Иван Уклеин: Обращаться в МФО можно, только если вам нужна очень маленькая сумма на очень короткий срок

Гости
Иван Уклеин
Младший директор рейтингового агентства «Эксперт РА»

Оксана Галькевич: Сейчас, уважаемые друзья, будем говорить о деньгах и не всегда осторожном с ними обращении. Это рубрика «Личное мнение». Мы приветствуем в студии программы «Отражение» младшего директора рейтингового агентства «Эксперт РА» Ивана Уклеина. Иван, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Иван Уклеин: Добрый день.

Оксана Галькевич: Иван, мы тут прочитали, что россияне задолжали российским банкам сумму, сравнимую с годовым бюджетом нашей столицы. В связи с этим…

Константин Чуриков: А бюджет нашей столицы – это бюджетище в масштабах страны.

Оксана Галькевич: Примерно 2 трлн рублей. Такие суммы назывались, космические совершенно. Скажите, а что заставляло банки в последнее время так охотно, активно и легко раздавать кредиты практически направо и налево, не всегда должным образом проверяя заемщиков и, соответственно, возлагая непосильное финансовое бремя на плечи людей?

Иван Уклеин: Вы правы, конечно. Прежде всего, лучше не брать кредиты, если есть такая возможность. Но сумма накопилась…

Оксана Галькевич: «Лучше не брать» - это обращение к обывателю. А «лучше не давать, а проверить» - это уже к банку. Так что же их заставляло так спешить с раздачей кредитов?

Иван Уклеин: Смотрите, многие банки последние 2 года действительно открутили гайки в выдаче кредитов. Связано это с тем, что они привлекли много средств от физических лиц. Но размещать их попросту некуда. На текущий момент рост корпоративного сектора ограничен. То есть конкуренция за крупных корпоративных заемщиков достаточно высока. Лезть в сегмент кредитования малого и среднего бизнеса банки не рискуют, потому что это сопряжено с определенными трудностями.

Константин Чуриков: По идее этот малый и средний бизнес – его еще пойди, поищи.

Иван Уклеин: Действительно, он подвержен большим колебаниям конъюнктуры. Соответственно, для поддержания маржи банки запустили ряд новых проектов в розничном кредитовании. И это связано не только с самими банками. Это связано в том числе и с динамикой доходов населения. Вы знаете, что прошлый год был предвыборным. Соответственно, мы наблюдали некий робкий рост номинальных зарплат. В реальном выражении располагаемые доходы населения стагнируют уже 4 года подряд. Это опасная тенденция, которую констатирует Росстат, наш официальны статистический орган. И в этих условиях люди, конечно, стремятся удержать, а лучше несколько нарастить свой уровень потребления. И в этой связи предъявляют повышенный спрос на кредиты.

Также мы наблюдали и снижение ключевой ставки. Вслед за ней снижается и ставка по кредитам. Года 2 назад в крупных банках ставка по кредитам была 16-18%. В небольших банках это 20% и выше. Сейчас ставки в крупных банках 12-13%. И, кроме того, мы наблюдаем бум так называемых карт с грейс-периодом. Это по сути бесплатный кредит. То есть достаточно внимательно прочитать все условия договора.

Константин Чуриков: Чтобы понять, что он на самом деле не такой бесплатный.

Иван Уклеин: Нет. На самом деле многие банки предлагают на короткий период. Но там есть ряд подводных камней. Надо всегда очень внимательно изучать условия. Нарушение одного из них уже…

Константин Чуриков: Чем руководствуются банки? Они думают: «Ну что? Давайте сейчас привлечем еще заемщиков – вдруг пронесет». Какая логика? И что им говорит ЦБ как мегарегулятор?

Иван Уклеин: Смотрите, выдача кредитов в последнее время стала сильно технологичнее. Если года два назад вся эта процедура занимала 30-40 дней, сейчас достаточно заполнить заявку онлайн на сайте, и предварительное решение будет уже за 7-10 минут. За счет чего? Банки повсеместно внедряют так называемые Big Data. Они смотрят, с какого устройства человек заполнял заявку на кредит.

Оксана Галькевич: В смысле? Стоимость телефона? Apple 10 или…

Иван Уклеин: Это ноутбук из Балашихи или это какой-то современный компьютер в центре Москвы.

Оксана Галькевич: И сразу…

Иван Уклеин: Даже такие вещи. Они смотрят, как вы заполняли зарплату. Вы ввели сумму сразу твердой уверенной рукой, или вы ввели, потом стерли, потом исправили циферку, добавили нолик в конце, а потом решили: «А, нет, все-таки укажу какую-нибудь повыше сумму».

Константин Чуриков: И это полностью уже все о человеке говорит?

Иван Уклеин: Да, это некая модель поведенческого скоринга. То есть банки внедрили реально очень такие продвинутые алгоритмы. Они даже смотрят, как часто человек платит за коммуналку (данные платежных агрегаторов), они смотрят, как часто он меняет СИМ-карты, как часто вносит платежи, как периодично. Зачастую банки даже ходят по грани, смотрят геолокацию заемщиков, то есть где они ночуют, как часто они меняют место.

Оксана Галькевич: Они даже за этим следят?

Иван Уклеин: Да, по сути XXI век наступил.

Константин Чуриков: XXI век наступил. Но в принципе нас сейчас послушают, кто-нибудь одолжит у друга Apple Macintosh и пойдет в кафе на Остоженке, и уверенной рукой вобьет, что у него зарплата 500 000, даже больше, чем у депутата. И что, сразу получит большой кредит? А что мы получим потом? Я хочу спросить. Чем нам это все грозит?

Иван Уклеин: Действительно, история показывает, что бум потребительского кредитования неизбежно сменяется в лучшем случае кризисом, а в худшем случае спадом с тяжелыми последствиями. Но есть мнение, что сейчас банки, хотя и постепенно снижают уровень требований к заемщику, но делают это очень осторожно. Как я сказал, смотрят на огромное количество факторов. Если вы как-то продумаете один фактор… Например, сейчас в эфире скажу, что некоторые банки смотрят, как долго вы смотрели все условия договора. Если вы вообще не открывали – это одна история. Если вы открыли и пролистали – человек хотя бы щелкнул посмотреть что-то, уже плюс. Если он долго и вдумчиво читал, то, наверное, его платежная дисциплина будет лучше.

То есть все эти методики позволяют не только достаточно точно оценить правдивость того, что указано, но и смоделировать платежную дисциплину.

Кроме того, с этого года (ваш вопрос «можно ли перепроверить?») крупные банки получили тестовый доступ к базам данных Пенсионного фонда. И там содержится не только информация об актуальных доходах заемщика, но и вся его трудовая история. То есть можно посмотреть, как человек трудился, как часто менял работу, даже вплоть до таких моментов. И заемщики об этом часто даже не подозревают.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем Московскую область. Татьяна, наша телезрительница. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Ваш вопрос.

Зритель: Я хочу сказать вашему гостю. Слышно меня?

Оксана Галькевич: Прекрасно.

Зритель: Хочу сказать вашему гостю, что я с ним не согласна, что банки отслеживают платежеспособность потенциального заемщика, еще что-то, проверяют, перепроверяют. Я пенсионерка. Получаю пенсию по карте Сбербанка. Мне не единожды приходили сообщения, до сих пор приходят, что типа чуть ли уже не одобрен мне кредит суммой 400 000. «Ваш платеж будет составлять 25 000».

Константин Чуриков: А пенсия у вас какая, Татьяна?

Зритель: У меня пенсия 12 000. Они же видят, кто сколько получает, какая пенсия. Это сколько надо получать пенсию?

Константин Чуриков: Может быть, банк ориентируется по Росстату.

Иван Уклеин: Это просто обычная рекламная рассылка. То есть если клиент придет в банк, то, конечно, с него потребуют какое-то подтверждение выписки со счета. Соответственно, пенсия получается в том же банке. И, естественно, финальное предложение будет другим. И речь о наиболее технологичных банках, которые часто прямо в интернет-банке предлагают предварительно одобренный кредит в несколько кликов перевести на карту.

Оксана Галькевич: Иван, вы знаете, проблема всегда по-разному выглядит, смотря с какой стороны смотришь. Мы зашли со стороны обывателей. Мы сказали, что огромная закредитованность – 2 трлн рублей. Но если посмотреть со стороны банков, ведь получается, что и банки тоже вошли в некую такую зону риска. Если этот долг потребителей будет расти и дальше (сегодня 2 трлн, дальше 2,5-3 трлн), чем нехорошим это может обернуться для банков, и, наверное, в экономике пойдут какие-то изменения, какой-то триггер?

Иван Уклеин: Вы правы, безусловно, что это некий риск. Но дело в том, что разные метрики показывают разный уровень закредитованности. Банк России как регулятор достаточно внимательно смотрит за этими параметрами, вслед за регуляторами других стран. Прежде всего они смотрят на соотношение платежа к ежемесячному доходу и сумму общего долга к доходу. Есть ряд других параметров, например, величина первоначального взноса. Сейчас Центробанк активно прорабатывает вопрос, что банки стали снижать первоначальный взнос, некоторые вообще его отменяют. Это, конечно, некий риск. И Центробанк стремится сделать кредитную политику банков более консервативной, более сдержанной.

Константин Чуриков: Банки же видят общий какой-то информационный срез о заемщике? Они не знают о семейной ситуации, они не знают, кто у него первая жена, кто вторая, кто третья, сколько он платит по алиментам, сколько он должен платить. Они же всего не видят. Там, извините, пожалуйста, сидят не самые компетентные часто сотрудники. Я говорю просто про коммерческие банки. «Иван Иванович, паспорт – вперед, поехали».

Иван Уклеин: Здесь все-таки стоит различать крупные банки-конвейеры, наиболее эффективные участники рынка. Прежде всего это или иностранные дочки, или госбанки, или крупные частные банки, которые работают на этом рынке не один год, имея достаточно хорошую клиентскую базу, историю отношений с регулятором. То есть выстроены отношения с клиентом не только в этой стране, а некоторые даже в других странах. Соответственно, небольшие банки действительно часто допускают такие просчеты, выдают кредиты всем попало и получают достаточно часто помощь.

Константин Чуриков: Часто по украденным поддельным паспортам.

Иван Уклеин: Мы видели в последние годы, что динамика отзыва лицензий у банков очень стремительная. На моей памяти еще несколько лет назад было 1000 банков, сейчас уже, по-моему, 400 банков.

Оксана Галькевич: Иван, то есть, по-вашему, никакой ипотечный или кредитный кризис у нас невозможен в ближайшее время? Просто потому что Центробанк действительно следит за этими показателями.

Иван Уклеин: Я такого не говорил. Потому что он отчасти уже сейчас происходит.

Константин Чуриков: Вот этот пузырь же надувается, надувается, надувается?

Иван Уклеин: Просто задача Центробанка – сделать так, чтобы этот пузырь не лопнул, а постепенно сдувался или, по крайней мере, не надувался. Вот сейчас та тенденция, которую мы наблюдали по сокращению количества банков – это тоже один из элементов последовательной политики по снижению рисков в системе, потому что недопустимо, чтобы какие-то банки выполняли все процедуры надлежащим образом, то есть запрашивали справки, документы и так далее, а какие-то просто за 10 минут выдавали кредиты, получали огромные невозвраты, и как результат – кризис всей банковской системы. Все-таки есть основания предполагать, что Центробанк массово такую тенденцию не допустит, и действительно возможные отдельные крахи банков, которые что-то не рассчитали, выдали кредитов больше, чем нужно, необеспеченных кредитов и так далее. То есть в целом действительно нас сейчас настораживает динамика слишком быстрого роста необеспеченного потребкредитования, но это не должно вылиться в какие-то сильные последствия для экономики.

Константин Чуриков: Просто за год, если считать с 1 июля 2017 года по 1 июля 2018 года, объем задолженностей физлиц перед банками вырос на 19%, то есть 1/5 часть. Это же, наверное, серьезно. А если еще вырастет? А если эта динамика сохранится или ускорится? Знаете, я еще не могу не спросить про очень популярное явление под названием «микрофинансовые организации». Сейчас они как-то по-другому официально называются. Мы видим, мы слышим, нам зрители об этом рассказывают, как они попадаются на эти удочки, мы можем себе представить, как они плодятся и размножаются, эти офисы микрозаймов, что это массовая история. Вот здесь какой фактор риска? Ведь это необеспеченные кредиты.

Иван Уклеин: Да. Это еще более рискованный сегмент. То есть, если вдруг вам, конечно, нужно когда-то жить в долг, необходимо прибегать к услугам банков, но услуги микрофинансовых компаний… Вы правильно сказали, что сейчас рынок разделен на микрокредитные и микрофинансовые. Микрофинансовые компании – это заведомо сегмент, который предполагает очень высокие ставки, имеет очень высокие риски невозврата задолженностей. Поэтому с этим сегментом в принципе, если есть возможность, лучше не сталкиваться. То есть это скорее какие-то истории, когда действительно нужны очень маленькие суммы на маленькие сроки, и буквально никакие источники не доступны: ни банки, ни родственники, ни знакомые.

Константин Чуриков: Зрители присоединяются к нашей беседе. Это Юрий из Барнаула.

Оксана Галькевич: Юрий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Мне навязывают постоянно кредит, звонит Сбербанк. Мне звонит, говорит: «Юрий Петрович, возьмите кредит». Я говорю: «Ребята, у меня пенсия 8000. Вы подумали, как я буду этот кредит отдавать? Вы мне предлагаете суммы, которые вообще… Допустим, миллион – ясно, что я не смогу отдать этот миллион с пенсией 8000 рублей». Она говорит: «Юрий Петрович, извините, вы тут еще платили, тут еще платили». Вот интересно, у нас в России 152 федеральный закон действует о моих персональных данных, или по всему свету рассказывают, какие у меня доходы? Почему банк знает, какие у меня доходы? Работаю я, не работаю.

Константин Чуриков: Так ладно еще банк, который, предположим, вам пенсию выплачивает. Так это еще совершенно посторонние люди, которые представляются финансовыми аналитиками.

Зритель: Мне этот банк пенсию не выплачивает.

Константин Чуриков: Слушайте, что мы имеем? Получается, что правильно Оксана говорит – не просто пузырь, а искусственно раздутый пузырь. Ведь что происходит в первом, во втором случае? Нам об этом зрители рассказывали. То есть человека провоцируют на этот кредит. Ему, может быть, и не надо, он даже об этом и не думал, понимаете? Но ему показывают, этим стараются приманить. Пенсионер несчастный начинает думать.

Иван Уклеин: Это обычные рекламные рассылки. Каждый из нас в принципе получает такие, к сожалению. Мы от этого не застрахованы. Что касается общей закредитованности, я бы не стал бить в колокол, говорить, что у нас какой-то катастрофический уровень, прирост 19%. Непонятно, вот эти 2 или 3 трлн – это много или мало на 145 млн человек? Давайте посмотрим на уровень закредитованности в других странах. Мы увидим, что в большинстве развитых стран этот показатель не ниже, а в каких-то даже и выше.

Оксана Галькевич: Но, с другой стороны, в большинстве этих самых развитых стран и доходы выше, и 4 года у них ведь не снижаются доходы населения, как у нас, правда?

Иван Уклеин: Да. Это очень опасная тенденция, которая сейчас под пристальным вниманием Банка России.

Константин Чуриков: Я хотел вопрос еще один задать. Мы тут широко отмечаем 20-летие дефолта 17 августа 1998 года. Случилось то, что случилось. Причины были несколько другими. Смотрите, так или иначе раз в 10 лет повторяется некий дефолт в нашей стране, некий большой финансовый кризис. Сейчас тоже прошло 10 лет, и не далее, как пару недель назад на вашем месте сидел один тоже уважаемый финансовый аналитик и сказал: «Ребята, готовьтесь. Есть определенная цикличность». Я хочу спросить: с точки зрения финансовой аналитики насколько мы должны этого опасаться?

Иван Уклеин: Есть, безусловно, некая цикличность. Экономическая теория строит огромное количество предположений. Это и циклы Кондратьева, и циклы Китчина, и так далее. То есть это огромное количество моментов, которые в какой-то момент могут наложиться друг на друга. Это и внешняя геополитика, это какая-то наша собственная российская конъюнктура, часть даже предвыборная конъюнктура может влиять. Поэтому да, скорее всего, нас ждет когда-то очередной цикл. К нему нужно быть готовым. И как раз роль Банка России в том, чтобы не допустить слишком быстрого роста рынков на этапе подъема и слишком стремительного снижения, когда кризис все-таки наступит.

Константин Чуриков: Главное, чтобы ваши эти Кондратьев и Китчин между собой не договорились.

Оксана Галькевич: Наоборот, чтоб договорились.

Константин Чуриков: Устроят нам одновременно.

Иван Уклеин: По некоторым измерениям, у нас отраслевой кризис продолжается уже несколько лет. Если посмотрим индексы промышленного производства, то мы в принципе сейчас в достаточно затяжной стагнации, к сожалению. Не только по располагаемым доходам населения.

Оксана Галькевич: Вера из Санкт-Петербурга. Давайте ей тоже слово предоставим. Вера, добрый вечер. Рады вас слышать.

Зритель: Добрый вечер. Я пенсионер. Обещали работающим пенсионерам дать компенсацию в 1000 рублей. За 51 год стажа, средний заработок 50 000 белыми, мне доплатили компенсацию пенсии 430 рублей. Я за свою жизнь, за 68 лет, какую-то несгораемую сумму скопила. И вот молодежь призывают: «Копите деньги на пенсию». С такими процентами на депозите я ничего не накоплю. Я даже не накапливаю себе на отпуск. Как жить молодежи?

Константин Чуриков: Вера, я думаю, что, может быть, на пенсию уже надо с карманных расходов еще со школы копить, заранее откладывая.

Оксана Галькевич: Так ты же не работаешь еще в школе.

Константин Чуриков: Родители дают на карманные расходы – надо откладывать.

Иван Уклеин: Сразу же вопрос, на который особенно нет ответа сейчас. В принципе нашему поколению достаточно четко сказали, что нам нужно готовиться к пенсии при любых вариантах. По крайней мере, у нас есть время, для того чтобы подготовиться. А вот те дискуссии, которые идут сейчас в Государственной Думе, они касаются тех людей, которые не успевают просто.

Константин Чуриков: Это мы немного забегаем буквально минут на 20-30 вперед. Я вот так поверну вопрос нашей зрительницы. Естественное желание человека – сколотить какой-то капиталец, да? Банки дают теоретически такую возможность. Скажите, пожалуйста, ставки по депозитам рублевые – насколько они сегодня адекватны? Дают ли они такую возможность, если сложить вместе потребительскую инфляцию и предлагаемые ставки процентов?

Иван Уклеин: Сейчас ставки по вкладам действительно чуть выше официальной инфляции на несколько процентных пунктов, если мы смотрим инфляцию по достаточно узкому набору, которым измеряет Росстат. Если мы смотрим реальную потребительскую инфляцию, то ставки где-то действительно совсем чуть-чуть выше этого уровня, и рублевые вклады, очевидно, не являются наиболее надежным инструментом долгосрочного сбережения ваших активов.

Константин Чуриков: А что? Тот самый проклятый зеленый?

Иван Уклеин: Это всегда зависит от суммы. Если у вас сумма 100 000 рублей, то на такой сумме особенно не выиграешь. Больше вероятности проиграть на конвертации валют, например. Если у нас речь о каких-то очень крупных суммах, то обычно люди, которые заработали, имеют либо большой опыт работы в финансовой сфере, либо инвестирования.

Константин Чуриков: Я ожидал этого ответа. Чтобы стать богаче, надо сначала просто стать богатым.

Оксана Галькевич: Сначала стать богатым. А по поводу всех этих разговоров о дедолларизации? Кто-то там бросился, поменял все свои сбережения, например, на доллары или на евро, и вдруг начинает разговоры, что вся эта валюта нам не нужна, нам нужно избавляться от валютных расчетов, валютных сбережений и депозитов. Это что же, отберут у людей, что ли? Кстати, вполне уважаемые тоже ваши коллеги-экономисты поделились на несколько лагерей, рассуждая на эту тему.

Иван Уклеин: Я бы сказал, что если заглядывать очень далеко вперед, не на ближайшие несколько лет, а совсем далеко, то это будет зависеть от какой-то очень большой игры, от крупных участников рынка, от самых крупных российских компаний, но никак простые люди не смогут сделать динамику на этом рынке, потому что суммы очень маленькие. Если всех вместе сложить, кто ходит в обменки, это получится процентов 20 от всех оборотов с долларами и с наличной валютой.

Оксана Галькевич: У нас есть еще звонок. Давайте предоставим слово на этот раз Тульской области. Галина.

Зритель: Алло, здравствуйте. Вот был навязан нам кредит в виде товара. Мы по непониманию. У нас поселок.

Константин Чуриков: А что за товар был, Галина?

Зритель: Одеяла, подушки. И в подарок набор ножей, которые сразу развалились. А теперь мы не можем представителя найти. То есть телефон не отвечает.

Константин Чуриков: Галина, а проблема в чем? В том, что взяли кредит на всю эту историю, или в том, что не наточены ножи?

Зритель: Да, в том что… растут, мы пенсионеры. Выплачивать кредит – это самим на нуле остаться. И я не хочу его платить. Не могу найти этого представителя теперь. Я ему не буду платить. Было оформлено без поручителей, без всякого обеспечения. Только товар нам выставили, мы там что-то подписали.

Константин Чуриков: Галина, вы же будете не торговому представителю, не магазину платить кредит, а банку. Это все довольно серьезно.

Зритель: Совершенно верно. Но ведь представитель заключал с банком договор, не я заключала.

Константин Чуриков: Галина, а что там мелкими буковками, циферками написано в этом договоре? Какой у вас процент и какая сумма договора?

Иван Уклеин: Если там был вообще договор, потому что на мошенническую схему похоже.

Зритель: Да. Договор был, может быть, какой-то, и договор теперь утерян. И представительства банка нет в поселке. То есть это надо ехать в Тулу. В общем, я прекращаю все эти оплаты и умру голодной смертью. И что будет со мной, если я не буду платить?

Константин Чуриков: Прежде чем ответит Иван, есть такой финансовый омбудсмен Павел Алексеевич Медведев. Вот к нему обратитесь. У него там целый аппарат. В интернете все его данные.

Зритель: У меня нет интернета. А как без интернета его найти?

Константин Чуриков: Оставьте нашему редактору свой телефон.

Оксана Галькевич: Галина, надо как-то постараться найти какую-то информацию. Потому что это в ваших интересах. Иначе проблем у вас будет гораздо больше. Поэтому все-таки нужно постараться. Нельзя просто так взять и бросить. Даже если, допустим, это не мошенническая схема, бросить просто так платить кредит никто из нас не может. Увы и ах, мы не можем его полюбить…

Иван Уклеин: Если только это не мошенники, потому что исключать ничего нельзя. К сожалению, такие истории…

Оксана Галькевич: В данной ситуации что вы посоветуете Галине?

Иван Уклеин: Прежде всего надо все-таки постараться не попадать в такие ситуации.

Константин Чуриков: Это мы уже знаем. Давайте дальше.

Иван Уклеин: Надо читать всегда, что подписываешь. Это универсальное правило. Если все-таки по каким-то причинам вы оказались в этой ситуации, надо понять, это мошенники или нет. Если есть договор с банком, то, соответственно, нужно выполнять эти обязательства.

Константин Чуриков: Вы меня извините, то вообще какая разница, мошенники это или нет? Потому что приведенные примеры, когда звонят априори необеспеченным людям, малоимущим с предложением какого-то космического кредита из топовых банков страны, может быть, они тоже себя ведут, как мошенники?

Иван Уклеин: Из топовых все-таких историй наперечет если есть, то это все равно мошенники действуют от имени крупных банков. Обычно все-таки банки, которые дорожат своей репутацией, не влезают в такие истории. Это, скорее всего, мошенники. И действительно меня удивляет, что уровень финансовой грамотности у людей очень низкий, и часто им просто навязывают кредиты, пользуясь каким-то доверием, особенно это касается пенсионеров. Ни в коем случае не подписываете какие-то документы, если вы не понимаете, о чем там идет речь. И вообще по возможности лучше, конечно, жить по средствам, а не посредством – стараться взять все в кредит, «а, расплатимся как-нибудь потом».

Константин Чуриков: Можете назвать навскидку самые закредитованные регионы, где совсем аховая ситуация? У нас же это неравномерно по стране, где-то больше, где-то меньше.

Иван Уклеин: Закредитованность разная бывает. У нас даже целые регионы как субъекты федерации имеют огромные долги. У нас Мордовия, например… Вообще непонятно, как они погасят долги перед федеральным правительством. Там ситуация такая, что их процентные платежи скоро будут сопоставимы со всем бюджетом. То есть все доходы нужно будет отправлять только на проценты по долгам региона. Если мы говорим о долгах граждан, то в принципе дифференциации такой сильной, как с регионами, нет. Но есть отдельные региональные тенденции. Мы видим, что в наших традиционно мусульманских регионах обычно уровень закредитованности ниже – это и Татарстан, и Башкирия, и Северный Кавказ.

Оксана Галькевич: То есть меньше берут, по сути дела?

Иван Уклеин: Да и сами банки не очень охотно кредитуют такие республики, особенно это касается Северо-Кавказского федерального округа. Если мы говорим о Татарстане и Башкирии, то это все-таки промышленно развитые регионы. Там население в силу менталитета старается или не занимать, или уж если занимать, то как-то исполнять свои обязательства достаточно аккуратно, потому что понимают, что даже какой-то один просрочки – часто мелкий шрифт увеличивает ставку просто непомерно.

Оксана Галькевич: Шрифт увеличивается сразу. Скажите, у нас ведь есть закон о банкротстве физических лиц. В каких случаях он применим и как им пользоваться?

Иван Уклеин: Все-таки крайняя мера. Потому что в рамках такой процедуры у человека изымается практически все имущество, кроме единственного жилья, которое не может быть у человека отнято по Конституции, но все остальные его объекты имущества будут изъяты. Это касается и автомобиля, и каких-то предметов просто быта. Поэтому лучше до такой ситуации не доводить, не попадать в нее.

Оксана Галькевич: То есть это не то, что некоторые подразумевают, что банкротство физических лиц – это по сути дела списание и прощение?

Иван Уклеин: Нет, конечно.

Оксана Галькевич: Это получается все-таки лишение определенной собственности.

Иван Уклеин: Сначала отдай все, что у тебя есть, а уже потом будем договариваться, сколько лет ты будешь выплачивать какую-то часть долга.

Оксана Галькевич: А, так еще и выплачивать придется после?

Иван Уклеин: Обычно, если человек имеет доходы, то да, здесь по аналогии с алиментами какими-то, судебными решениями…

Константин Чуриков: Спрашивает зритель Максим: «Дают ли официально неработающим кредит?».

Иван Уклеин: Это зависит от того, что это за ситуация, потому что бывают ситуации совершенно экстраординарные, когда у человека формально очень высокая долговая нагрузка. Вот именно сейчас в моменте безработный, но у него достаточно хорошая история доходов. Он взял ипотеку. У него сейчас огромный кредит. Но ему надо ремонт сделать в этой квартире в новостройке. И действительно многие банки будут отказывать. Но какие-то банки обратят внимание на некие другие параметры, не только на то, что у человека нет в моменте доходов. Посмотрят на состав семьи. Есть ли у кого-то еще какие-то доходы, есть ли другие объекты собственности (может быть, дача) и какие-то другие параметры. Но, повторюсь, лучше, конечно, в кредиты не залезать.

Константин Чуриков: Давайте еще Игоря из Новосибирска подключим к нашей беседе. Здравствуйте, Игорь. Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Иван, у меня вопрос по поводу того, может ли банк, не уведомляя клиента, расторгнуть с ним взаимоотношения?

Иван Уклеин: А что именно у вас?

Зритель: При этом клиент ни разу не нарушил ни одно правило.

Константин Чуриков: Вы имеете в виду – может ли банк потребовать немедленно погасить всю задолженность досрочно?

Зритель: Нет. Просто разорвал отношения. При этом за неделю до этого банк увеличивал кредитный лимит и…

Константин Чуриков: Увеличил или уменьшил кредитный лимит? Может, кто-то, кто вам там подсказывает, возьмет трубку и нам объяснить понятнее?

Зритель: Могу. Это моя жена.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Чтобы не быть косноязычной, я экономист. Я не понимаю, каким образом банк в одностороннем порядке придумал расторгнуть отношения с моим мужем, при этом за неделю сообщив об увеличении кредитного договора и пригласив нас получить новую карту в нашем подразделении в Новосибирске? Приехав туда, мы узнаем, что мы не можем снять деньги, даже получить пинкод – его банк решил расторгнуть… Мы были крайне возмущены и дали задание девушкам, которые обслуживали нас, проверить, почему это произошло. Девушки (также в недоумении) увидели, что ни одного нарушения с этим банком или с какими-либо другими у нас не происходило.

Более того, мы опережающими темпами выплачивали то, что нам было предписано. Поэтому мы решили подать в суд на банк «Ренессанс-кредит», который безобразно себя вел. Несмотря на все истории мои и Игоря, и мы внесли огромнейшие суммы за значительный промежуток жизни, и поэтому мы крайне возмущены. Кроме того, поездка была сопряжена желанием купить некоторую дорогую вещь, которую мы не купили по их вине, и, более того, вплели туда людей, которые получили тоже убытки. Поэтому считаем, что моральный вред и прочее мы можем отсудить у банка.

Иван Уклеин: Банк выдал новую сумму.

Константин Чуриков: Как вас зовут?

Зритель: Я Лариса Владимировна.

Константин Чуриков: Лариса Владимировна, вы рассказываете о себе и о супруге. Я так понимаю, что у вас уже давние кредитные отношения вот с этим банком, вообще с банками в целом.

Зритель: Именно с этим банком.

Константин Чуриков: Я правильно понимаю, что для вас кредит уже стал нормой жизни? Вы в принципе так вынуждены…

Зритель: Да, мы в принципе очень много приносим банку. Я бы сказала – не один миллион мы принесли банкам потрясающе хороших доходов. Потому что мы получаем в науке очень мало денег. Причина – отвратительное отношение к науке. Доцент получает 20 000. Игорь у меня и пенсию получает, и является старшим научным сотрудником, и преподавателем. И мы все на очень хорошем счету. Не имели никогда никаких отрицательных эмоций со стороны банка. И то, что сегодня нас оскорбили в этом банке, заставив поездить из Академгородка по городу, в течение 3 часов выясняя все эти отношения, я считаю это просто безобразием.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок, за вашу грустную историю.

Оксана Галькевич: Идеальный заемщик для банка на самом деле. С небольшими доходами, но идеально образован и квалифицирован. Может оценить свои риски. И главное, что потом всю эту ответственность несет, не сбрасывает.

Константин Чуриков: Нам звонит семья преподавателей.

Иван Уклеин: Печально, что они действительно вынуждены жить в кредит, поскольку, скорее всего, они как-то могли бы распланировать свои денежные потоки таким образом, чтобы либо пользоваться картами с грейс-периодом, например, без переплаты процентов, либо, конечно, по возможности все-таки обойтись без услуг банка. То, что рассказал слушатель, я так понял, что ему отказали в выдаче нового кредита. Здесь нужно очень внимательно читать условия договора, но, скорее всего, обычно крупные банки прописывают это в условиях договора, что имеют право и потребовать досрочно возврат уже выданной суммы, и прекратить отношения, то есть не выдавать дальнейших кредитов. Это право банка в большинстве случаев.

Константин Чуриков: Иван, а есть прямая зависимость между уровнем зарплат в стране и количеством потребительских кредитов?

Иван Уклеин: Корреляция есть. Но, смотрите, она в обе стороны. Как только человек больше начинает зарабатывать, он начинает хотеть больше и машину, и жилье получше.

Константин Чуриков: Я говорю об обычном потребительском, розничном таком кредите.

Иван Уклеин: И, наоборот, если у него низкие доходы, он хочет как-то компенсировать, свой уровень потребления. Поэтому нельзя сказать, что есть какая-то прямая однозначная связь. Но в определенной степени корреляция присутствует.

Оксана Галькевич: Спасибо нашему гостю. В студии программы «Отражение» был Иван Уклеин, младший директор рейтингового агентства «Эксперт РА». Спасибо.

Константин Чуриков: Через несколько минут обсуждение пенсионных наших дел славных. Госдума сегодня провела большие слушания. Большие слушания проведем и мы в прямом эфире. Кстати, заодно расскажем, кем сегодня по статистике, по исследованиям работают люди пожилого возраста. Не переключайтесь.

Оксана Галькевич: А вы рассказывайте свои истории.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Опасные тенденции в потребкредитовании

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты