Из инфекционной больницы Новочеркасска уволились все врачи

Из инфекционной больницы Новочеркасска уволились все врачи
Сергей Жаворонков: Закупки госкомпаний никак не регламентированы - они могут тратить, сколько угодно
Максим Едрышов: Сейчас в автошколах фактически учат сдавать экзамен, а не ездить
Налоги-2019. Сколько раз мы платим за одно и то же?
Мнимые и реальные бедные. Экономисты выяснили, у кого в России - самые низкие доходы
Герой нашего времени, кто он? Человек, честно выполняющий свою работу (за скромную зарплату)
Дискриминация по профессиональному признаку. Учителям в разных регионах хотят уравнять зарплату
Разговор с Дмитрием Медведевым: нацпроекты, бедность, здравоохранение, образование, допинг
Гузель Улумбекова: Самое важное – все средства должны пойти на физическое привлечение и закрепление врачей и медперсонала
Ирина Абанкина: Осовременивание профессий самими колледжами сыграло очень большую роль в пропаганде человека труда
Как справиться с бедностью. Из разговора с Дмитрием Медведевым
Гости
Александр Саверский
президент «Лиги защитников пациентов»
Дмитрий Андреянов
корреспондент (г. Ростов-на-Дону)

Петр Кузнецов: Еще одна вечная наша проблема. Из единственной инфекционной больницы теперь уже в Новочеркасске уволились все медики. Представляете? Больным предлагают теперь обращаться в другие медучреждения.

Ольга Арсланова: Врачи уволились (тут тоже ничего удивительного) из-за низкой зарплаты, огромной нагрузки и невыносимых условий работы в пришедшем в упадок здании. Мы подчеркнем, что речь идет об уволившихся врачах-инфекционистах как раз в этой больнице. Из-за этого пришлось даже прекратить прием пациентов.

Петр Кузнецов: Сами понимаете, такое есть и в других регионах. В выходные, например, в 20 российских городах, включая Москву, прошла акция протеста врачей и пациентов против последних реформ здравоохранения под лозунгом «Мы хотим жить и лечить». Минздрав обещал часть жалоб рассмотреть. К слову о состоянии, в котором приходится врачам работать. Смотрите, вот новость сегодняшнего утра. В больнице Кургана из-за изношенных радиаторов окна заклеивали пленкой и завешивали одеялами. Фотографии появились в соцсети Вконтакте. Вот так, например, выглядит больница Кургана. Раз и два.

Ольга Арсланова: То есть выбор какой получается у главврача? Или тратить деньги зачастую на оборудование, на лекарства, или платить зарплаты врачам. И часто больницам в регионах приходится делать именно такой выбор.

Петр Кузнецов: Давайте вернемся в Ростовскую область. Дмитрий Андреянов, корреспондент ОТР, из региона с нами на связи. Дмитрий, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Дмитрий. Какие подробности этой истории известны вам? Что говорят в самом Новочеркасске?

Дмитрий Андреянов: Здравствуйте, коллеги. История получилась довольно резонансной. Говорят по этому поводу очень много. Обсуждение бурное и на официальных уровнях. И, естественно, социальные сети. Прежде всего горздрав сейчас срочно ищет новых инфекционистов. И представитель горздрава сказала, что инфекционист – это вообще очень редкая врачебная специальность. И будут очень большие сложности, чтобы заменить этих трех уволившихся и найти молодых, а тем более опытных инфекционистов на их места. А вообще всего требуется 7 человек по штатному расписанию. Потому что это стационар. И, разумеется, необходимо закрывать…

Петр Кузнецов: То есть их должно быть 7. А их осталось или изначально было 3 человека. И без этого все трое ушли, да? Понятно.

Дмитрий Андреянов: Если точно по цифрам, то лечащих медиков в Новочеркасском инфекционном стационаре (и детском, и взрослом) было всего 4 человека – это 3 лечащих врача, один зав инфекционным отделением, 2 лечащих врача и главный врач.

Петр Кузнецов: Зав и глав тоже ушли?

Дмитрий Андреянов: Из лечащих осталась только главный врач.

Ольга Арсланова: Дмитрий, смотрите. Вот есть информация. Администрация Новочеркасска рассматривает возможность выплатить 1 млн рублей новым врачам подъемных плюс дать им жилье. Получается, что такие деньги все-таки есть.

Петр Кузнецов: Деньги есть. То есть зарплаты намного выше предлагают новым.

Ольга Арсланова: Просто интересно – а на каких условиях работали люди, которые уволились?

Дмитрий Андреянов: Если брать физические условия, то они были очень нехорошие. Обратим внимание на сами здания. Как раз на кадрах появились фасады корпусов. Здание постройки 1905 года. Это были купеческие дворы в свое время. До революции, разумеется. И с 1917 года, как постоянные хозяева их покинули… Неизвестно, когда там появилось лечебное учреждение. Но по крайней мере с 1917 года представитель администрации Новочеркасска нам сказала, что эти здания не ремонтировались. Причем, они являются объектами исторического и культурного наследия.

Ольга Арсланова: И зарплаты, судя по всему, тех времен?

Дмитрий Андреянов: Насчет зарплат этот вопрос тоже я задавал представителю городского здравоохранения. По крайней мере такого внятного четкого ответа мы не получили, что врач зарабатывал столько-то. По цифрам, опять же. 15000 – это врачебная ставка. На нее наворачиваются надбавки – за ночные дежурства, за какие-то совместительства, за переработки, за сверхурочные. Сверхурочные докторам (как тоже представитель горздрава заверила) платили за переработки, потому что вместо 7 человек работали трое, и у них получались смены сутки через сутки. Врачи заступали. Это, естественно, в нарушение всех норм трудового законодательства. И, наверное, вообще вредно для здоровья.

Ольга Арсланова: Дмитрий, а почему сейчас идет речь, извините, о подъемных и о переезде из других регионов врачей? Совсем нет кадров в Новочеркасске? Некого найти там?

Дмитрий Андреянов: Сказали, что нет. Маленькая ремарочка. Что пытаются договориться с теми, кто ушел, с ушедшими тремя этими медиками. Но только одному из этих троих было 30 лет. Молодой доктор. С ним не удалось связаться. Двое других медиков – люди уже пожилые, 66 и 72 года. Они доработали до такого возраста. И, естественно, одна из докторов сказала, что действительно я не выдержала этого режима. «Что ж мне, до 80 лет практически в таких условиях работать? Нет».

Хотя другой медик не сетовал ни на условиях труда, ни на зарплату. Поправлю, в районе 45 000 получали эти врачи. Он посетовал, что не сложились отношения с руководством больницы.

Петр Кузнецов: То есть здесь не в размере денежного вознаграждения дело. Скажите, пожалуйста, что предлагается сейчас народу? Куда отправляют народ? Где принимают их в связи с отсутствием инфекционистов?

Дмитрий Андреянов: Поликлиники, естественно, работают в прежнем режиме. Там штаты не пострадали. Но пациентов отправляют в районную больницу города Аксай. Это в 30 км от Новочеркасска. Либо Ростова-на-Дону. Это порядка 36 км от Новочеркасска. Все равно расстояния на первый взгляд небольшие. Но туда действительно не наездишься.

Ольга Арсланова: А в этих больницах достаточно коек для еще людей из Новочеркасска, для больных оттуда?

Дмитрий Андреянов: Сказали, что да. Потому что сейчас не сезон. Инфекционные больницы, в том числе в Новочеркасске, по заверениям горздрава, были недогружены, потому что вспышек инфекционных заболеваний сейчас нет. Часть лежачих пациентов, кто находился в стационаре на момент закрытия, приостановки деятельности стационара, разошлись по домам. Это нам сообщил уже младший медицинский персонал.

Ольга Арсланова: То есть они дома лечатся?

Дмитрий Андреянов: Дома, да. А тем, кому нужна экстренная госпитализация (это прежде всего тяжелые инфекции – кишечные, простудные), их каретами «Скорой помощи» будут как раз развозить в Аксай и в Ростов-на-Дону. И при детской городской больнице открылось, я полагаю, временное инфекционное отделение. И туда будут укладывать…

Ольга Арсланова: Спасибо. Дмитрий Андреянов, наш корреспондент в Ростовской области. Держите нас, пожалуйста, в курсе.

Петр Кузнецов: Со всеми последними подробностями из Новочеркасска, где не осталось инфекционистов. А у нас сейчас Воронежская область на связи. Врач Елена. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Какая ситуация в вашем регионе?

Зритель: Что я хочу сказать? Вот слушаю благостное это, что 45 000 врачи получали. Чушь. При базовой ставке 15 000 врачи максимум получали надбавку +50%, то есть где-то 22-23 тысячи. Минус подоходный налог. Минус то, что не индексировалась пенсия врачам пенсионного возраста.

Ольга Арсланова: Елен, это суммы, которые в вашем регионе?

Зритель: В нашем регионе базовая ставка врача была 10 000. С 1 сентября – 20 000. У нас такое ощущение, что мы все живем в разных странах.

Петр Кузнецов: А почему в Новочеркасске не могла быть такая зарплата?

Зритель: Понимаете, базовые ставки в каждом так называемом регионе свои. Есть там, где 10 000, там, где 15 000. Но к базовой ставке больше чем 50% стимулирующих не выдаются. Это я вам говорю…

Петр Кузнецов: Понятно. Чисто математически это не может быть. Ясно.

Зритель: А что касается запроса главврачу, пусть бы они этот запрос дали в Пенсионный фонд. Вот там точные отчисления, сколько работодатель отчисляет на физические лица, которые работают.

Ольга Арсланова: Я думаю, это все несложно проверить. И такая информация скоро станет известна. Какая ситуация с медицинскими кадрами, с врачами в вашем регионе, в вашем населенном пункте? Что вы знаете об этом?

Зритель: В Воронеже ситуация по-разному. В инфекционных больницах примерно такая же ситуация. Единицы работают. В центре СПИД чудовищная текучесть. Туберкулезный диспансер стоит пустой, потому что плюс ко всему еще государственная политика убрала вредность с сотрудников. Понимаете, а ведь это работа живого человека фактически в непосредственном…

Ольга Арсланова: Огромный риск, конечно.

Петр Кузнецов: А вы видели картинку из Новочеркасска? Состояние зданий у вас похожее?

Зритель: Я не могу сказать, что настолько ветхие. Я в областном центре, не в районных. Но я предполагаю, что в районных может быть и такое. Вполне возможно.

Петр Кузнецов: Спасибо, Елена.

Ольга Арсланова: Мы продолжаем беседу с президентом Лиги защитников пациентов Александром Саверским. Александр Владимирович, здравствуйте.

Александр Саверский: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Смотрите, вот информация о том, что двое из врачей, один пенсионного возраста, другой, по-моему, предпенсионного. Люди просто устали. Дело не в зарплате.

Петр Кузнецов: И одному только 30.

Ольга Арсланова: При этом, например, в московских и стационарах, и поликлиниках есть очень пожилые врачи. Люди не хотят уходить, потому что в Москве другие зарплаты. По вашим данным, что происходит в регионах и что именно вызывает вот такую волну увольнений?

Александр Саверский: Ситуация довольно-таки понятная. Потому что врачи все последние годы рассчитывали на выполнение указов президента 2012 года. Причем, колоссальной ценой нагрузки. Потому что ведь в 2012 году, когда президент указ о повышении зарплат подписал, денег дополнительных не дали. Соответственно, финансирование этой программы могло быть осуществлено за счет увольнения части коллег, что и происходило, и увеличения нагрузки на оставшихся. Таким образом, им говорили – «вы потерпите, но зато у вас будет достойный уровень жизни». А в результате, поскольку стали считать среднюю зарплату по больнице, как температуру по больнице – у кого-то 40, у кого-то 35, то на самом деле, если главврач получает 1 млн, а врач 20 000, то в среднем получают 510 000. И понятно, что, имея колоссальную нагрузку, работая за 2-3 человек и получая 20 000, врачи поняли, что им счастья не видать. Они стали устраивать забастовки совершенно правильно.

Петр Кузнецов: Александр, извините, а чиновники и власти никак главврачей не контролируют?

Александр Саверский: Часто пытаются все это проконтролировать. Но, понимаете, главный врач может принять на работу еще 15 заместителей. В целом это ситуация, которая выглядит абсолютно неуправляемой из центра. А она действительно не управляется. Потому что вообще здравоохранение – это ответственность субъектов федерации, чтоб вы понимали. То есть у нас на самом деле нет системы. У нас есть в каждом регионе своя система здравоохранения. А Минздрав, они ему не подчиняются. Они пишут всякие приказы, а реального управления не происходит. Это очень серьезная проблема.

Петр Кузнецов: И эту проблему…

Александр Саверский: И поэтому то, что один врач не понимал, что происходит в другом регионе – это как раз отражение этой проблемы.

Петр Кузнецов: Эту проблему по сути признала (имеется в виду провал оптимизации здравоохранения) недавно Голикова. Кажется пока, что на признании это дело и встало. Чего нам ждать после этого признания? Казалось бы, вот уже там наверху сказали. Какие действия? Иначе врачи просто продолжат так же уходить.

Александр Саверский: Предполагалось, видимо, что будет отставка министра даже. Но ее не произошло. Потому что для того, чтоб менять человека, нужно менять тогда парадигму. А если оставлять, как есть, Вероника Игоревна нормально справляется с теми задачами, которые были перед ней поставлены тем же вице-премьером еще в бытность министра.

Петр Кузнецов: Вероника Игоревна сказала, что теперь надо реформировать систему оплаты медиков и на это уйдет минимум 2 года. Этого хватит?

Александр Саверский: На самом деле реформировать надо почти все, потому что, опять же, централизацию надо возвращать, иначе у нас в разных регионах действительно просто разные системы здравоохранения. И мы сейчас и по лекарствам с вами видим, насколько все расползается. Нет системы планирования. Даже случай, который вы сейчас обсуждаете, что, местные власти не понимали, что уходят врачи? Это насколько надо не работать с кадрами, чтобы в одночасье бах – и некому работать? Это менеджмент такой.

Ольга Арсланова: Спасибо большое. Александр Саверский. Напомним, что местная администрация сейчас готова выделить немалые деньги подъемных, если врачи приедут работать в Новочеркасск вместо уволенных. Вот из других регионов пишут о похожей ситуации: «В городе Нелидове (Тверская область) на 19 000 населения остался один терапевт». И о зарплатах из Иркутской области: «Врач-нейрохирург стоит по 6 часов за операционным столом и получает 50 000. Думаете, это много?» Даже 50 000 далеко не все врачи в российских регионах получают.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски