Качество питьевой воды

Качество питьевой воды | Программы | ОТР

Массовое отравление в Буйнакске - единичный случай или есть системные проблемы в водоснабжении?

2021-01-18T14:28:00+03:00
Качество питьевой воды
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Кирилл Волков
руководитель товарной группы «Вода» Центра развития перспективных технологий
Илья Разбаш
директор Центра развития водохозяйственного комплекса России

Тамара Шорникова: Что у нас с водой в стране? В этой получасовке будем сейчас разбираться. Ждем ваших звонков. Расскажите, что течет из крана в вашем доме, можно ли это пить, использовать для приготовления еды или других каких-то нужд. Одним из поводов для этого разговора стала свежая история из Дагестана. Там больше 300 людей отравились водопроводной водой. Из них больше 200 — дети. Десятки людей еще находятся в больнице. Роспотребнадзор обнаружил в воде возбудителя дизентерии. А в Следственном комитете завели уголовное дело по статье 238 Уголовного кодекса России — это «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей».

Иван Князев: Вот что не так с водой в Дагестане? Почему там регулярно возникают проблемы и власти годами не могут их решить — это обсудим чуть позже с экспертом. А сейчас хотим спросить у вас: «Что течет из крана в вашем доме?» Цвет, качество воды. Все стандартно. Может быть, действительно все устраивает? Уже собрали ответы из Липецка, Симферополя и Самары. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Иван Князев: Я на самом деле очень завидую тем людям, которые могут позвонить себе пить воду из-под крана. Я уже не помню, когда я поселений раз это делал. Потому что качество воды, которое у меня из крана течет, тоже оставляет желать лучшего. Илья Разбаш у нас сейчас не связи, директор Центра развития водохозяйственного комплекса России. Илья Андреевич, здравствуйте.

Смотрите, даже если оттолкнуться от ответов наших телезрителей, в большинстве регионов… я СМС сейчас читаю, что «у меня в поселке ужасная вода», у меня отвратительная, - Вологодская область. И так далее. У нас страна, богатая водными ресурсами. Что у нас не так с водой? Что в Дагестане опять? Там одна из причин – это природный характер.

Илья Разбаш: Давайте сразу определимся с тем, что есть вода, которая в естественном своем состоянии (в речках, в озерах, в водохранилищах), и та вода, которая подается непосредственно в домовые хозяйства. Это две разные воды, это разное качество. И отсюда говорить о том, что у нас действительно вода не самого лучшего качества, наверное, не стоит. То есть есть источники питьевого водоснабжения абсолютно пригодные. И есть (уж простите) жилищно-коммунальный сектор, который не обеспечивает должного уровня качества воды, подаваемой в дома. Вот, собственно, и все.

А воды действительно у нас много. Страна занимает второе место в мире по запасам пресной воды.

Иван Князев: А вот этот «природный характер загрязнения» в Дагестане, вот то, что случилось в Буйнакске – о чем может идти речь?

Илья Разбаш: Вы знаете, здесь скорее всего специалисты будут разбираться из соответствующих органов. И Росприроднадзор, и другие, в том, что случилось, откуда пошло это загрязнение.

Тамара Шорникова: Почитаем несколько СМС, которые приходят к нам. Ростовская область: «С весны 2020-го из крана стала течь черная, с ужасным запахом вода», — это город Сальск. Иркутская область: «Пьем изумительно чистую и вкусную воду из-под крана. Пока. Байкал губят и его окрестности». Пензенская область: «Воду не только нельзя пить, но и стирку нельзя проводить». И так далее.

При этом мы не раз рассказывали о различных проектах, в том числе и федерального масштаба, «Чистая вода» и так далее, которые действуют во многих регионах. Есть федеральные инструменты, для того чтобы как-то эту ситуацию наладить. Но таких СМС по-прежнему много. Не хватает денег на финансирование этих проектов, что-то стопорится на местах? Как по-вашему, из-за чего все-таки такие большие проблемы люди с таким важным ресурсом испытывают?

Илья Разбаш: Еще раз. Говоря о государственных задачах по обеспечению населения питьевой водой, можно, опять же, разделить на две части. Первая часть, достаточно большая — это непосредственно работа с предприятиями, которые используют воду для своих технологических процессов, и, соответственно, это установка очистных, для того чтобы сбросы в естественные источники воды были, скажем так, чище. Да? То есть это снижение антропогенной нагрузки на водные объекты. Это большая доля мероприятий. Например, один из федеральных проектов нацпроекта «Экология» посвящен исключительно, например, реке Волге, по берегам которой проживает более 60 млн человек.

Но не так однобоко решается вопрос водоподачи к непосредственно населению для жилищно-коммунального хозяйства. То есть это работа еще параллельно выстраивается и с водоканалами, которые обеспечивают тот транспорт воды из источника до домового хозяйства. И здесь мы все дружно знаем, что это и качество труб, и так далее, и так далее. То есть вероятно, что в некоторых регионах, даже если вода забирается из относительно подготовленного источника, она проходит определенный процесс очистки. Но в дом она заходит по ржавым трубам. Ну и качество мы видим, и эти СМС-ки вполне себе оправданы.

И с учетом того, что вся эта линейка требует высоких затрат, то быстро решить этот вопрос на сегодняшний день не представляется возможным. У нас достаточно большое количество сетей, которые требуют ремонта.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонные звонки. Наталья из Ростовской области сначала.

Иван Князев: Слушаем вас, Наталья.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, у нас 21 декабря (сейчас говорил ваш гость) введена чрезвычайная ситуация на водоканале. У нас аварийные коллекторы изношены на 100%. То есть он просто разложился. 26 числа вообще шесть микрорайонов отключили. Нас затопило. Мы сидели без отопления, без воды на сутки. Потом затопило детский садик. То есть у нас канализация идет… К нам водопровод. Потому что у нас водопроводные сети Волгодонска изношены на 64%, а канализационные — на 72%. То есть такое плохое состояние труб приводит к тому, что у нас чистой воды вообще быть не может. А сейчас у нас напечатали в газете, что возможны провалы техники и людей. То есть у нас размывает землю. И так как коммуникация подходит близко к домам, то мы, возможно, будем еще и проваливаться. У нас оседание земли идет.

В общем, промывание, ямы бесконечные. Роют. Конечно, у нас о хорошей воде вообще нету разговора. У нас ее быть не может, понимаете? Мы просто разложились.

Иван Князев: Да, Наталья, спасибо вам за ваш звонок. Илья Андреевич, смотрите, я не зря спросил про то, как мы относимся к этому ресурсу, которым мы обладаем – к водному ресурсу. Вам не кажется, что мы его разбазариваем? Есть же страны, в которых серьезная проблема с водой. У нас 3 млрд человек на планете испытывают дефицит пресной воды. Может быть, какие-то подходы нам нужно менять, чтобы не так расточительно мы этот ресурс расходовали? Если менять, то какие и как?

Илья Разбаш: Если позволите, кому рождено тратить, копить не умеют. Мы рождены были, очевидно, людьми, которые тратили воду, и тратили ее весьма нерачительно. Да, у нас ее много. Но она не самого лучшего качества. И на сегодняшний момент, конечно, глобальная задача – это восстановить рациональное водопользование. То есть, ну уж простите, выключать воду, когда вы чистите зубы, чтобы не тратить ее зазря. Это также касается и к телефонному звонку, который был. Это нужно залатать все трубы, чтобы сократить водопотери и так далее.

Поэтому, несмотря на то, что мы действительно на сегодняшний день глобально не испытываем вододефицита, как в некоторых странах. И то, что вы говорите про 3 млрд – это цифра ООН, которая говорит о том, что к 2050 году ряд мировых держав будут испытывать вододефицит, но Россия как донор природных ресурсов, я надеюсь, выстоит.

Но сегодняшняя задача – это сохранить качество воды. Именно поэтому у нас огромное количество мероприятий посвящены и нашему юному поколению. Это и уроки в школах, это и действительно та массовая акция по уборке берегов водных объектов от мусора, и так далее. То есть с каждым мероприятием мы даем посыл о том, чтобы люди действительно бережно сохраняли этот очень важный ресурс.

Иван Князев: Просто при таком подходе, получается, к 2050 году (я еще немножко вас помучаю) вода дороже золота будет.

Илья Разбаш: Она уже дороже в некоторых моментах, я так предполагаю. Может быть, не золота, но нефти точно.

Иван Князев: Мы даже на этом зарабатывать могли бы, поставляя ее куда-нибудь.

Илья Разбаш: Что вода, что чистый воздух – это те ресурсы, без которых мы не проживем. Поэтому их ценность будет только увеличиваться в связи с развитием технологий, технологических процессов, роста экономики, потребления и так далее. Поэтому да, мы видим сегодня, что это и Австралия, и Калифорния в Соединенных Штатах переходит на биржевой, скажем так, расчет. То есть цена на воду формируется на бирже. Это довольно интересный опыт.

Иван Князев: Они там контракты заключают по фьючерсам. Вот было бы неплохо, если б мы Америке воду продавали, причем за доллары.

Тамара Шорникова: Вот было бы неплохо, если бы мы не о прибыли думали, а о народе, как обычно, в первую очередь.

Иван Князев: Две стороны медали.

Тамара Шорникова: Потому что газ продаем – не все у нас с газом есть. Сейчас воду начнем продавать. Давайте поэтапно разбираться с проблемами.

Иван Князев: Хорошо.

Тамара Шорникова: Спасибо. Илья Разбаш, директор Центра развития водохозяйственного комплекса России, комментировал. Сейчас послушаем комментарий телезрителя. Это будет Сергей из Волгоградской области. Здравствуйте. Сергей.

Зритель: Да, алло. Слышите меня?

Тамара Шорникова: Мы вас слышим.

Зритель: Меня зовут Сергей. Звоню вам из города Котельников, Волгоградская область. По поводу воды я вам хочу сказать так. Много лет бутилированную воду покупали, ставили в кулер, пили. Посмотрел, что на кулере появляется налет. Решил купить электронный пробник, сравнить воду, которая из крана течет, и вода, которая в кулере. Вода, которая в кулере, оказалась на много процентов хуже, чем мы пьем из крана.

Иван Князев: Вот так вот.

Зритель: Вот такая вот ситуация. Вода у нас из крана поступает из Цимлянского водохранилища, наша так называемая «Цимла». Вопросов нету к воде. Потому что и за покупную отдаем деньги, и за ту же, за которую платим. Только она из крана течет. Она оказалась лучше. Поэтому поставил фильтр сейчас – и пьем чисто фильтрованную все равно из-под крана.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Сергей. А вот в Башкортостане ситуация похуже. Телезритель пишет: «Трубы не меняли 49 лет. Воду пить невозможно. Ужасный вкус. Платим за воду 1500. Однокомнатная квартира». Из Москвы СМС: «Всю жизнь пьем кипяченую воду. Сырая, невкусная».

Тамара Шорникова: Да, Москва: «Раз в полгода меняю фильтр и пью, не опасаясь». Тоже узнаем, панацея ли это, у нашего нового эксперта. Кирилл Волков, руководитель товарной группы «Вода» Центра развития перспективных технологий.

Иван Князев: Здравствуйте, Кирилл Валерьевич.

Кирилл Волков: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Кстати, пока далеко не ушли, просто очень много таких вопросов. Может быть, сможете это прокомментировать .Многие люди пишут о собственном… о том, что взяли ситуацию в собственные руки. Там фильтры, картриджи и так далее. Может быть, пока действительно на государственном уровне так во всех регионах починить явно не смогут, это выход, или все-таки у нас такие проблемы с водой, что даже это, вот, использование такой воды может быть опасным или как минимум нежелательным?

Кирилл Волков: Слушайте, здесь, я думаю, больше с точки зрения использования фильтров и какую воду пить лучше, необходимо обратиться к оценкам экспертов. Их большое количество по стране. А в целом запросы питьевой воды в России на самом деле огромные. И, конечно, потребителя в первую очередь интересует то, что вода, которая продается в бутылках, течет из-под крана или ставится в кулерах, собственно говоря, какое у нее качество, как оно отличается друг от друга, и что из этого пить полезно, а что из этого может, наоборот, навредить здоровью. Большинство жителей нашей страны все-таки используют воду из-под крана. Ее качество зависит от многих параметров, и она подлежит очистке. Здесь очень важно состояние сетей.

В 2019 году соответствовали всем санитарно-эпидемиологическим нормам источники централизованного водоснабжения, расположенные в Санкт-Петербурге, в Севастополе, в Воронежской и Астраханской областях, в республиках Марий Эл и Алтай. Менее 2% водоисточников не отвечали требованиям санитарного законодательства в республике Башкортостан (1%), Мурманской области (1.5%) и в Алтайском крае (1.5%). По данным, соответственно, государственного доклада Роспотребнадзора за 2019 год сведения именно такие.

Помимо исходного состояния сетей централизованного водоснабжения, на качество и безопасность питьевой воды оказывают влияние и используемые технологии очистки, водоподготовки, обеззажаривание этой воды, доведение воды заданных параметров качества, то есть ее минерализация и ее как раз обогащение полезными элементами. Также состояние водопроводных и распределительных сетей.

Говорить, где вода лучше и какая вода лучше, в принципе нельзя. Она разнится по источнику, по микробиологическим показателям, по санитарно-химическим показателям, и так далее. А также по назначению. То есть мы все знаем, что есть еще различные виды природных вод, таких как минеральная лечебная, лечебно-столовая и иные воды.

В целом в 2019 году доля населения Российской Федерации, обеспеченная качественной водой из систем централизованного именно водоснабжения, составила больше 85%. Если говорить о городском населении, то больше 93%. То есть в принципе качественная питьевая вода из центрального водоснабжения покрывает потребности большинства населения нашей страны.

В то же время мы все знаем, что человек пьет воды в принципе довольно много. То есть это порядка 2 литров в день. И в целом вода является источником жизни, без которого прожить невозможно. Именно поэтому воде уделяется все больше внимания, в том числе на государственном, на нормативном, регуляторном, законодательном уровне.

Тамара Шорникова: У нас, простите, на личном уровне хочет высказаться телезритель. Давайте дадим ему такую возможность.

Иван Князев: Александра из Чувашии на связи. Здравствуйте, Александра.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать – я живу в Чебоксарах. Это Чувашия. И у нас очень хорошая вода. Но мы все равно используем фильтр и пьем сырую воду. И сырую, и кипяченую. Я не знаю. У нас никто на воду не жаловался. Я хочу сказать, что в Чувашии хорошая вода.

Тамара Шорникова: Ну и хорошо.

Зритель: Да.

Тамара Шорникова: Давайте следом выслушаем Михаила из Московской области.

Иван Князев: Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Здравствуйте. Вот в Москве (конкретно район Медведково) отличная вода. Там неоднократно тестами мы ее проверяли с коллегами. И так далее. У нас аквариум дома с интересными тропическими животными. Все отлично, без проблем. Но вот Московская область. Здесь идет вода и с гипсом, барбитуратом, еще со всякой гадостью. Вот конкретный вопрос. Вот фильтр-кувшин. Там буквально малюсенькая щипоточка активированного угля и несколько зернышек ионообменной смолы. Ну как вот этот фильтр-кувшин может очистить эту воду? Хотелось бы послушать мнение специалиста. По-моему, это просто сплошной обман. Я конкретно проверял воду. Картридж свежий, новый и так далее, по всем правилам. Но все равно вода там лучше от этого абсолютно не становилась. Хотелось бы послушать мнение специалистов.

Иван Князев: Спасибо, Михаил. Кирилл Валерьевич, мнение специалиста. Какие фильтры нужно использовать?

Кирилл Волков: Да, спасибо. С точки зрения фильтров, опять же, все обладают разными свойствами, характеристиками. Поэтому даже фильтр-кувшин, который назвали, есть большое количество производителей, разные составы у этих фильтров. И, конечно, необходимо смотреть, к какой воде они применяются, и анализировать воду до и после. Поэтому здесь однозначно дать ответ, что именно такой фильтр вам поможет сделать воду идеальной, опять же, неприменимо. Как я чуть раньше сказал, говорить о том, что где-то вода лучше, где-то хуже, или какая-то хорошая, какая-то плохая, однозначно сложно. То есть есть соответствие микробиологическим показателям, есть отсутствие такого соответствия. И вопрос — достигается ли соответствие этим показателям с помощью фильтра или нет? Соответственно, я думаю, что стоит сделать замеры воды на именно микробиологические показатели до применения фильтра и после, и понять, подходит ли он именно под вашу воду в вашем конкретном регионе.

Иван Князев: Кирилл Валерьевич, я правильно понимаю? Ну вот еще раз. Сети убивают у нас качество воды. А боремся мы с тем, чтоб там заразы не было? Просто хлорки кинули побольше – и все. Только так, получается?

Кирилл Волков: Нет. Почему сети убивают качество воды? Я такого не говорил. Я говорил, что, наоборот, центральное водоснабжение… большая часть воды, которая там разливается, она в целом неплохая и покрывает потребности населения.

Иван Князев: Ну а то, что ржавая, что, не знаю, всякая зараза туда может попасть? Фильтры плохие стоят.

Кирилл Волков: Да. Я же как раз об этом говорил, что зависит не только о центрального водоснабжения, которое обычно правительство регионов обслуживает в должном режиме. Еще и зависит все от тех сетей, тех труб, по которым вода течет уже внутри дома, да, соответственно, как давно они менялись, насколько там находится на них какой-то налет и так далее.

То есть здесь очень много показателей, которые могут не позволить довести воду до уже конкретного потребителя непосредственно на месте, уже в его коммуникациях. Поэтому здесь применение фильтров, я думаю, может быть и разумным подходом. Но, опять же, необходимо взвешивать, с чем мы боремся. Они все так или иначе настроены на определенное доведение до заданных требований микробиологических показателей. И вопрос – какие из них надо доводить, а какие хороши.

Иван Князев: Если вернуться к тому, с чего мы начали, вот ваша оценка – в Дагестане почему такая проблема возникла? Если можно, коротко.

Кирилл Волков: Слушайте, пожалуйста, не могу сказать. Глубоко здесь не погружался в нюансы именно этого вопроса. Но, скажем так, предпосылок может быть много, начиная от системы центрального водоснабжения, заканчивая и вопросами состояния коммуникаций, заканчивая вопросами. Здесь много нюансов.

Иван Князев: Спасибо большое. Кирилл Волков, руководитель товарной группы «Вода» Центра развития перспективных технологий, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Ну и в нюансах продолжат разбираться наши коллеги вечером. О темах вечернего блока программы «ОТРажение» расскажем прямо сейчас.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Татьяна
Воду так хлорируют .что открываешь кран вапах хлорки в нос бьёт как будто открыла бутылку с отбеливателем " Белизна " ..
Массовое отравление в Буйнакске - единичный случай или есть системные проблемы в водоснабжении?