Изношенные трубы. Кто отвечает за их состояние?

Изношенные трубы. Кто отвечает за их состояние?
Какой будет торгово-развлекательная индустрия после пандемии?
Татьяна Овчаренко: Придомовые территории, которые в силу закона принадлежат нашим гражданам, в абсолютном большинстве городов украдены
Михаил Таратута: Ситуация для всех претендентов на власть в США скользкая. Никто не понимает, что надо делать
Кредитная амнистия вместо кредитных каникул
Коронавирусные указы проверят
Что нового в регионах? Волгоград, Севастополь и Магадан
Где найти работу в карантин. Жители разных городов рассказали, как удаётся зарабатывать после увольнения
Экономика: план восстановления. Рост безработицы и падение рождаемости. Вакцину испытают на военных. Проблемы органов опеки. Горячее лето
Восстановимся по плану?
Алексей Малашенко: Сегодня G7 – это непонятно что, символ. И России с её амбициями зачем туда возвращаться?
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: Ну что ж, время нашей постоянной рубрики «ЖКХ по-нашему». ЖКХ в условиях самоизоляции и карантина, дополнительной нагрузки на эту систему, и больше жалоб поступает от россиян. Давайте сегодня поговорим об изношенной инфраструктуре, например, о трубах, которые ломаются, срок их годности приходит к концу, но никто не берет их на баланс. И будем узнавать, что с ними делать, а дальше как всегда ответим на ваши вопросы.

Петр Кузнецов: Ну и как всегда поприветствуем эксперта и ведущую этой рубрики – Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ. Татьяна Иосифовна, приветствуем вас, сейчас вы выйдете с нами на связь, мы вас увидим.

Ольга Арсланова: Ура!

Петр Кузнецов: Видим, слышим. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, дорогая Татьяна Иосифовна. Как вы проводите это время, скажите? Ничего ли у вас там не течет?

Татьяна Овчаренко: Я занимаюсь домашними делами и очень рада, заодно обновляю свои знания в разных областях.

Петр Кузнецов: Мы тоже рады вас видеть.

Давайте вместе тоже по традиции посмотрим сюжет. Жители многоквартирных домов в поселке Белоярский задыхаются от неприятного запаха. Они живут рядом с большой такой выгребной ямой, куда стекают отходы из канализаций, и эти нечистоты никто не вывозит, территория считается бесхозной. С подробностями Анна Исаева.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Татьяна Иосифовна, проблема бесхозности актуальна для хозяйств в нашей стране?

Татьяна Овчаренко: Бесхозность? Есть такое понятие «бесхозяйное имущество». Это имущество не бесхозяйное. Согласно статье 39-й Жилищного кодекса, канализационные выпуски и эти самые септики, выгребные ямы по-простому, принадлежат к общему имуществу этого дома №1, к которому его и построили, и обслуживать и следить обязаны жители. Если у них есть управляющая организация, это ее обязанность.

Теперь по поводу вот этих вот присоединившихся как-то так тайным образом остальных домов. Вообще я слушаю и не верю своим ушам. Это что, ночью было, тайком, в забое кто-то прокладывал пути? Что это такое? Это было на глазах собственников первого дома, они о чем думали, вообще говоря? Это первое.

Теперь по поводу... Потому что виноваты здесь все стороны, честно вам скажу. Насчет этого «знойного» выступления начальницы местного ЖКХ. Я бы ей посоветовала прогуляться в юридический отдел ее же собственной организации, и ей бы рассказали, что по 131-му закону «Об основах самоуправления» сказано, что все благоустройство, обязанность его поддерживать относится к ведомству муниципального хозяйства. Это в любом случае обязанность администрации. Не надо этих разговоров, что «мы потратим столько времени, будем переводить...» Значит, дорогие друзья, собственники первого дома, вы обязаны требовать с остальных домов деньги за пользование вашим имуществом самым настоящим образом. Заключайте договоры и из этих денег пытайтесь починить свое.

Теперь собственники остальных домов, которые радуют детей миазмами, очевидно, чтобы крепче было здоровье, я так понимаю. Будьте любезны, или скидывайтесь и требуйте из фонда капремонта, это капитальный объект, из муниципального бюджета, из областного бюджета деньги и постройте себе, пожалуйста, сами эти самые выгребные ямы, пышно именованные септиками.

И последнее я вам могу сказать, у меня слов просто, честно говоря, нет, я прямо не верила своим ушам. Где там этот изнемогший от одного усилия Роспотребнадзор в паре с прокуратурой? Это как у нас вообще, я не поняла? Как, один раз откачали и все?

Петр Кузнецов: Да, и на режим самоизоляции.

Татьяна Овчаренко: И последнее. Знаете ли вы, вот я слушаю Белоярский – так это же поселок, который практически примыкает к городу Заречный, который у нас обслуживает Белоярскую АЭС, и все это вместе принадлежит «Росатому», богатейшей организации. Так вот я уверена, что в городе Заречном есть канализация, потому что он весь, я там была, состоит из многоэтажных по-настоящему домов. А рядом эти самые наши жертвы, извините, они относятся к тем 17% населения страны, которые должны довольствоваться выгребными ямами. Вы вдумайтесь вообще, XXI век, выгребные ямы.

И вот я хочу спросить собственников: вы когда деньги платили, вы вообще следили за тем, что происходит на эти деньги? А те, кто принимал эти дома в эксплуатацию без септиков, они наказаны? Фамилии их известны? Почему до сегодняшнего дня эти люди спокойно гуляют, занимают какие-то должности и так далее? Я хочу спросить белоярского и кто там у них, это район, но и свердловского заодно областного прокурора – мы вообще как, будем чем заниматься?

Ольга Арсланова: А скажите, вообще такой дом по закону можно принять?

Татьяна Овчаренко: Нет, нельзя. Вы будете смеяться, но по правилам признания домов аварийными, в частности, есть такая строчка, где сказано, что, если нет канализации, она не функционирует, дом признается аварийным, подлежит сносу, и товарищи должны получить новую квартиру. Можете себе представить?

Ольга Арсланова: М-м-м...

Петр Кузнецов: Еще вопросы тут и к принимающей стороне.

Скажите, пожалуйста, Татьяна Иосифовна, вот вы сказали, что взяли бы деньги из капитального фонда, да, как он правильно называется, и сделали бы эти септики сами.

Татьяна Овчаренко: Фонд капремонта.

Петр Кузнецов: Если, например, не получается добиться, а септики уже нужны, они могут на свои деньги эти септики, значит, поставить, а потом уже требовать соответствующих денег?

Татьяна Овчаренко: Ну в принципе... Там вообще юридически много...

Петр Кузнецов: По факту то есть.

Татьяна Овчаренко: Но могут, во-первых, конечно... Но они должны проверить, сколько они отдали за капремонт, сколько в фонде содействия, они по-разному называются в регионах, и их собственных средств. Нехватку эту они должны затребовать от местной администрации, от областной администрации, если что, взять кредиты, потратить на септики и вменить. Кто принимал дома? Это конкретные люди. У нас есть субсидиарная, простите, ответственность, пусть ищут этих людей, пытаются взыскать с них в полном объеме, потому что это и дальше будет продолжаться.

Ольга Арсланова: А это вообще дорого провести центральную канализацию к такому... ?

Татьяна Овчаренко: Так там не надо проводить, будете смеяться. Есть такое слово «выпуск».

Ольга Арсланова: Так.

Татьяна Овчаренко: Мы все ходим мимо домов, ну и под ноги смотрят только, конечно, оглашенные специалисты. Около каждого подъезда вы найдете люк, на котором стоит буква «К», – это канализационный люк, это вот наша конкретная канализация из подъезда туда входит и дальше попадает в магистраль, если это централизовано. А если нет, этот выпуск (он так называется) доходит до этого септика. Этот выпуск уже там есть, только он повернут в остальных домах в сторону этих ротозеев из первого дома, извините, я никого не хочу обидеть, но ваша... Если к вам в квартиру вдруг подведут что-то чужое, вы будете возмущаться, а тут взирали спокойно, как на вас навешивают чужие фекалии, извините.

Теперь по поводу..., вот тысяча рублей... Во-первых, надо смотреть расчеты. Во-вторых, здесь вопрос выбора. Если вы хотите и дальше, чтобы ваши дети травились, вы же так любите своих детей, и вы нюхали это безобразие, конечно, отказывайтесь от отплаты ассенизаторской машины. А если вы все-таки хотите здоровья и благополучия, то, знаете, придется раскошелиться за первое ротозейство, ну вот так.

Про администрацию я вообще молчу. Требуйте от депутатов, чтобы они снимали с должности, требовали от регионального начальства вот этих вот умилительных молодых девушек, которые в экран рассказывают нам сказки вообще, адаптированные для уральских жителей.

Ольга Арсланова: Ага.

Несколько вопросов по поводу труб вот у нас спрашивают. Не похожая ситуация, но страдают не меньше, Рязанская область: «Подвал дома, трубы гнилые, подвал сырой, гуляют и живут бродячие кошки, и жильцы первых этажей вынуждены вдыхать нечистоты. Город Рыбное, улица Большая, дом 6. Куда жаловаться?»

Татьяна Овчаренко: Бесхозяйных труб не бывает, то есть они бывают, есть даже случаи, известно, как они появляются, они постоянно у нас возникают вообще в силу особенностей хозяйствования. В течение года они должны быть в любом случае, то есть это безапелляционно, повешены на баланс местного совета и переданы в оперативное управление управляющей организации. А то, что она сегодня течет, значит, нужно взыскивать за неоказание услуг. Разговор вообще тут, кстати, о балансах вообще не стоит. Вот эти разговоры «оно у нас не на балансе» – это вот, еще раз повторяю, раздел второй сказок для нас, малознающих.

Ольга Арсланова: Для взрослых, да.

Татьяна Овчаренко: Баланс – это средства учета, а мы платим за работы и оказание услуг (водичка чистая, всякие наши продукты жизнедеятельности удалены и так далее), поэтому одно с другим совершенно не связано. И снова повторяю: это забота местных властей, требовать надо от местной администрации.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, много других коммунальных вопросов, тем более от людей, которые сейчас продолжают сидеть в самоизоляции, некоторые трудности с этим режимом тоже связаны. Мы переходим к рубрике «Спросите Овчаренко», любой вопрос по коммунальной услуге, сейчас будем отвечать.

Значит, Москва: «Вода течет струйкой уже четвертый месяц, то есть с 25 декабря прошлого года. У управляющей компании, наверное, нет совести, а сейчас карантин, нельзя. На четвертом этаже шесть детей», – вот такая SMS.

Татьяна Овчаренко: А, в смысле давления нет, раз...

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Ага.

Татьяна Овчаренко: Ну карантин тут при чем? Они предприятие непрерывного цикла работы. Вон, у меня за окном сегодня красили фундамент, цокольную часть, глупости всякие.

Петр Кузнецов: Ну да, сидите дома, называется, да?

Татьяна Овчаренко: Да, они тут ни при чем, это граждане пусть сидят дома и радостно встречают с пирогом сантехника. Вообще граждане тут ни при чем, им должны... Сантехники должны спуститься туда, где стоят манометры давления, и определить, в чем дело.

Петр Кузнецов: Да, то есть тут, видимо, какие-то некоторые опасения, связанные с приходом сотрудника в семью, где (ушла SMS) шестеро детей. То есть даже необязательно в квартиру ему... ?

Татьяна Овчаренко: Там нечего делать, он им позвонит потом и скажет, как там, течет? Они скажут: «Бьет струей, дети все обрызганы».

Петр Кузнецов: Ага, дистанционно все, да.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Послушаем вопрос из Пермского края. Николай в прямом эфире, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос. У нас управляющая компания, и мы поставщику напрямую плотим. Но у нас в доме нет обратки горячей воды от ЦТП до дома, температура воды не больше 40–45. Что делать?

Петр Кузнецов: Так, не отключайтесь.

Татьяна Овчаренко: Сорока пяти где?

Зритель: Горячей воды в доме, в доме.

Татьяна Овчаренко: Горячей воды в кранах, горячей воды? Или в отоплении?

Зритель: Из крана, из крана горячей воды.

Татьяна Овчаренко: Это температура в пределах норматива, все. Сорок градусов.

Зритель: Сорок, сорок пять – горячая вода? Шестьдесят!

Татьяна Овчаренко: Да, до 70. Да нет, 40–70.

Зритель: А у нас 40–45.

Татьяна Овчаренко: Ну так чем вы... Так и будет.

Зритель: Так и будем?

Татьяна Овчаренко: Ну так и будете, что я вам могу сказать? У вас открытая система, что ли, теплоснабжения?

Зритель: Да нет, обратки нет от ЦТП до дома, вода до нас доходит уже 45.

Татьяна Овчаренко: Ну если это горячая вода, то это в пределах норматива.

Зритель: Ну понятно.

Ольга Арсланова: Ну не нравится Николаю, кажется очень холодной.

Зритель: Мало.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, а если, вот вы сказали, рамки же есть, сколько, вы сказали, от 40 до скольки?

Татьяна Овчаренко: До 70, до 60, до 65, от региона.

Петр Кузнецов: Николай хочет 70, это же тоже он вправе...

Ольга Арсланова: Нет, ну слушайте, 40 градусов – это чуть-чуть выше температуры тела, это не горячая вода, это даже не помоешься нормально.

Татьяна Овчаренко: Да-да-да, это как горячая вата, больше не скажешь, да. Ну что я вам могу сказать...

Петр Кузнецов: То есть несмотря на то, что это норма...

Ольга Арсланова: Нормативы таковы, да, понятно.

Петр Кузнецов: Вот так, Николай, вот как-то так, как говорится.

Алексей, Ивановская область. Здравствуйте.

Зритель: Ивановская область, алло.

Петр Кузнецов: Алексей, мы с вами, да.

Татьяна Овчаренко: Да.

Петр Кузнецов: И Татьяна Иосифовна с вами, все с вами, вся страна.

Ольга Арсланова: Задавайте.

Зритель: Алло?

Татьяна Овчаренко: Да-да, слушаем.

Зритель: Алло? Это Мичуринск, Тамбовская область.

Ольга Арсланова: Ага.

Татьяна Овчаренко: Да.

Зритель: Можно задать вопрос, да?

Ольга Арсланова: Можно.

Петр Кузнецов: Да, задавайте.

Татьяна Овчаренко: Да-да-да.

Зритель: Вот ко мне пришла квитанция, значит, в нем написано «Техническое диагностирование газового оборудования», хотя раньше такого не было никогда. Мы платим за техническое обслуживание внутридомовых газовых сетей, платим за техническое обслуживание газовой плиты, это мы платим постоянно. Что это за такая? Еще 350 рублей прислали, «Техническая диагностика газового оборудования». Какое в управляющей компании может быть газовое оборудование? Какая техническая диагностика может быть в управляющей компании?

Татьяна Овчаренко: Ну вы вопрос задали тем, кто вам это прислал?

Зритель: Задал.

Татьяна Овчаренко: И что написали?

Зритель: Мне ответили, что это у нас было собрание, мы так решили, хотя собрания никакого не было и жильцы так не решали.

Татьяна Овчаренко: Вам письменно ответили?

Зритель: Не понял.

Петр Кузнецов: Письменно?

Татьяна Овчаренко: Письменно?

Зритель: Не понял, что вы...

Петр Кузнецов: Владимир, письменно?

Ольга Арсланова: Ответили вам письменно?

Зритель: Нет, не письменно, по телефону.

Татьяна Овчаренко: Ну так, дорогой, говорят, что кур доят. Так вы письменно запросите и получите письменные доказательства того, что у вас, вероятно, жульничают. И не вздумайте платить.

Зритель: Я спрашиваю у них: «Дайте мне протокол этого собрания». – «Нет, не можем, карантин».

Татьяна Овчаренко: Еще раз вам повторяю: не надо устных вести переговоров, говорят, что кур доят. Письменно запрашивайте.

Зритель: Вообще это законно или не законно, «Техническое диагностирование газового оборудования», что это такое?

Татьяна Овчаренко: Не знаю. Я не понимаю, что они у вас диагностируют, от какого до какого метра. Нет ответа – нет консультирования. Запросите, все, пусть ответят.

Петр Кузнецов: В письменной форме, Владимир. Да, спасибо.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, короткий вопрос, Петербург спрашивает: «Как узнать, правильно ли проводится дезинфекция в подъезде?»

Ольга Арсланова: Да, вопросов много о ней.

Петр Кузнецов: Видимо, о составляющих, о компонентах, график.

Татьяна Овчаренко: Да-да-да. Вы знаете, я сама об этом думала. То, что ее проводят, я поняла, где-то да, а где-то нет. Составы есть в приказах санитарных врачей города, они должны быть вывешены, их там всего 4 или 5. И поэтому ответить конкретно, как распределены они по районам города, я не могу. Вот эти составы, такие-то составы употребляются, частью с хлором, аэрозольные, протирки, сметки, это я точно знаю. А вот из чего, я сама видела только перечни названий того, что используется.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, вас пытается поправить Вячеслав через сайт: «В открытой системе-то на самом деле минимальная температура 60 градусов, в закрытой минимальная температура 50». Это к вопросу о 40.

Татьяна Овчаренко: Так вопрос-то, он мне не ответил, открытая у него или закрытая система, я же спросила, он мне не ответил. Поэтому если это отдельно горячая вода к ним идет, то 40 градусов, сиди терпи.

Петр Кузнецов: А, ну вот нет, он просто к тому, что, видимо, Вячеслав пишет, как ни крути, минимум от 50 начинается, закрытая или открытая, в общем, 40 – это не...

Татьяна Овчаренко: Нет-нет-нет, открытая система – это когда вы горячую воду берете прямо из батареи отопления, с чем вас и поздравляю, вместе с накипью и всеми радостями. А закрытая система – это две отдельные подачи, одна на тепло с одной температурой, другая горячая вода в наш крантик.

Ольга Арсланова: Ну это как у большинства все-таки.

Татьяна Овчаренко: Нет, в большинстве в стране открытые системы.

Ольга Арсланова: Да вы что? О боже.

Татьяна Овчаренко: Да. Ну это как с этими септиками. В 2023 году должны все перейти на закрытые, но пока, по-моему, даже и не начали.

Ольга Арсланова: Послушаем Москву, Елена на связи. Здравствуйте. Ваш вопрос?

Зритель: Добрый день. Больше 15 лет ГБУ «Жилищник Кунцево» не моет у нас ни мусоропровод, ни квадратный метр около мусоропровода. Жили в другом районе, все мылось, сюда приехали, такое впечатление, что вообще ни уборщицу какую-то найти. Вообще кто-то должен, мы за это платим в ЖКХ или нет? В квитанции ничего не написано, общая строка и все.

Петр Кузнецов: А где вы пытались их искать?

Зритель: Мы пытались поговорить с руководителем ГБУ «Жилищник Кунцево», нам ответили: «А у вас закрыты входные двери на железную дверь». Я говорю: «Так правильно, у всех закрыто, но мы постоянно дома, что, уборщица не может позвонить нам, мы откроем, пусть помоет хотя бы раз в неделю».

Татьяна Овчаренко: Да ладно, уборщица вам не должна звонить, ну это глупость и хамство. Надо было записать на диктофон и отправить товарищу Бирюкову, который у нас, по-моему, никогда не уйдет с поста вице-мэра по помывке-побривке.

Зритель: Ну да, вечный, вечный.

Татьяна Овчаренко: Да, вечный. Ну так а что ж вы хотите?

Ольга Арсланова: Хорошо работает, наверное.

Татьяна Овчаренко: Ну вы же платите. Я не поняла, вы хоть раз один акт...

Зритель: То есть мы платим за то, чтобы у нас мылся мусоропровод, я так понимаю, 5 раз в неделю и квадратный метр около него, да?

Татьяна Овчаренко: Правильно, а у вас нет... Я вас поняла. Но вы же платите за неоказанную услугу, зачем вам ее дальше оказывать? Вы же платите. Вы акт хоть раз составили, что у вас в течение месяца ни разу не проводились эти мероприятия, отправили на перерасчет, сообщили в жилинспекцию своего округа? Нет. Вы ведете устные переговоры с жуликами из серии: «Дядя, не надо с меня шапку норковую снимать». Очень странно.

Все есть в Интернете, все, в приложении к договору управления есть полная расписка того, что делают по содержанию и ремонту, и там есть одна из первых строк уборка, столько-то рублей метр квадратный, мытье ковша мусоропровода и так далее, и так далее, все там есть. И там есть периодичность еще в одном приложении. Так что пусть требуют договор управления в бумажном виде, сидят дома и изучают и пишут соответствующие акты, вот и все, подписывают с соседями.

Петр Кузнецов: Снова столица на связи, успеем послушать из Московской области Светлану. Говорите.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, у нас вот в доме стоят приборы домового, придомового счетчики, а берут с нас за отопление по нормативу. Это правильно ли?

Татьяна Овчаренко: Ну смотря в каких обстоятельствах. Если ваши приборы неисправны, а вы благополучно не интересовались...

Зритель: Нам об этом никто не сообщал.

Татьяна Овчаренко: А вам и не должны, вы должны за этим следить, вы же вдруг получили по нормативу. Почему письменно не запросили? «Уважаемый московский ЕИРЦ», владелец якобы всех этих приборов, вот. Вы запросите МОЭК параллельно, свое ГБУ «Жилищник» и МФЦ, всех четверых. А то они там «хороводят» как хотят...

Зритель: Да, да.

Татьяна Овчаренко: Но вы же заплатите, вы же не спрашиваете. Давайте действовать.

Зритель: Да, мы не спрашиваем. Но у нас до этого считали по нормативу, а потом, когда стала другая компания у нас...

Татьяна Овчаренко: Появился счетчик.

Зритель: Да, стала другая у нас компания, и здесь начали нас как бы «накалывать».

Татьяна Овчаренко: А чего же вас не «накалывать», я что-то не поняла? Ну вы же не интересуетесь положением в вашем кошельке. Я не представляю себе, чтобы ко мне пришел вдруг вот такой вот, чтобы я тут же не подпрыгнула на месте и срочно не написала, в чем дело.

Зритель: Но факт в том, что я не одна же проживаю, правильно, а в доме у нас...

Татьяна Овчаренко: А деньги у вас... Подождите, деньги из своего кошелька берете или у соседа?

Зритель: Нет, из своего.

Татьяна Овчаренко: Ну так а чей интерес? Интерес чей?

Зритель: Ну правильно, нас же...

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, можно я вас процитирую? «Так а что ж вы, милая моя, хотите?»

Еще одно сообщение из Коми: «Живем в общежитии, сосед делает ремонт и самовольно врезается в воду. Куда ни обращались, сколько раз ни обращались, никто не говорит ничего вразумительного». Вот, может быть, вы что-то вразумительное... ?

Татьяна Овчаренко: Ну как? Это ужас. Вообще это категорически запрещено, переустройство, поэтому на него надо получать разрешение у района, у архитектора, еще кого-то, не буду вам, честно говоря, забыла, у кого. Нет, это точно входит, да-да-да.

Петр Кузнецов: Еще вопрос, не могу мимо пройти. «Можем ли мы, члены ТСЖ, нанять управляющего, так как среди нас, практически одних пенсионеров, нет тех, кто смог бы осуществлять деятельность председателя?» – Рязанская область.

Татьяна Овчаренко: Полное право имеете избрать председателя, который будет у вас, как Елизавета II, царствовать, но не править, и при этом нанять управляющего, прямо вот можно индивидуального предпринимателя, можно человека по гражданско-правовому договору, можно «управляйку» какую-нибудь симпатичную.

Петр Кузнецов: Главное, чтобы человек был хороший.

Татьяна Овчаренко: Да, и работник чтобы был честный.

Петр Кузнецов: Работник точнее, да. Спасибо вам огромное!

Ольга Арсланова: Спасибо!

Петр Кузнецов: Это рубрика «ЖКХ по-нашему», это Татьяна Овчаренко отвечала на ваши вопросы, ведущая, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ.

Никуда не уходите, совсем скоро мы продолжим, будем вместе что-то рисовать.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)