Как бороться с шумными соседями: адвокат Леонид Ольшанский даёт практические советы

Как бороться с шумными соседями: адвокат Леонид Ольшанский даёт практические советы | Программы | ОТР

соседи, шум, права, жители, дом

2019-11-20T19:43:00+03:00
Как бороться с шумными соседями: адвокат Леонид Ольшанский даёт практические советы
Бедность пошла в рост?
Впервые в России лес могут отдать в частную собственность
Не хочу, чтобы ребёнок стал блогером... О какой работе для своих детей мечтают россияне?
Новые правила поверки счётчиков. Разъяснения наших экспертов в сфере ЖКХ
Армения и Азербайджан на пороге войны
Опять карантин?
Регионы. Что нового? Красноярск, Тюмень, Рязань
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Гости
Леонид Ольшанский
почетный адвокат Российской Федерации, лауреат премии «За права человека»

Тамара Шорникова: Ну а прямой эфир не ждет, начинаем первую тему. У соседей вечеринка или круглосуточный ремонт, а у тебя, значит, снова бессонная ночь? Вам наверняка знакома эта ситуация, если да, звоните и пишите. Что происходит? Полиция не едет, а если приезжает, все без толку: поговорили, уехали, тишина закончилась, музыка снова заорала, перфоратор заработал.

Иван Князев: Ну вот на помощь вместо полиции неожиданно пришли сенаторы, предлагают ввести штраф за шум в ночное время с 23:00 до 07:00 от 1 до 3 тысяч рублей.

Тамара Шорникова: Причем шум может быть любым, все, что нарушает право на отдых в жилище граждан независимо от уровня шума. Исключением из этого правила будет нарушение тишины и покоя во время пресечения правонарушений, ну то есть полиции можно, а также проведение официальных культурных массовых мероприятий и религиозных праздников.

Иван Князев: Ну вот поможет ли это вообще угомонить соседей? Также у вас спрашиваем: у вас шумные соседи? «Да» или «нет», это наш SMS-опрос, отвечайте по номеру…

Тамара Шорникова: …5445, легко запомнить, еще проще ответить, надеемся.

Иван Князев: В конце обсуждения мы подведем итоги.

Ну а сейчас представим нашего эксперта: у нас сегодня в гостях Леонид Дмитриевич Ольшанский, почетный адвокат, лауреат премии «За права человека». Здравствуйте, Леонид Дмитриевич.

Леонид Ольшанский: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вот действительно распространенная ситуация, я думаю, что, не знаю, хоть раз в жизни кто-то сталкивался все-таки с неприятной ситуацией на лестничной клетке…

Иван Князев: Кто-то и не раз, наверное.

Тамара Шорникова: Да. И действительно, либо не едет наряд, говорят, что через 2–3 часа, все на выездах, значит, очень заняты все, либо приезжают, и здесь что?

Леонид Ольшанский: Отвечаю, отвечаю.

Тамара Шорникова: «Соседи, значит, жалуются, не шумите», все.

Леонид Ольшанский: Мы начнем с немножко «занаученного» предложения, а потом объясним. Административное законодательство отнесено к Конституции России к совместному ведению России и ее субъектов, городов, краев, областей. В Москве, например, есть хороший закон 42, он так и называется «О соблюдении порядка и тишины» и прочее. Но многие говорят сотрудники полиции: ой, этот закон региональный, а многие судьи так да не так… Что важно? Чтобы наказание за неправильную стройку, за езду на красный свет, за порубку елок было в российском кодексе, это первая половина вопроса.

А вторая половина: кодекс разделен напополам – первая половина, что ты там сотворил, а вторая половина точно научно называется «Органы и должностные лица, которые могут…» Кто же может приехать, нацарапать протокол и сказать «штраф»? Так вот когда этот закон будет принят, работники милиции-полиции будут ездить быстрее, потому что они знают, что они могут человека привлечь.

Второй вопрос провисает, Конституция все та же гласит: жилище неприкосновенно, и никто не может проникать в него без судебного решения. Исключение составляет, цитатка из другого закона о полиции, если там совершено или совершается преступление. Самый яркий пример, мы видим хронику: напился пьяный, взял охотничью винтовку, палит по прохожим. Тогда думать не будут, вышибут дверь, войдут и прочее.

Поэтому вопрос будет стоять об оперативной хитрости и жителей-заявителей, и сотрудников полиции, что не просто приехать, а закрепить. Я, например…

Иван Князев: Я подумал, что там кого-то убивают?

Леонид Ольшанский: Нет-нет, хитрее можно сделать.

Иван Князев: Хитрее?

Леонид Ольшанский: Да. Значит, в 90 случаях из 100 в современных домах электрощитки, вот это питание светом, электрикой, стоят на лестничной клетке…

Иван Князев: А-а-а…

Леонид Ольшанский: Всего лишь только нажал вниз, и отрубился свет. Люди выйдут…

Иван Князев: Клиент вышел…

Леонид Ольшанский: Вышел, они войдут, а в протоколе напишут, что дверь была открыта, она же действительно была открыта, открыли. Он подбежит к этому, вернет назад рычажок, свет загорится, они войдут и скажут… А там буги-вуги, четыре колонки и так далее, и так далее.

Иван Князев: Леонид Дмитриевич, смотрите, некоторые эксперты говорят, что в регламенте и в других инструкциях органов внутренних дел говорится о том, что они занимаются, я цитирую, «преступлениями, другими административными нарушениями, такими как хулиганство, распитие спиртных напитков» и так далее, в отношении шума и в отношении домашних животных никаких регламентов нет. То есть, получается, еще нужно будет в регламент что-то вносить?

Леонид Ольшанский: Обязательно. Значит, сначала у нас принимается кодекс, а в порядке реализации того или иного кодекса инструкция, их миллион: у природнадзора свой, у сельскохозяйственных органов свой. Значит, им допишут, что порядок, тишина, тра-ля-ля-ля-ля-ля.

Иван Князев: А это вообще процесс долгий? Долго они будут это все дописывать? Потому что сейчас-то, скажем, проголосуют…

Леонид Ольшанский: Я вам скажу: сейчас ни много ни мало президент сказал количество бумаг уменьшить, количество согласований уменьшить. Поэтому теперь «баня» будет любому чиновнику очень быстро, лишь бы только приняли. Но я хочу сказать, что я вот встречусь с авторами этого законопроекта…

Иван Князев: Ага.

Леонид Ольшанский: Его нужно добавить маленьким хвостиком. Вот я долгие годы жил на Старом Арбате, самый яркий пример, и поменялся, сейчас живу на Мосфильме, там елки-березки вокруг. На Арбате жить не-воз-можно. Почему?

Иван Князев: Шумят?

Леонид Ольшанский: Через каждый сантиметр гитаристы, кларнетисты, рок-кафе, которое всю ночь работает. Надо бы дополнить, что не только внутри дома, но и, допустим, в 100 метрах от него. Я не работал, не учился, я только звонил в милицию, они уже на меня баллон катили, поэтому дополнить надо. У нас очень много мест, где рядом со станцией, рядом с кругом, где конечные остановки автобусов, троллейбусов, стройки. А представляете, ночью ду-ду-ду-ду-ду… А вам скажут: подождите, но это же не внутри вашего дома, это напротив.

Иван Князев: Иногда соседи еще покурить любят, под окном постоять, особенно летом, когда окошечко открыто…

Тамара Шорникова: Или выпить громко…

Иван Князев: Да-да, или выпить на скамеечке, и начинают бубнить…

Леонид Ольшанский: Все, уже Верховный суд сказал, что даже если ты на своем балконе куришь, то это твой балкон, а вот дым подымается, и взяли с человека…

Иван Князев: Нет, не про дым, про то, что они обсуждают громко во время…

Леонид Ольшанский: Опять громко или не громко? Они не защищены, это ваше счастье. «Милиция, драка у подъезда, дом №17, квартира моя 25, драка, крик, потасовка». Приедут: «Ваши документы». Самое главное, что вас спросят: «Вы поедете в отделение писать?» Если вы скажете «нет», и их не заберут, а если вы такой борец и в 2 часа ночи скажете «поеду», ну что же, всех загрузят, и вы поедете. Но знайте, что они не обязаны вас везти назад, думайте, кто назад вас повезет.

Тамара Шорникова: А за ложный вызов ничего не будет? Скажут: «Ну какая же здесь драка?»

Леонид Ольшанский: Он называется заведомо ложным. Крик, шум, я пришел к выводу, что драка.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ну вот смотрите, у нас уже люди и пишут, и с жалобами пишут, и с жалобами звонят. Анатолий нам дозвонился из Санкт-Петербурга. Анатолий, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Иван Князев: Что у вас происходит с соседями? Кто шумит?

Зритель: У меня 18 лет все это происходит. Из Нахичевани прибыл один молодой человек: с одной пожил, неизвестно куда пропала жена, теперь женился на другой, на родственнице на своей. Приезжает в 2–3 часа ночи…

Леонид Ольшанский: Так…

Зритель: Где он работает, черт его знает, где-то магазин у него или кафе…

Тамара Шорникова: Слушайте, ну график и семейное положение – это личное дело человека.

Леонид Ольшанский: Так, дальше. И что же он делает? Ходит, дверью…

Зритель: Неоднократно обращались в полицию, полиция приезжает, говорит: «Вы сами им мешаете. Мы сейчас вас вывезем, и весь разговор».

Тамара Шорникова: А с чем обращались?

Зритель: Неоднократно писали… Алло?

Иван Князев: Да-да, слушаем вас.

Зритель: Неоднократно писали в прокуратуру, в прокуратуре заявления наши неоднократно пропадали, вот и весь разговор с нашей полицией и все. Никому мы не нужны! Мы пенсионеры с женой, ветеран труда и ветеран Вооруженных сил, просто плюют на нас!

Леонид Ольшанский: Ага.

Тамара Шорникова: Анатолий, молодой человек что делает? Громко слушает музыку?

Леонид Ольшанский: Что ночью делает?

Зритель: А что он делает? Он стучит, он типа топором там или молотком, стругает и так далее, и так далее, и тому подобное, понимаете?

Тамара Шорникова: А, понятно.

Иван Князев: Ну вот теперь у вас будет абсолютно законное право на него пожаловаться.

Леонид Ольшанский: Ну, я еще могу сказать: колоссальное значение, не подумайте, что я делаю рекламу адвокатскому корпусу, имеет, как написано заявление. Граница сотые доли миллиметра, в гражданское дело, административное или уголовное. Надо писать заявление, лучше печатать на компьютере, регистрировать его в дежурной части, получать талон-уведомление. Вот эта вся канцелярия входящая и исходящая имеет колоссальное значение.

Тамара Шорникова: Смотрите, сначала быстренько по SMS пройдемся.

Леонид Ольшанский: Ага.

Тамара Шорникова: Волгоградская область: «Частный двухквартирный дом, у соседей практически под моим окном овчарка лает так, что боже мой. Есть ли тут какое-то правило содержания?» – об этом поговорим чуть попозже. Очень шумные соседи в Саратове. Псковская область: «Музыка бомбит с трех сторон, особенно за стеной».

Иван Князев: Вологда туда же: «Наши соседи – это эпицентр шума, наглости и хамства. Взрослые дяди и тети, которые не уважают никого вокруг, слушают музыку целыми днями».

Тамара Шорникова: И расширим географию, у нас есть видеоматериал, мы телезрителей спросили: «У вас шумные соседи? Если да, как с этим боретесь?» Вот какие ответы получили.

ОПРОС

Тамара Шорникова: В комментариях, значит, прочитала, в перечень шумных деяний входят музыка, пение, крики, громкий звук телевизора, строительные работы. А вот тот самый лай собак, про который в SMS писали и говорили…

Леонид Ольшанский: Тяжелый случай, тяжелый случай. Но я хочу вот что вспомнить. Вот в Республике Крым, которая теперь, как мы все знаем, Россия, очень многие города (Алушта, Гурзуф), советы депутатов местные приняли решение, что с 1 мая по 31 сентября курортный сезон, и поэтому категорически вообще запрещается ремонт, долбить, что-то делать, гвозди бить, вообще отдыхающим ничего не должно мешать.

Иван Князев: Ну это курортный сезон, а в других городах как быть?

Леонид Ольшанский: Да-да. Поэтому теперь я хочу предостеречь: если орет музыка и времени 2–3 ночи, одному идти крайне опасно, могут выскочить вдвоем-втроем и так избить, и потом черт… Теперь смотрите, мы следователи, вы-то пришли ко входу пускай в их квартиру, не они к вам, ситуация такая, тяжелая. Поэтому одному лучше не ходить, дружить, соседей искать по лестничной клетке, этаж ниже, этаж выше, два выше, два ниже, но как-то надо консолидироваться.

Тамара Шорникова: Ну или с сотрудниками уже идти под руку.

Леонид Ольшанский: Нет, делим вопрос. Первое: они едут не одну минуту, значит, нужно выиграть время, грамотно сказать. «02», слушаю вас, сержант Синицына, 175-й порядковый номер». – «Девушка, моя квартира 25, мой этаж четвертый, подо мной квартира 23, этаж третий. У них драка, крик, шум, такие хлопки, я не специалист, похоже на стрельбу». Не забывайте, что любой разговор с органом внутренних дел пишется автоматически на магнитофон. «Мне кажется, сейчас грохот, я подошел к дверям, мне сказали, что меня убьют». Грамотно сказать надо. Если сказать девушке «я ветеран труда, там шум», скорее всего, не приедут.

Иван Князев: Не сработает.

Тамара Шорникова: А почему надо врать-то? Ну если есть определенный закон, если есть режим тишины, если громко орет музыка, зачем выдумывать про убийство?

Леонид Ольшанский: Громко орет музыка. Теперь еще раз в защиту работников милиции. Москва, столица великой родины, в райотделе милиции-полиции два экипажа, а звонки, если мы с вами сядем в дежурную часть, несколько телефонов не смолкают, просто не смолкают. «Что, драка у магазина? – 17-й, выезжайте к магазину». Он должен дифференцировать звонки. Поэтому если просто шумно, экипаж приедет через полчаса.

Иван Князев: Ну понятно, да.

Давайте телезрителей послушаем, Ольга у нас на связи, Саратовская область. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Да-да.

Иван Князев: Слушаем вас. У вас что происходит?

Зритель: Да, здравствуйте. И вот по поводу опять вызова полиции. Вот в этот же понедельник, 18-го числа, мой сосед, который живет ниже этажом, опять устроил очередную пьянку с этой громкой музыкой, там человек 6. Я хочу сказать, это не совсем молодые люди, это 30–35 лет. Выходит на крышу здесь кафе, это все крики и все. Я вызывала полицию с половины двенадцатого ночи до половины четвертого утра, никто не приехал, вызовы они принимают.

Леонид Ольшанский: А вы звоните, уважаемая, «02» или напрямую в райотдел?

Зритель: «102», как положено.

Леонид Ольшанский: Так.

Зритель: Я понимаю, они загружены, да, я понимаю, что у них мало патрульных машин. Но это же, вы понимаете, это невыносимо просто! У меня после инсульта человек…

Леонид Ольшанский: Да, я понял.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам, Ольга.

Леонид Ольшанский: Так, еще даю подсказку: надо звонить с разных телефонов, разные голоса – помоложе, постарше, мужчина, женщина. Она же спрашивает: «Ваша фамилия?» – «Иванов». А следующая женщина: «Ваша фамилия?» – «Петрова Татьяна Ивановна». – «А вы живете где?»

Иван Князев: «В соседней квартире».

Леонид Ольшанский: Если вы ниже живете, она живет выше этой квартиры. А третья: «Я живу вообще в соседнем подъезде, но мы уже все собрались у этой квартиры, тут безобразие». Вам нужно группу создать, чтобы 3–4 человека звонили с разных телефонов и официально говорили свою фамилию и свой адрес, тогда приедут.

Тамара Шорникова: Ну вот, кстати, пока далеко просто не ушли, про те самые два экипажа, которые всего лишь есть на всю большую Москву. Штрафы введут, звонков станет больше.

Иван Князев: Конечно.

Тамара Шорникова: Потому что сейчас многие терпят…

Иван Князев: На другие преступления, мне кажется, времени не останется, правильно ведь?

Тамара Шорникова: Но экипажей-то больше не станет?

Леонид Ольшанский: Подождите, не все сказал. Кроме двух экипажей, в которых работают работники полиции этого райотдела, есть преданные силы, то, что раньше называлось вневедомственной охраной, теперь Росгвардия.

Иван Князев: А-а-а, вот оно что.

Леонид Ольшанский: Дежурный может потянуть это. Следующий вопрос: а вот если крупная драка, что делает дежурный по округу? Он с соседних районов на помощь посылает экипажи. Значит, надо беспрерывно звонить: «Девушка, продолжается шум». Если сильно «бомбить» «02», она переадресует звонок; если это область какая-то, то в райотдел, он подтянет какой-то из поселкового отделения, что-то подтянут, может быть, один сотрудник и два дружинника приедут. А, дружину создавайте, повязку себе цепляйте и отключайте им свет.

Иван Князев: Леонид Дмитриевич, знаете, что меня в этой инициативе смущает? То, что там про уровень шума ничего не говорится, фактически говорится, что может быть любой. Ну вот хорошо, да, если кто-то действительно, пьяная компания внизу или вверху гуляет, хорошо, а если молодая чета и у них, извините, медовый месяц, они громко ночью что-то делают, понимаете, деликатный вопрос.

Леонид Ольшанский: Отвечаю, отвечаю. Значит, наверняка будет заключение того, что мы раньше звали санэпидстанцией, а теперь называется Роспотребнадзор, и они скажут, сколько децибел этих самых допустимо.

Иван Князев: Ну и что, каждый раз будут приезжать? Просто, понимаете, абсурдные ситуации могут быть.

Леонид Ольшанский: Еще раз: у нас кодекс различный что гласит? Что сотрудник полиции, судья, прокурор, следователь оценивает факты по своему внутреннему убеждению. Конечно, если там болонка мелкая делает тяф-тяф-тяф-тяф-тяф, они уедут, а если там грохот дух-дух-дух-дух, буги-вуги, то, конечно, они помогут. И еще раз: должно быть как можно больше людей, и лучше с ветеранскими удостоверениями. «Безобразие! Время 2 часа ночи! Я воевал! А я народный артист!» – и прочее. Кстати, в деревнях этой проблемы нет, потому что далеко друг от друга находятся избушки, деревья, лес поглощает шум, это в основном беда городов.

Иван Князев: Да, и беда еще соседей, которые жалуются. Понимаете, в каждом подъезде есть, наверное, какая-нибудь бабушка, которая жалуется…

Тамара Шорникова: Профессиональный жалобщик.

Иван Князев: …да, на все подряд, которую все не устраивает, которую собака не устраивает, которая, если ты чихнешь за стенкой, ее это тоже будет не устраивать. Вот такие люди просто завалят нашу полицию.

Тамара Шорникова: А они дозваниваются как раз.

Иван Князев: И они дозваниваются.

Леонид Ольшанский: Нет, значит, любое заявление, еще Ельцин указ, любое, даже бабушка 85 лет хочет в отряд космонавтов, нельзя сказать «вы шутите», нужно заявление принять, зарегистрировать и ответить.

Иван Князев: Нет, это понятно, просто сейчас на вооружение этот закон возьмут не те люди, которым действительно мешает, а те, которым просто заняться нечем.

Леонид Ольшанский: Ну…

Иван Князев: И вот мы с вами тоже от этого пострадаем.

Леонид Ольшанский: Минуточку, у нас по более крупному вопросу следственный отдел: «Прошу возбудить уголовное дело, половина заявлений отказывают, не видят оснований». Мое мнение как человека, который помогает людям, – этот закон пусть будет. И опять-таки если кто-то считает, что к нему неправильно штраф дали, да, пусть жалуется. Ведь штраф же не просто дается, бух! – штраф же не пуля.

Иван Князев: А вот давайте послушаем, у нас есть, как мне подсказывают, такой зритель, на которую жалуются, это Юлия, Московская область. Юлия, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Мы не ошиблись?

Зритель: Нет, не ошиблись.

Тамара Шорникова: В чем обвиняют?

Зритель: Добрый вечер. Я бы вот хотела рассказать такую историю. Наши соседи ниже этажом постоянно на нас жалуются, что мы громко ходим, громко говорим, то есть они слышат все наши разговоры. Это происходит и утром, и в обед, и вечером. Они нам регулярно стучат по батарее. Даже если музыка этажом выше, они считают, что это у нас. Вызывают на нас милицию, милиция приезжает, не слышит никаких громких звуков и уезжает. Что мы должны в этом случае делать?

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Да, понятно, спасибо. Ну это к тому, что я говорил.

Леонид Ольшанский: С этой бабушкой нужно проводить политработу, нужно ее как можно чаще затаскивать в свою квартиру и говорить…

Иван Князев: Брать на перевоспитание?

Леонид Ольшанский: Как в кинокомедии: «Сличайте, сличайте, я и Гималайский, сличайте», – что это не мы, это вот те наверху. Это крест дома, подъезда, такие люди. Но эта же бабушка будет вашим союзником, если компания будет сидеть, и кричать, и на гитаре тренькать теплым летним вечером. Эту бабушку нужно сделать…

Иван Князев: Вот тогда ее на передовую можно будет, да.

Леонид Ольшанский: Ее нужно союзником сделать, наблюдателем на выборах, ее чем-то нужно занять, в президиум Совета ветеранов, ее занять нужно, ее никуда ты не денешь.

Иван Князев: И вот смотрите, еще вот хотелось бы ваше мнение узнать, Саратовская область нам пишет: «Чаще всего соседи не виноваты, просто шумоизоляция у нас в домах такая, никуда не годится».

Тамара Шорникова: Дома картонные.

Иван Князев: Да. Вот ваше мнение по этому поводу?

Леонид Ольшанский: Разные дома, и, к сожалению, новые русские, когда делают ремонт, изымают, снимают паркет, под паркетом доски, и чтобы выгадать высоту потолка, они вот эту изоляцию, которую составляют доски и опилки, изымают, но это уже отдельная тема. Но если люди хотят друг другу помочь, они сделают изоляцию, но это деньги, мебель выносить, это же целое дело. Но сейчас промышленность так развита, что можно сделать космический корабль из квартиры и ничего не будет слышно.

Тамара Шорникова: Ну а слышно ли у наших телезрителей соседей? Мы вас спрашивали: «У вас шумные соседи?» Вот итоги нашего SMS-опроса: «да» 66%, «нет» 34%.

Иван Князев: Ну вот да, такая тема была, друзья. Если действительно шумят, будет у вас возможность жаловаться.

Тамара Шорникова: Теперь знаете алгоритмы.

Иван Князев: Да. А если есть возможность договориться и просто по-человечески поговорить с соседями, наверное, лучше этим воспользоваться. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: В нашей студии на вопросы отвечал Леонид Ольшанский, почетный адвокат России, лауреат премии «За права человека». Леонид Дмитриевич, спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо.

Леонид Ольшанский: Пожалуйста.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Арсен
Сначала нужно сделать избираемых судей и народную милицию, а не кормить адвокатов и благотворительные фонды. Волк зайцу не советчик.
Лариса
пишите исковое заявление на отсутствие гидро и шумоизоляции у соседа с верху , требуйте устранить в месячный срок нарушения Снип , включите в требование пункт решения с помощью судебных приставов вашей строительной компанией , с компенсацией ваших расходов.