Изолируемся. Как справляются с пандемией в Сербии, Шотландии и Исландии

Изолируемся. Как справляются с пандемией в Сербии, Шотландии и Исландии | Программы | ОТР

Коронавирус, Сербия, Шотландия, Исландия

2020-04-20T20:44:00+03:00
Изолируемся. Как справляются с пандемией в Сербии, Шотландии и Исландии
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Внимание – мошенники!
Россию XVIII века от любой европейской страны отличал громадный культурный раскол общества, в котором одна часть не понимает, как живет другая
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений

Александр Денисов: Да, и наша рубрика – она по-всякому называется, сейчас «Изолируемся», а обычно у нас «Сидим дома» написано. Ну вот, да, появилась надпись «Сидим дома». Сидим дома на этот раз мы вместе с Белградом, также с Рейкьявиком и Эдинбургом. На связи с нами уважаемые собеседники из этих городов. Сейчас узнаем, как у них дела, как проводят время в изоляции. Богдан Шатилин у нас из Сербии на связи, Анна Вальдимарсдоттир из Исландии, а также Джоанна Росс из Шотландии. Добрый вечер.

Анна, можем мы с вас начать? Коротенькое, наверное, всем зрителям интересно, про фамилию вашу. А потом уж про вирус, про неприятности. Вальдимарсдоттир – это значит, вы дочь Вальдимара, правильно?

Анна Вальдимарсдоттир: Да, я Анна Владимировна. Это мое отчество, которое в Исландии используется как фамилия. Мою русскую фамилию здесь очень сильно неправильно читали. И я воспользовалась…

Александр Денисов: Т. е. вы дочь Вальдимара, это ваш отец – Вальдимар, правильно?

Анна Вальдимарсдоттир: Владимир, да.

Александр Денисов: А, Владимир. Его так переиначили. Все, спасибо.

Анна Вальдимарсдоттир: Есть определенные правила, по которым переводят иностранные имена. Вот поэтому такое. «Владимировна» – это «Вальдимарсдоттир».

Анастасия Сорокина: Анна, но расскажите, что у вас за правила такие, что Исландию назвали буквально эталоном в борьбе с коронавирусом. Вот такое было исследование в журнале New England Journal of Medicine, и там такое почетное звание присудили этой стране.

Анна Вальдимарсдоттир: Звание очень приятное. И у нас большие усилия приложены к тому, чтобы оправдывать это звание. Потому что в Исландии проводят тестирование, во-первых, очень масштабно. И исследуют вирус тоже очень масштабно. И в Университетском госпитале, и в лаборатории deCODE genetics, которая стала, наверное, очень известной благодаря научным публикациям и именно массовым тестированиям бесплатным, которые они проводят в период пандемии. На сегодняшний день выявлено только 2 заболевших. И можно сказать, что все наши источники говорят о том, что уровень заболевания идет на убыль. При этом остается 1 773 заболевших, из которых 1 362 уже выздоровели. В госпитале находятся 28 человек, из них 4 находятся в реанимационном отделении и 10 человек считаются погибшими от коронавируса за все время пандемии.

При этом надо сказать, что, например, к нам обращались представители deCODE genetics с просьбой распространить информацию о необходимости тестирования. Я сама проходила тестирование в пятницу, оно было очень хорошо организовано, очень безопасно, с соблюдением всех санитарных норм. И результат я получила уже вечером через специальный портал, который поддерживает министерство здравоохранения.

Александр Денисов: А результат, естественно, отрицательный, да?

Анна Вальдимарсдоттир: Да.

Александр Денисов: Анна, а вопрос: откуда в Исландии знали, что нужно, какие меры принимать, еще в январе? Ведь в январе начали уже тесты проводить, предпринимать меры.

Анастасия Сорокина: Так быстро отреагировали.

Александр Денисов: Да. «Вы знали!» хочется воскликнуть. Чем все это закончится?

Анна Вальдимарсдоттир: Дело в том, что знали, наверное, медицинское сообщество всего мира. Просто, так как у нас очень маленькая страна, все процессы достаточно легко регулировать. И кроме того, исландцы разумно законопослушны, я бы так это назвала. Т. е. исландцы, с одной стороны, скептически относятся к правительству. Это традиционно. Они очень свободолюбивы и независимы. Но, с другой стороны, если надо противостоять какой-то опасности, будь это землетрясение или извержение, или вот эпидемия, – исландцы очень дружно и очень организованно реагируют. Т. е. мы сейчас, например, готовимся к землетрясению больше 6 баллов в районе Кеблавика, центрального аэропорта. И в общем-то за зиму были пережиты очень сильные шторма, и очень много было вызовов спасателей. Люди искали пропавших людей. Т. е. дружно, оперативно реагировали на тяжелые ситуации. Поэтому для нас в принципе такие вещи служат поводом сплотиться. И люди разумно и спокойно относятся к мерам, которые рекомендуют эпидемиологи.

Анастасия Сорокина: Анна, спасибо. Вот раз вы заговорили о законопослушности, хочется Джоанне задать несколько вопросов. Потому что я знаю, что в Шотландии главврач ушла в отставку после того, как сама нарушила свои же карантинные рекомендации. Что у вас там происходит?

Джоанна Росс: Да, не могу сказать, что так же положительно, как в Исландии сейчас. У нас немножко по-другому. Во-первых, эта главврач вышла в отставку, и теперь у нас другой человек на ее месте. И сам первый министр Великобритании Борис Джонсон заболел этим вирусом. И все спрашивают: вот как так можно? Как может быть, что главный политик страны заболел коронавирусом? Где были его защитники?

У нас, по крайней мере в Шотландии, не так плохо, как в Англии, можно сказать. По крайней мере, в Шотландии мы принимаем немножко другие меры. Что касается, например, пожилые люди в домах для престарелых, их будут тестировать до того, как они появятся в домах для престарелых. Их будут тестировать уже в больнице. Потому что получилось так, что когда они лежали в больнице и собирались перейти в эти дома для престарелых, никто их не тестировал. И естественно, таким образом вирус распространяется. И в Англии, к сожалению, мы не можем так сказать. Они сказали вот на прошлой неделе, что они не собираются тестировать этих пожилых людей.

А почему я говорю именно о пожилых людей. Потому что, естественно, этим вирусом они страдают больше всех. Молодое поколение не так страдает, как пожилое.

Анастасия Сорокина: Но а всех остальных тестируют? Вот вы проходили исследование?

Джоанна Росс: Нет, очень мало тестов. Вообще, мне кажется, по всему миру сейчас мы страдаем тем, что не хватает тестов вообще для всех. И, естественно, мы бы хотели больше. Те тесты, которые Великобритания купила от Китая, они в конце концов решили, что они неадекватны. Поэтому хотелось бы, конечно, больше, больше тестов.

Но главное сейчас – это то, что мы сидим все дома. И еще, заявили, 3 недели будем сидеть дома, никуда не пойдем. Вот это главное.

Александр Денисов: Джоанна, но, с другой стороны, что удивляться, что у вас ситуация прекрасная. Шотландия – родина виски, да? Вот я другу недавно подарил, у нас самогон, мы виски не гоним, и прихожу в гости, а оказывается, у него мама забрала эту бутылку и мажет, протирает ручки, уже практически ничего не осталось. А вы наверняка тоже дезинфицируетесь? Все-таки виски-то будь здоров у вас, хоть залейся, да?

Джоанна Росс: Конечно, не могу сказать, что именно вот виски используем. Более современные методы вообще-то используем. Но, конечно, как шотландцы, мы страдаем. Потому что мы любим свою свободу. И тут такая ситуация, что мы не можем выходить из дома. Поэтому, конечно, мы страдаем действительно от ситуации.

Но я хочу сказать, что Никола Стерджен все-таки показывает хороший пример. Она выступает отдельно от британского государства. И каждый день как бы говорит о статистике, каждый день она делает свою речь отдельно от Англии. И у нас в Шотландии у нас совсем отдельная система здравоохранения.

И у нас вроде хватает пока средств индивидуальной защиты. И здесь это очень важный момент. Потому что уже столько медицинских персоналий в Великобритании страдает этим вирусом. Они же лечат людей и заболевают. Но в Шотландии по крайней мере у нас есть достаточно средств индивидуальной защиты. В Англии, к сожалению, они страдают сейчас, у них не хватает. И даже получилось так, что медицинский персонал, который получил эти средства индивидуальной защиты от каких-то производителей, иностранных производителей, на них было написано, что эти средства только для Англии. Т. е. им даже было запрещено использовать. Вот такой скандал развязался на прошлой неделе.

Анастасия Сорокина: Что касается медицинского персонала, давайте как раз с Богданом поговорим…

Александр Денисов: Джоанна, да, спасибо вам. Отличная русская речь. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Да. Спасибо. Богдан, здравствуйте еще раз.

Богдан Шатилин: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Была информация, даже не информация, а помощь от России оказана Сербии, туда отправились специалисты и вот военные проводили дезинфекцию, бригады работали. Даже министр обороны Александр Вулин сказал, что российские медики дали вашим медикам, сербским медикам, возможность отдохнуть. Какая сейчас обстановка? Как идет борьба с коронавирусом?

Богдан Шатилин: Все верно. Сербия получила от России, может, самую ценную помощь – медицинскую помощь. Это, наверное, самое ценное, что можно было получить: это людей, которые могут рисковать своей жизнью для … . Поэтому хотел бы поблагодарить от сербского народа российский народ за эту помощь, которую они предоставили. И сейчас, на данный момент, вирус уже затихает в Сербии. И уже говорится о том, что к началу мая могут быть открыты все заведения развлекательные, салоны красоты, и уже можно будет начать свободно жить.

Александр Денисов: Это уже через неделю, Богдан? Я не ослышался?

Богдан Шатилин: Да-да, в начале мая уже, говорится. Т. е. мы сейчас находимся в круглосуточной изоляции за время с праздником. Она будет продолжаться до завтрашнего дня. И после этого нам будет уже разрешено выходить до 6 часов вечера. И где-то в начале мая уже прогнозируется о том, что можно будет открывать заведения. Но уже с какой-то дистанцией и, конечно, с всеми мерами защиты.

Александр Денисов: Богдан, а вам лично не кажется, что торопятся? Все-таки такое пережили. Да, может быть, еще даже не пережили. Может быть, это такое мнимое…

Анастасия Сорокина: Затишье.

Александр Денисов: Да-да.

Богдан Шатилин: Ну, может быть. Может быть. Потому что многие тоже говорят и уже собираются как-то подготовиться, может, ко второму наплыву вируса где-то в сентябре, если он будет. Вот, может быть, еще рано. Но экономика страны, я думаю, не может так долго, как и в других странах, находиться в полной изоляции и чтобы ничего не работало. Т. е., я думаю, что это связано с этим.

Анастасия Сорокина: А какие меры сейчас принимаются для того, чтобы, скажем так, тоже, может быть, тестирование, какое-то информирование идет о том, как себя обезопасить?

Богдан Шатилин: Да, конечно. Проходят всевозможные меры. Уже в последних неделях началось массовое тестирование. Начали намного больше тестировать людей. На данный момент инфицированных 6 600 где-то, умерших от коронавируса где-то 125 человек. Проводятся всевозможные акции по защите от контакта с другими людьми. И, наверное, самое лучшее то, что было сделано, – это были в самом начале изолированы все пенсионеры. Т. е. они находятся с самого начала в полной изоляции, с самого начала эпидемии.

Александр Денисов: Богдан…

Богдан Шатилин: С завтрашнего дня им разрешается выходить на улицу на полчаса, в первый раз с самого начала эпидемии.

Александр Денисов: Да. Вот Александр Вучич после всех этих неприятностей, которые переживает Европа, сказал, что посмотрит Сербия, как им быть, вступать в НАТО, как выстраивать политику с Евросоюзом. Настроение у граждан тоже такое скептическое? Вот не было помощи, все-таки каждый сам за себя был. Как люди относились к такому отрицательному опыту отсутствия помощи со стороны Евросоюза?

Богдан Шатилин: Ну, знаете что, я вам скажу честно, что народ Сербии всегда был повернут к России и всегда считали, что это две братские страны. Т. е., как и всегда, из поколений и веков сербское население всегда было за Россию. Поэтому… И это никогда не изменится. Т. е. самая необходимая помощь и братская дружба пришла именно от России, как и всегда.

Александр Денисов: Спасибо, Богдан. Настя, хотел еще к Джоанне вернуться. Джоанна, вы знаете, мы тут все вспоминаем Пушкина, что вот он был в изоляции, благодаря чему появился цикл «Болдинская осень». А наш самый любимый писатель шотландский – естественно, Ирвин Уэлш. Как вы думаете, появятся ли новые романы интересные, что-то новенькое, благодаря этому?

Джоанна Росс: Да, вполне возможно. Я вообще сама удивляюсь. Люди стали настолько креативными из-за этого вируса. И реально надо в какой-то степени смотреть на положительные стороны этой ситуации. И действительно, я думаю, что люди стали больше писать, рисовать, музыкой заниматься. И это, конечно, здорово. Нельзя же все время грустить. Каждый день включаешь телевизор и смотришь: и еще вот кто-то еще умер. Это, конечно, не очень хорошо для здоровья. Поэтому, конечно, надо сделать акцент на положительные стороны жизни. И – да, писать стихи. Как Байрон.

Александр Денисов: Да, и писать хорошие рассказы и романы про обитателей Эдинбурга. Встретите Ирвина Уэлша – передайте от нас сердечный привет. Скажите: вот из России…

Джоанна Росс: Обязательно передам.

Александр Денисов: …его постоянные поклонники, постоянные читатели. Спасибо. На связи у нас была Джоанна Росс, Анна Вальдимарсдоттир, а также Богдан Шатилин. Спасибо вам за прекрасный, сердечный разговор.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)