсолютно катастрофическим и гораздо большим. Действительно, вырубка леса добавляет к изменениям климата, но отнюдь не является основной причиной.

Анастасия Сорокина: Иван Павлович, многие подумали о том, что XXI век на дворе, технологии современные, у нас спутники, которые нас предупреждают о том, что что-то начинает происходить. Есть ли шанс предотвратить такие разрушающие наводнения и вообще стихийные бедствия?

Иван Блоков: Во всем мире сейчас оценивают, что нам необходимо подстраиваться и принимать меры, для того чтобы скомпенсировать изменения. Шанс предотвратить их практически отсутствует, потому что это глобальные изменения климата. Если человечество сумеет нормально подписать Парижское соглашение, реализовать его, уменьшить выбросы парниковых газов, вот тогда у нас есть шанс, что к 2050 году не произойдет катастрофического перемещения 1 миллиарда человека, а по последним оценкам, которые сделали австралийские ученые, около 1 миллиарда человек будут вынуждены переместиться к 2050 году из-за изменений климата.

Вот если мы начнем уменьшать выбросы (это вполне возможно), тогда мы сможем это ликвидировать. Что касается наводнений, которые происходят сейчас, – нет, не существует методов ликвидировать, можно только…

Анастасия Сорокина: …предупредить…

Иван Блоков: Предупредить людей можно, но если эти… Мы не можем заранее сказать о масштабе бедствия, поэтому предупреждение может быть за достаточно короткий срок, так же как и с лесными пожарами, которые могут довольно быстро развиваться, так же как с цунами. Все это может произойти достаточно быстро, образоваться, поэтому сроки становятся все короче и короче, а главное, не всегда можно предсказать масштаб. Оно может быть очень маленькое, могло произойти аналогичное совпадение гидрометеорологических событий, но масштаб был бы меньше.

Анастасия Сорокина: Если говорить о том, что сейчас в Иркутске будет восстанавливаться жизнь, будут отстраиваться дома для тех людей, которые пострадали, как теперь с точки зрения вот этой безопасности выбирать то место, где строить свое жилье, чтобы снизить риски вот таких же трагедий?

Иван Блоков: С точки зрения наводнений это очень просто: просто надо выбирать места, где территория выше, где вы находитесь чуть повыше, на 2–3 метра выше, чем существующий уровень воды, который прибайкальский или иной другой, то есть просто чтобы… Но это не решение большой проблемы, потому что…

Александр Денисов: А это просто сделать?

Иван Блоков: Это сделать непросто, тем более что там вокруг множество охраняемых территорий, на которых строить нельзя. Потом перенести населенный пункт, учитывая коммуникации, дороги, – это крайне сложно. В данном случае скорее, хотя это уже мнение дилетанта в этой части, было бы логичнее использовать и строить либо ограждения, либо делать дома и восстанавливать так, чтобы они не боялись в будущем наводнения. Но это никак не предвосхитит, например, шторма или цунами, которые тоже могут образоваться там, а могут произойти в Москве. Это не значит…

Помните пожары 2010 года? Более чем 50% вероятности, что они были вызваны климатическими изменениями, а отнюдь не стечением обстоятельств. Вот такие же пожары могут произойти здесь опять. А может быть, цунами, мы не знаем, что произойдет, это вот та самая опасность, которая нас ожидает и с которой мы все должны бороться, уменьшать выбросы парниковых газов. Вообще Россия присоединилась к Парижскому соглашению, вы, наверное, слышали про Парижское соглашение, и есть небольшая надежда, что мы последуем. Но когда-то мы присоединились к Киотскому протоколу и даже ратифицировали его, но ни разу не реализовали на практике. К сожалению, ни один нормальный проект в России реализован не был.

Александр Денисов: А как его нужно реализовать?

Иван Блоков: Тогда это был вопрос торговли и взаимозачета выбросов парниковых газов. Сейчас мы должны не увеличивать. В России большое пространство, Россия может не снижать выбросы какое-то время, а просто не увеличивать, просто используя новые технологии, если промышленность будет развиваться, не надо делать ее такой энергоемкой, у нас же безумно энергоемкая промышленность, она в разы более энергоемкая, чем даже у соседних стран, даже чем у северных стран, в которых климат более проблемен, чем у нас. Мы гораздо более энергоемкие, чем Швеция, к примеру. Вот это можно делать и это внедрение новых, нормальных технологий.

Увы, существуют сейчас нормативы, в том числе… наилучших доступных технологий, знаете, справочники НДТ, их сейчас у нас выпущено больше 50, это официальные документы, – они, к сожалению, с точки зрения выбросов парниковых газов практически не оценивают технологии, то есть эта часть у нас не была учтена, это было еще до Парижского соглашения, их начали делать 6 лет назад. Это должно пересматриваться.

Александр Денисов: Иван, а поясните про энергоемкие, мне интересно. Как это с экологией связано, что у нас выше энергоемкость?

Иван Блоков: Энергоемкость – это такой, может быть, жаргонный термин. На единицу производимой продукции затраты энергии, как и затраты воды, у нас существенно выше, чем затраты во многих странах мира, практически чем во всех развитых странах мира.

Александр Денисов: То есть мы, грубо говоря, больше угля топим, чтобы отопить?

Иван Блоков: Да, у нас больше угля, у нас больше отходов производится. Мы очень неэффективны, у нас большая территория, видимо, в силу этого, а также наличия ископаемого топлива мы особо не старались его экономить, и сейчас, до сих пор мы не очень хорошо его экономим. Это очень неправильно.

Александр Денисов: Это же очень грязная технология, сжигание угля, там много чего вылетает.

Иван Блоков: Уголь – это очень грязная технология, но это рядом, а вот когда выходят парниковые газы, то это на многие десятки и сотни лет и для всей планеты. Мы в мире 5-е по объему выбросов парниковых газов, впереди нас Соединенные Штаты, Китай, Бразилия и Индия и все, а дальше мы. То есть мы, в общем, одни из самых главных причин того, что климатические изменения наступают на Земле.

Анастасия Сорокина: Давайте вернемся к этому вопросу после звонка. Из Новосибирска дозвонилась Ольга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я уже слышала на сегодняшний день то, что ваш консультант говорит. Но меня заинтересовала вырубка тайги. Мне кажется, что вырубка тайги также способствует усилению ветра. Например, раньше в Сибири совершенно не было ветров, а сейчас, на сегодняшний день ветра присутствуют. Так считает моя мама, она геолог.

Александр Денисов: Спасибо, Ольга.

Иван Блоков: Дело в том, что вырубка тайги, такие локальные изменения действительно способствуют проблемам. Мы можем говорить о том, что в городе Алма-Ата из-за вырубки леса начались ветра и исчезли определенные типы яблок; можно вспоминать Красноярск, где появилось водохранилище и климат кардинально изменился. Действительно, это все локальные изменения, они не затрагивают больших… Они не затрагивают не то чтобы планету, а даже целые области обычно такими вырубками не затрагиваются. Обычно это все-таки именно либо задержка воды, либо какое-то уменьшение локальных ветров, у вас станет немножко прохладнее, но из-за этого огромные дожди у вас не пройдут, не получится так, что у вас одновременно совпадет несколько условий вместе, это уже более глобальные процессы, которые только на уровне всей Земли могут, – именно всей Земли, я подчеркиваю, не на уровне страны, а именно всей Земли.

Потому что весь климат, погода, которая образуется у нас, – это не только то, что на территории России, это и то, что на территории других стран. Например, мы очень сильно влияем на погоду и на температуру, сжигая ископаемое топливо, и дрова, и траву, и после этого черный углерод (обычная сажа, только это такой научный термин) оседает в том числе в арктическом регионе, и поэтому температура с нашей стороны Арктики растет быстрее. Вот мы оказываем такое совершенно глобальное влияние в данном случае, причем рост температуры ощутимо замечается, это более чем на 1 градус выше, чем в других регионах. Тут мы очень сильно влияем, как, впрочем, и все остальные страны.

Александр Денисов: Можем признать, что мы живем в эпоху уже необратимых изменений на Земле, что уже повернуть назад нельзя?

Иван Блоков: Нет, нельзя признать. Безусловно, изменения пока обратимы, это совершенно неправда. Другое дело, чем дальше мы двигаемся, тем меньше и меньше шансов сделать их обратимыми, с тем чтобы не пострадало множество людей. Вот уже сейчас, если мы будем так продолжать, как я отмечал, к 2050 году более 1 миллиарда людей будут вынуждены передвинуться просто из-за того, что они окажутся в условиях, где жить нельзя.

Александр Денисов: А откуда и куда они будут передвигаться?

Иван Блоков: В первую очередь это из экваториальных районов в более северные или более южные, то есть ближе к полюсам. Самые первые, кто будут страдать и кто реально страдают сейчас, – это районы вдоль экватора. Причем это такая смесь, потому что, с одной стороны, это экваториальные дожди, это куча страшных катастроф, с другой стороны, это следующий пояс, когда он будет высыхать, с водой наступают проблемы. Уже сейчас в Африке происходят конфликты, связанные с недостатком воды, просто идет война за воду.

Не так просто и у нас с нашими соседями: с пограничными реками, как вы знаете, регулярно возникают вопросы, связанные с Китаем. Значит, есть конфликты и в Средней Азии, тоже связанные с водой и с прекращением течений, то есть это уже сейчас становится реальностью. Пока еще это не те войны, где убивают людей, слава богу. Я очень хочу верить, что этого не будет, но это может произойти, и это все вызвано изменениями климата, тем самым высыханием рек.

Анастасия Сорокина: Сейчас вы заговорили о том, что у нас 5-е место по выбросу вот этих парниковых газов. Наши предшественники, кто стоят в списке перед нами, что-то сейчас делают? Или это должно быть какое-то совместное изменение?

Иван Блоков: Делают, но Соединенные Штаты делают очень немного. Точнее так, как страна Соединенные Штаты делают не очень много сейчас. Калифорния как отдельный штат, – а он вообще по экономике 6-й в мире, если рассматривать его к остальным, – делает очень много, наоборот, они очень серьезно борются с климатическим изменениями. Китай делает очень серьезные действия: например, Китай каждые сутки-двое-трое вводит столько же альтернативных источников энергии, сколько всего есть в Российской Федерации, чтобы представлять себе примерно соотношение масштабов, то есть действительно он делает довольно много.

Мы делаем, честно говоря, не очень много, потому что мы до сих пор продолжаем использовать ископаемое топливо, и альтернативные источники энергии (ветровые, солнечные)… Солнечные – это необязательно солнечные батареи, это просто может быть нагревание воды, в наших южных районах прекрасно работает, даже в Байкале это может отлично работать, в том числе и зимой. С этим у нас большие проблемы. Это стоит денег, пока еще это не совсем дешевле, чем наша энергия, хотя во многих странах это уже дешевле, но это обязательно нужно сделать, чтобы сохранить всю планету.

Почему я говорю, что и у нас, и везде? Вот самые главные страны, каждая из них в той или иной степени страдают эгоизмом, потому что думают: ага, пускай соседи вложат деньги, у них все будет, они сделают, а мы на этом получим свой плюс. Вот здесь нет места для эгоизма, здесь действовать должны все, потому что даже если подействуют все четыре страны, а Соединенные Штаты продолжат выбрасывать больше и больше, от этого ничего не произойдет. Должны уменьшать все.

Анастасия Сорокина: Выслушаем звонок из Иркутска, дозвонилась до нас Инна. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Слушаем вас, Инна, говорите, пожалуйста.

Зритель: Вы знаете, я внимательно слежу за этими передачами, живу в непосредственной близости от зон бедствия. И меня удивляет, что в причинах не названа одна из существенных составляющих. Ведь у нас вызывались искусственные дожди. Были страшные пожары, и органы областной власти отчитались, что они локализованы в том числе и с помощью вызова искусственных дождей. Вот хотелось бы, чтобы вот этот момент расследовать, чтобы все-таки дали выводы какие-то.

И вторая причина, на которую хотелось бы особо обратить внимание. У нас по всей области идет бесконтрольная разработка гравийных карьеров. Кто только этим ни занимается, понимаете? И на частных площадях, и на речушках маленьких. Гравий вывозится, регион строится. Это тоже немаловажно, потому что меняются подводные источники, меняются непосредственно воды глубинные. У нас в колодцах пропадает вода по селам, когда предприниматели, фермеры начинают вот так играть с природой, и это бесконтрольно.

Александр Денисов: Спасибо, Инна.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Инна, вам.

Александр Денисов: Причины как вам?

Иван Блоков: Очень маловероятно, чтобы искусственно вызванные дожди смогли повлиять на глобальные процессы. Я не знаю, вызывались они или нет, но представить это себе довольно сложно, потому что эти процессы опять же связаны с глобальными процессами. Дожди вызываются на уровне первых десятков квадратных километров, причем вызываются разными элементами, иногда это бывает цемент, иногда соединения серебра, но обычно это не проблема. Гравийные карьеры – да, это проблема для Иркутской области, но это экологическая проблема такая же, как очистные сооружения на Байкале, а это тоже очень… Это просто про другое немножко, это тоже большая экологическая проблема.

Александр Денисов: Но влияет на…

Иван Блоков: Нет, оно минимально, учитывая те масштабы, в которых это есть. Если бы вся Иркутская область была распахана под карьеры, конечно, это бы повлияло, ну отдельные…

Александр Денисов: Ну знаете, минимальное тут, минимальное там, получается нормальный урон природе.

Иван Блоков: Да, все в совокупности, безусловно, каждый элемент добавляет. И вырубка лесов добавляет, и осушение болот в какой-то мере добавляет, и то, что происходит освоение новых территорий в районе вечной мерзлоты или уничтожение озерной мерзлоты, которое происходит, – каждый из этих элементов добавляет чуть-чуть. Но в целом это все ведет к повышению выбросов парниковых газов, в первую очередь, конечно, диоксида углерода, самого обычного углекислого газа, это так.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок, Галина из Курска дозвонилась до нас. Галина, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Я бы хотела сказать по поводу паводка в Иркутской области. Да, изменения климата влияют на наводнения. Но хотелось бы видеть добросовестных руководителей, которые бы не занимались воровством, когда строили дамбы. Почему вместо бетона засыпался мусор, как говорили в других районах? Может быть, этого бы и не случилось. Поэтому прекратить нужно таким людям руководить.

Александр Денисов: Спасибо, Галина.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Галина, за вопрос.

Иван Блоков: Ну я думаю, что здесь прокомментировать сложно, это общая беда нашей страны, в том числе связанная с охраной…

Александр Денисов: Тут уже уголовное дело, нужно органам разбираться.

Иван Блоков: Тут уголовные дела, действительно эти проблемы есть и в других областях. Но это опять же не то, что могло бы спасти, это могло бы, как и леса, несколько уменьшить эффект от наводнения, но решить всю проблему невозможно, потому что невозможно 100 населенных пунктов (а их ведь больше 100) окружить все дамбами, это просто экономически невозможно, а главное вы не знаете, где появится опять…

Александр Денисов: Вот насчет экономической невозможности. У нас марафон проходил, собирали, люди откликались, помогали, собрали… Продолжается марафон, на экранах все координаты, куда можно перевести деньги, чтобы помочь жителям подтопленных районов. Что нужно сделать со страхованием? Потому что очевидно, тех денег, которые выплачивают в регионе, кому-то 10, кому-то 100, кому-то 150 тысяч, даже 150 тысяч не помогут, если твой дом поплавок, как поплавок, в реке разлившейся. Вот как выстроить систему, чтобы жители, которые живут там, которые не могут переселиться в другое место, хотя бы у них последствия были не такие ужасные?

Иван Блоков: Это одна из проблем, которая поднимается в России как минимум начиная с 1997 года, то есть уже 22 года, – вводить экологическое страхование, в том числе связанное с экстремальными погодными условиями. Обычно оно происходит как? – когда жареный петух появится, так, кажется, говорят российские…

Александр Денисов: Петух каждый год появляется.

Иван Блоков: Он появляется, но в районе, который неизвестен, вот как с лесными пожарами. Вот введение обязательного страхования жилых домов было бы каким-то решением. Но с другой стороны, представьте, у людей, которые живут в поселках, им не так легко застраховать свой дом, заплатив довольно ощутимую сумму.

Александр Денисов: Но с частичным государственным субсидированием.

Иван Блоков: Вот решение с частичным государственным или субъектовым субсидированием или муниципальным, я не берусь сейчас давать… Обязательное экологическое страхование – это важная вещь, она была бы важна как для жилых домов, так и для предприятий. Уж извините, не могу не сказать, потому что предприятия тоже, бывает, и взрываются, и разливаются, и выбрасывают, их страхование очень невелико. И когда северное предприятие по добыче нефти в арктической зоне застраховано на 4–5 миллионов долларов, это ничто по сравнению с масштабами в несколько миллиардов долларов, которые потребуются для уборки, а это наша нынешняя реальность.

Анастасия Сорокина: Как можно сейчас, скажем так, не то чтобы подготовить, но наверняка те, кто занимаются экологией, те, кто рассматривают климатические условия, определяют те зоны, где может произойти какая-то такая катастрофа теоретически. Можно ли обезопасить вот эти зоны проблемные?

Иван Блоков: Определить достоверно, где произойдет проблема, нельзя. Можно с какой-то вероятностью определить проблему, где более вероятно наводнение, и вот это можно сделать. Что же касается тайфунов, торнадо, лесных пожаров, это сделать невозможно, и каждый год попытки предположить, где они будут, обычно оканчиваются неуспехом. Лесные пожары – это наиболее серьезный пример, потому что каждый год делаются прогнозы, в каких регионах не будет, и я не знаю, в половине случаев или в существенной доле случаев это оказывается не так. После этого регионы не могут подготовиться из-за бюджетных ограничений, у нас же есть бюджетное правило, которое связано с тем, что больше 5% нельзя отложить в качестве нераспределенного запаса, все остальное должно быть разложено по линиям. Поэтому тут тоже есть проблемы.

Это комплекс проблем, который может быть решен изменениями бюджета, введением страховки, частичной оценки и по крайней мере раннего предупреждения. Но большая часть из этого пока у нас в комплексе не работает. Будет ли это работать в ближайшее время? Не знаю, поскольку нынешние природоохранные ведомства, пожалуй, за исключением Гидромета, у нас не очень эффективно работают. Вот Гидромет, я должен отдать должное, публикуют все материалы очень хорошо. Если бы другие ведомства глядели на то, что дает Гидромет, может быть, проблемы были бы решены.

Александр Денисов: Насчет точности прогноза посмотрим на графику. России для самодостаточности и независимости от зарубежных данных необходимо иметь на околоземной орбите 30 космических аппаратов гидрометеорологического назначения. Во времена СССР Гидрометцентру принадлежала группировка спутников из 47 аппаратов; в настоящий момент синоптики пользуются всего 9 спутниками. Сейчас по федеральной космической программе заложен, запланирован запуск 27 спутников. Вот эта проблема…

Иван Блоков: Это одна из проблем. Позвольте я начну с более прагматичной проблемы: работники Гидромета достаточно немолодые, и учитывая те заработные платы, которые предлагают работникам Гидромета, был период, когда в один из северных городов не могли найти начальника поста просто потому, что на зарплату в 30 тысяч рублей в арктический регион никто не хотел идти. И вот это наступают проблемы, проблемы со старением сотрудников и с тем, что есть проблемы с аппаратурой, которая меняется, но, к сожалению, меняется очень небыстро, – наземная аппаратура, которую заменять дешевле, чем спутники. Спутники – это тоже один из важных элементов, но опять же весь комплекс… Мы несильно догоняем, а я бы сказал, наверное, все-таки отстаем от того, как двигаются развитые страны в области гидрометеорологии. По крайней мере не прямо, но косвенно это отмечает и Всемирный банк.

Александр Денисов: Из-за этого точность прогнозов у нас невелика, да?

Иван Блоков: У нас идеальные прогнозы быть не могут, поэтому я бы не стал обвинять, что из-за того или из-за этого. Вы никогда не сможете… Как в Соединенных Штатах тоже не смогли предсказать тайфун, если вы помните, разрушительные тайфуны…

Александр Денисов: У них каждый год…

Иван Блоков: Да, но предсказать конкретный объект или как он точно пойдет нельзя, в лучшем случае это происходило за сутки или даже, может быть, меньше, поэтому это тоже элемент. Но как мы с вами обсуждали сегодня, есть весь комплекс проблем, и решать его надо весь, иначе мы будем каждый год ожидать жуткие, катастрофические явления.

Александр Денисов: Как вы думаете, почему… Действительно, как мы говорим, каждый год уже где что случается, про страхование заходит речь, а Госдума так и не решается принять этот закон об обязательном страховании на случай стихийных бедствий. Вот что становится препятствием? Политическая воля…

Иван Блоков: Я, наверное, сейчас приведу пример, который покажет, почему. Вот в 2010 году, когда вся Москва была в дыму лесных пожаров, в том числе и Белый дом, и Кремль, тогда очень быстро принимались меры по ликвидации пожаров. А когда Хабаровск застилается лесными пожарами, то меры быстро не принимаются. До тех пор, пока в Москве не произойдет бедствие, то я не очень представляю себе, как в рамках нынешней сложившейся системы принятия решений будут приняты меры, которые стоят многие десятки, если не сотни миллиардов рублей, а это действительно цены, которые очень велики.

Александр Денисов: Что было бы дешевле, ввести страховку такую с частичным субсидированием, чем потом ликвидировать последствия?

Иван Блоков: Для государства, безусловно, было бы дешевле и более эффективно ввести страховку, потому что дальше уже страховые компании во многом стали бы вкладываться в предупреждение, в получение информации загодя о бедствии, чтобы самим не тратить деньги. Поэтому, безусловно, страховка – это опыт всех стран мира, в развитых странах мира это работает прекрасно. К сожалению, у нас и в странах, которые близки к нам исторически, в той же Болгарии, это не работает, и там тоже совсем недавно проходило большущее наводнение примерно в таких же условиях, когда они не получили данных, хотя знали в теории, что и здесь оно тоже может произойти. Но…

Анастасия Сорокина: Спасибо. У нас в студии был Иван Павлович Блоков, директор по программам российского отделения «Greenpeace».

А мы еще раз напоминаем, продолжаем сбор помощи сибирякам, оказавшимся в зоне сильнейшего наводнения. Каждый из вас может перечислить любую сумму на счет фонда «Адели» на номер 3949 со словом «Иркутск» и указанием суммы: 100 рублей, 300 рублей, 500 рублей. Партнер нашей акции «Почта России» – с сегодняшнего дня все отделения связи «Почты России» начали принимать посылки на адрес иркутского отделения Красного Креста бесплатно для отправителя.

Александр Денисов: Достаточно принести на почту вашу посылку с пометкой «Гуманитарная помощь». Почта принимает к пересылке средства личной гигиены (шампуни, зубная паста), моющие, дезинфицирующие средства, мобильные телефоны, постельное белье, одежду, подушки, а также нескоропортящиеся продукты.

Не прощаемся, увидимся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски