• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Татьяна Овчаренко: Новые поправки от Минстроя – это всё паллиатив, честно говоря. Потому что пороки заложены в самом Жилищном кодексе

Татьяна Овчаренко: Новые поправки от Минстроя – это всё паллиатив, честно говоря. Потому что пороки заложены в самом Жилищном кодексе

Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Оксана Галькевич: Мы переходим к другим расходам тоже наших горожан, наших россиян. Уважаемые друзья, как формируются тарифы – этот вопрос для нас всегда весьма интересный и довольно трудный. Спрашиваешь, например, свою управляющую компанию в жилом доме: "Вот как, откуда в моей квитанции вот эта сумма? Как вы это рассчитали?" Ответа либо не получаем, либо это что-то такое, знаете, уму непостижимое – в том смысле, что понять это невозможно.

Константин Чуриков: И как раз по этому поводу у нашего Минстроя есть идея, как упростить общение жильцов и управляющих компаний. Ведомство недавно подготовило новые Правила управления многоквартирными жилыми домами. Там много всего интересного. Но что касается тарифов, повышения стоимости услуг управляющих компаний – Минстрой предлагает обязать эти компании проводить разъяснительную работу с жильцами.

Оксана Галькевич: Вот интересно, как они это будут делать. На столбе где-то, в парадной размещать объявления или лично стучать в дверь?

Константин Чуриков: Ну, это мы так хихикаем, а на самом деле там есть предложения.

Оксана Галькевич: Есть.

Константин Чуриков: Вот насколько они дельные и что они изменят – мы сейчас и спросим у нашей гостьи.

Оксана Галькевич: Давайте обсудим с нашим экспертом. В студии…

Константин Чуриков: У нас в студии… Давай.

Оксана Галькевич: В студии у нас сегодня – Татьяна Овчаренко, руководитель "Школы активного горожанина". Татьяна Иосифовна, здравствуйте, добрый вечер.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте, добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый вечер. Давайте все-таки перечислим, что принципиально нового в этих правилах.

Татьяна Овчаренко: Вообще там четыре страницы убористого текста.

Константин Чуриков: Ну, самое основное для вас.

Оксана Галькевич: Ну, вы изучили все, я уверена.

Татьяна Овчаренко: Увы. Ну, по поводу информирования. В принципе, это вообще хорошо забытое старое. Дело в том, что в договорах управления должно быть приложение, в котором написана структура платы за содержание и ремонт, например, где расписано построчно. Не просто вообще 35 рублей и плати, а административные расходы, сколько стоит уборка улицы, сколько стоит уборка подъезда и так далее. Там 15, 16, 18 пунктов. Практически нигде вы это не найдете.

Константин Чуриков: Там же они должны будут это вывешивать еще в подъезде, бумажку эту лепить.

Татьяна Овчаренко: Да. Так они на сегодняшнем этапе, до вступления законопроекта, вот он уже в силу вступил, они вам просто отказывали или говорил: "Какое приложение?" Вы приходили к ним и говорили: "Дайте мне".

Оксана Галькевич: "Ой!"

Константин Чуриков: "А вы кто?"

Татьяна Овчаренко: Да. И вообще… "А зачем вам это надо?" И все. Но я вам могу сказать, что в последний раз в Подольске мне даже суд отказал. Мы не могли добиться от управляющей организации, и суд счел…

Оксана Галькевич: И суд тоже сказал: "Ой! А зачем вам это?"

Татьяна Овчаренко: Да. "А зачем?"

Константин Чуриков: Давайте сейчас спросим зрителей. Уважаемые зрители, вы довольны своей управляющей компанией, вот этими людьми-коммунальщиками, которые следят за вашим домом? Да или нет? Пожалуйста, отвечайте по SMS: 3443, в начале буковки "ОТР". Все это бесплатно. И минут через двадцать подведем итоги нашего голосования.

Скажите, пожалуйста, Татьяна Иосифовна… Вот у нас можно какой угодно закон принять. Как его заставить работать? Ведь хитрый народ сидит-то в этих управляющих компаниях. Насколько хитры эти люди? Насколько они сегодня сильно, крупные? Насколько они сегодня, извините за выражение, срастились с некоторыми структурами власти? Потому что и так тоже можно поставить вопрос.

Татьяна Овчаренко: Ну, к сожалению, в последние годы стало ясно, что за их спинами достаточно часто стоят люди из управ, ну, если это Москва – понятно, да? – из администраций городов, просто впрямую. Это раз. Во-вторых, если ты один на район и у тебя нет конкуренции, или она изображается так, что у тебя триста домов, а у конкурента два, и пишут, что это конкуренция при этом, то, конечно, сильнее тебя просто нет, ты монополист. И как монополист, вот эти все действия… Да, это замечательно, что будут вывешивать. Но, вообще-то, эти самые тарифы на содержание и ремонт жители должны утверждать.

Оксана Галькевич: С ними должны согласовать, они должны согласиться.

Татьяна Овчаренко: Они должны собраться на собрании. Но если у тебя триста домов и каждый дом вдруг начнет такие собрания проводить, то когда ты будешь работать? Это заранее неисполнимое требование закона. Следовательно, люди не выходят. И это просто так утверждается, как захотела управляющая организация, которая собственно с местными властями это и решает. Ну, не считая коммунальных тарифов. Это на содержание и ремонт. А коммунальные в этих ресурсных комиссиях, или они называются "комиссии по тарифам", в зависимости от… Граждане не приходят. Они даже не знают, что имеют полное право участвовать в этих совещаниях, в утряске, в усушке этих денег. И поэтому…

Оксана Галькевич: Простите, а как утверждение этих тарифов на тарифных совещаниях происходит? Ну, придет один человек, вот вы. Ну, единица – что? Единица – ноль. Единица – вздор. Посидите, что-то скажете, а они не согласны.

Татьяна Овчаренко: Нет, ну там же есть…

Оксана Галькевич: А там хор мужских голосов.

Татьяна Овчаренко: Да. В принципе, это происходит так. "Я хочу столько-то, – говорит Подольский механический завод (извините, пожалуйста), – за тепло". И на этом все заканчивается. То есть он якобы пишет пояснительную записку, и якобы она проходит экспертизу. И загвоздка в отсутствии независимой экспертизы.

Оксана Галькевич: То есть право мы имеем, а возможности – нет?

Татьяна Овчаренко: Да.

Константин Чуриков: Я не помню, как это точно звучит в этом законопроекте, но там что-то есть о том, что стоимость самих услуг управляющей компании теперь должна согласовываться с жильцами. То есть это не просто докладчик имеет право сказать, но и "тварь дрожащая"… То есть жилец дома имеет право сказать: "Нет, не будем".

Татьяна Овчаренко: Да. Но оставили в Жилищном кодексе вот эту оговорку, где написано: "Мы с вами решили, что 35 рублей на метр квадратный явно не соответствуют, и решили, что достаточно 17 нам". Это не надо… Уверяю вас, что когда дом все равно поддерживается, там падает цена его обслуживания. Но написано дальше: "при согласовании с управляющей организацией". Выходит управляющая и говорит: "А я не согласна. Что значит – 17 рублей?" И все. И все возвращается опять к этим самым расценкам. Но там есть вторая вещь, гораздо более интересная. Закон утвердил наконец-то, что если тебя обсчитают, то 50% обсчета… тебе назначают штраф в размере 50% от обсчитанного. И это в карман потерпевшего, то есть конкретного жильца.

Оксана Галькевич: Но это еще надо отсчитать, понимаете, и доказать.

Татьяна Овчаренко: Еще доказать.

Оксана Галькевич: Это же еще помучиться, побегать надо. И как быть?

Константин Чуриков: Вот нам пишет Хабаровский край: "Приписали 16 тысяч в платежку. Объяснили, что долг перед прошлой компанией. Настоящая компания внесла в теперешнюю квитанцию. Прошлая компания была 8 лет назад. Ничего не можем сделать. Перестали платить вообще". Анекдот.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем Сергея из Краснодара, нашего телезрителя, он дожидается. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я в эфире уже, да?

Константин Чуриков: Конечно.

Оксана Галькевич: Да-да-да.

Зритель: Я председатель совета дома, старший уполномоченный собственников жилья нашего дома. У меня вопрос такой к Татьяне Овчаренко. У нас четвертый год в квитанциях, помимо строки "горячая вода"… Она у нас 153 рубля кубометр – дороже, чем на Чукотке, дороже, чем в Магадане. В Кузбассе 64 рубля.

Константин Чуриков: В теплом Краснодаре, солнечном.

Зритель: Да, в солнечном, да-да. А у нас 153. Ну, это мало. У нас еще вторая строка – "нагрев холодной воды до горячей". И еще одна сумма – где-то от 140 до 150 рублей. Две суммы.

Константин Чуриков: А! То есть отдельно берут за горячую воду и отдельно еще берут за нагрев.

Оксана Галькевич: Ну, хоть пишут об этом честно.

Зритель: Совершенно верно, абсолютно, совершенно. Уже я бьюсь сколько – не могу ни у кого выяснить, никто ничего не говорит. Ни Комитет по тарифам и ценам Краснодарского края, никто ничего не говорит, все молчат. А четвертый год мы платим двойную цену по сей день.

Татьяна Овчаренко: Ну, что я могу сказать? Когда этот фокус (а это фокус – разделить услугу на несколько этапов ее изготовления) внедрялся, Минстрой это позволил…

Оксана Галькевич: Одобрил.

Татьяна Овчаренко: Никто не возражал.

Оксана Галькевич: А, то есть это все-таки законно?

Татьяна Овчаренко: Да.

Константин Чуриков: Остап Бендер по закону.

Татьяна Овчаренко: Это включено в правила предоставления коммунальных услуг. И каждый регион для себя это решает сам. Но граждане имеют право возражать, в принципе. Они могут принять решение – запретить управляющей организации. Пусть у них будет одна строка "оплата ГВС" (горячего водоснабжения). Ну, если нет энтузиазма, то…

Оксана Галькевич: То есть если Сергею не удастся собрать, так скажем, кворум жильцов своего дома, решить этот вопрос в том виде, как ему представляется правильным, то все, платите по этим 15 строчкам?

Татьяна Овчаренко: Да.

Константин Чуриков: Замечательная эсэмэска из Карелии: "А у нас вообще на один дом две компании, и ни одна ничего не делает".

Оксана Галькевич: А так бывает, кстати?

Константин Чуриков: У меня вопрос. А как вообще? Это что? Одна полы метет, а другая заборы красит?

Татьяна Овчаренко: Нет, это вообще, между прочим, несколько лет назад было очень модно: одна компания, уходя, не уходила, а другую избирали жильцы и ее не пускали.

Оксана Галькевич: А, вот так вот?

Константин Чуриков: И доят тебя с двух сторон, да?

Татьяна Овчаренко: Да. Так же, как до этого была история, что восьмилетней давности долг от предшествующей компании. Это многослойная проблема, она связана… Там надо посмотреть, в чем юридически дело. Те, которые ушли… Если новые – это их правопреемники. Долги остались, перешли. Но восемь лет? Ну, это вопрос, это который будет решать суд, с исковой давностью. А в данном случае та же история. Избирали сколько компаний? И кто избирал? Кто назначал? Может, вообще не избирали. На собрание же выйти – это западло, простите. Ну вот, местный совет решил так. Потом передумал, нашел еще одну. Это очень связано с активностью жильцов.

Константин Чуриков: Подождите, а как это отстоять? Хорошо, не знаю, все 50 квартир вышли, все встретились, не знаю, с утра. И куда они пошли? В прокуратуру обратились?

Татьяна Овчаренко: Нет, они сначала собрали общее собрание. Да, они могут запросить, на каком основании, у одной компании, у другой, где решение о том, что они ими управляют вне решения общего собрания, и получить письменный ответ. Без ответа бесполезно действовать. Дальше на общем собрании они должны избрать либо объявить конкурс, обзвонить ближайшие компании, предложить прийти и предложить свои условия. И выбрать.

Константин Чуриков: Уважаемая Татьяна Иосифовна, но это же может долго тянуться. А в тот период времени с нас будут продолжать и продолжать сдирать шкуру. А какой-то более быстрый способ есть?

Татьяна Овчаренко: Самый быстрый способ они уже избрали, простите. Если они не платят, они должны эти деньги класть на депозит минимум на три месяца. Уверяю вас, эта история за три месяца не кончится. И заработать на собственном долге. Это единственный способ, при котором… Конечно, если вы не платите, вы деньги эти растратите. Ну, мы – это мы. Вообще эти споры, связанные с неудовлетворением обязательственных требований, разрешаются таким образом, но люди этого не делают.

Константин Чуриков: Я просто к тому, что, может быть, в прокуратуру обратиться электронным образом?

Татьяна Овчаренко: Прокуратура у нас давно выведена из ЖКХ. У нас же произошла такая маленькая контрреволюция, извините, антипрокурорская, при которой прокуратуру вывели…

Константин Чуриков: Ну, чтобы не мешали работать.

Татьяна Овчаренко: Да, нечего тут ходить с высшим юридическим…

Оксана Галькевич: Заинтересованные лица.

Татьяна Овчаренко: И назначили вчерашних техников-смотрителей, потому что жилинспекция – это среднее специальное образование. Назначали юристами в ночь с четверга на пятницу. И теперь у нас жилинспектор – он у нас юрист, он же у нас строитель, он же у нас ремонтник, он же МЧС, он у нас все. А прокурор, как только к нему бегут, он говорит: "Ничего не могу. Вот смотрите – закон "О прокуратуре". И смотрите статью 20-ю Жилищного кодекса". Все.

Константин Чуриков: Стихи любите?

Татьяна Овчаренко: Да.

Константин Чуриков: Вот Петербург: "Разговор на эту тему портит нервную систему". Ну уж извините, мы как-то пытаемся докопаться, как с этой системой жить.

Оксана Галькевич: Нет, может быть, на самом деле не всем он портит. Нину из Читы давайте послушаем. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, Оксана.

Оксана Галькевич: Как у вас в Чите?

Зритель: С праздниками вас!

Оксана Галькевич: И вас тоже.

Зритель: У нас очень хорошая компания "Энергострой". Как говорится, она у нас с 2010 года, у нас все хорошо, мусор вывозят вовремя.

Константин Чуриков: Нина, извините, а где вы работаете?

Оксана Галькевич: Тарифы не поднимают?

Константин Чуриков: Где работаете?

Зритель: Я инвалид первой роли, я пенсионер.

Константин Чуриков: Все понятно.

Зритель: Живу вдвоем с сыном в девятиэтажке, которая сдалась в 2008 году. Уже 10 лет я живу в ней.

Константин Чуриков: Вы знаете, почему спросил? Потому что это, наверное, первый случай в истории, когда в эфир ОТР дозванивается человек, который доволен своей управляющей компанией. Я было подумал, что вы в ней работаете. Мало ли.

Зритель: Нет, не работаю. Я пенсионерка, мне 65 лет.

Татьяна Овчаренко: А город какой?

Константин Чуриков: Чита, Чита.

Оксана Галькевич: Нина, скажите, а суммы в вашей квитанции не растут так неожиданно? С вами согласовывают?

Зритель: Нет.

Оксана Галькевич: Нет? Надо же! Друзья, все в Читу!

Зритель: Нет, не растут. У нас даже зимой 3 тысячи не выходит. Я живу вдвоем с сыном. Ну, у меня квартира – 31,8.

Оксана Галькевич: Понятно. Ну, мы только можем порадоваться за вас. Спасибо, Нина, за звонок. Здорово.

Константин Чуриков: Громкие и непрекращающиеся аплодисменты. А сейчас давайте обратимся к небольшому исследованию, которое провели уже наши корреспонденты в нескольких городах – просто спрашивали прохожих, случайных встречных, их устраивает управляющая компания, почему "да" и почему "нет".

ОПРОС

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, знаете, вы начали с того, что в принципе эти все согласования, утверждения, оповещения, разъяснительные работы – это хорошо забытое старое. А к чему же тогда все эти движения со стороны Минстроя – законопроект, так все серьезно, поправки, – если это все в законе же есть?

Татьяна Овчаренко: Да, он же полгода проходил эту процедуру. Вы знаете, это все вообще паллиатив, честно говоря, потому что пороки заложены в самом Жилищном кодексе. То есть когда были придуманы товарищества, глядя на совершенно иные условия функционирования в Западной Европе, кооперативы и товарищества, и просто механически калькированы в нашу… Когда выяснилось, что нам не хватает сил производственных для нормального обслуживания домов, началось ползучее укрупнение, монополизм. Вот тут появились жалобы. И надо как-то отвечать. И вот Минстрой, прекрасно осознавая… Кстати, ведь эта идея, законопроект этот из Ростовской области. У нас депутаты там озаботились со страшной силой и подали вот такие поправки в законопроект. И часть есть пунктов, которые ТСЖ и ЖСК вообще оставляют без каких-либо прав в определенных областях. Часть – наоборот, "раскрывайте эти самые сведения". Ну, я имею в виду порядок и потом образование тарифов или цен, и наказания за обсчеты. Но, в принципе, по-прежнему нет ответственности. То есть если ты это не сделаешь, то что?

Константин Чуриков: Еще вам хочу поднять настроение несколькими сообщениями. Вот мне нравится, что такой все-таки юмор присутствует в сообщениях наших зрителей. Липецкая область: "Живу в поселке. Управляющая компания – жена. Очень доволен". Саратов пишет: "У нас уборщица слегка подметает один раз в неделю. За 40 минут 500 рублей". Слегка – это не везде, может быть? Пыль только, да?

Оксана Галькевич: Идет и веничек за собой…

Константин Чуриков: Элегантно! "14 лет живу в этом дому. Подъезд ни разу не ремонтировали. Деньги куда-то исчезают". Такой Бермудский треугольник. И я все-таки верю, что это нам управляющая компания прислала. Омская область пишет… Никого обидеть не хочу, просто цитата. Омская область: "Управляющая компания работает хорошо. Жильцы идиоты". Может быть, у них вот такая позиция?

Татьяна Овчаренко: Вообще должна сказать, что у товарищей согласия нет насчет жильцов. Если у них посидишь на совещании, поговоришь…

Оксана Галькевич: "С чудинкой". Теперь мы так говорим.

Татьяна Овчаренко: С чудинкой, да. К сожалению… За 14 лет никто не делал ремонта? А товарищ хоть раз запрос направил в управляющую компанию? А в контрольно-счетную палату этого региона написал?

Константин Чуриков: Республика Удмуртия, между прочим.

Татьяна Овчаренко: Да, между прочим. Понимаете, если ты к своим деньгам так относишься, то всегда найдется кто-то, кто их подберет. Ну а чего валяться-то добру? К сожалению, да, жильцы… Вот вы обратите внимание – там была жалоба, что дверь постоянно в подъезде сломана. Вот я голову даю на отсечение, что это не дворник Махмуд и не уборщица Заира, и даже не начальник отдела благоустройства этой компании просто каждый день ходит и эту дверь корежит. Это жильцы. А это означает, что жильцы в этом подъезде позволяют друг другу вот так вот… И тут же платят за это. Вот такое развлечение.

Оксана Галькевич: Ломают, платят и не спрашивают. Ломают, платят и не спрашивают.

Татьяна Овчаренко: И не останавливают.

Оксана Галькевич: Татьяна Иосифовна, есть у нас звонок из Калужской области. Давайте послушаем Валерия. Валерий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Зритель: Я буду говорить только о статье "содержание и ремонт". Совершенно верно, что все пороки лежат в Жилищном кодексе и правилах 491-х. Но решается эта проблема сравнительно несложно. Все управляющие компании, которые занимаются в этой сфере и хотят работать, обязаны опубликовать свои тарифы на свою работу и услуги, причем с полным перечнем. Тогда коллектив дома, то есть собрание собственников на основании акта обследования дома в данном году выбирает из этих перечней те работы, которые дому нужны в течение этого года, и определяет их стоимость. Оплата ведется после выполнения работ. Скажем, простейшее подметание подъезда. Уборщица подметает подъезд, все это фиксируется жильцами дома. В конце месяца…

Константин Чуриков: А лучше видеокамеры! У нас же новые технологии. Слушайте, мы же можем просто увидеть, показать: "Смотрите, перематываем – никого, никого, никого". Валерий, собственно много из того, о чем вы сейчас говорите, Минстрой и предлагает. Хотя, в общем, все то было уже задолго до Минстроя.

Зритель: Он главного не предлагает. Главное заключается в том, что по окончании месяца управляющая компания предоставляет совету дома перечень работ и их стоимость, которые она за месяц сделала.

Константин Чуриков: Так это тоже есть.

Зритель: И председатель совета дома подписывает под этим актом, что да, эти работы сделаны. И только после этого управляющая компания начисляет плату за работы.

Константин Чуриков: Акт сдачи-приемки работа. Да, мы вас поняли. Спасибо за ваш звонок. Вы знаете…

Оксана Галькевич: Давайте…

Константин Чуриков: Секунду, Оксана. Вот нам сейчас пишет Ивановская область.

Оксана Галькевич: А что пишет?

Константин Чуриков: Я считаю, что это какой-то просто профессиональный нам с тобой вызов. Ивановская область пишет: "Зачем проводить эти публичные опросы? Вы что, серьезно верите в то, что…" Вот здесь говорится: "Все это делается для создания общественного мнения, нужного власти". Уважаемые друзья, у нас сейчас предварительные результаты нашего SMS-опроса: довольны управляющей компанией 8%, недовольны 92%. Мы как-то сейчас все решили понравиться власти, да?

Татьяна Овчаренко: Хором.

Константин Чуриков: Ивановская область, это вам.

Оксана Галькевич: 9% уже довольны, Костя. Больше стало довольных людей. Но тем не менее, в общем, не самые веселые и не самые оптимистичные результаты. Ничего удивительного, наверное, для вас, Татьяна Иосифовна? Подводя уже итоги.

Татьяна Овчаренко: Я уже который раз говорю: если мы будем по триста или по тысяче домов обслуживать одной компанией, то это технически невозможно. Вот товарищ говорил о том, что после выполнения работ оплата. Я вам могу сказать, с точки зрения финансовой и бухгалтерской дисциплины, увы, это тоже невозможно.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: И напоследок, чтобы еще поднять настроение. Алтайский край пишет: "Поселок Тальменка. Даже елку не поставили! Хотя два леспромхоза. Позор администрации".

Оксана Галькевич: Республика Марий Эл пишет: "Хорошо поставленный вопрос будет стоять века". То есть вопрос ЖКХ мы еще не раз с вами обсудим.

Константин Чуриков: И нам будет не скучно

Оксана Галькевич: Спасибо. Татьяна Овчаренко, руководитель "Школы активного горожанина", эксперт в сфере ЖКХ, была у нас сегодня в студии.

Константин Чуриков: А через пару минут мы к вам обязательно вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты